Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

 740 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В итоге вся коронная фраза Бабеля «…папаша Крика, старый биндюжник, слывший между биндюжниками грубияном.» переведена, где более, где менее точно, но, тем не менее, а более, по дороге изначальный смысл утратился. И острая и запоминающаяся и уже крылатая фраза превратилась в простую манную кашу без крыльев…

Перечитывая Бабеля

18. Запах гари

Михаил Чабан

Продолжение. Начало

Обряд дарения

В каждой стране свои обряды и свои свадебные традиции, не всегда понятные и положительно воспринимаемые посторонними. Да и сам обряд дарения подарков жениху и невесте в разных странах называется по разному. И это опять подтвердили переводчики Бабеля.

Наиболее возможные обратные переводы их идей на Бабелевский русский язык показывают, что смысл какой-то есть, но вот если все это опять перевести обратно на английский — то что теперь получится.

Согласно словарям bestowal — это дар, награждение, подарок, но не обряд. Поэтому the bestowal of gifts (W и A) — это не обряд дарение, а скорее награждение подарками, что можно понимать как одно и то же, а можно и нет. Во всяком случае обряд тут и не ночевал.

Два других варианта (P и D) более приемлемы, поскольку и ceremony, и ritual можно трактовать как обряд. Я, лично, не возражаю.

Контрабас и скрипка

К концу свадьбы все уже устали и оркестр тоже. А там у них в оркевтре были только контрабас и скрипка. Они играли каждый сам по себе, что Бабель и описал выражением: не ладили друг с другом. Ну, вы себе представляете эту мелодию.

Что такое контрабас и как с ним бороться. Вообще-то контрабас по английски будет doublebass и больше никаких значений. А вот просто bass, как у ребят (P и D), это много чего, но не контрабас. Возможно в жаргоне, уличном или специфическом молодежном, или среди музыкантов, это и звучит, но здесь Бабелю было не до жаргона. Инструмент назван своим настоящим именем и фамилией. Так что нечего выдумывать.

Всем, а не только музыкальным детям, известно, что скрипка — это violin. И это однозначно. Но в английском языке есть еще одно толкование слова «скрипка». Это термин fiddle. Но оно несет отрицательный смысл в контексте других значений этого слова. Среди них такие как надувательство, торговля из-под полы, обман, махинации, зуд, щекотка. И все это fiddle. Под одним соусом со скрипкой. Так оно вам надо?! Вам не надо, а переводчику (W) и его редактору (A) вполне подошло.

Теперь возникает вопрос — а как же контрабас не ладил со скрипкой. Бабель не уточнил, он написал просто «не ладил» — и все. Но переводчики за него уточнили. Естественно, каждый сделал это по своему. А как же иначе!

Если сделать шаг назад в русский язык и при этом поверить двум переводчикам (W и A), то у этих инструментов было пересечение целей — cross purpose. Ну что-ж, бывает. Кто в лес, кто по дрова.

Товарищ (P) решил, что музыканты не просто не ладили с мелодией туша (они же просто больше ничего не играли) от усталости или «избытка» квалификации, но bas еще was clashing with — скандалил с violin, причем музыкальным образом. Они, по его мнению, конфликтовали, ударялись с грохотом друг о друга, стукались и производили шум, гул, звон. Вы спросите — откуда я это все узнал. Ответ простой — из словаря. Англо-русского. В интернете.

Последний — (D) приблизился к истине ближе всех. Слово tune как существительное означает мелодия, мотив, тон, напев. Поэтому если один был не в ладу с мелодией другого, то это уже ближе из всех трех вариантов к «не ладил». Но все-таки далеко от народа. Как декабристы.

Легкий запах

Когда что-то начинает гореть, то быстро распространяется запах горящего материала. И это первое, что мы часто замечаем. В быту. Тогда надо быстро искать источник запаха и немедленно принимать меры или быстро тикать с места происшествия. Во избежание ожогов и в целях личной безопасности.

А теперь за папашу Крика. Несмотря на то, что он уже хорошо выпил и хорошо закусил, этот папаша Крик первым унюхал запах дыма. О чем и немедленно заявил своему сыну. Но запах гари был «легкий». Ну вот только-только загорелось. Но запах уже тут как тут. Как это событие описать по английски. А посмотрим!

Вариантов у нас три и все взаимно перпендикулярны, каждые два используют одинаковые слова, не считая всеобщего горения — burning. Вот скажите — какая разница между smell и odor? Или между faint и gentle?

Можно вполне smell и odor принимать за одно и то же. Однако, если вникнуть в детали, то odor — это характеристика предмета, который пахнет, а smell это больше характеристика наших чувств, нашего обоняния. То есть smell и odor это одно и то же, но с разных сторон. Гарь имеет запах — odor, с одной стороны, а с другой — мы этот запах чувствуем — smell. Одно это и то же или нет? Смотря кому как.

Насчет слова «легкий», которое переводчики перевели как faint и gentle. Здесь опять-таки faint — это характеристика объекта или субъекта, а gentle — отношения к нему и к жизни. Объект (субъект) может быть слабым — faint , но мы питаем к нему нежные — gentle чувства. Но не наоборот. Потому что тогда — кто же мы такие!?

Кто же такой биндюжник
В самой фразе «папаша Крик, старый биндюжник» первый переводчик W.Morison вторую часть — «старый биндюжник» как-то пропустил. Его примеру последовал его редактор A.Yarmolinsky. Возможно пропустили потому, что глубоко задумались, что, впрочем, никогда не вредно. Поэтому тут и сравнивать нечего. Разве, что взять другое место, где они хором биндюжника обозвали drayman. Тот же термин применил и переводчик (D). И он даже попытался в примечании со звездочкой (* drayman: Babel uses the Ukrainian-Odessan word bindyuzhnik, rather than the standard Russian izvozchik) дать свои пояснения. А переводчик — (P), здесь применил слово carter.

Вот теперь возьмемся за самого биндюжника подробней. Ну, как вы его переведете на английский?! Биндюжник — это не кучер, не возчик, не извозчик, не ломовой извозчик, не водитель кобылы. Биндюжник в Одессе — это биндюжник и никто другой. Нет для него в Одессе другого слова. Нет и все!

Переводчики перевели «биндюжника» как drayman (W и D) и carter (P).

Но наиболее отличился товарищ A.Yarmolinsky, который обозвал простого одесского биндюжника тракдрайвером — . Какие там были в Одессе в те времена траки и какие ихние драйверы?! Биндюжник — бин-дюж-ник! Хорошо, что еще не назвал биндюжника космонавтом.

По словарю draymen — это ломовой извозчик, dray — подвода, телега, dray horse — лошадь, запряженная в телегу, а drayhorse — ломовая лошадь. Второй термин carter означает возчик, ломовой извозчик. К сожалению, слово «биндюжник» на английском языке не имеет аналога. Не переводится оно.

Вы тогда скажите — подумаешь, какая разница между ломовым извозчиком и биндюжником? Разница для одессита в том, что теряется смысл. Никто в Одессе биндюжников не называл ломовыми извозчикоми. Никто! В Одессе ломовых извозчиков не было. Были биндюжники. А биндюжник есть биндюжник, и не больше, и не меньше!

В Одессе обычные люди, которые одесситы, просто не поняли бы о чем речь — кто такой ломовой извозчик? Что случилось? Куда бежать? Извозчик, пусть даже и ломовой — широко применимое, литературное, но совершенно не одесское слово-выражение. А вот биндюжник, так это — да! А Бабель-таки одесский писатель. Правда международного уровня.

Точно также в остальной России не поймут, если вы обзовете извозчика биндюжником. Извозчик может сильно обидеться. Биндюжник в Одессе есть биндюжник, это такая профессия и все, что с ней связанное. У них был свой круг общения, свой язык, своя работа, своя культура (кто-то может даже сказать — свое бескультурье).

Биндюжники — это был характерный одесский рабочий класс. Весь день на воздухе, весь день при лошадях и весь день в тяжелом физическом труде. А тут еще лошадь обиходь, напои, накорми. И так с раннего утра и до позднего вечера. Работали они обычно в одесском порту, перевозили на своих подводах большие грузы.

Они работали без грузчиков, сами свои подводы нагружали, разгружали. Это были крупные, сильные мужики, слабым там нечего было делать. Громкоголосые, с крутым, вспыльчивым «ндравом», всегда загорелые до черноты, обветренные. Они могли драться оглоблями. Попробуйте поднять ту оглоблю. Вдвоем! Ругались они — лучше некуда или хуже некуда, смотря откуда смотреть. Справиться с ними могли только знаменитые одесские базарные торговки. Вот их словесный потоп никакой плотиной остановить было невозможно. Даже биндюжники сдавались. Правда с улыбкой.

Помните, как это похоже звучало в опере «Запорожец за Дунаем», когда Одарка и ее муж Иван Карась пели вместе и одновременно и друг на друга:

— Гей, Одарко, годi буде, перестань бо вже кричать!
— Нi, нехай же чують люди, нi, не буду я мовчать!

Когда биндюжник на своей телеге с металлическими ободьями ехал по брусчатой каменной мостовой одессих улиц, его было слышно издалека. Да еще лошадь цокала кованными копытами по камням. Он проезжал мимо в шуме и пыли, гордо восседая на своем облучке, держа в руках вожжи. Попробуй, отними или хотя бы тронь!

Кстати, лошадь, как вы понимаете, живое существо и ей надо сходить, будем говорить, и «по-маленькому», и «по-большому». Лошадиных туалетов тогда еще не придумали. Их и сейчас в Одессе нет. Лошадь — животное простое, без затей. Когда лошади надо, тогда это и происходит. И «оно» там спокойненько посреди мостовой лежит и пахнет. Потом сопредельные дворники с пеной и матом из рта выясняют в чьей юрисдикции это самое находится. А «оно» уже растоптано и рассыпано по всей улице. Такова жизнь.

Так что если вам в Одессе говорили «биндюжник», то вы точно знали, что это такое и с чем это едят. Это был специфический одесский колорит, который свойственен только Одессе и которого конечно же нет в понятии «ломовой извозчик». Ломовыой извозчик и биндюжник как раз и есть две большие одесские разницы.

Слывший между биндюжниками грубияном

В этой фразе заключен один из языковых шедевров Бабеля. Кто такой биндюжник — это всем понятно, это уже по определению грубиян. Они все были грубиянами. Но быть, слыть грубияном среди грубиянов — это уже надо было заслужить долгой и беспорочной службой. Это уже был грубиян более высокой, превосходной степени. Сильно превосходной. Слыть в Одессе грубияном среди биндюжников — здесь уже дальше просто некуда и сравнить уже совершенно не с чем. Самый высочайший пик. Ну, как, например, Генеральный секретарь ЦК КПСС. Все, выше уже некуда. Ниже, кстати, тоже.

В Одессе выражение Бабеля «грубиян среди биндюжников» стало крылатым. На какое-то грубое замечание можно было ответить с вопросительной интонацией: «Ты что, грубиян среди биндюжников!?» И грубиян вполне мог прийти в себя. А мог и наоборот.

Но, по логике вещей, что ему было сказать? Ответ на такой вопрос даже Бабель не предусмотрел. Ну, а если кого-то из знакомых в разговоре называли «грубияном среди биндюжников», то и на самом деле это был редкостный хам. Правда в партийных характеристиках эта фраза почему-то не употреблялась. А зря.

«Слывший между биндюжников грубияном» — такое надо же было придумать! Но на то Бабель и есть Бабель. Ну и как же перевели этого грубиана в квадрате, а то и в кубе, на английский язык. так посмотрите сами.

Возьмем простое слово «слывший». И посмотрим на усилия переводчиков в этом деле.

Понятие famed, famous, вообще-то несет положительную нагрузку — знаменитый, известный, прославленный, отменный. Это все значения этого понятия. Поэтому фраза famedas a bully немного не звучит, хотя и, повидимому, допустима. Known — это просто, это — известный, а had a reputation — имел репутацию. Но Бабель выбрал из всех аналогов одно определенное слово — «слывший». Все-таки. Оно гораздо более подходит для данной ситуации. Сказал — и в точку! И фраза звучит. А все остальное — garbage.

Насчет грубияна тоже мнения у людей разошлись.

В английском языке термином bully (W и A), обозначают задиру, забияку; хвастуна, хулигана, драчуна. Здесь в Америках его обычно применяют к школьникам, обижающим младших. (Кстати, очень часто это все для самих bully очень плохо кончается. Законы здесь работают.)

Значения понятия ruffian (P) — хулиган, головорез, бандит, буян. Биндюжники не были бандитами, убийцами, хулиганами в обычном уголовном смысле этих слов. Тем более они не были убийцами ни в каком смысле. Они были законопослушными гражданами (в определенных ими самими пределах) и никто из них не сидел в тюрьме. Но, главное то, что они были работягами и большими работягами. Они работали в грубых и тяжелых условиях, тяжким трудом зарабатывая себе на жизнь. Да, они были грубыми людьми, но не хулиганами, которые специально ходят по улицам и ищут на свою … скажем, низ спины, приключений. О них скорее можно сказать, что они были crude fellow (D) — грубыми парнями, грубиянами.

В итоге вся коронная фраза Бабеля «…папаша Крика, старый биндюжник, слывший между биндюжниками грубияном.» переведена, где более, где менее точно, но, тем не менее, а более, по дороге изначальный смысл утратился. И острая и запоминающаяся и уже крылатая фраза превратилась в простую манную кашу без крыльев. А какие у манной каши могут быть крылья или хотя бы перья.

Мине сдается

Как вы думаете, почему Бабель применял такие неграмотные формы как «Мине» вместо литературно всесторонне одобренного «Мне»?. Вопрос можно было и не задавать, так как ответ прямо перед нами висит на ниточке. Потому что так разговаривали в Одессе. Но вот вопрос на засыпку. А почему так разговаривали в Одессе? Вы можете сказать, что они там и тогда были все такие неграмотные. И Бабель тоже?! Но истина лежит поглубже.

Это был такой одесский язык, который можно назвать и жаргоном. И они говорили рационально и грамотно, но с их точки зрения. И с точки зрения одесского жаргона. А теперь просто сравните две фразы, отличающиеся только одной буквой: Мине сдается — Мне сдается.

Вы чувствуете, как фраза: «Мине сдается» идет плавно и как она же звучит резко, когда вы говорите: «Мне сдается». Слово «мне» жесткое, своевольное и самолюбимое. «Дай мне!» «Мое!» Так и звучит угроза. А вот «мине» гораздо мягче, миролюбивее. Однако, если, к примеру, вы в классном сочинении напишете вместо «мне» «мине», то училка русачка с восторгом и красными чернилами изобразит вам в вашей же тетради бой под Полтавой. Но вы не обижайтесь, она точно также сделала бы и Бабелю.

И еще вопрос — а как же и все-таки перевести на английский это знаменитое «мине»? А никак! Никак не переведете. Нет там у них такого гаечного ключа под этот размер. У нас это богатое по содержанию «мине», а у них только «ай», «ай», «ай», «ай» (I, I, I, I).

Пойдем дальше. Если вы не знаете, что значит это слово «сдаваться» и пойдете сдаваться в словари, то там вам легко разъяснят, что «сдаваться» это по ихнему будет surrender, если вы сами, лично, идете сдаваться в плен на милость победителя. Или rent, если вы будете сдавать свою квартиру. Но Мендель крик, отец Бени Крика, никуда сдаваться не собирался. Он сказал «мне сдается» в смысле «мне кажется» — it seems.

Но все переводчики дружно и хором решили применить форму I think. А почему нельзя, если можно. Можно-то можно, но в чем тогда смысл. Мне кажется — и я думаю. Одинаковое это или разное. Откуда смотреть. Одно дело — вы думаете, думаете, думаете, упорно думаете и что-то там такое интересное придумаете.

А совсем другое, когда вам сдается, кажется. Правда и здесь вы тоже думаете, хотя и не объязательно, или, по крайней мере, не о том, что надо. Но как долго и трудно вы не думайте, все равно «Мине сдается» и I think в одни и те же ворота не влезут. Тем более, если эти ворота в Одессе.

Как горит сажа

В трубе горит сажа. А во дворе живет Маша. Ну и что?! Нехай себе горит. А Маша нехай себе живет в соответствии с пропиской. Нам-то что. Да, но от сажи может быть большой пожар. Во всяком случае много копоти. Так и от Маши тоже может быть много копоти. Правда про Машу у Бабеля ничего не сказано. А вот про сажу есть.

И вот как эта сажа будет по ихнему? И что по этому поводу говорят господа переводчики.

А говорят они по разному. Смотря кто за это дело берется. Слово chimney (W) — это не сажа. Chimney — это дымоход, дымовая труба, камин. Получается, что дымоход горит, хотя папаша Крик имел в виду не дымоход, а именно сажу. Дымоход ему был безразличен — пускай себе горит. Он заявил, что горит сажа. Сажа и только сажа и ничего, кроме сажи.

Редактор (A) отыскал редкое слово — chimbley, которым заменил у подредактируемого (W) термин chimney. В разговорном языке они эквивалентны, chimney = chimbley. Ну, должен же он показать, что что-то делает.

Embers (P) — это означает еще не погасшие угольки, но не сажа. И только «soot» (D) действительно и есть сажа, копоть. Так что из четырех наших героев только один нашел правильное слово, хотя его особенно и не надо искать, оно есть во всех словарях. Остальные три (W, A и P) только наделали копоти.

А оно горело, действительно горело, но как? Пылало, тлело, вспыхивало, пламенело, обжигало. Бабель сказал просто — «горит». Но переводчики постарались найти варианты.

Заменить слово «горит» словом «в огне» (on fire) (W и A), будет правильно? А почему бы и нет? Или вместо этого же «горит» использовать «полыхает» (have blazed up) (P)? Тоже можно, если осторожно. А как насчет «is burning» (D), которое тоже горит, сжигает, жжет, пылает? Всегда пожалуйста. А какое лучше? Вопрос! А може нехай себе горит. Ну просто так. И все!

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение»

  1. Бабель применял такие неграмотные формы как «Мине» вместо литературно всесторонне одобренного «Мне»
    ————————
    Правильно говорили в Одессе. Потому что Мине слышится намного лучше, чем более глухое Мне. Точно так же, как Холоднокровней звучит более отчётливо, чем Хладнокровней.
    Про японцев говорят, что у них нет слов, где подряд идут две согласные. Обязательно разбавляются гласным звуком..
    lbsheynin@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *