Тамара Львова: Голоса юных!

 366 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Погружаясь в телевидение прошлого столетия, я узнавала мельком наше время. И тогда была цензура. И какая!.. А сейчас?.. Такая же ситуация! Вся страна говорит о свободной журналистике и свободном телевидении, при этом в каждой редакции висят списки запретных фамилий и тем»

Голоса юных!

Миниатюра-4

Тамара Львова

Миниатюра-1, Миниатюра-2, Миниатюра-3

Миниатюры мои — писала уже об этом — возникают ВДРУГ, неожиданно. Все три предыдущие, как и эта, еще одна… Пусть снова полетят мои письма «ЧЕРЕЗ ОКЕАН» — расскажу далекому другу и вам, уважаемые читатели, как это получилось…

Летом нынешнего года в 5-и номерах «Мастерской» появилась моя мемуарная повесть (при «творческом участии» Владимира Фрумкина) — «VIVAT, Нина Владимировна!» — к 95-летию нашего бывшего главного редактора Детской редакции Ленинградского телевидения 60-ых годов прошлого века Н.В. Пономаревой. Отзывы — комментарии (приятно, конечно!) весьма теплые. Под одним из них увидела подпись — «Галина Нечаева»… Удивилась, обрадовалась… Галя! Моя коллега по телевидению, тогда очень молоденькая — век с ней не виделись! Через кого-то нашла ее домашний телефон, позвонила. Поблагодарила — хорошо она написала, умно, интересно… Долго разговаривали — было нам ЧТО и о КОМ вспомнить… Дифирамбы Нине Владимировне пела Галя: почти 20 лет работала с ней на ТВ…

Ты удивишься, Володя, — помнишь ведь Галю? Она много лет работает в Институте кино и телевидения на факультете экранных искусств (ФЭИ), доцент кафедры режиссуры телевидения. Сейчас — мастер группы 3-го курса, на 1-ом и 2-ом читает тележурналистику. В ее группе, будущих телережиссеров — ведет ее с 1-го курса по 5-й, — 10 студентов…

Когда уже кончали разговор, Галя вдруг предложила: «У меня — ИДЕЯ! Когда начнется учебный год (напомню: это было летом, кажется, в июле — Т.Л.), дам своим ребятам настоящее журналистское задание — написать для газеты или журнала отклик на «VIVAT!». Интересно, что они насочиняют?». Идея мне понравилась. Попросила: «Только не заставляйте, пожалуйста! Кто захочет! Абсолютно добровольно! И еще… Если охотники найдутся, напишите мне о каждом, откуда он — наш, петербургский, или приезжий?» Галя охотно согласилась. Мы обменялись эл. адресами — и на том, довольные друг другом, расстались…

Но вот сентябрь — кончилось, промелькнуло, как и не было, «наше северное лето». Жду… Бегут дни. Но… молчит Галя. Очень жаль; забыла, наверное, а напомнить неловко — занятой она человек. И тебе, Володя, написала: нет — так нет. Тоже пожалел… И тут — ВДРУГ ! — письмо: «Посылаю первый отзыв». На следующий день: «Еще ДВА»… Потом: «Еще ЧЕТЫРЕ. Это все — мои, 3-й курс»… Через пару дней: «А это — первокурсники. 3 отзыва. Поток продолжается…»

… И вот у меня в компьютере, один за другим, 16 откликов-отзывов: 7 — от студентов 3-го курса, 9 — от первокурсников. Вначале жадно просматриваю… Знаешь, Володя, что сразу же «зацепило»? Всего несколько — петербуржцев, двое — москвичей. Остальные — из каких только дальних краев «понаехали»! Я и названий этих не знала. Ну, признайся: слышал ты когда-нибудь о городе Лянтор, на Крайнем Севере, в 100 км от Сургута? Или о городе… Ноябрьск? Или — Муравленко?.. На этом фоне — Якутск, Тюмень, Уфа, Оренбург, даже Вышний Волочек, Копейск, Рыбинск — почти столицы! Совсем, как мы с тобой, Володя, когда-то, в далекие 40-ые, я — из Челябинска, ты из Омска, приехали учиться в Ленинград («понаехали» — тогда не было!).

И еще одно удивило; огорчило даже: всего два парня. Почему?.. Не захотели «играть с нами»?.. Спросила Галину. Она ответила: «Да, кое-кто не захотел. Но не только в этом дело. Мало у нас парней на кафедре телережиссуры. Мальчики хотят стать операторами, кинорежиссерами, даже звукорежиссерами. И такая картина не только у нас. Это беда всех гуманитарных вузов»… Вспомнила я: у нас, в 60-е, на ТВ все РЕДАКТОРЫ — почти все! — были дамы. Но РЕЖИССЕРЫ — за редчайшим исключением — только мужи. Так и запечатлелось: мужская это профессия, что в кино, что на телевидении, что в театре — РЕЖИССЕР!.. Не зря огорчилась: «В ДЖАЗЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ!» оказались не случайно: из 16-ти — 14!.. А ведь подопечные Галины — будущие режиссеры ТВ…

Возможно, тебе захочется спросить, почему с таким интересом отношусь к этим, во многом почти еще школьным, писаниям 18-ти — 20-летних, с таким трепетом готовлюсь читать их? Что надеюсь найти в них, увидеть?.. В том-то и дело — что совсем ЮНЫЕ! Скажи, если «ТОЛЬКО ПРАВДУ, Володенька!» — КТО, в подавляющем большинстве, ЧИТАТЕЛИ всех изданий нашего главного редактора Е.М. Берковича, в частности, «Мастерской»?.. Я не сомневаюсь: их возраст — СТАРШИЙ, СВЕРХСТАРШИЙ (как, увы, наш с тобой), в лучшем случае, СРЕДНИЙ. Много ли найдем среди них совсем молодых? А тут 16 юных читателей (вспомним: абсолютно добровольных, что тоже немаловажно!), причем очень внимательных — «журналистское задание»! Что поняли, почувствовали, оглядываясь на полстолетия назад? Чего совсем НЕ УВИДЕЛИ? Для них ведь 60-ые прошлого века — почти доисторические времена. (Помню, как моя дочка — было ей тогда лет 10, — спросила: «Мама! А ты при Петре Первом жила?»… А одна из нынешних авторов — студентка Алина Павлова написала в своем отклике: «Чтение схоже с перелистыванием бабушкиного фотоальбома: в воспоминаниях остались лица, яркие дела, а все плохое исчезает…».)

Итак, читаем… Замечу, «труды» ребят 3-го курса заметно глубже, серьезнее — не зря Галина Нечаева и ее коллеги два года учили их…

***

Сначала посмешу… Улыбнемся — все трое: ты, Володя, я и Галина… Надеюсь, и наши читатели. Большинство авторов обоих курсов, 3-го и 1-го, словно сговорившись, удивлялись тому… Но лучше процитирую:

«Мне стыдно, что раньше я не знала этой фамилии» — Саша Сербина.

«Раньше я ничего не слышала об этой женщине» — Оля Шипша.

«Честно признаться, данный портретный очерк — мое первое знакомство с личностью Нины Владимировны Пономаревой» — Настя Петрочук.

«Большое спасибо, Галина Михайловна, что предложили нам прочитать эту статью! Это удивительный рассказ о действительно великой женщине… Очень жаль, что я раньше не слышала о ней…» — Юлия Ахмерова.

«Я очень рада, что мне довелось прочитать этот очерк и тем самым познакомиться с его удивительной героиней… К моему стыду, я ничего не знала о Нине Владимировне Пономаревой» — Милана Воробьева.

Гимны, искренние, восторженные в адрес нашей героини я ожидала услышать — мы еще к ним вернемся. Но удивило — другое. Ребята (в основном, третьекурсники) оказались умнее, взрослее, чем предполагала: затронули в своих откликах, причем тоже — в унисон, непростые проблемы дня СЕГОДНЯШНЕГО, открывшиеся им из такого далекого для них, ВЧЕРАШНЕГО…

Снова Саша Сербина («чудесная девочка с Крайнего Севера», как сказала мне о ней мастер курса Галина Нечаева)… Попробую соединить несколько фрагментов из ее довольно солидного — назову его так — эссе:

«Когда читаю эту и ей подобные статьи, все больше хочется сесть в машину времени и очутиться там, в 50–60-ых годах, где люди работали не за рейтинг, а за идею…

Откуда нам, нашему поколению, знать о нем, если мы мало читаем и больше смотрим всякой ненужной «интернетной ерунды»… Погружаясь в телевидение прошлого столетия, я узнавала мельком наше время. И тогда была цензура. И какая!.. А сейчас?.. Такая же ситуация! Вся страна говорит о свободной журналистике и свободном телевидении, при этом в каждой редакции висят списки запретных фамилий и тем» (выделено мной — Т.Л.).

Володя! Для меня, постоянно слушающей — пока еще свободное! — «Эхо Москвы», Саша сделала настоящее, весьма горькое открытие — не ожидала… Напомню тебе. Когда, после разгрома нашего «Турнира СК», я работала в библиотеке и подрабатывала сценариями в Леннаучфильме, мой редактор, Нина Серебрякова, неожиданно вызвала меня на Студию, пригласила к себе в кабинет, молча ЗАПЕРЛА ИЗНУТРИ дверь и, ОТКРЫВ КЛЮЧОМ нижний ящик стола, вынула из него и протянула мне лист: «Смотрите!» Я пробежала глазами: это был длинный список знакомых мне фамилий наших внештатных сценаристов: все еврейские фамилии были зачеркнуты жирными красными чернилами… «Это приказ Обкома! Я не могу больше давать вам работу»,— почти сквозь слезы сказала Нина. И очень скоро я, в честь своего отца, стала Львовой — поменяла фамилию. Много лет еще спокойно писала сценарии для Леннаучфильма. Даже медали за них получала на Всесоюзных фестивалях учебных фильмов…

Подумай, Володя! ТОГДА они делали это в тайне, как бы этого не было и быть не могло! а сегодня… «в каждой редакции висят списки!».. Теперь, правда, «оппозиционеров Кремля», и сегодня их национальность не имеет значения. О таком откровенном бесстыдстве я не догадывалась. Может быть, потому, что давно не связана с телевидением…

Но вернемся к Саше Сербиной — болит душа будущего телевизионщика:

«Но больше всего меня волнует другое. В 50–60-ые годы на ТВ даже не слышали о таких словах как «рейтинг». Никто не гнался за просмотрами, за деньгами. Программы создавались на полном энтузиазме. Нина Владимировна Пономарева — одна из тех, кто работал за идею. Она придумала новый формат передач с куклами. Это же так здорово!.. Конечно, и сейчас на ТВ есть передачи, цель которых — заинтересовать зрителей, привить интерес к науке, учебе, к чему-то новому. Но гораздо больше совсем других. Какие-нибудь передачи по ТНТ, где есть «звезды» и только можно посмеяться над глупостью или чужой болью… Просматривая иногда мельком канал «Карусель» — а программ там множество! — я боюсь за наше маленькое поколение! Их передачи на 100% ведут к неполноценному развитию образного мышления у ребенка! Свинки с глазами на боку, мишки, у которых рот «гуляет» по всей голове…

Статья о Н.В. Пономаревой натолкнула на множество вопросов. Размышлять о них можно бесконечно. И все думаю, а что Я могу сделать для решения этой больной для меня проблемы?.. Одно приятно, что были такие люди, которые создавали другое телевидение для детей: «VIVAT, Нина Владимировна!»

***

С горечью признаю правильность диагноза, поставленного нашему обществу В. Познером в конце 90-ых, когда он вернулся в Москву после 7-летней работы в Штатах: «ЦИНИЗМ, БЕЗРАЗЛИЧИЕ И НЕУЕМНАЯ ЖАЖДА ДЕНЕГ». За пробежавшие с той поры почти два десятилетия «болезнь» эта, увы, значительно прогрессировала. Поэтому так радует меня знакомство со студентами ФЭИ (напомню: факультет экранных искусств), столь неравнодушных к прошлому нашей страны, ее сегодняшним проблемам, влюбленных в свою будущую профессию…

***

Алина Павлова (Санкт-Петербург):

… «Первая часть очерка рассказывает о «решении еврейского вопроса» в 60-ые годы. Почему Нина Владимировна так отстаивала своих подчиненных? Все просто: потому что являлась активным гражданином, который увидел несправедливость… Но главное, на мой взгляд: этот очерк — история… о ТРУДЕ: НЕ ЗА ДЕНЬГИ, а ЗА ИДЕЮ. Нина Владимировна работала не в политической, не в сельхозредакции, а в ДЕТСКОЙ, и она понимала значимость того, что делала. Автор задается вопросом: есть ли сейчас такие, как она, люди, с таким, как у нее, складом ума? И читатель понимает: да, есть. Но существует ли ИДЕЯ, способная объединить талантливых людей? На этот вопрос ответа нет. Но это уже тема для другой статьи»…

***

Оля Малинина (г. Рыбинск):

«Мое поколение психологи и социологи окрестили: «Я — Я — Я!». Согласитесь, ничего приятного такое имя не сулит. И действительно, мои сверстники отличаются потребительским отношением к жизни и образованию, культуре и любви. Мы видим во всем деньги и рыночные отношения — за все нужно платить…

Когда я читала этот очерк, честно сказать, я завидовала: мне не хватает рядом таких людей, как Нина Владимировна. Время неумолимо идет вперед, меняются способы подачи материала, технологии, но, как мне кажется, вечная истина всегда одна — нужно быть честным, добрым и умным. Такая Нина Владимировна должна быть в каждом из нас…»

***

Настя Касьяненко (СПб):

«Автор пишет: «Прямо спросила ее: «ПОЧЕМУ? Почему в Вашем списке столько «плохих фамилий»? ( В «списке» были те, кому помогла «встать на ноги», спасала от увольнения, вытаскивала из беды Н.В. — Т.Л.) Ответила не задумываясь: «потому что несправедливо! нельзя мириться! не могу»… Даже при прочтении это вызывает теплые чувства в груди. Такая жесткая сфера, как телевидение, не пестрит, как мне кажется, готовыми бескорыстно помогать и продвигать действительно талантливую молодежь…

Но я о другом… Не знаю, нормально ли так остро реагировать, читая рассказ о первом кукольном спектакле для детей, о циклах передач, о куклах, которые так любила Нина Владимировна? Становится нестерпимо обидно — ведь сейчас на телевидении такого нет. Создана масса пошлых комедийных сериалов и развлекательных передач для взрослых. Петербургское телевидение щедро отдает эфирное время мультикам, хотя хороших, признаться, давно не видела. Сетка передач напичкана новостями, сериалами, чем еще? А вот и все. Больше ничем…»

(Пожалуй, слишком сурова Настя к сегодняшнему ТВ — смотрит ли «Культуру»? Впрочем, она имеет в виду, прежде всего, детские передачи… — Т.Л.) Но продолжим… Настя цитирует Н.В.:

«Вышел у нас в стране телевизионный кукольный спектакль — «Котик и кошечка» по сказке К. Чапека. Первый драматический спектакль для детей «Сказка о храбром Ранаде» — по индийской сказке. И с какими артистами! Играли Ефим Копелян, Зоя Виноградова, Эмма Попова. Впервые увидели ленинградские телезрители концерты совсем маленьких детей.

Я сама очень болею темой детских телепередач и телевизионных спектаклей. В мечтах есть планы сотворить нечто подобное на петербургском телевидении. Как Нина Владимировна. Она «пробивала» передачи с куклами, первая «привела» их в детскую редакцию, где до этого ничего подобного не было. Человек «болел», «горел» тем, что он делает. Смогу ли я?.. Но планы, планы…

Этот очерк — настоящая история. История не просто человека, а человека и дела всей его жизни… В связи с тем, что сейчас в нашей учебной программе появился предмет «История телевидения», наша группа смотрит передачи того времени, и все мы отмечаем душевность, которой так не хватает современному телевидению…»

Не могу не вздохнуть, Володя… Как мы «насмерть» боролись за «ЖИВОЙ ЭФИР», против записи нашего «Турнира СК» (старшеклассников)! И как все имеет оборотную сторону… Представь себе, что Галя Нечаева показала бы своим питомцам записи телесражений на турнирном ристалище — невообразимых сегодня по накалу страстей! С каким восторгом написала бы сейчас о них студентка 3-го курса ФЭИ Настя Касьяненко! Увы… Я знаю, что ты скажешь, и будешь прав: «Не жалей! Это был бы не тот Турнир — ЦЕНЗУРА его бы искорежила. И восторгов студентов Гали Нечаевой мы бы не услышали. Так что правильно мы боролись…»

Но пусть Настя закончит:

«…Очерк повествует читателю о незаурядной личности. И если БЫЛИ в нашей профессии такие люди, как Нина Владимировна Пономарева, которые бескорыстно посвящали свою жизнь любимому делу, значит, ДОЛЖНЫ ОНИ БЫТЬ И СЕЙЧАС. Никакой корысти, никаких расчетов!..»

***

Подхватим и продолжим — подходящий момент! — дифирамбы в честь нашей героини… Что их, сегодняшних юных, привлекает в ней?..

Дина Ильясова (из Уфы):

«В настоящее время трудно найти человека, который готов «возлюбить ближнего», бороться за людей, отстаивать справедливость и всегда и везде высказывать свое мнение. Нина Владимировна — бесстрашная женщина, которая отстаивала невиновных от увольнения с работы, возможно, даже в ущерб себе… Наверное, это большое счастье быть знакомым с таким Человеком с большой буквы, а еще большее счастье чувствовать его причастность к своей жизни (или своей — к её). По мере продвижения по очерку, все труднее понять, как же она, после всего пережитого, сохранила лучшие человеческие качества — и силу духа, и ДОБРОТУ: много лет, до своих 90-ста, ездила, как на работу, в определенные дни и часы, помогала слепой женщине-ученой, читала ей!..

О Нине Владимировне хочется слушать и рассказывать, чтобы память о ней хранилась как можно дольше. Чтобы другие вдохновлялись таким человеком, как вдохновлялись те, кто знал ее лично»…

***

Мария Ашурова (из Норильска):

«Сколько невероятно сильных и поистине героических имен скрывает в себе наша история. О скольких сложнейших судьбах мы не знаем по сей день! Для меня эта женщина явилась образцом истинного человеколюбия, самопожертвования, скромности и невероятного мужества. В тяжелые годы войны она, отбросив свои заветные мечты стать актрисой (напомню: не уехала в эвакуацию с театральным институтом, куда только что поступила, а конкурс там, как всегда, был огромный! — Т.Л.), — всю войну была санитаркой в военном госпитале, спасала раненых; а потом, через много лет, в Детской редакции Ленинградского телевидения; во вред себе отстаивала честь своих коллег (Мария, вероятно, тоже имеет в виду, коллег «с плохими фамилиями» — Т.Л.). Кто в наше время может похвастаться такими поступками? Отнюдь немногие…

Нина Владимировна — боец с большой буквы, человек, чье жизнелюбие и самоотверженность провели ее сквозь огонь (в прямом смысле) — войну, и голод (блокаду), и воду (довелось ей под огнем с больной матерью плыть на лодке через Ладожское озеро)… И еще она, как пишет автор очерка, — ЛИДЕР, «куда бы ни забросила судьбина»… А ведь и правда, где бы ни оказывалась эта невероятная женщина, ее яркая жизненная позиция просто не давала ей права оставаться в стороне от происходящего…

В наш век эгоизма и равнодушия, безусловно, стоит знать историю таких замечательных людей, как Нина Владимировна Пономарева».

***

Алена Михайлина (из Копейска):

«Иногда здорово быть молодыми и глупыми, мальчишками и девчонками, смотреть на высокие примеры профессионализма и личности: учиться, бороться, спотыкаться, падать, взлетать и… просто делать то, что считаешь для себя правильным — жить по совести…

Почему сильный эффект остается после прочтения? Сразу же хочется, как Нина Владимировна, отстаивать свои профессиональные и личные принципы, бороться с несправедливостью, с которой сталкиваешься ты и те, кто рядом с тобой»…

***

Настя Кожевникова (из Уфы):

«Читать данную статью было нелегко, так как на некоторых моментах просто слезы на глаза наворачивались. Н.В. Пономарева выдержала все испытания, и не переставала быть ЛИДЕРОМ… Женщина, столько пережившая, что и врагу не пожелаешь, — нам остается только стоя ей аплодировать…

Страна должна знать своих героев. Эта статья — прекрасный подарок Нине Владимировне к ее 95-летию!»

***

Оля Шипша (г. Выборг):

«Меня тронула история о Н.В. Пономаревой, телевизионном деятеле, артистке, молоденькой девушке блокадного Ленинграда. Ни голод, ни украденные карточки, ни суровые послевоенные годы не сломили героиню очерка. Так жаль, что на долю таких замечательных, великодушных людей выпадает ВОЙНА, противоестественная человеку…»

***

Юля Ахмерова (из г. Ноябрьск):

«… Я люблю узнавать, как люди приходят к успеху в своей профессии, ведь как будущий режиссер я обязана знать историю телевидения и легендарных личностей этого искусства.

Необходимо быть невероятно сильным, умным и смелым, уметь рисковать, но при этом не терять своей человечности — быть такими, как Нина Владимировна Пономарева…Сколько смертей и несчастий пережила эта ВЕЛИКАЯ ЖЕНЩИНА и сумела себя реализовать в сложной профессии телевизионщика…»

***

Настя Петрочук (г. Вышний Волочек)

« Действительно поражают «ТРАГЕДИИ ОДНОЙ СУДЬБЫ», и не дает покоя вопрос, поставленный автором: «Откуда она взялась, ТАКАЯ?». Не забыть и высказывания о Нине Владимировне одного из сотрудников Детской редакции Аркадия Клеймана: «Сколько нас обязано ей поворотом своей судьбы!»…

Хочется выразить благодарность автору за удивительную историю и за лаконичную форму рассказа: достаточно емкая статья читается быстро и с удовольствием…»

Нина Владимировна Пономарева. Год 2014

***

«Доброе слово — и кошке приятно…», — готова снова и снова повторять этот Володинский афоризм из «Моей старшей сестры». Конечно, приятно слышать-читать столь добрые слова и в свой адрес, и в твой, Володя, — за «творческое участие». Их немало в отзывах будущих телережиссеров. Порадую тебя еще несколькими. Но — приготовься: молодые, как и положено им, — бойки и драчливы: прочитаешь и совсем другое. Любопытно, сколь расходятся мнения юных критиков об одном и том же, в частности, о форме нашего повествования.

Алина Павлова:

… «Статья построена как письмо вашингтонскому другу Владимиру Фрумкину. Благодаря этому заведомо настраиваешься на особый лад, будто общаешься со своим другом и знаешь всех героев лично. Авторский текст легко читается, в него, как и при обычном разговоре, помещаются дополнительные истории… Текст легко воспринимается и рождает в голове некий образ, «визуализацию». Нетрудно представить фильм, закадровым текстом к которому может стать эта статья. Как автор этого добилась? Конечно, благодаря ходу с письмом, а также с помощью описаний, эпитетов, ремарок, пояснений. И… ЭМОЦИЙ!..

И Алене Михайлиной, и Насте Кожевниковой, и Милане Воробьевой понравился наш прием.

Алена:

«Тамара Львова и Владимир Фрумкин пишут свою уникальную «повесть — перекличку» «ЧЕРЕЗ ОКЕАН» Часть этой повести посвящена человеку, встреча с которым оказалась судьбоносной для авторов. (Как я поняла, Алена, кроме «VIVAT, Нина Владимировна!», прочитала и нашу с В.Ф. другую повесть; ее эл. вариант тоже опубликован в «Мастерской» — Т.Л.) Это признание в любви Нине Владимировне Пономаревой, «главному редактору лучшей в стране (по общему тогда признанию) Детской и Юношеской редакции 60-ых годов прошлого века»… Личная переписка с далеким другом, с обращениями, восклицаниями, общими воспоминаниями… Чем не эпистолярный жанр?»…

Настя:

«С самого начала меня удивило, что все написано в виде письма, но потом поняла — так читать становится намного интереснее, будто заглядываешь в чью-то жизнь. Написано письмо очень живо, журналист выделяет самые яркие моменты большими буквами, так что сразу понимаешь, чему он призывает нас особенно уделить внимание…»

Милана Воробьева (Москва)

«… Признаюсь, поначалу чтение в письмах давалось мне с трудом… Впрочем, со второй главы, когда речь зашла о трагедиях в судьбе героини, о ее любви к театру и поступлении в театральный вуз…, тут уж оторваться от чтения не представлялось возможным»…

***

И еще несколько авторов одобрили нашу с тобой, Володя, перекличку через океан… Но — не все! Лера Астафьева (заметь — 1-й курс!) разгромила — разнесла меня (и тебя заодно), да так, что сама «испугалась» и закончила свою «филиппику» обращением к Г.М. Нечаевой:

«Не ведите на плаху Валерию Астафьеву из группы 656-б!…»

И название своему отзыву она придумала весьма выразительное: «ОЧЕРК, ВЫШЕДШИЙ ЗА ГРАНЬ».

Не волнуйтесь, Лера, — не «поведет» Вас Галина Михайловна «на плаху», я уверена в этом, — у нас ведь «ПОЛНАЯ СВОБОДА СЛОВА»… Но что же она такое сказала?

Лера Астафьева (Оренбург):

« Слишком личным, на мой взгляд, получился портретный очерк. При чтении складывается ощущение, что каждое слово здесь — для Володи, сведущего, знающего, а лично я — отнюдь не Володя и понимаю многое с трудом… С прямого пути меня все время сбивал стиль. Нужно признаться, я к нему всегда придирчива. Форма и содержание, бывает, не соответствуют друг другу. Считаю, что это как раз такой случай…

После первой главы начинаешь думать, а стоит ли перелистывать электронные страницы? Пришлось преодолеть себя, чтобы прочесть от самого начала до самого конца и не прибегнуть к «черезстрочному методу»…

И даже когда «помиловала» Лера бедного автора,.. в «бочку меда» подсыпала «ложку дёгтя» — Т.Л.:

«Спасает одно — ЛИЧНОСТЬ ГЕРОИНИ!.. Да, написано с любовью. От сознания, как много души вложил автор в свое письмо, безусловно, становится приятно и тепло. Но, опять же, при первой встрече с человеком, хочется более сухого, научно-популярного портрета…»

Вот тут уж, Лера, я точно с Вами не согласна. Интересно, как ты, Володя? И сокурсники Валерии? И наши читатели? — Т.Л.)

***

Есть у нас еще одно поле « НЕСОГЛАСНЫХ», где множество разных мнений: в каком жанре написана «VIVAT, Нина Владимировна!»? Большинство, к моему удивлению, называют «СТАТЬЕЙ», а потом кто-то из них сам же удивляется: не годится для «новостной колонки» ни даже для газетной полосы; несколько авторов именуют — «ОЧЕРКОМ» или — «ПОРТРЕТНЫМ ОЧЕРКОМ»; «МЕМУАРАМИ»; кто-то удостоил -— «РАССКАЗОМ» или «ПОВЕСТЬЮ»; один — наградил неведомым мне жанром… «на самой кромке очень и очень художественной журналистики»; другой — «авторы гуляют по краю жанров»; третий — замахнулся на … «КНИГУ»… И, наконец, наградили даже — «ЭПОСОМ»!.. Не знаю, Володя, кто прав. Ты бы как назвал?.. А Вы, Галя?.. Мне, пожалуй, ближе всего — «МЕМУАРНАЯ ПОВЕСТЬ». Как думаете, годится?.. Знаю только — не статья! Множество в молодые годы статей написала, и в газеты, и в журналы, в разных городах и весях — это совсем другое…

Твоя гордость не задета, Володя: ни разу — а уже дело к концу идет — не упомянула ДВОИХ мальчиков из 16-ти, называла лишь девичьи имена? Винюсь. Исправлюсь… Да, парней в откликах-отзывах только двое, оба — первокурсники, оба — столичные персоны: Максим Афанасьев (СПб) и Владимир Карнаухов (Москва); оба — бойкие и драчливые, как положено мужчинам: пишут кратко и меня, с моей женской сентиментальностью, не щадят…

Максим Афанасьев:

«Мне кажется, автор перенасыщает свой очерк объемными оборотами, что мешает читать, затрудняет понимание прочитанного… Также кажется, что слишком часто уходит в лирические отступления»…

Владимир Карнаухов:

«Лично для меня прочтение данной статьи далось с трудом. Сложно читать: столько материала о человеке, о котором ничего не слышал раньше… Написана статья как будто личное письмо. Отчего создается ощущение, что подглядываешь за личной беседой В.Ф. и Т.Л. …»

От всей души благодарю Максима и Володю. И за замечания их — ПОДУМАЮ!, и за искренность: написали, что думали (последнее, кстати, относится ко всем 16-ти), но куда более… за полную ПОБЕДУ нашей героини даже под их критическими перьями:

Максим:

«Очерк пронизан любовью к Нине Владимировне, она воспета в каждой строке… После него мне захотелось подробнее узнать о ней. Может быть, это главное? Ведь автору удалось меня заинтересовать…»

Володя:

«Хочется познакомиться с ней. Описанная в начале статьи доброта и самопожертвование Нины Владимировны восхищают. Во время войны, в свои 20-23 года, она поднимала дух раненых солдат своими песнями. Чистая душа и горячее сердце — вот какой открылась для меня Нина Владимировна Пономарева…»

***

Но последним пусть снова прозвучит голос девичий…

Надя Подберезных (СПб), тоже первокурсница:

«Очерк, связавший эпоху, человеческую биографию и профессию, к которой стремлюсь, действительно интересен. Помогает понять то, что было для меня недоступно. Ведь сейчас мне, студентке, у которой есть камера, штатив и петличка, кажется, что можно снять все, что угодно. Но сложнее все, гораздо сложнее…

Пример людей, десятилетиями работавших на ТВ, для нас — поддержка, важнейшая возможность «взросления». Мы — новые кадры телевидения, так же «подсевшие» на него, как и наши предшественники»…

***

Добавить к этому нечего… И все-таки — несколько слов на прощание…

Студенты ФЭИ очень порадовали меня — надеюсь, наше ТВ ожидает достойная смена: хотелось бы, чтобы на телевидение пришли молодые люди, талантливые, образованные, порядочные, мужественные, озорные, влюбленные в свое беспокойное, на всю жизнь захватывающее, сверхинтересное дело. И, может быть, в трудные, и очень трудные минуты, перед ВЫБОРОМ — куда денешься! — они вспомнят нашу Нину Владимировну, и она, словно бережно хранимый талисман, поможет им принять правильное решение…

Хочу извиниться перед теми из 16-ти, которых не упомянула: не потому, что они хуже других написали — просто не получилось. Спасибо всем откликнувшимся — и от меня, и от В. Фрумкина, и от нашей героини…

И, уже совсем в заключение, коснусь еще одного удивившего и взволновавшего “ОТКРЫТИЯ”. Вы, во всяком случае, многие из вас, как показали мне ваши письма-отклики на нашу “Н.В.П.”, несколько, пожалуй, даже значительно, ИДЕАЛИЗИРУЕТЕ и наше “ПРОШЛОЕ”, и наше “»ТЕЛЕВИДЕНИЕ” тех незапамятных для вас, юных, времен.

Вот Саша Сербина пишет: «Это же так здорово! Телевидение было с народом!..»

Прочитайте, милые ребята, студенты ФЭИ, нашу «КНИГУ О «ТУРНИРЕ СК», и вы увидите, что все 8 лет выходившая ежемесячно в ленинградском ЖИВОМ ЭФИРЕ, одна из самых популярных передач своего времени, была ареной жестокой, ни на день не прекращавшейся борьбы. И закончилась эта борьба полным нашим поражением. Разгромили нас, передали наше детище в чужие руки. Выходил этот «чужой» «Турнир» еще несколько лет в записи и потихоньку, никому не нужный, погас, исчез с экрана…

И еще одно, уже совсем «личное» воспоминание. Кто-то из друзей дал на пару дней, «под великим секретом» прочитать ходившего по рукам, из-за рубежа привезенного (тайно!) «Доктора Живаго» Бориса Пастернака. Читала я по ночам, не отрываясь — очередь за мной была!.. Мой муж Женя, тоже журналист, тщательно закрывал штору: «Из дома напротив могут заметить: “Почему свет по ночам?” Догадаются: “Самиздат читают!” Донесут! Прощайся со своим телевидением!»…

Так что, ребятки дорогие, ПРОШЛОЕ НАШЕ — весьма горькая пилюля…
Передаю слово «автору идеи», мастеру и педагогу, доценту Института кино и телевидения Галине Михайловне Нечаевой. Обещала подвести итог: ДОВОЛЬНА ЛИ своими подопечными? Чего ожидала? Что получила?..

***

«Помните, Тамара Львовна, о чем я с грустью писала Вам сразу по прочтении Вашей повести? Что, если я предложу своим студентам прочесть в интернете Вашу публикацию, они, будущие телевизионщики, родившиеся в конце 90-х, славные, умные, в меру начитанные ребята, не захотят, не смогут (возраст, менталитет, абсолютно иные жизненные обстоятельства) эмоционально воспринять рассказ о давних, практически для них доисторических временах и людях.

Я была, конечно, уверена, что необыкновенную Нину Владимировну Пономарёву они оценят по достоинству, восхитятся её мужеством и стойкостью. Но для них она останется скорее почти нереальным, едва ли не вымышленным образом, считала я. Как героиня романа.

А уж что касается первобытного, по их понятиям, телевидения, я была почти уверена, что они, — хорошо, если только снисходительно отнесутся к тем реалиям, в которых шла наша жизнь. Да, они читали о телевидении 60-х-70-х годов, кое-что видели, но для них это как жизнь на Марсе, — считала я.

И рада, что ошибалась.

Все, кто написали свои отклики, — и третьекурсники, и первокурсники, — примеряли ту жизнь на себя. По-своему, иногда смешно («мне стыдно, что я до сих пор не знала о Нине Владимировне», — пишут ребята, родившиеся в 1998-м!). Они удивляются, недоумевают, негодуют, сравнивают то телевидение с сегодняшним, надеются, что смогут многое изменить. Хотят делать такие программы и фильмы, чтобы ими можно было гордиться. И это мне нравится.

Но… Обратили ли Вы внимание, что программы и идеи, Ваши идеи, которые были новаторскими в те годы, глубокого интереса, желания позаимствовать хотя бы часть наработанного далёкими предшественниками, в общем, у них не вызвали? Они будто бы их не заметили. Ну, если не считать передач с куклами. Получается, тот опыт им не нужен? Получается, собственной головой «пробивать дверь» им, как всем детям, интереснее? Наверное, это нормально…

И вместе с тем я надеюсь, что Ваша мемуарная повесть (или портретный очерк, или, non-fiction literature), в конце концов, рассказ о времени и о себе — для них теперь один из живых ориентиров. И мысли, высказанные Алёной, Сашей, Надей, Олей и другими, — в этом убеждают.

Спасибо Нине Владимировне. А Вам и Владимиру Фрумкину — за талантливую публикацию. (Видите, как я исхитрилась с жанровыми дефинициями!)

Удачи Вам в дальнейшей работе!»

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Тамара Львова: Голоса юных!»

  1. Дорогая Тамара Львовна! Большое спасибо Вам за эту публикацию! За размышления и выводы. Очень важно знать, что духовные ценности, которые остаются таковыми и в самые страшные времена, и в самые бездуховные, нужны, понятны и необходимы нынешним юным. В этом заслуга таких людей как Нина Владимировна, как Вы. Спасибо за тему и ее подачу, за прекрасный язык, за НЕРАВНОДУШИЕ! Пишите, пожалуйста, еще!

  2. Не сразу поняла, почему мне так понравились эти ребята — студенты ФЭИ (факультета экранных искусств), откликнувшиеся на мемуарную повесть «VIVAT, Нина Владимировна!» А потом поняла: они укрепили мою пошатнувшуюся в последние годы веру — НЕИСТРЕБИМО В ЧЕЛОВЕКЕ ЖЕЛАНИЕ ДОБРА И СПРАВЕДЛИВОСТИ. Надеюсь, эти молодые, вступив в зрелую пору, не пойдут по дороге Адуева-младшего и не предадут желания и мечты своей юности. А это значит, что у страны есть будущее…
    Героиня повести, Н.В. Пономарева, поразила воображение молодой аудитории бесстрашием в борьбе за справедливость, стойкостью в преодолении ударов судьбы и редким в наш век бескорыстием. В этом их восхищении — тоска по высоким человеческим ценностям. Отсюда и наивная уверенность:
    ТАКАЯ героиня не может не быть знаменитой — просто они, студенты, раньше не знали о ней.
    А сколько псевдо-героев, так называемых «крутых», внедряются сегодня в молодежное сознание… Но, к радости, в сознание НЕ ЭТИХ РЕБЯТ! Они не хотят жить по махровым совковым законам — горестное недоумение вызывает у одной из них увиденный в редакции список «нежелательных тем и фамилий»…
    Словом, впечатляет меня высокая степень эмоционального отклика на повесть…
    VIVAT, будущие телевизионщики!..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *