Андрей Алексеев: О доверии граждан к власти, социологов к гражданам и граждан к социологам-полстерам

 279 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Лишь 31% опрошенных полагают, что Владимир Путин получает от своего окружения полную и достоверную информацию о положении в стране… «Царь — хороший, бояре — плохие». При этом респонденты не задумываются, что первейшая обязанность главы государства располагать полной и достоверной информацией о положении дел.

О доверии граждан к власти, социологов к гражданам и граждан к социологам-полстерам

По материалам всероссийских опросов Левада-центра, при оригинальной интерпретации данных этих опросов, осуществляемой автором.

Андрей Алексеев

Эта работа являет собой композицию публикаций автора на Когита.ру за период с июня 2015 по июнь 2016 г. В свою очередь, они являются частью более долгосрочного (с 2012 г. по настоящего время) мониторинга взаимоотношений общества и власти, структуры и динамики массового сознания в том, что можно определить как «гражданское самосознание» общества.

Разумеется, этот мониторинг, осуществляемый на базе опросов общественного мнения (преимущественно используются данные Левада-центра), ограничен в своих информационных возможностях как спецификой метода, так и внешними обстоятельствами, т. е. социальными условиями его применения.

«Угол зрения», под которым рассматриваются привлекаемые к анализу материалы, определим как МЕРЫ ДОВЕРИЯ: а) граждан к власти; б) граждан к социологам-полстерам; и в) самих социологов к гражданам (респондентам), отвечающим на их вопросы. В каждом из этих отношений кроются свои общественные и научные проблемы, от разрешения которых все субъекты отношений весьма далеки.

Здесь особо отметим проблему ДОСТОВЕРНОСТИ социологического знания, или адекватности того представления о состоянии и трендах массового сознания, которое удается получить социологам-полстерам в итоге проводимых опросов.

Несколько вступительных слов

Вот уже более трех лет автор этих строк ведет мониторинг данных, получаемых в опросах общественного мнения, которые проводятся ведущими полстерскими (опросными) фирмами России. В основном, это данные Левада-центра, но и не только.

Репрезентативные опросы по всероссийским выборкам проводятся ежемесячно (бывает даже чаще) и можно отслеживать динамику общественных настроений.

Круг вопросов, задаваемых респондентам, тематически чрезвычайно широк и разнообразен. Все они так или иначе замеряют «градус» общественного самочувствия, или, если можно так выразиться, «температуру, атмосферное давление, направление и силу ветра» в массовом сознании.

Это в основном вопросы, выясняющие (служащие измерению) субъективного ОТНОШЕНИЯ людей к самым разным аспектам своего бытия, более или менее «замечаемым» (осознаваемым) ими. Среди них, особый интерес представляют вопросы, относящиеся к тому, что можно назвать ГРАЖДАНСКИМ САМОСОЗНАНИЕМ людей: их отношение к власти, к данному политическому режиму, их собственная гражданская позиция (у кого она есть), мера их «верноподданичества» и / или «оппозиционности» (критического настроя) и т. п.

Понятно, что такой «зондаж» массового сознания, чтобы быть адекватным, требует соединения научности (профессионализма) и независимости (от каких бы то ни было внешних давлений: власти, бизнеса…). Наивысшие (возможные в современных общественных условиях) степени того и другого мы усматриваем в деятельности Левада-центра.

В итоге, наш мониторинг массовой опросной практики будет опираться в основном на данные: а) относящиеся к сфере гражданского самосознания россиян (что составляет предмет, пожалуй, политической социологии); б) полученные в опросах Левада-центра (на наш взгляд, авторитетнейшего в профессиональной, да и общественной среде). Наряду с фактическимм материалом, будет представлена наша интерпретация, или КОММЕНТАРИЙ к обозреваемым данным.

Большая часть материалов, предлагаемых ныне вниманию читателя, ранее публиковалась на информационно-аналитическом портале Когита.ру. Точнее было бы сказать, это «выжимки» из того обилия материалов по данной теме, которое размещалось на указанном портале. Однако, как мы надеемся, выжимки достаточно репрезентативные, если брать вторую половину 2015 — начало 2016 г.

Более ранние материалы нашего мониторинга, в свое время, были собраны воедино и републикованы на сайте Санкт-Петербургской социологической ассоциации, под сводным названием «Следует ли так уж доверять результатам опросов общественного мнения?» (часть 1; часть 2). Желающие могут с ними ознакомиться.

Итак — наш мониторинг опросных данных, или, можно также сказать, мониторинг состояния и динамики массового сознания россиян, по материалам Левада-центра. Область мониторинга — обозначена в заглавии настоящей работы.

**

(1) ПАРАДОКСЫ СОВРЕМЕННОЙ ОПРОСНОЙ ПРАКТИКИ

Некоторые данные апрельского, майского и июньского опросов Левада-центра и опыт их (этих данных) истолкования.

Есть числа, настолько прочно осевшие в нашем сознании, что уже и не надо пояснять, к чему они относятся. Вот, например, число 86. Ясно, что речь идет о рейтинге Путина. 86 процентов взрослого населения страны одобряют деятельность первого должностного лица государства, поддерживают его, доверяют ему. Это было установлено с помощью научных, социологических методов.

Никогда еще социологические результаты не пользовались такой популярностью, не становились таким инструментом пропаганды, как сегодня. Показаниям «барометра» общественного мнения равно доверяют и граждане, и власти, и даже некоторые серьезные исследователи.

Между тем, показатель этот — всего лишь процент ответивших положительно на вопрос: «ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ?» (формулировка Левада-центра), полученный на выборке, действительно репрезентирующей население страны от 18 лет и старше. Из 1600 чел. 86 процентов выбрали ответ: «Одобряю». 13 процентов выбрали ответ «Не одобряю». 1 процент — затруднились с ответом.

Если мотивы негативного ответа достаточно однозначны, то насчет позитивного ответа так сказать нельзя. Здесь и горячо поддерживающие нынешний путинский курс, и конформисты, избегающие выделяться из большинства, и люди, предпочитающие ответить «как надо», во избежание каких-нибудь неприятностей.

Природу указанного показателя (86 процентов) мы подробно обсуждали в наших прежних публикациях, собранных вместе на сайте Санкт-Петербургской ассоциации социологов под названием «Следует ли так уж доверять результатам опросов общественного мнения?» (часть 1; часть 2).

Рейтинг главы государства в условиях авторитарного режима, замеренный таким, и именно таким способом, дающим столь впечатляющий и удобный для пропаганды результат, замеряется ведущими опросными фирмами (еще с начала 90-х гг.) ныне практически ежемесячно. Он начал круто расти после «присоединения Крыма» в феврале 2014 года и установился примерно на этом уровне достаточно давно. Бывали небольшие колебания, но все в пределах статистической погрешности.

Однако и этот «заоблачный» уровень рейтинга, как оказалось, еще не предел. Месяца три назад разнеслась весть о показателе около 90 процентов, полученном ВЦИОМом. А вот теперь и Левада-центр, в итоге июньского опроса, показывает: 88,9 процента.

Примечание. Здесь и далее, за исключением специально оговоренных случаев, приводятся данные опросов Левада-центра по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте 18 лет и старше в 134 населенных пунктах 46 регионов страны. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных, обычно — вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4% для показателей порядка 50%.

На таблице ниже представлены результаты трех опросов Левада-центра: апрельского, майcкого и июньского:

ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ? Апрель 2015 Май 2015 Июнь 2015
1, одобряю 86,3 86 88,9
2, не одобряю 12,5 13 10
нет ответа: 1,2 1 1

Казалось бы, странное дело: продукты и услуги дорожают, российские военнослужащие гибнут в необъявленной войне на востоке Украины, мировая изоляция страны усугубляется, а рейтинг главы государства продолжает расти!

Здесь не будем углубляться в объяснение этого феномена, имеющего многофакторную природу. Однако обратим внимание на другой вопрос, ежемесячно практикуемый Левада-центром: «ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ДЕЛА В СТРАНЕ ИДУТ СЕГОДНЯ В ЦЕЛОМ В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ, ИЛИ ВАМ КАЖЕТСЯ, ЧТО СТРАНА ДВИЖЕТСЯ ПО НЕВЕРНОМУ ПУТИ?». Вот данные:

Апрель 2015 Май 2015 Июнь 2015
ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ДЕЛА В СТРАНЕ ИДУТ СЕГОДНЯ В ЦЕЛОМ В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ, ИЛИ ВАМ КАЖЕТСЯ, ЧТО СТРАНА ДВИЖЕТСЯ ПО НЕВЕРНОМУ ПУТИ?
1, дела идут в правильном направлении 59,6 59,9 63,5
2, страна движется по неверному пути 22,9 22,9 22,4
9, затрудняюсь ответить 17,5 17,2 14,1
нет ответа: 0 0 0

Тенденция, кстати сказать, та же: в июне хоть и небольшой, но рост количества позитивных ответов (на 3,6 процентных пункта больше, чем в мае). Но дело не в этом.

Примем, что все считающие, что дела в стране целом идут в правильном направлении, одновременно одобряют деятельность Владимира Путина в качестве президента. Таковых — 59,9 процента (см. таблицу; для примера взят майский опрос). Но деятельность главы государства одобряет также и еще значительное количество респондентов: 86 — 59,9 = 25,1 процента. Как же эти люди отвечают на вопрос, по какому пути движется страна?

Мы знаем, что 17,2 процента затруднились ответить на этот вопрос, а 22,4 процента ответили вполне определенно: «Страна движется по неверному пути». Даже если предположить, что в группу одобряющих деятельность Путина в качестве президента входят ВСЕ затруднившиеся с ответом о направлении движения страны, все равно. оказывается: 25,1 — 17,2 = 7,9 процента. То есть порядка 8 процентов опрошенных, в целом одобряющих деятельность главы государства, считают, тем не менее, что в целом страна движется по неверному пути!

Между тем, степень влияния Владимира Путина на «ход дел» в России оценивается подавляющим большинством респондентов очень высоко (не будем загромождать наше рассуждение дополнительными цифрами). Отождествление Путина не только с общим направлением, но и с деталями российской политики таково, что некоторые пропагандисты уже возвещают: «Путин — это Россия!» и «Россия — это Путин!»

Да и без того яcно, что авторитарный лидер принимает на себя главную ответственность за внешнюю и внутреннюю политику страны.

А что же российские граждане? Судя по вышеприведенным данным и с учетом произведенных нами расчетов, как минимум четверть российских граждан хоть и «одобряют» деятельность Владимира Путина на посту президента в целом, тем не менее не берутся утверждать, что страна движется в правильном (с их точки зрения) направлении, в том числе 8 процентов считают, что страна (под его руководством) движется по неверному пути.

Как-то не вяжется это с 90-процентным «одобрением» деятельности главы государства, хотя, конечно, большинство граждан (но вовсе не «подавляющее»!) и в самом деле согласно с его политикой.

Причин такого парадокса много. Тут и внутренняя противоречивость массового сознания, и слишком «лобовой» и политически острый характер вопроса (кстати, вполне приемлемый, скажем, для 90-х гг. в России или для современных демократических стран), но главное — это общественно-политическая обстановка, время, в которое мы живем, режим, при котором проводятся эти опросы.

См. также на сайте Левада-центра: Июньские рейтинги одобрения и доверия

(2) ЖЕЛАЮЩИЕ ВИДЕТЬ В. ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РФ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ 2018 ГОДА

В нашей недавней публикации на Когита.ру, посвященной обсуждению данных июньского опроса Левада-центра, была отмечена парадоксальность некоторых результатов этого опроса. Так, при 89-процентном рейтинге первого должностного лица государства (Вопрос «Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Владимира Путина на посту президента России?»), лишь 64 процента опрошенных соглашаются с утверждением, что «дела в стране идут сегодня в целом в правильном направлении».

Это значит, что практически четверть всех опрошенных не считают, что дела в стране идут в правильном направлении, и тем не менее одобряют деятельность главы государства, в котором дела в указанном (правильном) направлении вовсе не идут. (Следует иметь в виду, что еще 10 процентов опрошенных критически оценивают положение дел в стране, притом что негативно оценивают также и деятельность первого лица).

В другой нашей публикации некоторые данные того же, июньского опроса рассматривались в разрезе различных социальных групп. В частности, распределение ответов на вопрос: «Вы считаете, что дела в стране идут сегодня в целом в правильном направлении, или Вам кажется, что страна движется по неверному пути?», — различаются мало. Исключение составляют показатели групп разного потребительского статуса (у высшего статуса — 68 процентов считают, что дела в стране идут в правильном направлении; у низшего статуса таких всего 46 процентов).

Таким образом, ни пол, ни возраст, ни даже уровень образования не являются факторами формирования позитивной / негативной оценки направления хода дел в стране. Что несколько неожиданно — в частности для возраста и образования.

Судя по этим данным главным и даже единственным (среди названных) таким фактором является материальное положение, потребительский статус. Что огорчительно, поскольку свидетельствует об общем снижении влияния уровня современного образования на мироотношение (в частности на оценку положения дел в стране).

Теперь рассмотрим данные ответов на вопрос: «КОГО БЫ ВЫ ХОТЕЛИ ВИДЕТЬ НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ ПОСЛЕ ПРЕДСТОЯЩИХ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ?». Сначала общее распределение:

Опрос по репрезентативной выборке населения России, 1600 человек в возрасте 18 лет и старше, проведенный в июне 2015 года Количество ответов % от числа опрошенных % от числа ответивших
КОГО БЫ ВЫ ХОТЕЛИ ВИДЕТЬ НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ ПОСЛЕ ПРЕДСТОЯЩИХ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ? 1602
— по-прежнему — Владимира Путина 1061 66,2 66,2
— другого человека, который продолжил бы политику Владимира Путина 123 7,7 7,7
— человека, который предложил бы другое решение проблем России 235 14,7 14,7
— затрудняюсь ответить 184 11,5 11,5

Данный вопрос является еще одним способом измерения рейтинга первого должностного лица государства. Не столь примитивным и «выгодным» для массовой пропаганды, как упоминавшийся выше «рейтинг одобрения» (деятельности главы государства), который в современных условиях авторитарного режима показывает «заоблачный» уровень.

Здесь имеем более реалистичную (адекватную) картину мнений: 66,2 процента опрошенных хотели бы видеть по-прежнему Владимира Путина на посту президента после предстоящих выборов 2018; около 8 процентов хотели бы видеть на этом посту другого человека, который продолжил бы политику Владимира Путина; около 15 процентов хотели бы видеть на этом посту человека, который предложил бы другое решение проблем России; 11,5 процентов затруднились с ответом.

66,2 процента желающих видеть В. Путина на посту президента страны после выборов 2018 г. — это примерно столько же сколько считающих, что страна сегодня в целом движется в правильном направлении. То есть здесь нет отмеченного ранее противоречия между общей оценкой деятельности главы государства и общей же оценкой положения дел в стране.

Таким образом, массовая поддержка лично Владимира Путина измеряется вовсе не 90 процентами, а не более чем двумя третями взрослого населения страны (если, конечно, принять, что ответы ВСЕХ опрошенных отражают их действительную позицию).

Как же распределяются эти ответы в различных социальных группах?

Примечание. Благодарю заместителя директора Левада-центра А. Гражданкина, любезно предоставившего эти данные в наше распоряжение.

Всего ПолМуж. ПолЖен. Возр. 18-24 Возр. 26-39 Возр. 40-54 Возр.55 и старше
1602 720 882 223 460 428 491
— по-прежнему — Владимира Путина 66 65 67 72 67 65 64
— другого человека, который продолжил бы политику Владимира Путина 8 8 8 9 9 8 5
— человека, который предложил бы другое решение проблем России 15 16 14 10 10 16 20
— затрудняюсь ответить 12 12 11 9 14 11 11
Всего Образ.Высш. Образ.Средн. спец. Образ.Средн. Образ.Ниже средн. Потреб. СтатусНизш. Потреб. СтатусСредн. Потреб. СтатусВысш.*)
1602 479 535 275 304 216 921 464
— по-прежнему — Владимира Путина 66 63 67 67 69 60 66 70
— другого человека, который продолжил бы политику Владимира Путина 8 9 8 6 7 6 8 7
— человека, который предложил бы другое решение проблем России 15 15 15 16 13 17 16 12
— затрудняюсь ответить 12 14 11 11 11 17 11 11

*) Низший потребительский статус — едва хватает денег на еду; средний — хватает на одежду; высший — хватает на приобретение товаров длительного пользования.

Всего Насел. пунктМосква Насел. пунктБолее 500 тыс. Насел. пунктОт 100 до 500 тыс. Насел. пунктГорода до 100 тыс. Насел. пунктСело
1602 137 374 310 385 397
— по-прежнему — Владимира Путина 66 45 70 69 66 68
— другого человека, который продолжил бы политику Владимира Путина 8 12 6 8 6 10
— человека, который предложил бы другое решение проблем России 15 26 14 14 17 12
— затрудняюсь ответить 12 17 11 10 11 12

Как видим, группы мужчин и женщин практически не различаются показателями доли желающих видеть В. Путина по-прежнему президентом после выборов 2018 г.

Влияние возраста на позицию респондентов на этот счет относительно не велико, но все же усматривается тенденция снижения показателя доли «приверженцев Путина»: от группы молодежи (возраст 18-25; 72 процента) до старших возрастных групп (64 процента в группе 55 и старше).

Уровень образования. Здесь колебания соответствующего показателя в разных образовательных группах относительно не велики. В крайних группах: образование ниже среднего — 69 процентов составляют «приверженцы Путина»; а в группе высшего образования — таковых 63 процента (это при среднем по всему массиву опрошенных показателе — 66 процентов).

Тенденция снижения поддержки лично Путина от группы с более высоким уровнем образования к группе с образованием ниже среднего — просматривается, но выражена слабо.

Вообще говоря, в молодежных группах уровень образования, как правило, выше. Так что можно было бы ожидать, что поддержка лично Путина в младших возрастных группах будет ниже, чем у старших, а не наоборот. Однако различие показателей здесь оказывается на пороге статистической значимости или даже ниже его.

Заведомо дифференцирующим фактором для формирования позиции в отношении желания / нежелания видеть Путина на посту президента страны оказывается, как и в наших прежних наблюдениях, в отношении «тестовых» вопросов, материальное положение, или потребительский статус. Для группы низшего потребительского статуса соответствующий показатель — 60 процентов, а для группы высшего — 70 процентов (в группе среднего потребительского статуса — 66 процентов).

И последнее. Группы жителей населенных пунктов разных типов практически не различаются по показателю доли желающих видеть Путина на посту президента страны после выборов 2018 г. (разброс значений от 70 до 66 процентов). Исключение составляет группа москвичей, где «приверженцев Путина» всего 45 процентов. Это соответствует известным представлениям о повышенном критическом настрое данной социальной группы.

Вообще, все факторы формирования отношения к окружающей действительности (включая отношение к власти) можно подразделить на материальные (связанные с удовлетворением материальных потребностей) и не материальные, скажем так, интеллектуальные (связанные с удовлетворением потребностей духовных).

Если влияние материальных факторов на формирование общественно-политической, и шире — жизненной позиции здесь просматривается достаточно четко, то влияние не материальных факторов оказывается в нашем обществе сегодня минимальным (по крайней мере, судя по выше приведенным показателям).

То ли эти факторы вообще не действуют, то ли их влияние нужно искать посредством других индикаторов, во всяком случае — более «тонких» чем уровень образования.

Мы здесь не обсуждаем специально данные ответа (хотел бы видеть на посту президента страны после выборов 2018 г.) «…человека, который предложил бы другое (отличное от путинского) решение проблем России». Они являют собой антитезу данным о проценте «приверженцев Путина».

Напомним, что эти потенциальные «оппозиционеры», желающие смены путинского режима (и заявляющие об этом), составляют 15 процентов всех опрошенных. Кроме того, 12 процентов затруднились ответить на этот вопрос. Итого 27 процентов.

Это примерно доля взрослого населения страны, которая не поддерживает В.В. Путина — ни лично его, ни кого бы то ни было, кто готов продолжать его политику. (См. данные ответа: (хотел бы видеть на посту президента после выборов 2018 г.) «…другого человека, который продолжил бы политику Владимира Путина»; 8 процентов всех опрошенных).

(3) СУДИТЕ САМИ, В КАКОЙ МЕРЕ ГРАЖДАНЕ ДОВЕРЯЮТ ВЛАСТИ

По свидетельству Левада-центра, лишь 17 процентов всех опрошенных по репрезентативной всероссийской выборке в июле 2015 согласны с мнением, что руководители государства, высшие чиновники всегда / практически всегда или по большей части говорят правду, описывая положение дел в экономике, в здравоохранении, пенсионном обеспечении, борьбе с преступностью и других важнейших сферах управления.

Пресс-выпуск Левада-центра от 19.08.2015

ДОВЕРИЕ К ВЛАСТИ И ОФИЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКЕ

Опрос проведен 17–20 июля 2015 года.

Комментарий Левада-центра

Только каждый шестой россиянин уверен, что государственные управленцы, как правило, говорят всю правду о положении дел в экономической и социальной сфере. Треть населения считает, что они «иногда говорят правду, иногда скрывают правду, лгут». Большая часть опрошенных (41%) полагают, что полная и адекватная информация о состоянии дел в стране скорее недоступна населению. Респонденты скептически относятся к данным госстатистики: 23% — скорее верят, 41% — «отчасти доверяют, отчасти нет», 32% — скорее не доверяют её результатам. 42% россиян считают, что до В. Путина не доходит полная информация о положении дел в стране, а 14% — от президента скрывают правду о реальной ситуации. Лишь каждый третий уверен, что В. Путин получает полную и достоверную информацию.

По сравнению с 2012 г., доля россиян, считающих, что В. Путин виновен в тех злоупотреблениях, которых его обвиняют оппоненты, сократилась с 16% до 7%, а доля тех, кто, напротив, не верит в то, что он когда-либо злоупотреблял властью, выросла с 11% до 22% (эффект от «крымской» кампании сохраняется в настоящее время). Основная масса населения склоняется к тому, что такого рода обвинения весьма правдоподобны, т.к. сведения о коррупции и злоупотреблениях в высших эшелонах власти постоянно публикуются в СМИ. Однако, разделяя такие подозрения, люди не готовы открыто предъявлять их президенту, оправдывая свой оппортунизм таким аргументами, как «при нем страна стала жить лучше».

В целом более двух третей опрошенных (71%) говорят о том, что они могут свободно высказывать свое отношение к политике, проводимой руководством страны. Десятая часть населения заявляет о страхе давать такие оценки.

Доверие к официальной информации и статистике

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, БОЛЬШИНСТВО ОКРУЖАЮЩИХ ВАС ЛЮДЕЙ ОБЫЧНО ГОВОРЯТ ПРАВДУ ИЛИ СКРЫВАЮТ ПРАВДУ, ЛГУТ?

дек.10 авг.13 сен.14 июл.15
Всегда/практически всегда говорят правду 5 4 6 6
По большей части говорят правду 28 24 33 31
Иногда говорят правду, иногда скрывают правду, лгут 47 47 44 40
По большей части скрывают правду, лгут 14 17 12 15
Всегда/практически всегда скрывают правду, лгут 3 3 1 2
Затрудняюсь ответить 4 5 5 6

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ВСЕГДА ЛИ РУКОВОДИТЕЛИ ГОСУДАРСТВА, ВЫСШИЕ ЧИНОВНИКИ ГОВОРЯТ ПРАВДУ, ОПИСЫВАЯ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В ЭКОНОМИКЕ, В ЗДРАВООХРАНЕНИИ, ПЕНСИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ, БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ И ДРУГИХ ВАЖНЕЙШИХ СФЕРАХ УПРАВЛЕНИЯ?

дек.10 авг.13 июл.15
Всегда/практически всегда говорят правду 6 2 4
По большей части говорят правду 15 14 13
Иногда говорят правду, иногда скрывают правду, лгут 35 42 34
По большей части скрывают правду, лгут 30 30 32
Всегда/практически всегда скрывают правду, лгут 9 7 9
Затрудняюсь ответить 5 5 8

ДОВЕРЯЕТЕ ЛИ ВЫ ДАННЫМ ОФИЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКИ?

дек.10 авг.13 июл.15
Полностью доверяю 4 2 4
По большей части доверяю 17 17 19
Отчасти доверяю, отчасти нет 36 34 41
По большей части не доверяю 23 28 22
Совершенно не доверяю 15 13 10
Затрудняюсь ответить 5 6 4

Готовность высказываться относительно политики, проводимой руководством страны

МОЖЕТЕ ЛИ ВЫ СВОБОДНО ГОВОРИТЬ О СВОЕМ ОТНОШЕНИИ К ПОЛИТИКЕ, ПРОВОДИМОЙ РУКОВОДСТВОМ СТРАНЫ?

авг.12 июл.13 авг.14 июл.15
Да, всегда и везде 29 33 38 38
Да, но с некоторыми ограничениями и не везде 35 31 28 33
Нет, не могу (боюсь или чувствую себя неловко) 12 11 6 10
У меня нет такой потребности 19 21 26 17
Затрудняюсь ответить 4 5 3 2

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ЛЮДИ В НАШИ ДНИ ОТКРОВЕННО ГОВОРЯТ О ТОМ, КАК ОНИ ОТНОСЯТСЯ К ВЛАСТИ, К ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ — ИЛИ ОНИ СКРЫВАЮТ ТО, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ДУМАЮТ ОБ ЭТОМ?

фев.05 янв.12 авг.13 сен.14 июл.15
Практически все отвечают откровенно 18 13 7 9 16
Большинство отвечает откровенно 33 30 23 33 32
Половина отвечает откровенно, половина — нет 23 27 33 32 31
Большинство скрывает то, что думает 18 19 26 18 14
Практически все скрывают то, что думают 4 5 5 3 3
Затрудняюсь ответить 5 7 6 5 4

Информированность президента

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ПОЛУЧАЕТ ЛИ ВЛАДИМИР ПУТИН ОТ СВОЕГО ОКРУЖЕНИЯ ПОЛНУЮ И ДОСТОВЕРНУЮ ИНФОРМАЦИЮ О ПОЛОЖЕНИИ В СТРАНЕ — ИЛИ ДУМАЕТЕ, ЧТО ИМЕЮЩАЯСЯ У НЕГО ИНФОРМАЦИЯ НЕПОЛНА И ИСКАЖЕНА — ИЛИ ЧТО ОТ НЕГО ВООБЩЕ СКРЫВАЮТ ПРАВДУ О ПОЛОЖЕНИИ В СТРАНЕ?*

сен.00 янв.01 ноя.04 окт.05 окт.07 авг.13 авг.15
Получает полную и достовернуюинформацию 32 30 27 26 28 27 31
Получает неполную и искаженную информацию 40 40 46 51 44 42 42
От него скрывают правдуоположении в стране 14 14 17 15 14 13 14
Затрудняюсь ответить 14 16 9 9 13 18 13

*Опрос проведен в августе 2015 г., N=1600

Отношение к обвинениям президента в злоупотреблениях властью

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ВИНОВЕН ЛИ ВЛАДИМИР ПУТИН В ТЕХ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯХ ВЛАСТЬЮ, В КОТОРЫХ ЕГО ОБВИНЯЮТ ПРОТИВНИКИ?

апр.12 дек.12 авг.13 май.14 сен.14 июл.15
Несомненно виновен, об этом говорит множество фактов, приводимых в Интернете и свободных СМИ 16 11 10 10 6 7
Наверное да, как и все высокопоставленные чиновники, но я об этом мало знаю, не слежу за этим 32 37 42 30 34 29
Даже если это и правда, важнее то, что при нем страна стала жить лучше 25 14 18 28 31 31
Что бы ни говорили, я не верю в то, что Владимир Путин когда-либо злоупотреблял властью 11 15 13 19 18 22
Затрудняюсь ответить 16 23 17 14 11 12

**

НАШ КОММЕНТАРИЙ

Обратим внимание на то, что:

а) лишь 17 процентов всех опрошенных согласны с мнением, что руководители государства, высшие чиновники всегда / практически всегда или по большей части говорят правду, описывая положение дел в экономике, в здравоохранении, пенсионном обеспечении, борьбе с преступностью и других важнейших сферах управления;

б) только 23 процента опрошенных полностью или по большей части доверяют данным официальной статистики;

в) 38 процентов опрошенных утверждают, что могут всегда и везде свободно говорить о своем отношении к политике, проводимой руководством страны;

г) 48 процентов опрошенных заявляют, что практически все или большинство людей в наши дни откровенно говорят о том, как они относятся к власти, к Владимиру Путину (а не скрывают то, что действительно думают об этом);

д) лишь 31 процент опрошенных полагают, что Владимир Путин получает от своего окружения полную и достоверную информацию о положении в стране (а не считают, что имеющаяся у него информация неполна и искажена или что от него вообще скрывают правду о положении в стране);

е) На вопрос «Как Вы думаете, виновен ли Владимир Путин в тех злоупотреблениях властью, в которых его обвиняют противники?» только 22 процента опрошенных выбирают ответ; «Что бы ни говорили, я не верю в то, что Владимир Путин когда-либо злоупотреблял властью». Остальные не исключают такой возможности (или затрудняются с ответом).

Можно предположить, что данные, указанные в пп. (в) и (г) (возможность свободного публичного обсуждения действий власти и т. п.), несколько завышены (в том смысле, что часть респондентов не вполне откровенны, отвечая на соответствующие вопросы).

Весьма показательно распределение ответов по пункту (д). Его интерпретация: «Царь — хороший, бояре — плохие». При этом респонденты не задумываются, что первейшая обязанность главы государства располагать полной и достоверной информацией о положении дел в стране.

(4) О ДОВЕРИИ К СОЦИОЛОГАМ И ОБ ОТКРОВЕННОСТИ ГРАЖДАН

В последнее время, при обсуждении данных массовых социологических опросов, возникают споры, тему которых можно определить так: ДОВЕРИЕ К СОЦИОЛОГАМ И ОТКРОВЕННОСТЬ РЕСПОНДЕНТОВ.

Социологи-полстеры (занимающиеся опросами общественного мнения) иногда просто предъявляют в своих пресс-релизах картину распределений ответов, а уж Вы — судите сами. Ну, государственные СМИ подхватывают наиболее «выигрышные» цифры и широко их пропагандируют, вроде «зашкаливающего» рейтинга главы государства — под 90 %.

С другой стороны, критики режима (а зачастую и просто здравомыслящие люди) с недоверием относятся к подобным результатам опросов. Некоторые даже подозревают социологов в фальсификациях. Другие, не сомневаясь в профессионализме и честности социологов, ставят под сомнение не сами результаты опросов, а их интерпретацию в качестве полностью адекватного отображения состояния массового сознания, общественных настроений, общественного мнения, наконец (если таковое в современном российском обществе возможно).

Сразу заявляю, что автор этих строк относится как раз к последней категории критиков чрезмерной доверчивости к результатам массовых опросов.

Этой теме бы посвящен ряд наших публикаций на Когита.ру, собранных вместе в материалах под названием «Следует ли так уж доверять результатам опросов общественного мнения?», опубликованных на сайте Санкт-Петербургской ассоциации социологов: «Следует ли так уж доверять…» — начало; окончание.

Критика (как справедливая, так и не справедливая) в адрес ведущих опросных фирм ныне стала звучать так громко, что уже не могут ее игнорировать и сами социологи-полстеры. При этом они порой занимают оборонительно-наступательную позицию. Процитируем статью руководителя отдела социокультурных исследований Левада-Центра Алексея Левинсона и доцента департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ Любови Борусяк «Кто ж вам поверит: говорят ли люди правду о власти?»:

«Если результаты опросов нравятся и соответствуют собственным представлениям людей о политической ситуации — опросам верят. Если не соответствуют — социологам и их респондентам отказывают в честности».

Позиция характерная: социологам следует ВЕРИТЬ. При этом упускается из виду, что сами социологи ВЕРЯТ респондентам. Ну, а те, понятно, говорят, что думают.

Однако все не так просто. Поводов для недостатка откровенности у граждан — более чем достаточно. Главным фактором здесь являются общественно-политический климат, или условия, в которых проводится опрос. Один и тот же вопрос, заданный в условиях свободы слова и распространения информации, т. е. в демократическом обществе, совсем иначе воспринимается в обществе авторитарном (да еще дрейфующем к тоталитаризму).

Дело не только в «страхе», опасении неблагоприятных последствий в случае нелояльного ответа, но и в самой несамостоятельности мышления. Как признают сами социологи, проводящие опросы, значительное количество людей просто не имеют своего мнения по ряду ключевых общественно-политических вопросов, эти вопросы находятся вне сферы их житейских интересов. В таком случае они выбирают ответ КОНФОРМНЫЙ, мнение, которого придерживается БОЛЬШИНСТВО (или респондент полагает, что это мнение большинства).

Такой эффект наблюдается и в демократических обществах, не случайно понятие «спирали молчания» было выдвинуто Э. Ноэль-Нойман на базе опросов общественного мнения в ФРГ.

В сущности, выбор социально одобряемого ответа для определенной части респондентов является формой УКЛОНЕНИЯ ОТ ОТВЕТА, на вопрос, который им в чем-то неудобен или не релевантен. Это даже не недостаток откровенности, а своего рода «искренний» камуфляж своей если не нелояльности, то незаинтересованности и / или неосведомленности.

Не так давно, на сайте Левада-центра появился пресс-выпуск под названием «Доверие к власти и официальной статистике». Наш комментарий к представленным там данным см. на Когита.ру; «Судите сами, в какой мере граждане доверяют власти». (См. выше)

Вопрос о мере «свободы высказываний об отношении к политике, проводимой руководством страны», задается Левада-центром ежегодно, начиная с 2012 года. А тема «откровенности высказываний в наши дни об отношении к власти, к Владимиру Путину» впервые возникла в опросах Левада-центра еще 10 лет назад.

По второму вопросу аудитория опроса сегодня делится ровно пополам: 48 : 48 (48 % опрошенных полагают, что если не все, то большинство отвечает откровенно, и 48 % — что если не все, то половина скрывают то, что думают).

Интересна динамика, например, показателя доли голосующих в пользу откровенности высказываний: в январе 2012 — 43 %, в августе 2013 — 30 %, после чего в последние два года наблюдается тенденция к росту показателя: в сентябре 2014 — 41 %, и в июле 2015 — 48 %.

Казалось бы, динамика общественно-политической ситуации в эти два года не располагала к росту убежденности в том, что люди откровенно говорят о том, как они относятся к власти и т. д. Почему же их «уверенность в откровенности» росла? Остается предположить, что снизилась откровенность ответов на сам по себе вопрос о «мере откровенности».

В принципе ту же тенденцию показывают и ответы на вопрос о «свободе высказываний о политике…». Ясно, что за последние два года эта свобода во всяком случае не возросла. Тем не менее, ответы респондентов парадоксально свидетельствуют об обратном: показатель уверенности в повсеместной и неограниченной свободе слова и т. д. вырос с 29 % в августе 2012 до 38 % уже в 2014 г. и сохраняется на этом уровне по данным последнего, июльского (2015) опроса.

Вообще говоря, спрашивать у респондентов их мнение о мере свободы и откровенности высказываний — далеко не лучший способ оценки того, сколь велика эта мера в действительности.

Но тут мы сталкиваемся, похоже, с отличающейся от нашей точкой зрения насчет вопроса о доверии к результатам опросов общественного мнения (идет ли речь о социологах-полстерах или о гражданах-респондентах). Вот как об этом, обсуждая те же данные, пишут глубоко уважаемые мною аналитики Алексей Левинсон и Любовь Борусяк. См.: Кто ж вам поверит: говорят ли люди правду о власти?

Авторы полагают, что утверждения о СТРАХЕ респондентов говорить, что думают, содержат преувеличение:

«…Можно, конечно, считать, что люди боятся сказать, что испытывают страх. Но кажется, что относительная скромность этой доли (только один человек из десяти боится говорить о политике руководства) (точнее было бы сказать: «заявляет, что боится говорить о политике руководства». — А. А.) должна убедить критиков, что высокий рейтинг первого лица связан не с тем, что респонденты робеют сказать правду про его политику».

Авторы возражают против предположения, что «разговор о политике руководства страны — дело, требующее отваги», и постольку, «опрос выливается в измерение этой отваги».

Ну, последнее предположение и впрямь сомнительно. Хотя напрасно, мне кажется, авторы статьи полностью исключают фактор «опасливости» респондентов. Да еще аргументируют это тем, что сами респонденты такого мотива не только не подтверждают, но даже, как будто и прибавляют в «смелости» (судя по их ответам на соответствующий вопрос). Думается, такая аргументация довольно наивна (если не лукава).

В заключение своей статьи, авторы пишут:

«Самый популярный вариант (речь о критике в адрес социологов-полстеров. — А. А.) — «все дело в страхе». Страх перед репрессиями испытывают социологи, его же испытывают респонденты, поэтому при ответах они скрывают свои истинные взгляды. Это воспринимается как что-то очевидное и само собой разумеющееся. При этом в Сети нет ни одного примера того, что кто-то пострадал, искренне ответив социологам о своей политической позиции. Тем не менее в интернете много разных анекдотов на эту тему. Они сводятся к тому, что социологи сообщают, что проводят анонимный опрос, а потом оказывается, что им известны и адрес, и фамилия респондента. Сами опросы это не подтверждают, но мнений интернет-критиков это не меняет…».

Ну, это социологи (интервьюеры) про себя могут уверенно сказать, что они не сотрудничают со спецслужбами. Анонимность опроса для социолога — святое. Но такой уверенности насчет опрашивателей может не иметь респондент, к которому пришли домой или позвонили по телефону. Стоит ли так уж «откровенничать»? — думает он.

Ну, 10-15 % опрашиваемых берут на себя смелость негативных утверждений в адрес аж первого должностного лица государства. Но не все такие смелые. Репрессии — не репрессии, а неприятностей нажить можно, — думает здравомыслящий гражданин. Лучше ответить «как надо».

Понятно, что значительное количество респондентов (и их пусть не абсолютное, но большинство!) вполне искренно одобряют деятельность «национального лидера», поскольку он «всегда прав», или он «о нас печется», или «Россия встает с колен», или «КрымНаш», или «покажем этим америкосам и гейропе». Ну, а не ангажированный в политику гражданин выбирает ответ, наиболее соответствующий тому, что ежедневно слышит по телевизору.

Обороняясь от нападок на политическую опросную социологию, авторы обсуждаемой статьи пишут:

«…те, кто придерживается противоположных (отличных от сторонников курса современной России и ее руководителей. — А. А.) политических взглядов, зачастую, вместо того чтобы понять, почему поддержка (политического руководства. — А. А.) так велика (выделено нами. — А. А.) включают режим недоверия…». Да кто же спорит с тем, что «поддержка велика»? Вот только НАСКОЛЬКО она велика?!

И опять же — про НЕДОВЕРИЕ… Вопрос: к кому недоверие? К социологам? Или к гражданам? По крайней мере, последним безоговорочно верить «на слово» не следует. Социальное поведение — более надежный критерий

Кстати, задумывались ли когда-нибудь наши читатели над тем, какова доля избирателей проголосовавших за В. Путина на последних президентских выборах? Только не надо повторять расхожие штампы нашей пропаганды вроде «подавляющего большинства» избирателей»? Каких избирателей? Тех, что участвовали в голосовании, а вовсе не всех!

Процент голосов «за» В.В. Путина от количества голосовавших — 63,6 %. А процент голосов «за» от численности электората? Тут надо вышеприведенный показатель помножить на процент явки (65,3 %). И тогда получим — 41,53 %.

(Это — приняв показатели явки и результатов голосования за достоверные. В чем как раз можно усомниться, имея многолетняя практику электоральных фальсификаций у нас).

Итак, в споре социологов-полстеров с их критиками, автор этих строк, занимает, как он считает, взвешенную и осторожную позицию: «горячие» критические головы не правы, когда выражают недоверие цифрам массовых репрезентативных опросов. Социологи-полстеры (по крайней мере, ведущих опросных фирм) берегут свою репутацию и данные не подтасовывают и не «рисуют» (чего нельзя сказать о наших избирательных комиссиях разных уровней, но это — особая тема). Не случайно показатели тех же рейтингов (включая электоральные) у разных полстерских компаний мало расходятся друг с другом. (Расхождения наблюдаются в случае разных методик — более или менее совершенных у разных команд).

С другой стороны, и социологам-полстерам не следует так уж настаивать на адекватности результатов опросов общественного мнения действительному состоянию массового сознания, его многослойной структуре.

Пожалуй, не без высокомерия аналитики-профессионалы пишут:

«Им (критикам работы опросных фирм. — А. А.) очень трудно признать, что общественное мнение такое, какое отражают опросы». Читай: «Общественное мнение именно таково, какое отображают опросы». Ан нет! Хочется пожелать коллегам бОльшей самокритичности.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *