Владимир Янкелевич: Сирийская ловушка

 443 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Владимир Янкелевич

Сирийская ловушка

Как бы ни был хорош ваш план, все равно он в корне неправилен.

Закон Мэрфи о войне.

«Хотели как лучше, а получилось, как всегда» — по какому поводу сказал это величайший афорист современности[i], уже никто не помнит, но слова эти, как нельзя лучше отражают сегодняшнюю ситуацию в Сирии.

«Совет Безопасности ООН в субботу единогласно одобрил проект резолюции по Сирии», объявила председательствующая в Совбезе постпред США при ООН Сьюзан Райс. Не знаю, кричали ли женщины «ура» и бросали ли в воздух чепчики, но если и делали это, то напрасно, ООН, как бюрократическая структура, ничего кроме временной консервации конфликта не производит. Конфликт, который пытается урегулировать ООН, как правило, не прекращается, а переходит в хроническую затяжную стадию и постепенно развивается в сторону дальнейшей эскалации, что мы в Израиле знаем особенно хорошо.

Часть фокуса, маскирующего реальность, заключается в том, что анализируются добрые намерения, а не результаты ваших действий или политики. Результат может быть катастрофическим <….>, но это не важно, если вы хотели сделать, чтобы было хорошо.

БАРРИ РУБИН

Как же видит СБ ООН выход из сирийского тупика? Как и любая бюрократия, ООН не решает проблему по существу, а порывшись в «папке стандартных решений», облекает их в форму резолюции. Тут прекращение всевозможных актов насилия, отвод войск и тяжелой техники в казармы, свободу узникам режима, свободу демонстраций, плюрализм мнений и т.д. Все это под контролем наблюдателей, которым правительство обязано обеспечить доступ всюду и ко всем.

Это все хорошо, но все же, как должно разрешиться противоречие, вызвавшее годовое военное противостояние, приведшее к тысячам погибших? Правильно, демократическим волеизъявлением граждан «независимо от их принадлежности, национальности и убеждений» и «всеобъемлющим политическим диалогом между сирийским правительством и всем спектром сирийской оппозиции».

Прежде всего, отметим, что стороны конфликта имеют «давнюю демократическую традицию». Можно сказать, что она, эта «демократическая традиция», у них в крови, причем по локоть. Столетиями алавиты были самым слабым, самым бедным, самым ненавидимым меньшинством на территории Сирии, как правило, батрачили на суннитских землевладельцев, получая в качестве вознаграждения, небольшую часть урожая. В 1860-х году Самуэль Ляйд, путешествовавший по Сирии писал: “Нынешнее состояние алавитского общества можно охарактеризовать как пример абсолютного ада на Земле”.

Алавитский «путь наверх» начался после Первой Мировой войны, когда они безоговорочно встали на сторону французских властей в Сирии против суннитского большинства. Благодаря тому, что среди богатых суннитов армейская карьера считалась не престижной, а военная академия в Хомсе — местом для людей с низким социальным статусом и академически безграмотных, представительство алавитов в армии было преобладающим. Такая ситуация создала условия для реванша. В результате государственного переворота в 1963, в котором алавиты играли решающую роль, им удалось занять ключевые посты в государстве, а приход в 1966 году к власти Салаха Джадида, он хорошо известен в Израиле, как глава Сирии в период Шестидневной войны, завершил переход политической власти в Сирии руки алавитского офицерства. Череда переворотов завершилась захватом власти Хафезом Асадом в 1970 году.[ii] Алавиты, составляющим примерно 12% населения, стали контролировать все ключевые рычаги власти (включая президентский пост), но главной сферой для них стали руководящие посты в армии и спецслужбах.

Это, так сказать, предыстория конфликта. Главный конфликт, приведший к гибели тысяч сирийцев не в Сирии, а в противостоянии блока суннитских монархий и шиитского Ирана. Асад единственный и последовательный союзник Ирана оказался в этой связке слабейшим звеном, по нему и нанесли удар. Отличие Сирии от Египта в том, что судьба военной алавитской верхушки прочно связана с Асадом, и с его уходом их ждет незавидное будущее. Именно поэтому армия за небольшими исключениями на стороне Асада.

С кем они воюют? Считать протестные сирийские группы мирными гражданскими демонстрациями сложно, мирные демонстрации не могут год воевать с армией, применяющей тяжелую технику и авиацию. Факт состоит в том, что в Сирии идут бои между правительственными войсками и вооружёнными формированиями, поддержанными противниками сирийского режима. Есть данные о том, что в бою с сирийской армией боевики используют схему, применявшуюся ранее в Чеченской войне – действуют «тройками» (снайпер-пулемётчик-гранатомётчик, при необходимости несколько автоматчиков). Этот способ действий характерен для подготовленных боевиков, чем и объясняются потери сирийской армии.

Асад не смог победить быстро и, к тому же, проиграл информационную войну. Отказ от выполнения резолюции СБ ООН чреват для него военной операцией по типу ливийской. Резолюция содержит именно для такого случая следующее: «Если положения резолюции не будут выполняться, СБ ООН оставляет за собой право рассмотреть возможность принятия новых мер». Намек более чем прозрачен. «Новых мер» Асад точно не выдержит, да и судьба Каддафи его как-то не прельщает. Но чем ему грозит принятие плана ООН?

Прежде всего, резолюция содержит пункт о том, виновные в нарушении прав человека со стороны, как сирийских властей, так и вооруженных групп оппозиции, должны быть привлечены к ответственности. Кто такие сирийские власти и кто с их стороны нарушал права человека достаточно понятно, Асаду будет сложно объясниться по поводу тысяч погибших сирийцев. То, что он лично ни в чем не виноват, доказать практически нереально, вот, к примеру, Милошевич не бегал с автоматом, но умер в Гаагской тюрьме, да и до Гааги нужно еще живым добраться. В отношении вооруженной оппозиции картина иная, там такой ясности нет. У них не существует жесткой подчиненности, как в государстве, приказы передаются устно, и все нарушения сведутся, если сведутся, к действиям отдельного боевика, превысившего свои полномочия. Так что здесь для Асада перспективы безрадостные.

Но может для сирийцев наступят мир и благоденствие? И это вряд ли. Помешать стрелять 250 наблюдателей могут лишь регулярной армии, которая должна вернуться в казармы и не выходить оттуда. Но как они могут помешать стрелять снайперам, как определят, чей снайпер стрелял?

Политическая сила выскакивает из ружейных стволов

Мао

Да и Асад не может позволить себе прекратить стрельбу и попытаться вернуться к прежнему правлению. Его опора — небольшой процент населения, да и он быстро начнет таять, удержать сторонников на тонущем корабле невозможно. Шансов остаться у власти без репрессий у Асада нет, потеря власти для него чревата фатальными последствиями, так что он без вариантов должен цепляться за силовое решение проблемы.

Оппозиция находится в положении, когда остановиться и подождать для нее подобно самоликвидации. Что в этом случае делать с боевыми отрядами? Разоружить и распустить по домам? А удастся ли потом собрать их вновь? А захотят ли они разоружаться и самораспускаться? А поскольку стороны заинтересованы в полной и безоговорочной победе, Асад – из-за опасений за свою судьбу, а оппозиция – за свою, да и другого шанса у нее может не быть, то провокации не заставят себя ждать. Вот стороны конфликта и ожидают взаимных провокаций и не спешат откладывать в сторону оружие. Но ситуация такова, что в любой провокации, любом происшествии — убийство ли мирных граждан или солдат, террористов или беженцев, все, что может произойти, всё будет истолковано против Асада. Что поделаешь – издержки профессии.

Кроме того нужно учесть, что в этом деле не два интересанта, Асад и оппозиция в лице Сирийского национального совета (СНС), а гораздо больше, это и ССАГПЗ, Турция, Иран, международные исламистские силы и пр. Интересы их противоположны, примирить их 25 или 250 наблюдателей ООН не смогут.

Резолюция СБ ООН требует от правительства Сирии «обеспечения свободы передвижения миссии наблюдателей, полный, беспрепятственный доступ в места, необходимые для выполнения ее мандата, позволения ее беспрепятственной связи с населением, свободного и конфиденциально общаться с людьми по всей Сирии без возмездия в отношении любого лица в результате взаимодействия с миссией». Правительство, в свою очередь, заявило, что работа наблюдателей и порядок их передвижений будут координироваться сирийским правительством, иначе Сирия не сможет нести ответственность за их безопасность. Иными словами, в условиях, когда сирийская армия будет находиться в казармах, а ответственность за безопасность наблюдателей, которую правительство не сможет гарантировать, уже лежит на Асаде, те будут представлять из себя легкую мишень.

Что бы ты ни делал, это привлечет на тебя огонь противника, даже если ты ничего не делаешь.

Закон Мэрфи о войне

Наблюдатели не могут быть везде, они будут опрашивать очевидцев. Но в полицейской практике многих стран есть поговорка: «Врет как очевидец». Шанс на мир в Сирии не даст даже ввод «Голубых касок», противостояние перейдет в террористическую войну, где правых и виноватых отыскать будет невозможно.

Фактор неизвестности вносит в сирийский конфликт позиция Ирана. Терять единственного союзника очень не хочется, надо бы помочь, но как? Вот, к примеру, судно Atlantic Cruiser, везущее по накладным перевозить насосы и запчасти, оказалось загружено в Джибути иранским оружием, предназначенное для армии Башара Асада. Судно должно было прибыть в сирийский порт Тартус, но не судьба. Ссылаясь на портал arabnews.com, СМИ сообщают, что на самолетах сирийских ВВС, бомбящих мятежников, летают иранские пилоты. Портал сообщает, что сирийские летчики отказались бомбить жилые кварталы городов Хомс, Идлиб и Нифтнар, в связи с чем пришлось прибегнуть к иранской помощи. Сообщения пока не подкреплены документами и пленными иранцами, но, как говорят, «еще не вечер». Помочь Асаду иранцам очень хочется, но этим они могут создать casus belli[iii], действуя против решения СБ ООН.

Шансов на то, что план Аннана в Сирии сработает, чрезвычайно мало. Остается констатировать вместе с американской журналисткой Энн Барнард, что «для сирийцев лёгкого выхода из конфликта нет». А для Израиля очевидно, что еще долго придется ждать мира на северных границах и внимательно следить, в чьи руки попадут огромные запасы химического оружия Асада.

 


[i] Виктор Степанович Черномырдин

[ii] Салах Джадид остаток жизни с 1970 г. по 1993 г. провел в сирийской тюрьме, где и умер.

[iii] повод к войне

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Владимир Янкелевич: Сирийская ловушка»

  1. Янкелевич
    — Mon, 23 Apr 2012 23:58:36(CET)

    А по существу статьи Вы согласны?

    Разрешите ответить по-еврейски:), т.е. высказать два разных мнения. Согласен, поскольку как еврей знаю еврейскую же поговорку «не желай нового царя», а как американец — американскую: «известный черт лучше неизвестного». Но как почитатель Мао:) не согласен, ибо Председатель сказал: «Чем хуже, тем лучше». В сирийском же случае это значит, что чем дольше бардак там, тем хуже Хизболле и Ирану.

    1. Уважаемый Буквоед,
      позвольте заметить, что оба ваши ответа — это по существу один. Если «не желай нового царя», то «долгий бардак» неминуем. А если Асад слетит, то, опять же, «долгий бардак» неминуем.

  2. Уважаемый Владимир, продолжу в вашем стиле: что такое хорошо и что такое плохо.
    Сунниты будут резать алавитов, что отвлечет их на какое-то время от Израиля, — это хорошо.
    Если сунниты придут к власти они начнут уничтожать Хизбалу — и это тоже хорошо. Ещё лучше, если бы в «суматохе» были уничтожены и все накопленные Хизбалой ракеты.
    Будет перерезан оружейный траффик из Ирана (или Вы об этом писали).
    Ещё Вы написали, что с Асадом, т.е. с алавитами, 30 лет был мир. А с Мубараком (сунниты) разве меньше?
    Это напомнило: то, что русскому хорошо, для немца смерть. Если перефразировать применительно к сегодняшней ситуации, получится: если России хорошо с Асадом, то Израилю (возможно) будет лучше без него.

  3. Берлага

    >Падение Асада — потеря союзника Ираном, что хорошо, но создание сунитского полумесяца, я об этом писал, что плохо. Но дальнейшее развитие ситуации почти не дает возможности сказать о чем-то по поводу Сирии, что это хорошо. Арсеналы — плохо, новые власти — плохо, усиление Саудитов — плохо, возможность новых властей за лояльность требовать себе бонусов от ЕС и США — плохо. И так далее.

    Чисто тактически падение Асада принесет некоторые дивиденды в виде ослабления Хисбалы, у которой есть террористическая сеть везде, где живут шииты или где правительства желают с Хисбалой, как клиентом Ирана сотрудничать. Как например в Венусуеле.
    Более того, возможно развитие событий, когда шиитов из Ливана будут выдавливать и соответственно это означает конец Хисбалле.
    Конечно можно задаться вопросом, а чем собственно суннитская террористическая организация лучше, чем шиитская. Да ничем, кроме одного фактора. Захват власти радикальными суннитами в Сирии и Ливане означает, что им будет трудно дистанцироваться от своих идеологических двойников в террористических организациях и посему они будут бояться ответного удара в случае крупного теракта.

  4. Уже привыкли к тому, что всё о чем бы ни писал уважаемый Владимир, так или иначе увязано с судьбой Израиля. В этой статье об Израиле почти ничего, кроме последней фразы. И лишь в ответе на коммент, Владимир дает оценку: «Плохо то, что если Асада уберут силовой операцией, то резко усиливается сунитский полумесяц вокруг Израиля».
    Интересно, что его оценка не просто не совпадает, но противаоположна оценке мин. ин. дел Либермана во время встречи на Брайтоне: «Какие бы силы ни пришли к власти в Сирии, они никогда больше не будут поддерживать «Хизбаллу», боевики которой помогают Асаду расправляться с оппозицией».
    Либерман подчеркнул, что Иран как главный спонсор международного терроризма, который рвется к ядерному оружию, является главной угрозой. Каким бы удобным и предсказуемым ни казался Асад, его падение ослабит Иран и «Хизбаллу», и потому этот сценарий соответствует израильским интересам.

    1. Уважаемый Марк, все, что происходит у границ Израиля — это об Израиле, так что я в своей теме.Я хотел бы отметить, что Либерман, в отличие от меня — политик, иногда вынужден говорить то, что требует политическая обстановка. Я обычно слова политиков, как говорят мои дети, «беру в пропорции», стараясь обращать внимание не на слова а на дела.
      А дела — сирийская граница более 30 лет была мирной, что хорошо, но через Сирию шел поток, денежный и оружейный, Хизбалле, что плохо. Падение Асада — потеря союзника Ираном, что хорошо, но создание сунитского полумесяца, я об этом писал, что плохо. Но дальнейшее развитие ситуации почти не дает возможности сказать о чем-то по поводу Сирии, что это хорошо. Арсеналы — плохо, новые власти — плохо, усиление Саудитов — плохо, возможность новых властей за лояльность требовать себе бонусов от ЕС и США — плохо. И так далее.
      Думаю, что правильнее написать, что такой-то тезис моей статьи — он спорный по такой-то причине, тогда можно о чем-то говорить, а апелляция к авторитету Либермана — для меня лично это слабый довод. Работа у него такая.

  5. Политическая сила выскакивает из ружейных стволов

    Позвольте Вас поправить. Традиционный русский перевод этоы фразы: «Винтовка рождает власть» (сказано на VI Пленуме ЦК КПК 6-го созыва, где он же процитировал Чан Кайши: «Есть армия — есть власть.»). По-английски эта фраза традиционно переводится, как «Political power grows out of the barrel of a gun», но, во-первых, Ваш перевод с англисйкого не точен, а во-вторых, английский текст не передает лаконизма, которым отличался Мао. ИМХО.

    1. Уважаемый Буквоед, спасибо за дополнение, но Мао говорил много чего, зачастую перефразируя самого себя. Постоянно выдавать что-либо новое — сложно. Но, как говорится, я рядом не стоял, согласен и на Ваш вариант, тем более, что смысл тот же.
      А по существу статьи Вы согласны?

  6. А вот такое мнение:
    Ну и пусть они там грызутся подольше. Чем плохо?

    Цинизм?

    1. Уважаемый Соплеменник, Вы пишете «Ну и пусть они там грызутся подольше. Чем плохо?» Прежде всего я писал не о том, что такое хорошо и что такое плохо, а о плане Аннана, который на мой взгляд ничем иным, кроме как ловушкой, для Асада не является. Но все это очень прозрачно, я думаю, что если мне это понятно, то Асаду тем более. Значит будет, как это иногда называют, «понуждение к миру». Для Израиля — это нужно усиливать воинские подразделения на сирийской границе, в то время, как то же самое нужно делать и на границе с Египтом. Плохо то, что если Асада уберут силовой операцией, то резко усиливается сунитский полумесяц вокруг Израиля, а что за страна Саудовская Аравия, я достаточно подробно писал на Портале. Если интересно, то готов это обсудить.

      1. Уважаемый Владимир!
        Я хотел сказать только одно: всё, что ослабляет Сирию, включая современную «внутривидовую» грызню, приемлемо для Израиля. Так пусть, с помощью или без помощи Аннана, она продолжится подольше.

  7. Спасибо за Ваше письмо с ссылкой на эту статью.
    Прочел с интересом.
    Надо сказать, что обилие разного рода потрясений и событий у соседей и крайняя занятость притупили мой интерес к арабским революциям, путчам, переворотам и т.п.
    Это для нашего региона, исключая наш маленький Израиль, — типичная схема решения или не решения, как Вам будет угодно, проблем.
    Совершенно очевидно, что армия, службы безопасности, жандармерия и полиция для Сирии, да и для других близких соседей нашего региона необходимы для удержания собственного населения в узде, а внешний враг, в данном случае — Израиль – проверенный предлог для наращивания своего военного потенциала и отвода недовольства масс от правящих элит.
    Мне ситуация в Сирии интересна не своим внутренним устройством и расстановкой сил (горят все они голубым огнем!), а теми последствиями, которые отразятся на моей стране.
    В этом плане мне важны следующие хорды: Турция-Иордания, Ирак-Турция, Иордания-Ирак и все остальные возможные связи между ними.
    Здесь меня волнует также и позиция России, заинтересованной в поддержании внутреннего и внешнего давления в регионе, ее воздействие на события прямо и косвенно (через, например, армянскую диаспору) и, разумеется, потенциально важный Азербайджан и пресловутый Иран.
    По мне, некомпетентному, неинформированному, и непрофессиональному обывателю лучше бы правил Асад. С ним, по крайней мере, все ясно.
    Еще раз спасибо за Ваше обращение.
    Лучшие пожелания.
    М.Ф.

  8. У революций поражения редки — они почти всегда добиваются смены власти. Удивительно, как долго держится Асад, но (ИМХО) он слетит, а власть попадёт в руки такой же неопределённости, как в Египте и Ливии. Израиль был и ещё в большей степени становится единственной силой, объединяющей злостных врагов внутри мусульманского мира.

    Решения, удобного нам, нет.

    1. Дорогой Элиэзер, У революций поражения редки, потому что так называются удавшиеся предприятия, в случае неудачи они называются мятежами, хотя, по сути, являются одним и тем же.
      Относительно того, как долго держится Асад, то там все просто — Он и командный состав армии принадлежат к алавитам, чьей власти придет конец после свержения Асада, вот потому армия держится за него, и они вместе за власть. Я об этом подробно написал в статье. А вот Мубарака его армия предала, потому он и в клетке.

  9. Вы пишете, что «влияние внешних сил на политическую ситуацию в какой либо стране — фактор второстепенный. Факторы внутренние куда важнее». Мне с этим согласиться трудно. Я не спорю, что без внутренней ситуации, внешней недостаточно. Но! Внуиренняя ситуация не зреет без питательного бульона — денег и оружия. Мне трудно судить о ситуации в США, но провести коня обыкновенного в парламенты достаточно многих стран — это просто вопрос достаточности суммы, вложенной в этого будущего парламентария. Народные протесты, левые организации, волеизъявление масс — все это функция вложенных средств.
    Вы считаете, что при наличии интерессантов нельзя было бы защищать народ на Кубе? Свободный парламентаризм? В Ливии можно, а на Кубе или Иране нельзя? Скорее всего эта головная боль никому просто не нужна, вот Ваш пример и вроде работает.
    Но вспомните немецкое финансирование русской революции. Безусловно внутренняя ситуация, но деньги, питавшие ее — внешние. А в Сирии внешних интерессантов более чем достаточно.
    Я сейчас пишу статью, в которой хочу показать, что в современном мире военный конфликт из-за мощи вооружений изменился, сейчас не до разгрома армий… Один французский генерал сказал, что муху седящую на стекле можно убить молотком, но и платком не хуже, но, по крайней мере, стекло останется целым. Так вот войны старого типа — это работа молотком. Сегодня нужно бить по психологии, например — «Захвати Уолл Стрит», или «Шалом ахшав» (мир сейчас) в Израиле. Это развал национальных ценностей и пр. Вы можете сказать, что ониразваливаются сами в силу объективных причин, глобализации и пр.
    Как и положенно еврею, отвечу длинно на тот вопрос, что задал за Вас. Сам задал — сам и отвечу. В свое время, это примерно 2000 годы, по ТВ непрерывно шла реклама пива, демонстрируя счастливых молодых и не очень, шагающих по улице и прихлебывающих пиво. Мы относились к этому, как к назойливой рекламе и только, но один раз на улице я обратил внимание, что в поле зрения непрерывно находится 5-7 молодых людей шагающих по улице с бутылкой пива в руке и непрерывно прихлебывающих. Так картинка из ТВ вышла на улицу, а совпадение картинки в ТВ и на улице показало, что дело не в глобализации а в агитации.
    А поскольку Шариковых, стремящихся взять все и поделить всегда больше, то эта агитация работала и будет работать. Вот в Израиле появилась такая достаточно представительная категория «палаточник», не работают, а сидят в палатках и протестуют причем все бельше.
    Конечно одних денег недостаточно, нужны еще талантливые негодяи, ну да был бы спрос…

    1. Коллега, по поводу французского генерала, норовящего убить муху на стекле платком, а не молотком — а если ему надо убить не муху на стекле, а комаров на болоте ?

      И выходит, что у него на руках серьезная проблема. Бить их поштучно — дело бессмысленное. У генерала есть выбор:

      1. Можно убить всех комаров, без различия пола и возраста. Химия, и так далее. Сами понимаете, такой подход связан с множеством неприятностей, даже с точки зрения экологии, потому что истребление комаров привдет к появлению еще какой-нибудь дряни.
      2. Можно осушить болото. Это очень трудно, очень дорого, и очень долго. И результат не гарантирован, потому что ресурсоемкость болота может оказаться выше всего, что генерал способен пустить на мелиороацию.
      3. Можно отступить на какое-нибудь местечко посуше, и в болото не соваться совсем.

      Ясное дело, что отступление и зарок — не соваться — не решает «проблемы болота» в том случае, если оттуда по-прежнему идет малярия. Или, вот как сейчас — лягушки начинают обстреливать окрестности ракетами. И оказывается, что все чаще и чаще военным приходится думать о том, как же все-таки воевать на болоте.

  10. Мне кажется, что направленное влияние внешних сил на политическую ситуацию в какой либо стране — фактор второстепенный. Факторы внутренние куда важнее. Трудно взвесить это с процентной точностью, конечно, и малый весом катализатор может повлиять на химический процесс, но все-таки сам по себе процесс важнее. Вот посмотрите — что Куба, что хомейнисткий режим в Иране — они стоят себе и стоят, и пока сами не покачнутся, ничего с ними и не случится.
    По теперешним временам интервенция штука слишком дорогая, что мы и видели на примере Ирака.

    1. Вы пишете, что “влияние внешних сил на политическую ситуацию в какой либо стране – фактор второстепенный. Факторы внутренние куда важнее”. Мне с этим согласиться трудно. Я не спорю, что без внутренней ситуации, внешней недостаточно. Но! Внуиренняя ситуация не зреет без питательного бульона – денег и оружия. Мне трудно судить о ситуации в США, но провести коня обыкновенного в парламенты достаточно многих стран – это просто вопрос достаточности суммы, вложенной в этого будущего парламентария. Народные протесты, левые организации, волеизъявление масс – все это функция вложенных средств.
      Вы считаете, что при наличии интерессантов нельзя было бы защищать народ на Кубе? Свободный парламентаризм? В Ливии можно, а на Кубе или Иране нельзя? Скорее всего эта головная боль никому просто не нужна, вот Ваш пример и вроде работает.
      Но вспомните немецкое финансирование русской революции. Безусловно внутренняя ситуация, но деньги, питавшие ее – внешние. А в Сирии внешних интерессантов более чем достаточно.
      Я сейчас пишу статью, в которой хочу показать, что в современном мире военный конфликт из-за мощи вооружений изменился, сейчас не до разгрома армий… Один французский генерал сказал, что муху седящую на стекле можно убить молотком, но и платком не хуже, но, по крайней мере, стекло останется целым. Так вот войны старого типа – это работа молотком. Сегодня нужно бить по психологии, например – “Захвати Уолл Стрит”, или “Шалом ахшав” (мир сейчас) в Израиле. Это развал национальных ценностей и пр. Вы можете сказать, что ониразваливаются сами в силу объективных причин, глобализации и пр.
      Как и положенно еврею, отвечу длинно на тот вопрос, что задал за Вас. Сам задал – сам и отвечу. В свое время, это примерно 2000 годы, по ТВ непрерывно шла реклама пива, демонстрируя счастливых молодых и не очень, шагающих по улице и прихлебывающих пиво. Мы относились к этому, как к назойливой рекламе и только, но один раз на улице я обратил внимание, что в поле зрения непрерывно находится 5-7 молодых людей шагающих по улице с бутылкой пива в руке и непрерывно прихлебывающих. Так картинка из ТВ вышла на улицу, а совпадение картинки в ТВ и на улице показало, что дело не в глобализации а в агитации.
      А поскольку Шариковых, стремящихся взять все и поделить всегда больше, то эта агитация работала и будет работать. Вот в Израиле появилась такая достаточно представительная категория “палаточник”, не работают, а сидят в палатках и протестуют причем все бельше.
      Конечно одних денег недостаточно, нужны еще талантливые негодяи, ну да был бы спрос…

  11. Янкелевич — Б. Тененбауму
    Натания, Израиль — Fri, 20 Apr 2012 14:19:12(CET)

    Уважаемый Борис Маркович, Вы по поводу статьи «Сирийская ловушка» пишете: «Единственное возражение – я сомневаюсь, что “… хотели как лучше …”. Ничего особо не хотели – кому надо ковырять палкой кучу всякой дряни? Не воняет, ну и ладно … Но там завелись какие-то свои, внутренние процессы. По-моему, посторонние могут подлить масла в огонь, или, наоборот, плеснуть какого-то пеногонного вещества – но пожар они не контролирует».
    Вся суета вокруг Сирии — мучительное желание избежать военной операции, иначе она уже была бы. Как понять «кому надо ковырять?» Той же Саудовской Аравии, Турции, а Ирану им помешать. На наших глазах рождается многолетний военный конфликт у границ Израиля, вот в чем проблема. В перспективе нужна очень локальная военная операция по захвату складов с химическим оружием, но увы… Помните лозунг» Там где Партия, там успех, там Победа! Слегка перефразируя можно сказать, там где Эштон, там поражение, там провал, хотя, честно говоря, это не только ее достижение.

  12. Что сказать ? Прекрасная статья, очень ясная. Единственное возражение — я сомневаюсь, что «… хотели как лучше …». Ничего особо не хотели — кому надо ковырять палкой кучу всякой дряни ? Не воняет, ну и ладно … Но там завелись какие-то свои, внутренние процессы. По-моему, посторонние могут подлить масла в огонь, или, наоборот, плеснуть какого-то пеногонного вещества — но пожар они не контролирует.

    1. Янкелевич – Б. Тененбауму
      Натания, Израиль – Fri, 20 Apr 2012 14:19:12(CET)

      Уважаемый Борис Маркович, Вы по поводу статьи “Сирийская ловушка” пишете: “Единственное возражение – я сомневаюсь, что “… хотели как лучше …”. Ничего особо не хотели – кому надо ковырять палкой кучу всякой дряни? Не воняет, ну и ладно … Но там завелись какие-то свои, внутренние процессы. По-моему, посторонние могут подлить масла в огонь, или, наоборот, плеснуть какого-то пеногонного вещества – но пожар они не контролирует”.
      Вся суета вокруг Сирии – мучительное желание избежать военной операции, иначе она уже была бы. Как понять “кому надо ковырять?” Той же Саудовской Аравии, Турции, а Ирану им помешать. На наших глазах рождается многолетний военный конфликт у границ Израиля, вот в чем проблема. В перспективе нужна очень локальная военная операция по захвату складов с химическим оружием, но увы… Помните лозунг” Там где Партия, там успех, там Победа! Слегка перефразируя можно сказать, там где Эштон, там поражение, там провал, хотя, честно говоря, это не только ее достижение.

Обсуждение закрыто.