Виталий Аронзон: Самаркандский зигзаг

 251 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Одно изречение, приписываемое Тамерлану, особенно поразило: «Счастлив тот, кто Мир оставит раньше, чем Мир оставит его». Остальные достопримечательности Самарканда, после эмоционального рассказа о Тамерлане, как-то поблекли в памяти Ильи Михайловича, но мысль эмира о счастье никогда не забывалась.

Самаркандский зигзаг

Виталий Аронзон

Воспоминание о поездке в Самарканд периодически, но навязчиво заставляло Илью Михайловича задумываться о прожитой жизни и приближающемуся итогу. Он отчётливо сознавал, что неминуемый уход из жизни не за горами. К этим мыслям побуждал и внезапный уход из жизни узбекского диктатора, почти его ровесника, к тому же похороненного в Самарканде.

Поездка в Самарканд специально не планировалась, возникла спонтанно, когда Илья Михайлович был в командировке в Таджикистане, где занимался наладкой систем автоматики на недавно введенном в эксплуатацию металлургическом заводе вблизи Душанбе. Выяснилось, что проектные решения в некоторой части надо менять, а они требуют согласования с организацией-разработчиком в Ташкенте.

Лететь в Ташкент можно было напрямую или через Самарканд. Привлекал второй вариант, так как позволял провести сутки в древнем городе. Смущало лишь формальное нарушение — за счёт командировки удовлетворить своё любопытство. Колебание не было долгим, оно легко разрешилось — его непосредственный начальник, узнав о необходимости командировки Ильи Михайловича в Ташкент, решил присоединиться к нему и поддержал идею о самаркандском зигзаге.

Прилетели в Самарканд вечером, переночевали в заранее заказанной вполне современной гостинице, а утром заказали обзорную экскурсию по городу.

Площадь Регистан с тремя медресе: слева –Улугбека, справа — Шердор, прямо — Тилля Кари (фотография из Википедии)

Экскурсия оказалась не только интересной, но и поучительной. Выяснилось, что ни Илья Михайлович, ни его спутник ничего практически не знали про историю города кроме того, что есть в городе красивая площадь Регистан с тремя медресе, здесь в средние века жил и работал узбекский астроном Улугбек, внук знаменитого эмира Тамерлана. И конечно, знали про замечательный восточный базар, который надо обязательно посетить и попробовать чудесные самаркандские фрукты, виноград и лепёшки.

Самым удивительным и впечатляющим был рассказ о Тамерлане (умер в 1405 году), воине и правителе страны Маверннахар между Аму-Дарьёй и Сыр -Дарьёй со столицей в Самарканде, который покорил многие страны, дойдя до Индии на Востоке и разгромив Дели, разбив войска турецкого султана Баязета на Юге, напугав возможностью своего вторжения правителей Западной Европы, приблизился к территориям русских князей на Севере.

Для Ильи Михайловича было интересно узнать, что Тамерлан был сначала соратником эмира Тохтамыша из Золотой Орды, который через два года после Куликовской битвы осадил и сжёг Москву. Тамерлан также мог захватить Москву, но дойдя до Ельца повернул обратно и вернулся в Самарканд. Отказ Тамерлана взять Москву приписывают чуду — молебна иконе Владимирской Божьей Матери, которую доставили в Москву по велению князя Василия Дмитриевича, готовившего отразить армию Тамерлана.

Интересной оказалась и легенда о могиле Тамерлана, которую по преданию нельзя беспокоить, иначе начнётся страшная война. Будто бы внутри гробницы была надпись: «Всякий, кто нарушит мой покой в этой жизни или в следующей, будет подвергнут страданиям и погибнет». Так и произошло: после вскрытия саркофага Тамерлана в июне 1941 года началась война с Германией.

Как нам рассказала экскурсовод, оператор Каюмов, снимавший вскрытие могилы, добился в октябре 1942 года встречи с генералом Жуковым, рассказал ему о легенде и предложил вернуть прах Тамерлана обратно в усыпальницу. Когда прах вернули, произошёл перелом в Сталинградской битве.

Конечно, ни Илья Михайлович, ни его спутник не приняли всерьёз эти совпадения. Но одно изречение, приписываемое Тамерлану, особенно поразило: «Счастлив тот, кто Мир оставит раньше, чем Мир оставит его».

Остальные достопримечательности Самарканда, после эмоционального рассказа о Тамерлане, как-то поблекли в памяти Ильи Михайловича, но мысль эмира о счастье никогда не забывалась. Каждый уход из жизни родных и близких друзей сопоставлялся с оценкой Тамерлана.

Становилось всё более очевидным, что изречение — просто красивая сентенция, но её философское содержание имеет смысл только как пост-констатация факта.

Придя к такому заключению, Илья Михайлович с улыбкой встретил наступивший день и, с удовольствием вспоминая самаркандский зигзаг, решил, что счастлив.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Виталий Аронзон: Самаркандский зигзаг»

  1. В «Самаркандском зигзаге» Виталия Аронзона смысловая глубина не не в истории реальной давней поездки, но в отчётливом отражении времени и связи прошлого и настоящего. Также как и в рассказе «Три письма, или один день из жизни пенсионера»- «Прошлое, настоящее и будущее — приятное, весёлое и грустное…». В этих рассказах мудрая грусть и надежда, что прошлое даёт настоящему веру и способ жизни. И спасибо В. Аронзону за естественную простоту и ясность литературного языка.

  2. Мне было приятно прочитать произведение Виталия Аронзона, написанное, мне кажется, в новом для него жанре, — своеобразного краткого путевого очерка. Точная информативность, «вкусный» язык, некая почти басенная мораль придают очерку великолепные оттенки. Мне пришлось провести в Самарканле две недели в далекие 70-е годы, читая спецкурс в университете, и это усилило теплоту восприятия. Большое спасибо!

  3. Краткая, но весьма поучительная статья. Илья Михайлович может быть счастлив ещё и оттого, что в своём почтенном возрасте сумел сохранить живую память о кратком визите в жемчужину Узбекистана — Самарканд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *