Элиэзер Рабинович: Историческая ложь. Выставка «Иерусалим 1000–1400»

 457 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Выставка служит интеллектуальной лакировкой к движению определить Иерусалим как всё, что угодно, но не еврейское образование, с целью подорвать суверенитет Израиля. Ещё более агрессивный подход продемонстрирован ЮНЕСКО во время голосования, направленного на определение Иерусалима как международного города.

Историческая ложь

Выставка «Иерусалим 1000–1400, Все люди под одним небом живут»
в Метрополитен Музее в Нью-Йорке

Элиэзер М. Рабинович

Комментарий и перевод статьи Виктории Гарднер Коатс

Выставка под таким названием открылась в Нью-Йорке в конце сентября. Мы с женой пошли на неё, полные предубеждения. Во-первых, тот день, четверг 13 октября, случайно совпал с днём, когда ЮНЕСКО приняло нелепую антиизраильскую резолюцию в отношении святых мест в Иерусалиме, так что мы были склонны рассматривать выставку как иллюстрацию и подтверждение резолюции. Далее, Wall Street Journal опубликовал 9 октября критическую статью Виктории Гарднер Коатс, перевод которой с моими комментариями идёт ниже. Одна из наших друзей, с мнением которой мы считаемся, была на выставке раньше нас и сказала, что хотя эстетически выставка великолепна, она маскирует еврейское присутствие в городе. Она полностью согласилась с мнением г-жи Гарднер Коатс. Объявление в начале выставки, что некое кувейтское агентство было одним из многочисленных спонсоров, не прибавило нам уверенности в объективности.

Выставка оказалась лучше, чем мы ожидали, потому что число еврейских предметов велико, и целый зал посвящён «отсутствующему Храму», о котором интересно рассказывает на мониторе писатель Руби Нэмдар. Многие христианские рукописные библии были открыты на странице с прекрасно выписанными еврейскими семисвечниками. Наиболее интересным мне показалась, привезённая из Оксфорда толстая рукописная книга Рамбама (Маймонида), которая написана на «иудео-арабском» — на арабском, но ивритскими буквами. Мы никуда не можем деться от несомненного факта, что арабский был в то время языком культуры, и Рамбам в то время писал на этом языке, но ивритским алфавитом. Книга раскрыта на плане Храмовой горы и Храма, сделанном Рамбамом. Слова на плане на иврите легко читаются (см. фото): «кодеш гакодешим — святая святых», также и направление плана наверху — «маарав — запад».

План Храма из рукописи Рамбама (Маймонида)

Выставка могла только случайно совпасть по времени с решением ЮНЕСКО, потому что такие выставки готовятся не меньше года, а решение ЮНЕСКО вряд ли готовилось дольше нескольких недель.

Тем не менее, дальнейшее размышления, просмотр материалов выставки на вебсайте музея убедили нас в правоте критики.

Вместо написания самостоятельной статьи, я решил перевести статью г-жи Виктории Гарднер Коатс (Victoria C. Gardner Coates), снабдив её моими комментариями.

Г-жа Гарднер Коатс — историк искусства и автор книги «Праща Давида: История демократии в десяти произведениях искусства» (2016). Она была советником по вопросам безопасности Теда Круза в его президентской компании в этом году. Ниже следует перевод обычным шрифтом, который прерывается моими комментариями курсивом, с отступом слева, как этот абзац. Итак, название статьи:

Переписывая историю Иерусалима
Для ЮНЕСКО и Музея искусства Метрополитен столица Израиля есть что угодно, но только не еврейский город

В Париже исполнительный комитет ЮНЕСКО, организации ООН, задачей которой является забота об образовании, науке и культуре, голосует резолюции об “оккупированной” Палестине, в попытке определить столицу Израиля как наднациональный город, на который мусульмане, христиане и евреи имеют одинаковое право.

Возможно, неслучайно, что выставка, в настоящее время открытая в Метрополитен музее искусства в Нью-Йорке ведёт к тому же выводу. Для пользы самого Иерусалима, оба события должны быть разоблачены как попытки исторического ревизионизма, коими они и являются.

В ходе истории Иерусалим был довольно важным местом на земле и магнитом для людей разных верований — сначала для евреев, затем для христиан и затем для мусульман, и в течение тысячелетий он стал местом высочайшей культуры. Выставка «Иерусалим 1000–1400: Все люди под одним небом живут» подчёркивает эту идею. На выставке показаны великолепные предметы, сделанные в средневековом городе или около него, которые продолжают восхищать современного эстета. Это исключительное достижение кураторов, которым пришлось приложить большие дипломатические усилия, чтобы получить в долг столько хрупких невоспроизводимых предметов.

Это не совсем так. Большинство выставленных предметов не сделаны в городе или в его окрестностях. Я на вебсайте наугад насчитал из 20 предметов только восемь, сделанных на территории того, что сейчас называется Палестиной, причём только один предмет предположительно был сделан в Иерусалиме.

Но в этой элегантно сделанной выставке видна очевидная проблема. В её центре — вопрос об идентификации Иерусалима, тема столь же острая сегодня как тысячелетие назад, что и следует из резолюции ЮНЕСКО. Предпосылка выставки, как видно из её заголовка, такова, что в средневековье роли всех участников жизни города были равны, и его обитатели были одинаково представлены их участием в этой уникальной общине.

Это толкование косвенно проецируется и в современный Иерусалим, поскольку фотографии современного города показаны на стенах вместе с объяснительными текстами. Посетителя подталкивают к идее, что если бы только приверженцы трёх главных религий — христианства, иудаизма и ислама — смогли увидеть себя гражданами Иерусалима, города, который перешагивает через национальные границы, утопия была бы осуществлена. Организаторы тщательно перемешивают порядок экспонатов всех трёх религий, как указано в письменных материалах, чтобы избежать видимости предпочтения.

Нелёгкий контекст подзаголовка «Все люди под одним небом живут» состоит в том, что на самом деле в выбранный для выставки период в Иерусалиме полностью доминировали последовательно христиане и мусульмане. Эти четыре века относились к одному из периодов наименьшего еврейского присутствия в истории Иерусалима, начиная с резни евреев крестоносцами в 1099 г., после которой их численность упала до порядка двухсот человек. Завоевание мамлюками в 1260-м слегка улучшило условия, но значительного увеличения еврейского населения не произошло до 18-го века.

Рамбан (Нахманид) посетивший город в 1267 г, нашёл в нем всего две еврейских семьи. Он остался в городе и способствовал некоторому увеличению общины, но и через 200 лет — в 1471 г. — там было не более 250 семей (Wikipedia, Demographic history of Jerusalem).

Известный еврейский историк 19-го века Генрих Грец писал o периоде с 1328 до 1350 гг., что хотя египетский султан Нассир Магомет не препятствовал еврейской иммиграции и активности в Святой земле, тамошняя еврейская община «была не более центром для рассеянной еврейской расы, чем она была за многие годы перед тем. Она не произвела ни одного оригинального лидера любого типа и жила крохами культуры, привнесённой евреями Европы… Святая земля не дала ни одного Талмудического авторитета, который стал бы широко известен, а для серьёзного раввинского образования она зависела от Европы» (H. Graetz, History of the Jews, vol. IV, p. 75, Philadelphia, 1894, мой перевод)

Выбор произвольного 400-летнего периода позднего средневековья из четырёх тысячелетий истории города мне не кажется высоким профессионализмом. Я думаю, что этот выбор вызван предубеждением в политических целях.

Этот факт очевиден из состава предметов на выставке. Еврейские предметы в основном представлены в виде книг и украшений, а еврейские темы — тоской по «отсутствующему» храму Соломона, тоской, которая показана как некий причудливый анахронизм, а не выражение стойкой еврейской духовной привязанности к городу. Евреи, рассказывают нам, молились за пределами стен города. Иногда еврейское имя появляется в описании тех или иных христианских или мусульманских предметов, как, например, когда некая «Стелла» как будто объявила, что Купол на Скале и Мечеть Ал-Акса «светлы и чисты как сами небеса», т.е. как бы давая еврейскую печать одобрения зданиям, построенным на Храмовой горе. Из этого свидетельства посетители могут вопросить, почему мы все не можем продолжать жить сегодня так, как мы, по-видимому, жили в 1000-1400 гг.?

И это то, где выставка «Все люди под одним небом живут» позволяет использовать её благородные цели в качестве пешек на службе современной политической цели делигитимации Израиля. Средневековый Иерусалим отнюдь не был столь гармоничным, мултикультурным плавильным котлом, который вдохновлял великое искусство. На самом деле это поразительно, что такое искусство вообще было сделано в условиях беспрерывного насилия и религиозной нетерпимости того периода.

См. моё замечание выше — на самом деле таких предметов почти и нет на выставке.

Это совершено иначе в Иерусалиме сегодняшнего дня, в котором как в столице Израиля проживает еврейское большинство, но, и это примечательно, также растущее число христиан и мусульман. Конечно, есть трудности в этой динамике, но они совершенно несопоставимы с жизнью Иерусалима в Средние века.

В конечном счёте, выставка «Все люди под одним небом живут» служит интеллектуальной лакировкой к движению определить Иерусалим как всё, что угодно, но не еврейское образование, с целью подорвать суверенитет Израиля. Ещё более агрессивный подход продемонстрирован ЮНЕСКО во время голосования, направленного на определение Иерусалима как международного города с универсальным, а не национальным характером.

Оба усилия одинаково ложны. Изображение прошлого таким, каким мы хотели бы видеть настоящее, — не является практическим решением для Иерусалима или любой другой проблемы. Более продуктивно было бы использовать больное прошлое средневекового Иерусалима как урок, вместо того, чтобы подвергать историю ревизии. Подлинный прогресс для города может быть реализован только, если мы не будем убегать от нашей подлинной реальности, хорошей и плохой, в которой Иерусалим — столица Израиля.

Конец перевода.

Добавить нечего, разве что сказать в заключение, что мы грустим по времени продолжительностью в 30 лет, когда во главе Музея стоял блистательный Филипп де Монтебелло. Мне почему-то кажется, что при нем выставка носила бы другой характер.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Элиэзер Рабинович: Историческая ложь. Выставка «Иерусалим 1000–1400»»

  1. Элиэзер! Вашу публикацию я целиком поддерживаю. Но есть один нюанс. У нас в СМИ говорят и пишут лишь только о том, что в резолюции и Храмовая гора, и Западная стена (Стена плача) обозначены только арабскими названиями. А это фактическое отрицание еврейского присутствия в Иерусалиме. Вы же пишете, что в резолюции говорится о городе трех религий. Так где же правда?

    1. Михаил
      Элиэзер! Вашу публикацию я целиком поддерживаю. Но есть один нюанс. У нас в СМИ говорят и пишут лишь только о том, что в резолюции и Храмовая гора, и Западная стена (Стена плача) обозначены только арабскими названиями. А это фактическое отрицание еврейского присутствия в Иерусалиме. Вы же пишете, что в резолюции говорится о городе трех религий. Так где же правда?

      Спасибо, Михаил. Да, правда, что названия только арабские. О городе трех религий пишет автор переведённой мной статьи, но и это правда. Вот Вам перевод начала проекта резолюции:

      Read more: http://www.haaretz.com/israel-news/1.747982

      Документ 25, ОККУПИРОВАННАЯ ПАЛЕСТИНА
      ПРОЕКТ РЕШЕНИЯ
      Представлен Алжиром, Египтом, Ливаном, Марокко, Оманом, Катаром и Суданом.
      Исполнительный комитет,
      1. Ознакомившись с документом 200 ЕХ/25,
      2. Принимая во внимание положения четырёх Женевских конвенций (1949) и их дополнительных протоколов (1977), Гаагскую конвенцию 1907 г. о наземной войне, Гаагскую конвенцию о защите культурной собственности в случае вооружённого конфликта (1954) и её дополнительных протоколов, Конвенции о способах запрета и предотвращения незаконного импорта, экспорта и передачи права собственности предметов культуры (1972), включение Старого Города Иерусалима и его Стен по просьбе Иордании в Список мирового наследия (1981) и в Список мирового наследия, находящегося в опасности (1982), и рекомендации, резолюции и решения ЮНЕСКО о защите культурного наследия, а также резолюции и решения ЮНЕСКО относительно Иерусалима, также принимая во внимание предыдущие решения ЮНЕСКО относительно реконструкции и развитии Газы, а также решения ЮНЕСКО касательно двух палестинских мест в Ал-Халиле/Хевроне и в Бейт-Лехеме,
      3. Подтверждая важность Старого Города Иерусалима и его Стен для ТРЁХ МОНОТЕИСТИЧЕСКИХ РЕЛИГИЙ [большие буквы и жирный шрифт мои — Элиэзер], также подтверждая, что ничто в настоящем решении, цель которого, среди прочего, охрана культурного наследия Палестины и специфического характера Восточного Иерусалима, не должно ни в какой степени воздействовать на соответствующие резолюции Совета Безопасности и ООН и на решения о легальном статусе Палестины и Иерусалима,…

  2. Сейчас во многих источниках, в том числе и в Мастерской, публикуется большая серия статей на тему «насколько же ЮНЕСКО неправа, идя на поводу у «палестинцев» и не замечая в Иерусалиме евреев». Все израильские политики уже выступили, иностранные парламентарии уже подписали.
    А на чем основывается ЮНЕСКО, являющая своими антисемитскими и антиисторическими резолюциями, по сути, общепринятый сегодня взгляд (взгляды бывают общепринятыми вне зависимости от их правильности), не на реалиях ли самого Израиля?
    Мировое общественное мнение слышит из Израиля слаженный хор четырех голосов – именно хор, поющий одну мелодию.
    Во-первых, «интеллектуалы» и представители академии по общественным и гуманитарным наукам. Их много, но там настроенных проеврейски не встретить – слишком хорошие фильтры, отсекающие все еврейское, стоят как на входе в эту группу, так и на всех ступенях ее учебы и карьеры. Отсюда идут зарубеж многочисленные статьи на отличном английском и многочисленные выступления всех уровней на конференциях и встречах с политиками. И говорят-то профессора, ученные, не шпана.
    Во-вторых, израильские СМИ – там тоже ничего еврейского не наблюдается.
    В-третьих, тесно связанные с арабами и первыми двумя группами проявления израильской наоборот понятой демократии – всякие «Бецелем», «Шалом ахшав», «Шоврим штика», «Новый израильский фонд» – имя им легион, деньги у них – откровенно вражеские.
    И самое главное, в-четвертых, израильская государственная и судебная структуры, не то что забывшие, а и не знавшие (кроме внутриизраильских выступлений после очередного плевка мира нам в лицо) про связь евреев с Иерусалимом, с Храмовой Горой.
    О чем мы говорим, если в нашем Кнессете сидят демократически избранные арабские открытые враги Израиля, а «сионистская» партия МЕРЕЦ от них почти неотличима?
    Какая, к черту, святыня трех религий, когда еврея за поклон на Горе немедленно арестовывают, перед подъёмом на Гору обыскивают (чтобы что-то еврейское или сионистское не пронесли), кому можно и нельзя запрещают появляться в праздники в Иерусалиме, а арабы там молятся и делают, что хотят. И правительство этот отказ от наших Святынь поддерживает как непротивлением, так и работой своих силовых структур. Мы сами отказались от Горы!
    То есть, мы сами на уровне государства признаем абсолютное главенство арабов не только на Горе, но и в Иерусалиме, называя это демократией, равноправием и другими словами новояза.
    Врагов Израиля (арабов, Европу и других) в этом хоре можно не упоминать – они свою роль хорошо и честно отрабатывают.
    Так неча на зеркало (на ЮНЕСКО) пенять, коли рожа (само «наше» государство) кривая. С «рожи» и придется начинать исправление, а отнюдь не с «воспитания» ЮНЕСКО.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *