Леонид Лазарь: Косая бейка

 288 total views (from 2022/01/01),  1 views today

За много лет до Перестройки, два раза в месяц, в аванс, и в получку (не считая предпраздничных дней), в нашем цеху образовывался… некий инвестиционный проект, эдакий праобраз сегодняшних венчурных фондов. Деятельность подобных проектов всегда сопряжена с высокими степенями риска.

Косая бейка

(почти правдивая история)

Леонид Лазарь

«За что люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень»
И. Губерман

Конец шестидесятых прошлого века.

Кое-как закончив ненавистную школу пошел работать на завод.

Оформляли долго, завод выпускал серьезную продукцию.

Новое дело освоил быстро, уже через неделю научился: точить, сверлить, пилить и даже — нарезать резьбу.

Через пару месяцев досконально знал кинематическую цепь движения резания токарно-винторезного станка.

Расточить цилиндрические или конические поверхности, подрезать торцы, прорезать канавки… — мало кто мог сделать это лучше меня.

Да что там канавки!

Играючи восстанавливал отверстия под подшипники качения шпинделя, путем расточки и последующей запрессовки втулок в корпус передней бабки.

Бывало подойдет кто-нибудь из товарищей — не объяснишь, как движение подачи от пятого шпинделя передается валу седьмого трензеля?

Пожалуйста — говорю, — вращение от главного электродвигателя передается сидящему на первом валу ведомому шкиву, а он уже несет фрикционную муфту второго, сидящего на консольной оси, вала.

Случались, конечно, и мелкие издержки: искореженные резцы с державками, зенкера со сверлами, и метчики с плашками.

Были загубленные кулачки с патронами, и даже один изувеченный шпиндель.

Так ведь настоящее мастерство никогда не даётся легко!

За короткий срок мною были изготовлены многие, необходимые в народном хозяйстве, узлы и детали:

— штырь педали от велосипеда (нержавейка УОНИИ-13НЖ),

— секретки для автомобильных колёс (устойчивая межзерновой коррозии и агрессивным средам сталь Х18Н10Т),

— шампуры для мангала (коррозионно-стойкая, легированная сталь Х18Н9Т).

Были, конечно, и сопла для ракет, и форсунки для торпед, но об этом… пока не время.

Не меньших успехов добился я и в спорте: в паре с разметчиком Наумкиным, стал непобедимым (!!!) чемпионом по домино.

Почему три восклицательных знака?

Да потому что, будь я в то время Доктором каких-нибудь наук, или знал бы, к примеру, десяток иностранных языков, или даже… был бы Нобелевским лауреатом, вряд ли достиг бы я такого почета и уважения от товарищей.

Научно-технический прогресс постоянно сопровождается появлением новых профессий, требующих высокой квалификации, большого объёма научных знаний, широкого технического и экономического кругозора.

Выступая на XXII съезде партии, Н.С. Хрущев, обещал к 1980 г. привести страну к коммунизму.

Резко возросла необходимость в рабочих-интеллигентах, у которых высококвалифицированный физический труд органически сочетался бы с напряженной умственной деятельностью.

Руководство не могло не заметить мой значительный прогресс в этих областях и, как имеющему ко всему прочему ещё и хорошую «зрительно-двигательную координацию», мне было предложено занять более ответственный пост — водителя электрокара.

Трудовой коллектив единодушно поддержал это решение.

Не скрою, было особенно приятно видеть столь высокую оценку моего труда товарищами по работе.

Да и как могло быть иначе?

Я никогда не боялся трудностей!

Наоборот, всегда шел им навстречу, порой преодолевая многочисленные препоны и препятствия.

Трястись на платформе с литыми резиновыми шинами, надо признаться — удовольствие небольшое, но всё веселее, чем целыми днями точить болты с гайками.

Курс по вождению транспортных средств на электрической тяге занимал два дня.

К концу первого, я уже неплохо знал устройство электро-тележек различных систем, взаимодействие их узлов, процессы смазки трущихся поверхностей и зарядки аккумуляторов.

К обеду второго — свободно орентировался в способах погрузки, выгрузки, укладки и крепления, правилах доставки опасных грузов, и технике безопасности при их транспортировке.

Сдав нелёгкий тест и получив бумажку с отличием, я стал дипломированным специалистом по эксплуатации электротелег всех типов и марок.

Несколько дней набирался навыка, нужно было научиться хорошо маневрировать между другими транспортными средствами и бестолковыми пешеходами, так и наровившими попасть под колеса моего «Аиста» — такое ласковое имя дал ему народ.

Прежнему карщику (его отчислили из ВУЗа и забрили в Армию) были устроены торжественные проводы.

В адрес будущего защитника родины было сказано много хороших слов и добрых напутствий.

Там же, с большим энтузиазмом, отметили мое вступление в новую должность.

Срывая очередную «белую головку», товарищи по работе искренне радовались моему восхождению по карьерной лестнице.

Откупоривая, далеко не первый по счету «коленвал», призывали идти к намеченной цели — прямо, никуда не сворачивая!

Больше других радовался мой неподсредственный начальник, бригадир Грязько, выразивший надежду, что идя к намеченной цели, я буду далеко стороной обходить вверенный ему станочный парк.

Этого я обещать не мог — не все ещё планы были воплощены в жизнь.

Не выточены бронзовые — клапан для рукомойника и ключ-вёртка от самоварного крана, алюминевые ножки для телевизора, стальная подставка под торшер…

Что же касается «…идти к намеченной цели», здесь возразить было нéчего — целеустремленность всегда мне была присуща!

Прошло две недели, наступил день получки, и только тут я понял: чему так радовался трудовой коллектив, что ещё (кроме детей) приносит «Аист», и почему так важно — следуя к намеченной цели, никуда не сворачивать.

Не знаю как сейчас, но в то время, выйти за территорию завода в рабочее время было практически невозможно.

Каждый раз нужно было оформлять временный пропуск с тремя подписями и двумя печатями, что было совсем непросто.

Постоянный же имели только три человека:

— инженер Жыжин, автор популярного учебного пособия: «Прижатие, защемление, разрезание, раздавливание и разрубание — как основные виды механических опасностей» — он преподавал технику безопасности в заводском ФЗУ(фабрично-заводское училище);

— член Президиума «Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов», автор более чем 10-и изобретений и 22-х рационализаторских предложений, начальник цеха Иван Фёдорович Найденко;

— и я, согласно «Единому тарифно-квалификационному справочнику работ и профессий рабочих, занятых в народном хозяйстве» — моторист электрокара.

Потекли трудовые будни.

Не могу сказать, что я был сильно занят.

Народное хозяйство прекрасно обходилось без меня.

Более того, чем меньше я его касался, тем шибче оно производило что-нибудь всем нужное, но неработющее, или работающее, но никому не нужное.

Тем не менее, бывали дни, когда работать приходилось с полной, а то и с двойной нагрузкой.

Заводское КБ (конструкторское бюро) располагалось на этой же улице, но в другом здании, и чтобы попасть туда, надо было выйти с территории завода.

Несколько раз в день мне приходилось курсировать между заводской проходной и конструкторским бюро, что давало возможнось по дороге заехать ещё куда-нибудь.

Куда именно?

Может быть какому-нибудь отмороженному аборигену с Западной Меланезии, или обгоревшему на солнце индейцу из Восточной Сьерра-Мадре это и надо объяснять!

Наш же человек, неважно, жил он на побережье Тихого океана, в городе-герое Москве, в знаменитой Еврейской автономной области, или в каком-нибудь малоизвестном Татарском поселении, хорошо знал — зачем по утрам, к определенным торговым точкам, подтягивается народ с зажатыми в кулаках рублевками.

Власть, как могла, боролось с этими общественными пороками.

Было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками».

Неоднократно устанавливались и переустанавлись часы их продажи.

Не допускалась продажа спиртосодержащих жидкостей в непосредственной близости от промышленных предприятий, учебных заведений, детских учреждений и мест массовых гуляний трудящихся.

В трудовых коллективах, на собраниях и митингах, гневно клеймили поклонников зеленого змия.

Машины с надписью «Спецмедслужба» не простаивали, вытрезвители работали с полной загрузкой.

По специальному Указу (был принят, в декабре — отчего всех от него пострадавших, называли “декабристами”), задержаных в стадии алкогольного опъянения сажали на 15 суток (см. 1965 года выпуска, худ.фильм «Операция “Ы” и другие приключения Шурика»).

6

В сложившихся условиях моя новая работа, кроме виртуозного владения техникой торможения и бибиканья, требовала серьезных знаний в некоторых смежных областях технических и гуманитарных наук.

Состояние товарного рынка, особенности психологии толпы, анализ внешних ситуаций, тонкий математический расчет… — лишь немногое из того, что пришлось осваивать в процессе вхождения в профессию.

Неоднократно приходилось проявлять и самоотверженность, сопряженную с определенной долей, не побоюсь этого слова — риска.

Рабочий класс в России, всегда был самым революционным, организованным и дисциплинированным классом.

Не намного отставала от него и обладающая политической зрелостью трудовая интеллигенция.

В условиях развитого социализма, сплочённые коллективистской психологией, и те, и другие (как и предсказывали основоположники марксизма) поднялись на новую качественную ступень.

За много лет до Перестройки, два раза в месяц, в аванс, и в получку (не считая предпраздничных дней), в нашем цеху образовывался… некий инвестиционный проект, эдакий праобраз сегодняшних венчурных фондов.

Деятельность подобных проектов всегда сопряжена с высокими степенями риска.

Современные венчурные фонды осуществляют долгосрочные валютные инвестиции в мировые ценные бумаги, а наш осуществлял краткосрочные вложения национальной валюты в местные предприятия розничной торговли, каковых было три: «Гастроном», «Шанхай» и «Рыгаловка».

В эти дни мне вручалась некая сумма (обычно, из расчета — полтора рубля с человека) меняющаяся в зависимости от количества участвующих в проекте пайщиков.

Участвовать в нем могли все желающие, что не только свидетельствовало об общности цели строителей коммунизма, но и демонстрировало демократичное единение партии с беспартийными трудящимися массами.

Имела место «социальная ипотека», когда объявившие о банкротстве, но имеющие хорошую кредитною историю члены трудового коллектива, могли получить «до получки» беспроцентную ссуду.

Чаще всего я посещал (ниже будет ясно почему) заведение «Шанхай», где инвестировал доверенные мне средства в продукцию «Росглавспирта» МПП РСФСР.

Рассовав её по карманам, я накидывал сверху просторную брезентовую куртку сварщика и мчался на родное предприятие, где меня с нетерпением ждали пайщики этого инвестиционного проекта.

Обычно, завидев моего «Аиста», ВОХРовские тетки сразу поднимали шлагбаум.

Иногда обходили его кругами, пытаясь понять — с чего это я так быстро потолстел?

Я понимал, что когда-то это всё плохо кончится, но отказаться было нельзя.

Судьба моя была предрешена — по свято чтившейся заводской традиции в магазин гоняли самого молодого.

Жизнь постоянно диктует свои формы потребления алкоголя, приспосабливая пьянство к ритму страны, города, завода…

Послать с утра подмастерье в лавочку (шинок, корчму, трактир, монопольку, кабак…) — многовековая российская традиция.

До революции о понятии «социальная ипотека» никто и не слышал, а выпить можно было всегда и везде.

Водка продавалась не только за наличные, но и «под залог», и «под запись», и даже «в кредит», под незначительные проценты — главное, чтобы не было серьезных текущих задолженностей.

Если в сельской местности пьянство было связано, в основном, с религиозными праздниками и выходными днями, то в городе алкоголь потребляли ежедневно, в выходные — в двойном размере.

Пили не только дома или в трактире, но и за верстаком, и за станком, и в казарме…

Когда офицер Жилин (Л.Н.Толстой «Кавказский пленник») надумал навестить нашедшую ему невесту старушку-мать: «И в самом деле: плоха уж старуха стала; может, и не придется увидать. Поехать; а если невеста хороша — и жениться можно», то «пошел он к полковнику, выправил отпуск, простился с товарищами, поставил своим солдатам четыре ведра водки на прощанье и собрался ехать».

Полистайте А.П.Чехова — что ни страница, то: выкушать, глушить, пропустить, дербалызнуть, дрызнуть, лакать, муху зашибить, перепустить, приложиться, стебануть, тарарахнуть, хлестать, трахнуть за галстук, заложить за галстук, перепустить за галстух, нализаться, натрескаться, назюзюкаться, набарабаниться, надуться, налимониться, насвистаться, нахлестаться, урезаться…

Традиции, особенно связанные с питием, почитались свято.

Фабрично-заводское «привальное», это когда вновь пришедшие рабочие должны были поставить выпивку своим новым товарищам, носило почти официальный характер.

История не сохранила случаев, когда кто-то из рабочих вдруг отказывался уважить «обчество».

Попробывал бы кто-нибудь из новеньких не обнести товарищей «ведром» (10л.) или хотя бы «четвертью» (2,5л) «хлебного»?

Отмечались престольные, государственные, артельные и семейные праздники.

Почитали юбилеи небесных покровителей, Дни ангела хозяина с хозяйкой (тут уж они обносили работников) и многие другие важные даты.

Традиции — дело хорошее, но тогда не было ВОХРов, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций, товарищеских судов и пр. атрибутов советской власти.

Надо было срочно что-нибудь придумать, уж очень не хотелось влипнуть в какую-нибудь неприятную историю.

Но это, как говорится — не с моим счастьем.

На задворках расположенной рядом швейной фабрики я подобрал металлический ящик с петлями для замка и загадочной надписью масляной краской — «БЕЙКА КОСАЯ»[1].

В упаковочном цеху отрафаретил на нем череп с костями, там же прихватил большую свинцовую пломбу.

Вставив в её отверстия витую проволочку, с помощью тисков и двухкопеечной монеты, с двух сторон, оттиснул герб СССР.

Потом проволку вытянул и чуть увеличил отверстия.

Теперь, перед каждой поездкой в город, на платформу «Аиста» водружалась косая бейка с ветошью, и какой-нибудь железякой, сверху.

Стало немного спокойнее.

Меня иногда осматривали, но бейку никогда не трогали — государственный символ страны производил впечатление.

Как-то одна из ВОХРовских теток — самая вредная, попросила открыть крышку.

Я наотрез отказался допустить постронних к государственным секретам!

Обозлившись, она махнула рукой — езжай пока, и обещала пожаловаться начальнику охраны, тов. Харпееву.

Ха! Напугала. Еще совсем недавно я вывозил с территории завода сваренную у нас в цеху могильную оградку для ушедшей в мир иной харпеевской тёщи.

Здесь надо сделать небольшое отступление, это важно для дальнейшего повествования.

В 60-х годах прошлого века ассортимент ликеро-водочной продукции не отличался большим разнообразием.

Отечественной пищевой промышленностью производились: «Водка» — обыкновенная, «сучок», 0,5 л, (картонная пробка залита красным сургучом), водка «Московская особая» — «белая головка», 0,5 л, (картонная пробка залита белым сургучом) и водка «Столичная» — 0,5 л, (белая бутылка с высоким горлом).

После денежной реформы, их стали выпускать под другими названиями, и с другой, разумеется, ценой. Появились: «Особая», «Отборная», «Русская», «Пшеничная»….

Водка в России — продукт массовый, рассчитанный на самые широкие слои населения.

Слои эти, имея среднюю зарплату в 120 руб., особо не шиковали, поэтому наибольшая популярность была у марки, известной не самым высоким качеством, а самой низкой ценой.

Таковой в то время была «белая головка» стоимостью — 2р. 87 к.

За ней шла «Водка» за 3р. 62 к., прозванная в народе “коленвал” (расположение букв на этикетке похоже на коленвал автомобиля), за ними «Экстра» — 4 р.12 к., и «Русская» за 4 р. 42 к.

4

2

3

Обеспечивая доставку стратегического сырья передовому отряду пролетариата, я чувствовал себя Гаврошем, с риском для жизни снабжающим боеприпасами революционные баррикады.

Было радостно сознавать, что на основе повышения роста производительности труда ты содействуешь ускорению темпов и эффективности общественного производства.

Народ ждал меня, как ждали когда-то жители Иудеи прихода Мессии!

«Бедный и верхом на осле» (стих Захария, 9;9) — предсказывали пророки приход Спасителя.

Ну, разве это не про меня?

Каждый раз, слыша приветственные возгласы товарищей, я переполнялся гордостью причастности к главной движущей силе исторического процесса перехода от социализма к коммунизму.

Это были действительно великие таланты, большие мастера своего дела.

Некоторые из них владели уникальной техникой, вслепую, лишь по числу «бульков», с поразительной точностью разлить любое количество жидкости.

Другие, в полной темноте, по запаху, различали любые водочные бренды.

Это давно известно — почти все научные открытия сделаны в России.

Русский химик Д.И. Менделеев, до создания им Периодической системы, между делом вывел теоретическую основу водочной отрасли, установив, что литр смеси спирта с водой, разведенный до 40 градусов, должен весить ровно 953 грамма.

Что принесло ему мировую известность.

Русская скульптор В. И. Мухина, в перерывах ваяния монумента «Рабочий и колхозница», разработала дизайн гранёного стакана, определив размер его верхнего ободка точно в 1,4 см.

Что обессмертило её имя среди трудящихся масс.

Русский разметчик Н.В. Наумкин, быстро и безошибочно размечавший сложнейшие детали перед их дальнейшей обработкой, в результате многолетних органолептических опытов, установил, что если наливать ровно до ободка, то пол-литра идеально ложатся в три граненых стакана — по 167 граммов в каждый.

И что?

Российские самодержцы: Александр II, Александр III и Николай II по достоинству оценили деятельность Менделеева, наградив его: Орденом Святого Владимира I степени, Орденом Святого Владимира II степени, Орденом Святого Александра Невского, Орденом Белого орла, Орденом святой Анны I степени, Орденом Святой Анны II степени, Орденом Святого Станислава I степени…

Тов. Сталин присудил Мухиной: пять (!!!) премий имени себя, Орден Трудового Красного Знамени, Орден «Знак Почёта», Орден «За гражданские заслуги»…

Что дала Наумкину (кроме горящей курсовки на октябрь м-ц, в санаторий «органов пишеварения», с проживанием в общежитии ПТУ для глухих и слабослышащих в г. Йошкар-Ола) советская власть?

Во всём мире подобные объекты интеллектуальной собственности охраняются авторским правом, и оформи Наумкин, в свое время, «Свидетельство о регистрации», его потомки долго не испытывали бы финансовых затруднений, т.к. правовая охрана на практическое применение результатов подобных исследований действует до конца жизни автора + 70 лет после его смерти.

В таких научно-практических конференциях, эмпирических исследованиях и масштабных экспериментах, прошло месяца три.

«Аист» исправно летал знакомыми маршрутами, свинцовая хранительница государственных секретов весело постукивала по стенке «косой бейки».

Я перестал тревожиться и потерял бдительность.

Как-то в аванс, не обратив внимания на прибитый к забору красочный плакат с перечеркнутой рюмкой, привычным маршрутом поехал в «Шанхай».

Думаю, многие помнят эти малопривлекательные заведения по торговле ликеро-водочной продукцией.

Полутемное (пара окон забиты фанерой) помещение на первом этаже жилого дома.

Узкие, решетчатые двери, одна из которых постоянно закрыта.

Обшарпаные прилавки, покрытый выщербленной плиткой пол, потрепанная жалобная книга.

Покупатели — в основном трудяги с окрестных предприятий, остро нуждающиеся в опохмелке алкаши, и коммерсантки — бабки, ночью перепродающие спиртное с наценкой от 50 до 100 процентов.

«Шанхай» мало чем отличался от других подобных заведений, разве что — дополнительным художественным оформлением.

На одной стене, кроме засиженного мухами «Плана эвакуации при пожаре», висел, явно не способствующий выполнению плана товарооборота, тематический плакат.

На другой — вымпел победителя соцсоревнования и плакат, указывающий самый короткий путь к самореализации и общественному признанию.

Снаружи — очередь, не очень большая, человек сто.

Здесь надо сделать еще одно отступление.

Если бы меня спросили, что в Советском Союзе было одним из главных элементов повседневной жизни, я бы не задумываясь ответил — очередь.

Стояли всегда и почти за всем: за справкой, за пивом, за книгами, за подпиской (с нагрузкой в виде журнала «Агитатор» или «Комсомольская жизнь») на «Литературку», за билетом на самолет, за яйцами (не больше двух десятков в одни руки), за обоями, за, за, за, за…

За клубникой в июне, если не досталось, надо было стоять до следующего июня.

За огурцами и помидорами — до следующего лета.

Советского человека удивляла не очередь, а её отсутствие.

Если что-то «выкидывали», а очереди не было, значит что-то было не так.

Как-то, в конце 70-х, ехал с работы и остановился у углового гастронома, что рядом со ст. метро «Кутузовская».

Зашел и обалдел от ассортимента!

— Это можно?

— Берите.

— А этих?

— Вам сколько?

— А вот этого три кило и вон того пять штук?

— Пожалуйста.

Тогда еще те три пачки и вот этого-коробку.

— Благодарим за покупку.

Оказалось — ждали Брежнева, он жил рядом и должен был придти посмотреть, как обстоит дело со снабжением москвичей продуктами питания.

В театр бывало девушку поведешь, так не дожидаясь антракта народ уже валит в буфет!

Звонок только прозвенел, а там уже очередь.

Да и девушка, тоже хороша, видит же, что можем без обсыпных, с заварным кремом, эклеров (22 к.) остаться, так нет — ей видите ли в туалет приспичило.

А там — тоже очередь!

Дома не могла сходить.

А какие очереди были за предметами первой необходимости?

Кто не помнит гордо шествующих по городу «гирляндоносцев»?

Но это уже 70-е.

До них неплохо обходилось советской периодикой.

Если бы сегодняшнюю выпускали на мягкой рулонной бумаге, подписка на неё резко бы возросла.

А может кто забыл очередь на сдачу анализов в поликлинике?

Я напомню: часов шесть утра, еще темно, кто поинтеллигентнее, те с завернутыми в газетку, остальные так — в правой руке майонезная баночка, в левой спичечный коробок.

Под дефицитом в те годы понимали товары повышенного спроса.

Вот за чем были очереди, так очереди!

Многочасовые — за духами «Может быть» пр-во Польской Народной республики, многодневные — за немецкими (ГДР) сапогами (клеёнчатый кожзаменитель, искусственный мех), многомесячные — за коврами «Русская (2 х 3 м) красавица», многолетние — за импортной мебелью…

Это неправда, что все поголовно тогда мечтали полететь в Космос.

Вот о том, чтобы купить «Москвич» и обставить свои квадратные метры импортной мебелью — мечтали все.

За «Москвичом» можно было простоять всю жизнь, за мебелью — чуть меньше.

На гарнитур долго копили, записывались (по блату) в очередь, долго ждали и заплатив ребятам четвертак (что б не была побитая какая-нибудь, или поцарапанная) наконец обретали вожделенную ГДРовскую, чешскую или румынскую мебель.

Без очереди, у спекулянтов, она стоила «два конца», т.е. двойную стоимость.

Счастливые обладатели «стенок» немедленно забивали их пододеяльниками с дыркой посредине, купленными в обмен на макулатуру (20 кг. за один том) графьями де Монсоро с Монте-Кристо, чешскими хрустальными (которыми можно было убить слона) вазами, и сервизом «Мадонна» (пр-во ГДР) — 96 предметов, трогать которые категорически запрещалось, в связи с чем чай пили из старых, треснутых чашек.

Кресла с диваном покрывались многочисленными покрывалами, со строгим указанием детям и собакам: с ногами — не залезать!

Современные фильмы о той жизни, кроме сценарной глупости, режиссерской убогости и актерской серости, удивляют неправдой в мелочах.

То герой так выбрит, аж сверкает!

Интересно, как это он умудрился лезвием «Нева» такой марафет навести?

Торчавшие остатки растительности и заклееные газеткой порезы — вот, что было на самом деле.

То героиня ёршиком ресницы элегантно подкрашивает.

Опять враньё!

Чтобы их подкрасить, надо было сначала поплевать в коробку с краской, потом, похожей на сапожную — только поменьше, щеткой намазать расницы, после чего — немедленно разлепить их иголкой.

Смешно смотреть и на детей, которые в первом классе не бантиками и чубчиками за 15 коп., а «стайлингом» от Видал Сассуна щеголяют.

И нигде, никогда, ни за чем нет очереди.

У родителей бы спросили, что такое утренняя и вечерняя переклички, или заветный талончик на пошив пальто с норочкой в ателье второго разряда, или номер на ладони чернильным карандашом?

Не уверен что, они вообще знают, что такое чернильный карандаш.

Даже у опытного Михаила Казакова в «Покровских воротах» Велюров надрался, останавливаясь у каждой пивной палатки:

— «Фюнф минут, Савва Игнатьевич».

Какие там «фюнф минут»?

Минимум «sechzig мinuten»!

За время стояния в очередях (на морозе), этот «мастер художественного слова» быстро бы протрезвел.

Интересно, что Броневой сказал не «минутен», а «минут».

Это может быть по-русски, а может быть… они с Казаковым вспомнили детство.

Или Савва Игнатьевич понимал «маме лошн».

В любом случае, не было такого, чтобы пиво — да без очереди!

Снег в желтых разводах и очередь змеёй вьется с бидонами и трехлитровыми банками.

Причем последние, предвидя трагические для себя последствия, еще и покрикивают — больше двух литров в одни руки не отпускать!

Очередь дала советскому человеку понятие о том, что такое конкурентная борьба.

Она формировала стратегию поведения, мировоззрение и характер советского человека.

В очереди складывались представления людей об обществе, в котором они живут, о том, что собой представляют их соотечественники, и какую роль играют в этом обществе они сами.

Завидя очередь, советский человек прежде интересовался — кто последний (крайний), а уже потом — что дают?

Занимать было надо даже при том, что результат был совсем неясен, никто не мог быть уверен, что когда очередь подойдет, ему хоть что-то достанется.

Были торговавшие своим местом профессионалы очереди.

Были любители — признанные мастера своего дела, занимавшие место одновременно в нескольких очередях.

Их называли «перебежчиками», им везде нужно было успеть.

Часто, чтобы не потерять место ни в одной из очередей, они кооперировались — женщина, вы мне здесь возьмите две бутылки кукурузного, а я вам там — суповой набор.

Стояли семьями, потому как товар отпускался «по — головам», что сплачивало ячейку общества куда более эффективно, чем нынешние духовные скрепы.

Наличие в семье стратегического ресурса с удостоверениями ветеранов и инвалидов считалось удачей, испытивая недобрые чувства, очередь нехотя расступалась.

В очередях вырабатывалась стратегия и практика борьбы с несанкционированным проникновением в свои ряды.

Там не любили шутить, запросто могли и «намять бока».

Культура очереди — составляющая часть поведения общества.

Советская очередь наложила свой отпечаток на несколько поколений вперед.

После крушения Советского Союза именно очередь определила специфику «дикого российского капитализма».

Выросший из неё мамзер — помесь непонятно чего, с неизвестно чем, и есть порождение советской очереди, где главными условиями успеха были: блат, обман, наглость и хамство.

Других способов жить в конкурентной среде советский человек просто не знал.

Но, я опять слишком далеко ушел от темы.

Так мог ли я час, иногда и больше, стоять в очереди?

Конечно нет, я же был на работе!

Что было делать?

Хочешь не хочешь, но здесь опять придется немного отвлечься.

События любой эпохи трудно рассматривать отдельно, если они не находятся в историческом и социальном контексте.

Только так можно понять время и место, в которых они происходили.

В 60-е — 70-е годы вещами дорожили, их не было принято выкидывать.

Антресоли, кладовки, сараи, гаражи и садовые домики были забиты под завязку — авось пригодится.

Приспасабливались, кто как мог: нет фена — сушили волосы над газом, вместо бигудей — скрученная газетка, вместо жвачки — гудрон, лук хранили в капроновых чулках, шариковые ручки заправляли, из обмылков делали «жидкое мыло», из рваных колготок — коврики и мочалки…

Вещи либо чинили, либо давали им новую жизнь: перелицованная одежда, штопаные носки, старые босоножки с обрезанными задниками вместо домашних тапок, заплатки на штанах, молнии, пришитые к краю штанин, чтобы меньше обтрёпывались…

Помню свои, купленные «на вырост», подогнутые почти до колен, школьные брюки.

Каждый год их выпускали сантиметров на пять, из-за чего они довольно странно выглядели: низ новый, середина в заплатках, потертый, в чернильных кляксах, верх.

Дефицит вдохновлял к рационализаторству: клепали бани из куполов баллистических ракет, сортиры из их обтекателей, душевые павильоны из топливных баков…

Мечта всех женщин того времени — муж, который всё делает своими руками!

Умельцы строили садовые домики из железнодорожных шпал, налаживали кухни из строительных бытовок.

Из тулупов шили дубленки, из тюля — свадебные платья.

Лыжные палки переделывали в торшеры, из проволочный сетки гнули абажуры…

Собирали передатчики и приемники, переделывали в «Спидолах» коротковолновые диапазоны, с 31,41 и 49 м. на менее глушившиеся 13, 16, и19 м.

Дети не отставали от взрослых: лили свинцовые битки для расшибалки, и пульки для «пугачей».

Из ёмкостных конденсаторов от телевизора (2000 Мкф, 100-300 В), мастерили электрошокеры и, зарядив их от розетки, испытывали на своих однокласниках.

Ничего не выбрасывалось, все шло в дело.

В журнале «Наука и жизнь» даже была такая рубрика:

«Домашнему мастеру: маленькие хитрости».

В магнитофонах была такая тоненькая резиновая О-образная деталь — пассик (приводной ремень), которая соединяла крутящиеся механизмы в магнитофоне.

Купить его было невозможно.

Использовали верхнюю кромку от презерватива.

Пассеки большего размера делали из верхней кромки резиновых перчаток.

Черно-белые телевизоры, путем накладывания на экран трехцветной пленки, превращали в цветные, телефонные автоматы были забиты (вместо «двушек») шайбами.

Окончание

___

[1] Только недавно узнал, что «бейка косая» — это полоска ткани используемая для отделки или украшения.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Леонид Лазарь: Косая бейка»

  1. Леонид
    6 Ноябрь 2016 at 1:43
    И….
    Так в чем же «ошибка-путанница»?
    ======
    В том, что дрянная мебель из ДСП приравнена к настоящей.
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Может новые родственники «зажали» часть приданного?
    ======
    Нет, получено сполна.

  2. обретали вожделенную ГДРовскую, чешскую или румынскую мебель.
    =============
    Ай, какая ошибка-путаница!
    В ГДР и ЧССР освоили призводство ДСП (древесно-стружечных плит), из которых успешно клепали «мебель» для нас. А румыны не смогли или стеснялись (последнее маловероятно для ихней нации) и поставляли мебель из настоящего дерева. Сам получил в приданое великолепный глубокий книжный шкаф.

    1. /Ай, какая ошибка-путаница!
      В ГДР и ЧССР освоили призводство ДСП (древесно-стружечных плит), из которых успешно клепали «мебель» для нас. А румыны не смогли или стеснялись (последнее маловероятно для ихней нации) и поставляли мебель из настоящего дерева. Сам получил в приданое великолепный глубокий книжный шкаф./
      ======

      И….
      Так в чем же «ошибка-путанница»?
      Может новые родственники «зажали» часть приданного?

  3. «Наоборот, всегда шел им навстречу, порой преодолевая многочисленные препоны и препятствия.
    Трястись на платформе с литыми резиновыми шинами, надо признаться — удовольствие небольшое, но всё веселее, чем целыми днями точить болты с гайками…»
    :::::::::::::::::::::::::::::::
    » Чтобы в жизни состояться,
    надо матом не ругаться»
    Судя по отсутствию мата в Вашей картине маслом, Вы — состоялись в этой сложной жизни. И в Портале.

    1. /Судя по отсутствию мата в Вашей картине…/

      Читая дальше, поймете — как это было непросто…

  4. Ну-ну… :-))) Ждем продолжения, товарищ!
    Кстати, Ваша “«бейка косая» — это полоска ткани используемая для отделки или украшения” — не то.
    Не знаю, что «бейка» делала около завода, но в портняжном деле это обработка краев изделия (рукава, вырезы, обшлаг…), которые подшиваются отдельной, чаще всего узкой, полоской ткани. «Косая» нужна для обработки закругленных окраин — декольте, любого рода подворотник, при отсутствии рукава косая бейка изнутри обшивает пройму (вырез) рукава. Кроится косая бейка не по прямой ткани, как само платье, а диагонально (45-50 град.), отчего и окосела.
    С Вас рупь на поправку.

    1. /Ждем продолжения, товарищ!
      Не знаю, что «бейка» делала около завода,/

      Классику, гражданочка, надо читать внимательно:
      /На задворках расположенной рядом швейной фабрики я подобрал…/
      =========================
      /… нужна для обработки закругленных окраин — декольте,/

      Здесь спорить не могу, чувствую большого профессионала.
      Скиньте пож. е.адрес, если решусь наконец вставить клинушек в брюки, или закруглить окраины декольте, с Вашего разрешения — обращусь.
      ====================
      /Кроится косая бейка не по прямой ткани, как само платье, а диагонально (45-50 град.), отчего и окосела./

      По мнению нач. охраны Харпеева, она окосела по совсем другим причинам (читайте ч.2)
      ==========================

      /С Вас рупь на поправку/.

      Это — святое, но… есть временные трудности.
      Какие?
      Об этом узнаете из последней строчки этого грустного повествования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *