[Дебют] Леопольд Эпштейн: Луддиты ХXI века

 708 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мир стал слишком маленьким, чтобы выдержать растущее неравенство уровня жизни — как внутри развитых стран, так и между странами «первого» и «третьего» мира. Только торговля и сотрудничество, только объединение, а не изоляционизм и национализм, могут привести к общему прогрессу. Не надо станки ломать.

Луддиты ХXI века

Леопольд Эпштейн

Эти заметки — не предвыборные, хотя импульс к ним дало наблюдение за нынешней предвыборной кампанией. Но, в отличие от большинства моих заметок последнего времени, они не направлены против Трампа и/или Республиканской партии. Среди сторонников Сандерса, за которого я голосовал на предварительных выборах, тех, кого я называю для себя луддитами, было почти столько же, сколько в электорате Трампа.

Начну издалека. В 1973 году я работал в Вычислительном Центре Ростовского НИИ швейной промышленности. Директору нашего ВЦ, человеку не слишком образованному, но по-житейски смекалистому, пришло в голову автоматизировать раскрой полотен на швейных фабриках — операцию сложную и весьма важную. Экономный раскрой позволял тратить существенно меньше ткани, чем раскрой «как Бог на душу положит». Раскройщики полотен на швейных фабриках считались «элитой» и получали много больше денег, чем швеи и другие рабочие.

Я был молод тогда, большим программистским опытом похвастаться не мог, но — без ложной скромности — котелок варил неплохо. В напарники мне достался умный постановщик задач, который хорошо разбирался в швейной технологии и чётко сформулировал задачу. Я быстро сбацал программу (которую сейчас, уже по завершении программистской деятельности, считаю своим лучшим достижением — компьютер-то был тот ещё, «Минск-22», написать на нём что-то серьёзное, да ещё с элементами оптимизации… Не понимаю, как это удалось). Мы настроили программу, получили результаты и поехали «внедрять» на швейную фабрику. На удивление, с реальными, не придуманными искусственно, раскроями программа справилась ещё лучше. Директриса фабрики, железная леди советского разлива, сказала: «Будем пользоваться!» — и подмахнула предварительный акт внедрения с солидной цифрой предполагаемой экономии — в соответствии со сравнением наших расчётов и результатов реального раскроя ткани их раскройщиками. Это только для одной фабрики — а использовать программу предполагалось на 50. Мы с постановщиком задачи получили премию ВДНХ (мне дали 500 рублей, три месячных зарплаты — никогда больше я не получал столько), директор ВЦ и начальники отделов — благодарность министра и тоже какие-то деньги. Как говорится, полный успех. Но…

Но нашей программой так никогда и не пользовались в производстве. Почему? Потому что раскройщики полотен стали бы получать вдвое меньше за свою работу. Решить проблему можно было — технически — легко: перевести раскройщиков со сдельной системы оплаты на почасовую. Этого хотела и директриса фабрики, и сами раскройщики. Но пробить такую реформу через бухгалтерию министерства директриса не смогла, несмотря на резолюцию замминистра: «Нахожу целесообразным». Без изменения оплаты труда раскройщиков, директриса не хотела даже думать о внедрении нового метода. «Я не сумасшедшая, — сказала она моему напарнику. — Они в лучшем случае просто будут работать, как работали раньше, а в худшем — сломают столы для раскроя.

Что — по сути — произошло (точнее, не произошло)? Использование нашей программы было бы полезно и обществу в целом, и фабрике, и директрисе. Доходы потеряла бы лишь небольшая группа людей. И такую потерю можно было предотвратить. Нужны были небольшие структурные изменения. Небольшие — но структурные. И добиться их оказалось невозможно.

Теперь — к настоящим луддитам. Признаюсь, я не много знал о них до недавнего времени — какие-то обрывки из школьной истории, с обязательными цитатами из Маркса об огораживаниях. Я даже неправильно представлял себе, когда разворачивалось движение луддитов, относя его целиком к 18 веку. Я знал лишь, что луддиты ломали машины, которыми предприниматели заменяли их ручной труд, лишая их тем самым средств к существованию. Лишь когда мне пришло в голову, что современные противники — как слева, так и справа — «истеблишмента», глобализации, свободной торговли, межнациональных корпораций и Евросоюза похожи на полумифических луддитов, я немножко разобрался с историей луддитов. И увидел, что сходство с нынешними антиглобалистами оказалось даже больше, чем я предполагал.

Луддиты названы по имени Неда Ладда (по-английски Luddite (луддит) произносится примерно как «ладайт», иногда в русских источниках Ладда называют Недом Луддом или Эдвардом Лудламом), о котором не известно даже, существовал ли он. В соответствии с полулегендарной версией, Ладд был ткачом, который в 1779 году сломал два ткацких станка, будучи выпорот за лень и нерасторопность. После этого независимые ткачи-кустари стали проникать в помещения ткацких мануфактур то тут, то там и ломать оборудование. На полицейских дознаниях принято было отвечать (вне зависимости от того, знал ли допрашиваемый правду), что станки сломал Нед Ладд. Движение луддитов три десятилетия пребывало в «латентной форме», не представляя особой опасности, но в 1811 году неожиданно скачком захватило всю Англию и стало серьёзной угрозой государству. Луддиты переключились с молота на огонь — ткацкие, и не только ткацкие, фабрики запылали. Во многих местах они перешли рамки вандализма и начали избивать, а иногда и убивать предпринимателей и управляющих производством. Они попытались освоить военное искусство, разжились оружием. Владельцы ткацких фабрик стали получать угрожающие письма, подписанные «Король Ладд». Историки не знают, был ли действительно некто, называвший себя королём Ладдом и, если такой человек был, то какое отношение он имел к Ладду, разбившему молотом два станка 32 года назад.

1811 год не был бы лёгким для Англии и без луддитов. Англо-португальская армия под командованием Веллингтона то отбрасывала французов, то отступала. На Пиринеях воевали десятки тысяч английских солдат. Английский флот вёл бои с французами в Индийском океане. Так вот, в 1811 году, оказывается, в подавлении движения луддитов участвовало больше солдат, чем во всех военных действиях против Наполеона! Может быть, это были не лучшие войска, может быть, для большей части из них операции против луддитов оказались короткими, но это всё равно, согласитесь, поражает. Парламент принял закон, каравший смертью за умышленную порчу станков. За голову «короля Ладда» назначили большое денежное вознаграждение (награда не нашла героя). Активные военные действия продолжались до 1813 года, полицейские операции и суды — до 1817-го.

После разгрома луддитов правящая элита Англии не пошла на то, что неизбежно случилось бы в аналогичной ситуации в России или во Франции. Она не стала закручивать гайки, наоборот, постепенно помогла создать механизм тред-юнионов, защищавший права рабочих и устанавливавший относительный мир в производственных отношениях. Дело в том, что луддиты разбивали станки не оттого, что не умели или не хотели на них работать. Они хотели, чтобы им платили не втрое меньше, чем раньше, чтобы вместо них не нанимали женщин, детей и нищих, согласных работать за любые деньги. И они хотели, чтобы внешняя политика Англии учитывала их интересы тоже. Война с Наполеоном, удушавшая экспорт английской шерсти, ударила по ним экономически сильней, чем по другим.

Я смотрю на движение луддитов так: люди, которые хотели и могли работать, занялись вместо этого вандализмом и разбоем. Почему? Использование ткацких станков было полезно и Англии в целом, и владельцам фабрик, и простым людям, которые получили неслыханную возможность тепло одеваться и не мёрзнуть в холода. Доходы потеряла лишь небольшая группа людей. И такую потерю можно было предотвратить. Но нужны были структурные изменения. Владельцы фабрик должны были в той или иной форме «поделиться» с ткачами. На круг все выиграли бы. Не было бы сожжённых фабрик и разбитых станков. Страховые механизмы не были ведь тогда развиты — владельцы сожжённых фабрик попросту разорились. И Англия могла бы найти лучшее применение своим солдатам. Я хорошо сознаю, что идея «поделиться заранее», дабы предотвратить худшее, не могла быть реализована в начале 19 века. Ни понимания, ни инструментария для этого не существовало. Беда в том, что сейчас, когда инструментарий — и прекрасный — под рукой, понимание часто там же: на уровне начала 19 века.

Если посмотреть «с высоты птичьего полёта», то есть, без учёта масштабов явлений, на движение луддитов и программу раскроя полотен на швейных фабрик, то легко увидеть схожесть их социальной структуры. До эмиграции я думал, что в случае швейной фабрики ответственна советская власть — бюрократичная, безразличная к реальным результатам труда людей. Теперь я понимаю, что советская власть была виновата лишь наполовину, а то и меньше.

В наше время функции ткацких станков перешли из сферы физического труда в сферу труда интеллектуального. Не только полотна шерсти, но и тонны чугуна и каменного угля давно уже не определяют экономической мощи государств. Самые «дорогие» компании в мире производят вещи почти невесомые: компьютерные программы, смартфоны, вакцины, займы, страховки. Одновременно и перевоз через море телушки за полушку превратился из рубля в грош. Международные торговые соглашения, интернациональные корпорации, перевод производства туда, где дешевле или доступней рабочая сила — всё это тоже сегодняшние «станки». И так же, как во времена Неда Ладда, внедрение этих новшеств лишает дохода, а вместе с ним сна и самоуважения, сегодняшних «ткачей».

И «ткачи» — квалифицированные рабочие и техническая интеллигенция развитых стран — стоит перед тем же соблазном ударить молотком по станку, как и в 18 веке (я сознательно не говорю о начале 19-го — аналогия с ним наступит, когда роботы начнут строить дома и писать компьютерные программы, скоро, но не сегодня и не завтра). В нынешнем мире это обычно не требует больших усилий и безопасно: надо только проголосовать за выход из Евросоюза или за кандидата, обещающего протекционизм в торговле. Левое движение «оккупантов» (Occupy Wall Street) и правое движение «чайников» (Tea Party) были удивительно похожи по протестной сущности. И — подобно «ползучему восстанию» луддитов — оба не имели чёткой вертикальной сущности, оба были истинно народными (grassroots) движениями. Я нигде не видел соответствующей статистики, но мало сомневаюсь в том, что в нынешних праймериз большинство «оккупантов» проголосовало за Сандерса, а большинство «чайников» — за Трампа.

При всех различиях между протестующими справа и слева, есть общая причина, толкающая их на выступления. Это — неспособность общества (государства) найти способ компенсировать «ткачам» их потери. Когда швеи во Вьетнаме шьют рубашки, которые потом привозятся в США и здесь продаются, выигрывает и общество в целом (и американское, и вьетнамское), и предприниматели, организующие пошив, перевозку и продажу этих рубах, и покупатели, способные легко позволить себе ежедневно менять одежду, выбирать из множества фасонов и расцветок. Проигрывают только те, кто иначе производил бы эти рубахи здесь — существенно дороже и примерно такого же качества. То же самое можно сказать и о программистах, чья работа уплывает в Индию, и о сборщиках автомобилей, которые теперь привозят из Мексики.

Луддиты 21-го века выглядят в данный момент атакующей силой. Но я думаю, что победить они в принципе не могут — поскольку ведут борьбу с тем, что выгодно обществу в целом и каждому из них как потребителю. Любая их временная победа (Брекзит, например) будет означать лишь, что в долгосрочном плане страна, где эта победа одержана, станет бедней и ей придётся потом догонять другие страны.

В распоряжении общества развитых стран сейчас есть отлаженные механизмы смягчения и купирования проблем, вызываемых распространением новых технологий и глобализации экономики. Прежде всего это — налоговый механизм, неплохо работающий при всех его недостатках. Каким образом и с кого собирать налоги, равно как — кого из пострадавших «ткачей» насколько поддерживать — вопрос сложный, и здесь я его обсуждать не буду. Но и сбор налогов и их распределение и технически, и социально — опробованный механизм. Однако, надо видеть и более широкую картину. Общество неправильно поступит, если удовольствуется созданием слоя «пострадавших ткачей», которых будет материально поддерживать. Людям (во всяком случае, большинству людей) работа нужна не только для того, чтобы жить в приличных материальных условий, но и чтобы сознавать своё достоинство — личное и гражданское. А переквалификация — дело медленное, дорогое, да и не для всех возможное. Что же делать? И здесь тоже накоплен успешный опыт. Надо создать условия, при которых люди меньше работали бы: такие как сокращение рабочей недели, увеличение отпусков, та или иная форма поддержки студентов. Когда в развитых странах произошёл переход на пятидневную рабочую неделю, не только производительность труда возросла, но и валовой национальный продукт. Дело в том, что массовое увеличение досуга «запускает» стремительное развитие связанных с ним отраслей обслуживания и вполне капитальных преобразований инфраструктуры. И происходит создание рабочих мест в тех категориях, где их экспорт труден или даже невозможен. В строительстве, например. Почему не перейти постепенно на четырёхдневную рабочую неделю? (Воркоголики как работают восемь дней в неделю, так будут и продолжать всё равно.)

У слова «луддит» есть привкус отрицательного отношения. К рядовым луддитам его, по-моему, несправедливо применять. А вот идеологам «брекзитов» надо бы задуматься: хотят ли они, чтобы фабрики горели? Не бесплодны ли попытки повернуть время?

По-моему, многие теперешние политические события (успех Брекзита, победу Трампа в республиканских праймериз) трудно объяснить без осознания широкого — и опасного — характера подъёма луддитского сознания. Проблемы, стоящие перед человечеством, носят глобальный характер. Мир стал слишком маленьким, чтобы выдержать растущее неравенство уровня жизни — как внутри развитых стран, так и между странами «первого» и «третьего» мира. Только торговля и сотрудничество, только объединение, а не изоляционизм и национализм, могут привести к общему прогрессу. Не надо станки ломать.

Print Friendly, PDF & Email

35 комментариев к «[Дебют] Леопольд Эпштейн: Луддиты ХXI века»

  1. Статья очень интересна. Общество всё ещё не научилось решать задачу компенсации при увеличении производительности труда.

    Представьте себе такую экономическую единицу как большая семья в 50 человек, живущая на натуральном хозяйстве. Все они работают на производстве продукта по 8 часов в день, зарплату не получают (точнее, деньги не существуют), но все хорошо едят. Как только у них появились первые машины и производительность повысилась, они освободили от производства несколько человек и сказали им: «Ты будешь учитель по 8 часов в день, а ты доктор по 8 часов в день, и есть вы будете так же хорошо, как все мы».

    А что получается, когда введены машины, и производительность так резко возросла, что не надо работать по 8 часов? Семья переходит на 6-чаовой день БЕЗ уменьшения благ. Проблем нет.

    Что делает общество в аналогичной ситуации? Оно переводит работников на 6-часовой день с оплатой в 6/8, т.е. с потерей благ. Почему? Разве благ для распределения стало меньше? Почему же надо уменьшать зарплату? И это то структурное приспособление — меньше труда при неизменной или бОльшей зарплате, которое общество проходит болезненно.

    Глобализация и протекционизм заслуживают особой дискуссии. Когда-то работал экономический принцип «за морем телушка — полушка, да рубль — перевоз». Но уже давно перевоз стал столь дешев, что выгодно покупать телушку за морем. Об этом — особый разговор.

  2. Maybe policymakers really believe that nobody loses or maybe they don’t worry about it too much because they think they’re among the winners.
    —————-
    Протекционизм всегда стоял и стоит против свободы торговли. Если проводить политику протекционизма, то производство будет процветать, по крайней мере не падать, зато потребители — переплачивать, покупая отечественные товары. Если проводить политику свободы торговли , то потребители будут покупать импортные товары дешево, зато будут закрываться отечественные предприятия и расти безработица.
    Утверждать, что одна политика заведомо лучше другой — надо иметь много самомнения и мало знаний.

  3. Речь которую произнес миллиардер Питер Тил в поддержку Трампа в Национальном Пресс Клубе.
    Питер Тил редкая птица среди миллиардеров Кремневой долины, которые скорее поддерживают демократов.

    То, что представляет Трамп не сумашествие и не исчезнет.

    It’s not a lack of judgement that leads Americans to vote for Trump. We’re voting for Trump because we judge the leadership of our country to have failed.

    This judgement has been hard to accept for some of the country’s most fortunate, prominent people.

    It’s certainly been hard to accept for Silicon Valley where many people have learnt to keep quiet if they dissent from the coastal bubble.

    Louder voices have sent a message that they do not intend to tolerate the views of one half of the country.

    This intolerance has taken on some bizarre forms.

    The Advocate, a magazine which once praised me as a gay innovator even published an article saying that as of now I am, and I quote “not a gay man”, unquote, because I don’t agree with their politics.

    The lie behind the buzzword of “diversity” could not be made more clear.

    If you don’t conform, then you don’t count as diverse, no matter what your personal background.

    Faced with such contempt, why do voters still support Donald Trump? Even if they think the American situation is serious why would they think that Trump, of all people, could make it better?

    I think it’s because of the big things that Trump gets right.

    For example: free trade has not worked out well for all of America.

    It helps Trump that the other side just doesn’t get it. All of our elites preach free trade.

    The highly educated people who make public policy explain that cheap imports make everyone a winner according to economic theory.

    But in actual practice we’ve lost tens of thousands of factories, millions of jobs to foreign trade. The heartland has been devastated.

    Maybe policymakers really believe that nobody loses or maybe they don’t worry about it too much because they think they’re among the winners.

    The sheer size of the US trade deficit shows that something has gone badly wrong.

    http://www.realclearpolitics.com/video/2016/10/31/peter_thiel_what_trump_represents_isnt_crazy_and_its_not_going_away.html

  4. Очень странный набор сравнений и противопоставлений.

    Многие современные изоляционисты — в принципе отнюдь не против международных инициатив в бизнесе, образовании и т.д. Они против всевозможных полусекретных (или секретных) пактов, создающих неподотчетные международные структуры.

    Луддиты выступали против прогресса — эти люди в большинстве своем — за прогресс, зачастую весьма активно. Просто им не нравится фашистские по своей сути образования типа Евросоюза направленные на создание огромного неподотчетного корпоративного правительства.

    1. Просто им не нравится фашистские по своей сути образования типа Евросоюза направленные на создание огромного неподотчетного корпоративного правительства.
      ===
      А создание огромного неподотчетного наднационального Комитета Стандартов — это как? Вторая мировая война закончилась 70 лет тому назад. Не надо бы всуе трепать языком термин, значение которого понимаешь не вполне? Был у меня знакомый англичанин (сын лорда, между прочим), так он дорожную полицию считал фашисткой: ездят в специальных машинах, носят форму, и имеют право штрафовать 🙂

    2. Я тоже считаю, что ЕС порочная организация, но не фашистская, а социалистическая в поздне-советcком стиле. Т. е. господство бюрократии, номенклатуры. Но конец-то у них общий — развал общества и гос-ва. Хрен редьки не слаще.

      1. Уважаемый Михаил, что именно Вы считаете признаками «социалистической организации в поздне-советском стиле»? Мне кажется, что в Евросоюзе нет ни монопольно властвующей партии, ни Госплана, ни цензуры, ни милитаризма. Разве нельзя открыть ресторан в Варшаве или банк в Милане без разрешения обкома?

    3. Хочу со всей ясностью подчеркнуть, что мне нравится Евросоюз. Это — великий, по-моему, эксперимент. Как и всякий честный эксперимент, он может закончится неудачей. Но мне кажется, что будущее — за такими наднациональными структурами, которые, в конце концов, заменят национальные государства. А как наднациональные структуры могут быть фашистскими, я просто не представляю себе, поскольку любой фашизм — по определению националистичен.

  5. Игорь Ю.
    — 2016-10-30 08:29:11
    ==============================
    Ясно сформулированы вопросы, вот уже несколько десяток лет характеризующие цивилизационные сдвиги нашего времени но остающиеся слишком часто за пределами внимания тех, кто бьется над вопросами конспирации в политической жизни стран(ы). Я бы еще раз повторил их , ибо «сколько ни повторять, все мало». да Борис Маркович уже сделал это.

  6. Поместил слова И. Юдовича, связанные со статьей Л.Эпштейна, в качестве отзыва к его статье. Они показались мне важными:
    Игорь Ю. — 2016-10-30 08:29:11

    Всем обсуждающим статью Л. Эпштейна я бы очень посоветовал прочесть Главу 10 из книги С. Хантингтона «Who We Are?» Глава называется «Merging America with the World» и в ней обратить особое внимание на подглавку «Мертвые души: Денационализация Элит».
    Впрочем, там и Глава 8 весьма интересна об «эрозии гражданства».
    Что тянет за собой что — культура экономику, или экономика культуру, можно ли говорить о глобализации только через экономические линзы «луддизма»; коренятся ли экономические проблемы сегодняшнего общества слишком глубоко в изменении нашего культурного кода или наоборот экономические проблемы привели к изменению нашего представления об американской идентичности, осталось ли что-либо от основополагающей англо-протестантской культуры и этики, от «американской исключительности», религиозности, в конце концов? Как старый культурный код влиял на жизнь людей через совместное строительство «еще лучшего» будущего, и как изменения этого кода влияют на жизнь людей сегодня? Как современные «высокие технологии» влияют на культурный код общества? Каково направление изменений, в чем причины, какие последствия нас ожидают?
    Все эти вопросы и честные, обоснованные, не идеологические ответы на них — куда важнее для американского будущего, чем сегодняшние выборы.
    Происходящее сегодня в стране, включая заметное обнищание среднего класса и отрицательные последствия глобализации для значительной части общества, что есть важная, но не вся проблема, это только какая-то промежуточная ступень состояния. Все по-прежнему в динамике. Очень важно понять как движущие силы, так и силы сопротивления изменениям. Очень важно понять, хотим ли мы остаться американцами, со всеми их плюсами и минусами, или стать некими безликими «всехними» гражданами, пусть богатенькими и имеющими возможность покупать дешевые бананы.. Вот в чем вопрос.

    1. Игорь Ю.
      — 2016-10-30 08:29:11
      ==============================
      Вопросы ясные, можно попытаться дать ответы (не окончательные):
      1) что произошло: лет 200 назад христианская религия не смогла ответить на важные вопросы христиан, поэтому через несколько поколений граждане захотели решать свои проблемы с помощью государства, поэтому через несколько поколений возникло «большое государство» с его очень неприятными побочными эффектами: элита без лояльности к своему обществу, масса зависимых и разобщённых граждан без лояльности и без морали и т.д.
      2) что делать: начать надо с конца, то есть осознать прямую связь между «большим государством» и его очень неприятными (ИМХО: фатальными) побочными эффектами — и прекратить надеятся что «You can have your cake and eat it too».

    2. Очень содержательный отзыв. И. Юдович, не знаком, но — большое спасибо! Рискну ответить однозначно: человечество на планете может продолжаться только в том случае, если в относительно близком будущем (100 — 150 лет) государства в их нынешнем виде — с армиями, таможнями, собственными деньгами — отомрут. То есть, хотим мы стать «всехними» — история не спросит. А вот «безликими всехними» — вопрос куда более сложный. Надеюсь, что «местные особенности» смогут существовать и успешно развиваться и после отмирания государств. Армения и Грузия внутри СССР не становились похожими друг на друга. На всякий случай, хочу оговориться, что «тюрьму народов» советского образца я не предлагаю.

    3. Игорь Ю.: … Всем обсуждающим статью Л. Эпштейна я бы очень посоветовал прочесть Главу 10 из книги С. Хантингтона «Who We Are?» Глава называется ….
      —————
      Я бы также очень посоветовал прочесть короткую статью Яакова Хисдая:
      http://berkovich-zametki.com/Nomer38/Hisdaj1.htm
      «УВАЖЕНИЕ», «СПРАВЕДЛИВОСТЬ» И «МИЛОСТЬ» В ЭПОХУ ДЕМОКРАТИИ

      Статья написанна о Израиле, но протестантская и еврейская этические системы во многом похожи.

  7. Открытые для иммиграции границы + государство-няня
    (бессрочное государственное содержание для ленивых, бесплатная гос. марихуана безработным, бесплатные гос. презервативы и гос. аборты молодёжи, женские туалеты трансгендерам, маленькие стаканы колы нью-йоркцам и т.д.)

    Скоро в обязательном порядке начнут прямо в мозг вживлять бесплатные государственные микро-чипы с прямой стимуляцией «центра удовольствия» (государство гарантирует вам удачу в «стремлении к счастью» !!!) и «центров зрения / слуха / боли» (государство обязано заботится о безопасности граждан и бороться с шовинизмом и микроагрессией).

    Велком в гуманенький новый мир !!!

    1. P.S.: о ощущениях «луддитов» я знаю из первых рук: жизнь в «городе развития» в Израиле (Кирьят Шмона), закрытая текстильная фабрика (Гибор-Сабрина), на которой много лет работала моя мать и ещё несколько сотен женщин.

  8. Не могу возразить по поводу влияния «луддизма» на экономику, потому что не силён в ней. Но ее важнейшим элементом является психология/ментальность. Луддиты 18-19 в.в. хотели работать и зарабатывать, а социалистическая психология любезного автору Сандерса, да и малам Клинтон тоже, порождает паразитический класс черных и белых любителей велфера, а это грозит развалом любой экономики. Но об этом хорошо написано в статье Л. Эпштейна.

  9. Даже если бы автор не описал столь детально и популярно, кто такие луддиты, вряд ли кто-либо сегодня стал бы с ним спорить на тему, что станки ломать не стоит, впрочем так же, как и стулья.
    Но некоторые используемые им термины, вероятно привычные для русскоязычных американцев,
    я хотел бы привести к израильским реалиям, часто заимствуемым у Большого Брата.
    Американские «оккупанты» соответствуют, не подумайте плохого, Израильским «палаточникам». Помимо ратования за социальную справедливость в их собственном понимании, первые, еще до того как капитально обосноваться в центре Манхэттена и двинуться на Уолл-стрит, сразу выдвинули лозунг «Нам нужен свой Тахрир», а активисты второго с бульвара Ротшильда заявили «Мы обещаем, что это будет, как в Каире». Исследователи из Нью-Йоркского университета утверждали, что у по крайней мере трети «оккупантов» годовой доход превышает $ 100 000, а как настойчиво писала Израильская пресса среди «палаточников», настойчиво кричавших о невозможности купить невероятно подорожавшие квартиры, по-крайней мере треть, имеет квартиры на зависть, а нередко и не одну.Что касается «Чайной партии», породившей «чайников», то боюсь не найду ей аналогов на Израильской политической арене, но Американские большие «чайники» поддерживали Ренда Пола, Теда Круза, Марка Рубио, а Мит Ромни чуть ли не возглавляет движение «Кто угодно-только не Трамп». Может быть автор ведет речь о маленьких «чайничках», ему, конечно, виднее.
    Но вот что самое удивительное. Если кто-то чисто случайно читал или слышал, о чем говорил Берни Сандерс во время своей кампании, то этот « скандинавский» демократический социалист заявлял: « Я верю в частные компании, которые процветают, инвестируют и растут в Америке, которые создают здесь рабочие места, нежели в те, которые закрывают свои производства в Америке и увеличивают свои доходы, эксплуатируя дешевый труд за рубежом» И еще Сандерс годами голосовал и выступал против торговых соглашений NAFTA, CAFTA, and PNTR . Я не оговорился – не Трамп, Берни Сандерс.Может быть все-таки он скрытый луддит и не хочет, чтобы Америка производила только программы, займы и страховки. Я намеренно исключил из авторского списка- «программы, смартфоны, вакцины, займы, страховки» две позиции, поскольку их ведущие производители давно уже не в США. Впрочем Берни тоже давно не в списках, а до главных выборов еще две недели, да и заметки автора по его утверждению не предвыборные.

  10. Статья очень наивная. Глобалисты не понимают одной простой вещи.
    Что хотя и существуют глобальная экономика, тем не менее мир состоит из отдельных стран. В зависимости от того теряет ли страна индустриальные работы или их получают, страна становится беднее или богаче в целом. Когда Америка теряет индустриальные работы, люди в Америке потерявшие работы должны найти работу квалификации ниже и соответственно у них зарплата будет меньше и соответственно с них будет меньше собирать налогов. А раз меньше налогов, то меньше денег для таких организаций как NASA. И у людей с маленькими зарплатами, нет возможности собирать детям на обазование и в конце концов эти деньги недополучат американские колледжи и университеты. Более того перевод какой-нибудь индустрии за рубеж значит, что инженерные и научные работы связанные с этой индустрией тоже переместятся со временем за рубеж, то есть в стране теряется не только квалифицированная рабочая сила, страна так же теряет ee научный потенциал. Итак размывается средний класс и страна в целом становятся беднее и более отсталой.
    И в этом принципиальное отличие Англии начала 19 века, когда люди теряли работы потому что появлялись новые технологии и Америки конца 20 начала 21 века, которая теряет работу в связи с тем что их переводят за рубеж. В Англии появлялись более квалифицированные рабочие и появлялись лучшие технические научные кадры в Америке все наоборот Выигрыш который имеют потребители от покупки более дешевых товаров нивелируется тем, что страна в целом беднеет. И она будет беднеть до тех пор пока стоимостью рабочей силы не упадет до такого уровня, что производство товаров в этой стране опять станет выгодным. Но к тому времени страна потеряет научные кадры в этой области и квалифицированную рабочую силу и ей придется начинать все сначала.
    Китай за 30 лет нарашивания экспорта стал не только могучей индустриальной державой, но и быстро нагоняет США в науке и технологиях. В качестве примера читатели могут взглянуть например на эту статью.
    http://www.tprinternational.com/china-vs-us-patent-trends-giants-stack/

    1. Будучи наивным автором наивной статьи, постараюсь запомнить, что «хотя и существуют глобальная экономика, тем не менее мир состоит из отдельных стран». Большое спасибо!

      1. Не за что, уважаемый Леопольд. И если посмотреть насколько вырос GDP Китая по отношению к американскому за последние 30 лет, станет понятна кому по большому счету выгодна глобализация.
        Договора о свободной торговле взаимовыгодны только для стран с примерно похожим уровнем зарплат.

        1. КМ: … Договора о свободной торговле взаимовыгодны только для стран с примерно похожим уровнем зарплат.
          ————
          ИМХО: дело не в зарплатах, а в государственном регулировании «стоимости труда».
          Если бы в США и в Китае были бы похожие законы о «защите прав трудящихся», то глобализация («свободная международная торговля») была бы очень выгодна ОБОИМ странам.

          Но пока этого нет, то продолжение «свободной торговли» будет постепенно уничтожать американский средний класс: когда в какой-нибудь отрасли производства китайцы достигнут сравнимого с американским технологического уровня — то большинство этой отрасли просто ИСЧЕЗНЕТ в США.

          Разве можно «свободно конкурировать» с тем, у кого есть СОВСЕМ другие правила ?
          Представьте себе стометровку: китайцы бегут в кроссовках а американцы обязаны бежать в сапогах и в касках 🙂

  11. Наконец-то любимый многими и часто цитируемый на сайте автор появился здесь in flesh:)
    К этой статье у меня одно весьма серьезное критическое замечание:
    Совершенно неоправданно, в качестве эпиграфа не использовано бессмертное — и абсолютно здесь напрашивающееся:
    Да, мир на роковой развилке,
    Но не пришел ему конец,
    Пока есть водка в морозилке,
    А также в банке огурец.

    Ну, и вопрос по содержанию:

    Чем «с высоты птичьего полета» отличается луддизм и антиглобализм от общепринятой практики патентного права? Использование новых изобретений безо всяких законодательных ограничений в каждом конкретном случае будет полезно и странам, где изобретения применяют, и владельцам большинства заинтересованных компаний, и простым людям, которые смогут пользоваться плодами новых технологий раньше и дешевле. Доходы потеряют лишь небольшая группа людей:)

    1. Так патентное право как раз и возмещает этой небольшой группе людей их потери! Кстати, глобализация патентного права — один из необходимейших шагов глобализации. Сегодня патентное право — на феодальном уровне. Всюду свои патенты. Настоящая свобода изобретательства — давно миф. Единое патентное право в Евросоюзе много дало всем — и владельцам патентов в первую очередь.

      1. Леопольд Э.
        «Так патентное право как раз и возмещает этой небольшой группе людей их потери!»
        хххх
        Возмещает — за счет производителей, вынужденных покупать лицензии, и простых потребителей, которые платят более высокую цену.
        То есть патентное право работает как луддизм (или антиглобализм, поскольку ты их ставишь на одну доску) — в интересах небольшой группы людей (патентовладельцев), в ущерб прямым интересам всех остальных (производителей, потребителей).

  12. Ну что же — в приложении к нашим реалиям вполне можно предвидеть нападения на бесшоферные такси. Или, скажем, атаки профсоюза тимстеров на новые виды грузоперевозок.
    Интересно, во что это все выльется? В сокращенную рабочую неделю, как во Франции?

    1. Б.Тененбаум
      «Ну что же — в приложении к нашим реалиям вполне можно предвидеть нападения на бесшоферные такси. Или, скажем, атаки профсоюза тимстеров на новые виды грузоперевозок»
      ххххххх
      Собственно, почену предвитеть — такие вещи уже есть, вот последние успехи в борьбе с Uber:
      «Лондонский суд удовлетворил иск профсоюза таксистов и признал, что водители-частники, зарабатывающие на жизнь с помощью аппликации Uber, являются наемными работниками Uber и в качестве таковых имеют базовые права на гарантированный минимум оплаты труда и оплачиваемые выходные дни»

    2. Боря, я думаю, что этого то как раз и не произойдёт. С луддитами — аналогия. Сегодня объект нападения — торговые соглашения, свободная торговля, свободная или облегчённая миграция рабочей силы, дистанционные коммуникации.

  13. В напарники мне достался умный постановщик задач, который хорошо разбирался в швейной технологии и чётко сформулировал задачу.
    ====
    Вашим напарником, случайно, не был академик Канторович?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *