Андрей Алексеев: О доверии граждан к власти, социологов к гражданам и граждан к социологам-полстерам. Продолжение

 165 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Нынешний президент РФ, «национальный лидер» (по мнению наиболее экзальтированных и верноподданнически настроенных граждан) является, в глазах опрошенных, преимущественным выразителем интересов вовсе не «народного большинства», а верхушечного слоя — групп «силовиков», «олигархата» и чиновничества (бюрократии).

О доверии граждан к власти, социологов к гражданам и граждан к социологам-полстерам

По материалам всероссийских опросов Левада-центра, при оригинальной интерпретации данных этих опросов, осуществляемой автором.

Андрей Алексеев

Продолжение. Начало

(5) ГЛАВНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ И ГЛАВНЫЕ НЕУДАЧИ ПУТИНА, ПО МНЕНИЮ РОССИЯН. И ЧЬИ ИНТЕРЕСЫ ОН ВЫРАЖАЕТ?

По материалам ежегодных опросов Левада-центра. Путин выражает интересы «силовиков» — мнение 58 % опрошенных; интересы «олигархов» — 47 %; интересы бюрократии — 44 %; … ; «простых людей» — 30 %; интеллигенции — 23 %.

(А)

Из газеты «Ведомости»:

СИЛА ЕСТЬ

10.09.2015

(Цит. по: http://www.levada.ru/10-09-2015/sila-est)

Главными достижениями Владимира Путина россияне считают рост уровня жизни, укрепление международных позиций страны и реформу армии, а самой большой неудачей — борьбу с коррупцией, выяснил «Левада-центр». При этом число тех, кто отмечает «силовые» успехи президента, с 2004 г. заметно выросло, а количество респондентов, довольных уровнем жизни, сократилось в 2 раза (см. график).

Эти мнения сложились в 2014 г., когда произошла переоценка достижений Путина, поясняет замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «Сейчас оценки стали умереннее, но они до сих пор выше, чем в 2012 г., когда был пик протестных настроений». Ответственность за проблемы с экономикой россияне возлагают на правительство и чиновников, а не на президента, говорит Гражданкин, потому что в 2014 г. «Путин выступил как богатырь, защищающий страну от врагов». Сейчас же граждан снова стали беспокоить экономические проблемы, к тому же впервые за долгое время произошло значимое снижение одобрения деятельности президента (см. об этом, например, на Когита.ру: Августовские рейтинги одобрения и доверия. — А. А.), напоминает социолог. Показательным он считает вопрос о том, чьи интересы выражает Путин: ответ «простых людей» выбрали лишь 14% опрошенных, а максимум (24%) был зафиксирован в 2007 г., когда экономическое положение страны и самих граждан улучшилось. «Президенту был выдан большой кредит доверия, этот показатель упал в 2013 г. и так и не восстановился, хотя по-прежнему играет важную роль», — резюмирует Гражданкин.

Россияне впадают в состояние депрессии, а это усталость и нежелание что-то делать, отсутствие надежд на изменения, говорит политолог Алексей Макаркин: «Люди в депрессии неактивны, они пытаются как-то решить свои проблемы, считают, что надо перетерпеть, и не хотят активного протеста». При этом у них сохраняется эффект осажденной крепости — «холодильнику» стали уделять больше внимания, но «телевизор» по-прежнему напоминает, что страна окружена врагами, подчеркивает эксперт: «К тому же у россиян невысокие запросы, они понимают, что стало хуже, вырастает критика, но есть и облегчение от того, что «у нас не как на Украине, у нас нет фашистов». Власть получает окно возможностей, чтобы проводить экономическую политику, но оно будет открыто не всегда и после депрессии может быть активный протест, считает Макаркин: «Все это мы проходили, когда в 1980-х люди считали, что уже ничего нельзя изменить, в коммунизм не верили, а академика Сахарова считали предателем. Власти участвовали в войне, планировали ускорение социально-экономического развития, но все неожиданно закончилось».

(Б)

Из пресс-выпуска «Левада-центра»: ВОСПРИЯТИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

ИНТЕРЕСЫ КАКИХ СЛОЕВ НАСЕЛЕНИЯ ВЫРАЖАЕТ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ВЛАДИМИР ПУТИН? (несколько вариантов ответа; N=1600)

окт.00 мар.01 мар.02 мар.03 апр.04 апр.05 сен.06 авг.07 окт.10 янв.11 янв.12 мар.13 авг.14 авг.15
«Силовиков», работников спецслужб, армии, МВД 54 36 33 43 37 38 34 39 34 31 37 35 39 42
«Олигархов», банкиров, крупных предпринимателей 24 18 25 28 20 26 23 18 26 26 36 36 30 31
Государственных чиновников, бюрократии 12 19 23 20 22 23 21 19 24 24 26 27 24 28
«Среднего класса»: людей с доходами выше среднего 10 23 23 26 26 22 24 31 27 26 27 18 22 23
«Директорского корпуса»: руководителей крупных предприятий 16 16 18 17 15 20 12 13 18 18 21 18 19 24
«Простых людей»: служащих, рабочих, тружеников села 12 18 17 21 20 17 18 24 20 20 18 12 13 14
Культурной и научной элиты 4 9 7 11 6 9 7 10 10 10 9 7 10 13
Бывшего ближайшего окружения Б. Ельцина, «семьи» 25 22 21 25 17 16 13 13 11 10 15 13 9 13
Интеллигенции 5 9 6 8 7 8 7 10 10 10 8 6 9 7
«Люмпенов»: нищих, опустившихся людей <1 <1 1 1 1 2 1 1 1 1 <1 <1 1 1
Всех без исключения 5 11 10 10 11 8 9 11 7 10 7 10 14 16
Затруднились ответить 13 14 12 10 8 10 12 13 13 13 9 6 15 10

**

НАШ КОММЕНТАРИЙ

  1. Вопрос очень интересный. И особенно ценно, что задавался он ежегодно, на протяжении 15 лет.
  2. Рассмотрим сначала структуру ответов в последнем (августовском 2015 г.) опросе. Здесь, очевидно, ответ по каждой позиции надо рассматривать — с учетом наличия варианта ответа «всех без исключения». Этот вариант набрал 16% голосов. То есть примерно каждый шестой опрошенный полагает, что В.В. Путин является президентом «всех россиян». Интересно, что этот показатель подрос с 10% в марте 2013 го до 16% в августе 2015 г.
  3. С учетом сказанного в п. 2. к показателю выражения президентом интересов каждого из слоев населения следует приплюсовывать 16 процентных пунктов: n + 16. В таком случае, данные за 2015 г. приобретут следующий вид:

ИНТЕРЕСЫ КАКИХ СЛОЕВ НАСЕЛЕНИЯ ВЫРАЖАЕТ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ВЛАДИМИР ПУТИН? (несколько вариантов ответа; N=1600)

авг 2015
«Силовиков», работников спецслужб, армии, МВД 58
«Олигархов», банкиров, крупных предпринимателей 47
Государственных чиновников, бюрократии 44
«Директорского корпуса»: руководителей крупных предприятий 40
«Среднего класса»: людей с доходами выше среднего 39
«Простых людей»: служащих, рабочих, тружеников села 30
Культурной и научной элиты 29
Бывшего ближайшего окружения Б. Ельцина, «семьи» 29
Интеллигенции 23
«Люмпенов»: нищих, опустившихся людей 17
Всех без исключения 16
Затруднились ответить 10
  1. Обратим внимание, что выражение президентом интересов «простых людей»: служащих, рабочих, тружеников села, — т. е. наиболее массового социального слоя отмечают не более трети опрошенных (30%). Еще меньше, а именно — не более четверти опрошенных (23 %) полагают, что президент выражает интересы интеллигенции.
  2. Тогда чьи же интересы он выражает в своей деятельности, по мнению россиян? Прежде всего — «силовиков», работников спецслужб, армии, МВД — так считают около 60% опрошенных. Около половины (47%) опрошенных отмечают, что президент выражает интересы «олигархов», банкиров, крупных предпринимателей. Немногим меньше (44%) усматривают выражение им интересов государственных чиновников, бюрократии.
  3. Уже на втором плане оказывается выражение интересов таких социальных слоев, как «директорский корпус»: руководители крупных предприятий (40%) и «средний класс»: люди с доходами выше среднего (39%) — в представлении россиян.
  4. Итак, массовое сознание в оценке того, ЧЬИМ же президентом является Путин (интересы каких социальных слоев он выражает), оказывается вовсе не таким уж инфантильным. Смею предположить, что оценки группы высококомпетентных экспертов показали бы примерно такую же ранжировку.
  5. Нынешний президент РФ, первое должностное лицо государства, «национальный лидер» (по мнению наиболее экзальтированных и верноподданнически настроенных граждан) является, в глазах опрошенных, преимущественным выразителем интересов вовсе не «народного большинства», а верхушечного слоя — групп «силовиков» (разумеется, офицеров — больше, чем рядовых), «олигархата» и чиновничества (бюрократии).
  6. Такой социологический результат является довольно не тривиальным, во всяком случае — существенно противоречащим ходульным лозунгам и клише кремлевской пропаганды.
  7. Теперь посмотрим, как менялись, в глазах опрошенных эти приоритеты / обратные им оценки во времени. Обозревая таблицу (с учетом также динамики показателя «всех без исключения»!), находим, что частота указания на выражение интересов, например, «силовиков» от января 2011 г. к августу 2015 г. возросла с 41 до 58 %, «олигархов» — с 36 до 47 %, чиновничества — с 34 до 44 %

Что касается «простых людей», то здесь соответствующий показатель остался на прежнем уровне (20 %). В пределах статистической погрешности — динамика показателя выражения интересов интеллигенции (20-23 %).

  1. Это значит что установка президента на выражение интересов верхушечных, а не «низовых» социальных слоев за последние три года, в глазах взрослого населения (оно же — электорат), имеет заведомо ПОЗИТИВНУЮ динамику.
  2. Понятно, что vox populi (глас народа) не есть истина в последней инстанции. Но народ хоть и одурманен официальной пропагандой, однако не теряет «приметливости». И массовое сознание В ДАННОМ ВОПРОСЕ представляется вполне адекватным отображением реальности (чего нельзя сказать о некоторых других его, этого сознания, аспектах и сторонах).
  3. Подводя итог сказанному, приходится признать что:
  4. Нынешний президент РФ не является «народным президентом». И народ это прекрасно замечает и понимает;

Б. Тенденция отрыва деятельности президента РФ от интересов и нужд народа в последние два-три года (т.е. в период данного президентского срока) нарастает. И этот процесс также находит отражение в динамике состояний массового сознания.

  1. Пожалуй, в рассмотренном аспекте (сюжете, теме), будь то благодаря формулировке вопроса, будь то в силу иных причин, правомерно отнестись с доверием к настоящим результатам массового опроса в современных общественно-политических условиях.

(6) РЕЙТИНГИ: «ОДОБРЕНИЯ», «ДОВЕРИЯ» И «ЭФФЕКТИВНОСТИ»

На материалах опросов Левада-центра рассматриваются три разных способа измерения рейтинга главы государства, каждый из которых имеет свои достоинства и свои недостатки. Различия вопросов (их формулировок и типа вопроса — закрытый / открытый), естественно, дают на выходе разные количественные результаты: около 85 % — «рейтинг одобрения», 60 % — «рейтинг доверия» и 55 % — «рейтинг эффективности».

Пресс-выпуск Левада-центра от 23.09.2015

СЕНТЯБРЬСКИЕ РЕЙТИНГИ ОДОБРЕНИЯ И ДОВЕРИЯ

Опрос проведен 18–21 сентября 2015 года.

Комментарий Левада-центра

В одобрении первых лиц государства за последний месяц существенных изменений не наблюдается.

**

НАШ КОММЕНТАРИЙ

  1. Представляется безусловно правильным и важным совместное, сведенное в один тематический пресс-выпуск предъявление Левада-центром данных ответов по трем вопросам, служащим измерению отношения населения к высшему институту власти, а именно — президенту РФ.

Причем один вопрос напрямую выясняет меру одобрения деятельности первого должностного лица государства, другой — предоставляет респонденту возможность самому назвать политиков, которым он доверяет более всего, а ответы на третий вопрос позволяют косвенно, но довольно надежно судить об отношении к результатам деятельности политического руководства страны (дела в которой, по мнению опрашиваемого, идут «в правильном направлении» или, напротив, страна идет «по неверному пути»).

  1. Это, в сущности, три разных способа измерения рейтинга главы государства, каждый из которых имеет свои достоинства и свои недостатки. Различия вопросов (их формулировок и типа вопроса — закрытый / открытый), естественно, дают на выходе разные количественные результаты: около 85 % — «рейтинг одобрения», около 60 % — «рейтинг доверия» и 55 % — «рейтинг эффективности» (термин предлагается нами; в самом деле, что как не эффективность деятельности первого должностного лица страны измеряет данный вопрос; см. таблицы ниже).
  2. Рассмотрим достоинства и недостатки каждого способа измерения рейтинга.

3.1. «РЕЙТИНГ ОДОБРЕНИЯ» безусловно релевантен теме, но в условиях жестко авторитарного режима мало достоверен: мера откровенности при ответе на столь «лобовую» «проверку лояльности», каковой оказывается данный вопрос, снижается, а отсюда — возникает предпочтительный выбор социально одобряемого ответа.

Эта проблема детально рассматривалась в наших предшествующих публикациях на Когита.ру. (См.: Откуда взялись 85%? ; Рейтинг Путина: так 86 или 55 процентов? ; Грош цена показателю путинского рейтинга «86 процентов» ; «Заоблачный рейтинг» как артефакт массового сознания ; Парадоксы современной опросной практики ; Августовские рейтинги одобрения и доверия).

3.2. «РЕЙТИНГ ДОВЕРИЯ», формально говоря, политически нейтрален (называй любого политика или общественного деятеля), но именно формально говоря, ибо в современных общественных условиях трудно рассчитывать на инициативное заявление о преимущественном доверии какому-либо оппозиционному политику — не случайно, судя по данным опроса, количество таких заявлений исчезающе мало. (Пусть опрос анонимный, но респондент может думать, что это вовсе не так; впрочем, среди опрошенных все же находятся такие, которые «рискуют» отнести Путина к политикам, которым они больше всего не доверяют).

Кардинальный отрыв показателя выбора В. Путина в качестве объекта «преимущественного доверия» от показателей других государственных деятелей легко объясним как популярностью «национального лидера», так и особенностями исторически сложившегося в российском обществе типа ментальности.

3.3. Наконец, «РЕЙТИНГ ЭФФЕКТИВНОСТИ» имеет тот недостаток, что, будучи деперсонализированным, является лишь косвенным показателем отношения к первому должностному лицу государства: а) от которого зависит направление хода дел в стране, б) который, по идее, должен нести ответственность за последствия того или иного своего выбора.

Правда, здесь приходится иметь дело с таким парадоксом массового сознания, как признание пути неверным в соединении с поддержкой первого лица государства. Парадокс не универсальный, но в части электората наверняка присутствующий.

Но, в конечном счете, критическая оценка общего положения дел в стране плюс затруднение с ответом на соответствующий вопрос, вместе составляющие 45 % всех опрошенных, являются достаточно правдоподобным показателем величины «антирейтинга эффективности» (или, если можно так выразиться, «рейтинга неэффективности») деятельности главы государства.

  1. Из трех рассмотренных способов измерения рейтинга В. Путина, первый («рейтинг одобрения») является наиболее «выигрышным» для власти и широко тиражируется кремлевской пропагандой. Так, что даже у здравомыслящих людей создается впечатление, что это и есть «истинный» рейтинг «национального лидера». Эта мифологема проникает не только в массовое, но даже порой и в экспертное сознание, принимающее соответствующий результат «опросов общественного мнения» с доверием и всерьез.

Что касается иных способов измерения рейтинга, или отношения населения к политическому руководству страны, то они остаются как бы «в тени» и, по крайней мере, в публичном пространстве их никто не обсуждает и ими даже не интересуются.

  1. Между тем, именно «рейтинг доверия» и «рейтинг эффективности» являются куда более надежными измерителями «общественной температуры». 60-процентный «рейтинг эффективности» и 55-процентный «рейтинг доверия» позволяют судить о действительном общественном мнении (общественных настроениях) российских граждан, точнее — о дифференциации и соотношении позиций, о мере и характере «разномыслия» в обществе (в частности, по данной теме).
  2. Конечно, и эти способы измерения рейтинга не «застрахованы» — ни от неоткровенных ответов, ни от так называемой «спирали молчания» (конформного следования за «большинством»). Но все же они не столь грубо примитивны, как вопрос об одобрении / неодобрении деятельности первого лица в условиях не демократического общества, да еще — когда всякий негативный ответ равносилен провозглашению себя принадлежащим к «пятой колонне» или к «национал-предателям».
  3. Автор этих строк полагает, что реальная поддержка «национального лидера» россиянами — на данный момент — при всей одурманенности заведомо тенденциозной и лживой антиамериканской, антиевропейской, антиукраинской и вообще — «антизападной» пропагандой, в лучшем — для власти — случае не превышает 55% (отвлекаясь от того обстоятельства, что и эти 55% далеки от однородности).

Поддержкой, по крайней мере, 20% (а может, и больше, судя по данным «рейтинга неэффективности») Путин заведомо НЕ пользуется. Это — бОльшая часть тех, кто считает, что страна идет «по неверному пути».

Что касается тех, кто затруднился с ответом на соответствующий вопрос (таковых порядка 20%), то это та «зона неопределенности», которая занимает промежуточное положение между приверженцами Путина и его противниками.

  1. Все бы ладно, кабы не исторический опыт, согласно которому «болото» (не имеющие собственной точки зрения, для которого любая политическая позиция иррелевантна) всегда является более массовым, чем группы убежденных сторонников или противников всякой данной власти. Что побуждает предполагать, что показатель поддержки политического руководства 55 % — тоже завышен. То есть большинство, видящее в Путине своего кумира, не только не является подавляющим большинством, но сам по себе факт большинства оказывается под сомнением.
  2. Теперь обратимся к ДИНАМИКЕ каждого из трех способов измерения рейтинга.

9.1. «Рейтинг одобрения» в сентябре незначительно отличается от августовского» (84 против 83%). Однако произошедшее от июня к августу снижение показателя — от 89 к 83% — трудно счесть случайным колебанием. Соответственно, доля не одобряющих деятельность Путина на посту президента России от июня к августу возросла с 10 до 17%.

9.2. Похожая картина наблюдается и с «рейтингом доверия»: в июне 64% инициативно назвали его политиком, которому более всего доверяют, а в августе — только 58 %. Сентябрьский показатель, соответственно, — 59%.

9.3. «Рейтинг эффективности» от июня к августу снизился особенно сильно: с 64 до 55%. В сентябре этот показатель остался на августовском уровне.

  1. Итак, под влиянием совокупности общественно-политических и социально-экономических обстоятельств от июня к августу произошло ЗАМЕТНОЕ снижение всех показателей рейтинга первого должностного лица государства, что предсказывалось многими экспертами (политологами, социологами, публицистами).
  2. Наш комментарий к представленным ниже данным сентябрьского опроса Левада-центра преследовал три цели:

а) своего рода «ликбез» относительно многообразия способов измерения рейтинга политиков и общественных деятелей (включая главу государства);

б) сравнение показателей рейтинга, замеренного разными способами в отношении одного и того же лица (в данном случае — В.В. Путина):

в) попытку прояснения реальной структуры и динамики массового сознания в данном аспекте, экспертная оценка соотношения различных политических позиций (отношение к Путину как социальный индикатор позиции) в российском обществе, на настоящий момент.

**

ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ?* («Рейтинг одобрения». — А. А.)

Одобряют Не одобряют Нетответа
2015 сен. 84 15 1
авг. 83 17 1
июл. 87 12 1
июн. 89 10 1
май 86 13 1
апр. 86 13 1
мар. 85 14 1
фев. 86 13 1
янв. 85 15 1
2014 сен. 86 14 1
2013 сен. 64 35 1
2012 сен. 68 31 2
2011 сен. 68 31 2
2010 сен. 77 21 2
2009 сен. 81 18 1
2008 сен. 88 10 2
2007 сен. 79 20 1
2006 сен. 75 22 3
2005 сен. 70 28 2
2004 сен. 66 31 3
2003 сен. 75 22 3
2002 сен. 77 20 3
2001 сен. 74 19 7
2000 сен. 65 27 8

* В 2008–2011 гг. вопрос задавался в следующей формулировке: «ВЫ В ЦЕЛОМ ОДОБРЯЕТЕ ИЛИ НЕ ОДОБРЯЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПОСТУ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ?»

См. полную динамику, показывающую то, как менялось одобрение/неодобрение россиянами Владимира Путина, начиная с 1999 г., здесь

НАЗОВИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, 5-6 ПОЛИТИКОВ, ОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ, КОТОРЫМ ВЫ БОЛЕЕ ВСЕГО ДОВЕРЯЕТЕ? (открытый вопрос — респонденты сами называют деятелей, которым они доверяют)*** («Рейтинг доверия». — А. А.)

2014 2015
IX X XI XII I II III IV V VI VII VIII IX
Владимир Путин 56 60 57 55 62 59 62 60 62 64 64 58 59
Сергей Шойгу 23 26 24 25 27 24 26 26 29 28 29 25 25
Дмитрий Медведев 20 20 18 16 18 19 21 19 21 21 21 19 20
Сергей Лавров 18 19 22 20 12 20 13 21 14 21 16 19 17
Владимир Жириновский 10 12 12 12 10 10 12 10 13 9 14 11 10
Геннадий Зюганов 10 11 10 10 11 11 14 9 12 11 11 9 9
Патриарх Кирилл 5 6 5 6 8 6 6 5 5 4 4 6 6
Валентина Матвиенко 4 4 5 5 5 5 4 4 4 5 6 3 5
Сергей Миронов 3 3 3 3 4 3 3 3 5 4 3 4 5
Сергей Собянин 6 4 4 4 4 4 4 3 5 4 5 5 5
Нет таких 11 12 11 14 11 12 10 13 11 9 10 12 9
Не интересуюсь политиками,политикой 16 14 13 13 13 13 11 14 11 13 13 13 15
Затруднились ответить 8 6 7 7 6 6 5 4 6 5 4 6 7

*** 10 российских политиков, упомянутых чаще всего и набравших ≥ 4,5%

ДЕЛА В СТРАНЕ ИДУТ СЕГОДНЯ В ЦЕЛОМ В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ, ИЛИ СТРАНА ДВИЖЕТСЯ ПО НЕВЕРНОМ ПУТИ? («Рейтинг эффективности». — А. А.)

Дела идутв правильном

направлении

Страна движетсяпо неверному

пути

Затруднилисьответить
2015 сен. 55 26 19
авг. 55 29 17
июл. 59 23 18
июн. 64 22 14
май 60 23 17
апр. 60 23 18
мар. 57 25 19
фев. 54 29 17
янв. 55 27 18
2014 сен. 62 22 17
2013 сен. 40 43 17
2012 сен. 39 42 19
2011 сен. 42 40 18
2010 сен. 49 32 18
2009 сен. 49 33 18
2008 сен. 61 24 15
2007 сен. 47 34 19
2006 сен. 43 41 16
2005 сен. 36 48 16
2004 сен. 37 51 12
2003 сен. 43 42 15
2002 окт. 37 42 21
2001 сен. 37 42 21
2000 сен. 29 51 19
1999 сен. 8 82 10
1998 сен. 10 75 15
1997 сен. 24 59 18
1996 сен. 21 58 22
1995 сен. 14 66 21
1994 сен. 23 53 24
1993 мар. 22 48 30

**

См. также на сайте Санкт-Петербургской ассоциации социологов:

Алексеев А. Н. Следует ли так уж доверять результатам опросов общественного мнения?

Андрей Алексеев: «Следует ли так уж доверять результатам опросов общественного мнения?» (окончание)

**

(7) О МЕРЕ ЛЕГИТИМНОСТИ ПРАВИТЕЛЯ

Опыт рассмотрения результатов шести избирательных кампаний по выборам президента РФ за период с 1991 по 2012 год — при использовании показателя доли голосовавших за данного кандидата от общей численности электората.

10 лет назад автору этих строк довелось выступить, на страницах питерского журнала социологических и маркетинговых исследований «Телескоп» (2004, № 1), с «Социологическим комментарием к итогам выборов в Госдуму-2003».

В названной статье содержалась инновационная постановка вопроса о том, что не всякая победа на выборах той или иной политической силы (партии, политического деятеля) свидетельствует о поддержке этой силы большинством избирателей.

Процент проголосовавших определенным образом означает лишь УСЛОВНУЮ электоральную поддержку, поскольку рассчитывается от числа лиц, участвовавших в голосовании. Показателем же РЕАЛЬНОЙ электоральной поддержки является процент, взятый от общего количества избирателей (численности электората). Поскольку в выборах участвуют не все, он значительно НИЖЕ показателя условной.

Для количественной оценки реальной электоральной поддержки следует перемножить показатель условной поддержки (см. выше) и показатель (процент) явки.

Эта элементарная арифметическая операция (перемножения дробей, при котором величина произведения неизбежно меньше величины любого из сомножителей), как правило, игнорируется при обсуждении итогов выборов; «за данного кандидата проголосовал такой-то процент избирателей» — вот расхожая формула СМИ и даже официальных источников. То есть в массовом сознании закрепляется представление, что речь идет о ВСЕХ избирателях (общей численности электората). А это ВОВСЕ НЕ ТАК.

Указывая на это тривиальное / нетривиальное обстоятельств, мы, в одной из наших недавних публикаций, обещали проанализировать под этим углом зрения всю практику российских выборов за последние 25 лет, в частности — результаты президентских выборов 1991, 1996, 2000, 2004, 2008 и 2012 гг.

Выполняем наше обещание.

Итак, за 25 постсоветских лет выборы президента России происходили шесть раз. Результаты всех этих выборов «близко лежат» в интернете: достаточно в Википедии открыть статью о последних президентских выборах 2012 года, и оттуда — прямые ссылки к соответствующим статьям о выборах предшествующих лет.

Каждая из статей содержит интересующие нас данные: а) процент явки на выборы; б) количество избирателей, проголосовавших за данного кандидата (в данном случае нас интересует только победитель выборов — избранный президент РФ); в) процент голосов отданных победителю от общего количества проголосовавших.

По этим данным без труда вычисляются: г) общее количество голосовавших (делением (б) на (в)); д) численность электората (делением (г) на (а)); е) процент голосов ЗА данного кандидата от численности электората (перемножением (а) и (б)).

В итоге, возникает возможность составить нижеследующую таблицу, которую впору патентовать, ибо ни в каких исторических, социологических или политологических источниках вы ее не найдете.

Таблица

Год президентских

выборов

Избран Президентом РФ Численность электо

рата

Общее количество

го

лосова

вших

Процент явки Количество голосо

вавших ЗА

Процентголосов ЗА от количе

ства голосо

вавших

Процент голосовЗА от численности электората
1 2 3 (д) 4 (г) 5 (а) 6 (б) 7 (в) 8 (е)
1991 Б. Ельцин 103,8 млн 79,6 млн 76,7 45,6 млн 57,3 43,95
1996 Б. Ельцин1-й тур 108,3 млн 75,6 млн 69,8 26,7 млн 35,3 24,64
1996 Б. Ельцин2-й тур 108,2 млн 75,1 млн 69,4 40,4 млн 53,8 37,34
2000 В. Путин 109,3 млн 75,0 млн 68,6 39,7 млн 52,9 36,29
2004 В. Путин 108,1 млн 69,6 млн 64,4 49,6 млн 71,3 45,92
2008 Д. Медведев 107,2 млн 74,7 млн 69,7 52,5 млн 70,3 49,00
2012 В. Путин 109,8 млн 71,7 млн 65,3 45,6 млн 63,6 41,53
2018 ?? ?? ?? ?? ?? ?? ??

В этой таблице колонки 5, 6 и 7 являются базовыми (источник, откуда взяты цифры, уже назывался). Цифры в колонках 3 и 4 являются — в данном случае — расчетными, хотя, понятно, и численность электората на данный момент времени, и общее количество голосовавших на данных выборах фигурируют где-то в официальных и / или специальных источниках. (Но мы к этим источникам не обращались).

Расчетными являются и цифры из колонки 8, представляющей для нас особый интерес.

Но сначала обозрим таблицу в целом.

Численность электората, вычисленная указанным выше способом на протяжении 25 лет колебалась от 104 до 110 млн чел. Такие изменения, при четырехлетнем интервале измерения, причем вовсе не линеарные, затруднительны для объяснения. Но это не есть предмет наших разысканий, не будем отбивать хлеб у демографов и электоральных статистиков.

При численности российского электората (то есть взрослого населения страны, носителей активного избирательного права) до 110 млн чел., в президентских выборах реально участвуют от 70 до 80 млн граждан, что соответствует колебаниям показателя явки от 64,4 (2004 г.) до 76,7% (1991 г.).

Здесь стоит заметить, что до 2007 г. для президентских выборов в РФ существовал минимальный порог явки — 50%, но в 2007 г. этот порог был отменен, так что президентские выборы, равно как и все остальные — федеральные или местные, теперь считаются состоявшимися при ЛЮБОЙ явке.

Другое дело, что явка на президентских выборах в России всегда превышала 50% (в отличие от всяких иных выборов), и эта «инерция» действовала и на выборах 2008 и 2012 гг. (т.е. после отмены минимального порога явки).

Чтобы победить на выборах кандидат должен набрать 50% (+ 1 голос) от общего количества голосовавших. В противном случае назначается 2-й тур выборов. Такой эпизод в электоральной истории РФ имел место единожды — в 1996 г., когда Б. Ельцин поначалу получил поддержку лишь 35,3 % участвовавших в выборах избирателей. По итогам же 2-го тура он набрал 53,8 % голосов и выиграл у Г. Зюганова.

Во всех остальных президентских выборах победитель определялся уже в первом туре.

Как видно из таблицы, победитель президентских выборов обычно получает 40-50 млн голосов. Пока не станем обсуждать этот показатель.

Привычными и широко пропагандируемыми показателями результатов президентских выборов (впрочем, и официальным их итогом, согласно Закону) являются ПРОЦЕНТЫ ГОЛОСОВ ЗА ТОГО ИЛИ ИНОГО КАНДИДАТА ОТ ОБЩЕГО КОЛИЧЕСТВА ГОЛОСОВАВШИХ. Победителем считается тот, кто набрал больше половины голосов от этого количества. (Если набрано количество голосов, пусть и наибольшее среди конкурентов, однако меньше половины всех участвовавших в голосовании, назначается второй тур).

Из таблицы видим, что этот показатель в прошедших за последние четверть века шести президентских выборах варьировал в интервале 50-70%. Наинизшим был результат В. Путина в 2000 г. — 52,9%, и наивысшим — у Путина же в 2004 г. — 71,3%.

Результат Д. Медведева в 2008 г. — 70,3 %, результат В. Путина в 2012 г. — 63,6 %.

Теперь обратимся к крайней справа колонке 8 (она же — (е)). Ее ряд цифр образован, как уже говорилось, перемножением дробей: процента явки и процента голосовавших ЗА будущего победителя. Социальный же (а в известном смысле и политический!) смысл этого показателя состоит в доле проголосовавших ЗА данного политика ОТ ОБЩЕЙ ЧИСЛЕННОСТИ ЭЛЕКТОРАТА. Иначе говоря, то, что мы назвали (выше) РЕАЛЬНОЙ поддержкой (в отличие от УСЛОВНОЙ, каковой является официальный результат выборов).

Какова же была РЕАЛЬНАЯ поддержка «всенародно» избранных российских президентов на выборах 1991-2012 гг.? Из таблицы явствует что она ни разу не превышал 50%! В частности, последние 4 кампании по выборам президента: 2000 (В. Путин) — 36,29%; 2004 (В. Путин) — 45,92%; 2008 (В. Медведев) — 49,00% ; 2012 (В. Путин) — 41,53%.

Такую РЕАЛЬНУЮ поддержку можно трактовать также и как МЕРУ ЛЕГИТИМНОСТИ избранного политика. Понятно, что эта мера на практике оценивается у нас долей проголосовавших ЗА — от количества участников выборов. Но правомерна и иная трактовка «легитимности». Если последняя есть согласие народа с властью, ее (власти) поддержка народом, то почему народом следует считать только тех, кто опустил в урну избирательный бюллетень, а не всех носителей избирательных прав?

Гражданин свободен в выборе: воспользоваться имеющимся у него правом или нет. Если он им не воспользовался — то, каковы бы ни были его мотивы и обстоятельства, он данного политика (как, впрочем, и его конкурентов) фактически НЕ ПОДДЕРЖАЛ.

Много это или мало — если 42% электората оказывают политику поддержку не в виде вербальных заверений и / или обещаний, а фактами социального ПОВЕДЕНИЯ (в данном случае электорального)? Думается, скорее мало, чем много, хотя этого с лихвой достаточно, чтобы данный кандидат стал законно избранным президентом. Таков избирательный закон!

Но если воспользоваться показателем, в котором учитывались бы и явка, и результаты голосования, то наивысший успех был достигнут фаворитом президентских выборов 2008 года — Дмитрием Медведевым (49 %).

Следует оговорить что наши электоральные наблюдения и выводы исходят из «презумпции честных выборов», отсутствия фальсификаций и т. п. Это идеальное допущение, разумеется, далеко от реальности современных выборов. Не исключая президентских.

(8) ЖИВОТРЕПЕЩУЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРОСНОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ

Ведущий аналитик Левада-центра Денис Волков на страницах газеты «Ведомости»: а) об истории и методологии президентского рейтинга; б) о запрограммированных государственных опросах (типа новогоднего крымского).

86% ПУТИНА: ВЕРИТЬ ИЛИ НЕТ

Денис Волков

09.12.2015

«Я не верю в путинские 86%!» Эту фразу бесконечно приходится слышать от многих российских и зарубежных комментаторов. Однако интерпретация рейтингов — не вопрос веры, а детальный анализ всего имеющегося массива социологической информации, накопленного за время нахождения Владимира Путина у власти в России. Когда о рейтингах рассуждают не социологи, обычно рассматриваются показатели последних нескольких месяцев, выбирается наиболее эффектная цифра 86% — одобрение деятельности Путина на посту президента (примерно столько же поддерживает присоединение Крыма), ответы на множество других связанных вопросов не учитываются. При этом делаются ошибочные выводы, что россияне поддерживают любые решения власти и являются ее горячими сторонниками. Далее следует характерный прием: вместо того чтобы разобраться в деталях и попробовать примирить всю массу противоречивых данных, высказываются сомнения в честности социологов, адекватности социологического метода в российских условиях или откровенности респондентов, отвечающих на вопросы анкеты. Параллельно те 10% населения, кто не поддерживает Путина и высказывается против присоединения Крыма к России, автоматически записывают в «демократическое меньшинство» — в противовес большинству, стало быть, обывателей и «ватников». При аккуратном анализе данных все эти конструкции рассыпаются.

Но вначале несколько слов о том, боятся ли респонденты отвечать на вопросы. Откровенность респондентов трудно оценить, однако важен тот факт, что это постоянная величина. Большинство опросов «Левада-центра» (как и большинства других компаний) проводятся по одной методологии — при помощи личного интервью на дому у респондента. Достижимость, т. е. желание людей участвовать в опросах, не меняется на протяжении последних 20 лет. То же самое количество открывает дверь сегодня, что и два, и пять лет назад; почти все по-прежнему оставляют свои контактные данные по завершении интервью — для того чтобы была возможность проконтролировать факт проведения опроса. Рутинный многоступенчатый контроль (статистический, телефонный, аналитический) является стандартной процедурой в любой крупной исследовательской компании и позволяет следить за качеством работы интервьюеров. Многое зависит от того, как построено интервью: если вопросы о поддержке первого лица будут вырваны из контекста, это может вызывать дискомфорт. Однако среди вопросов об экономике, положении вещей в стране, городе, конкретной семье они выглядят органично.

Искушенные критики опросов общественного мнения ссылаются на работы американского социолога Тимура Курана, который разработал теорию фальсификации предпочтений. Имеется в виду, что люди склонны скрывать свои взгляды, если они идут вразрез официальной позиции власти. Однако, по словам самого ученого, такое поведение характерно в первую очередь для узкой прослойки элит — для тех, кто хорошо разбирается в происходящем и пользуется преимущественно качественной информацией из независимых источников (в российской ситуации это не более 10% граждан). Обычный человек не станет тщательно исследовать проблему, и, если ведущие СМИ показывают власть в позитивном свете, люди воспринимают такую информацию некритично. Согласно нашим исследованиям, лишь несколько процентов населения замечают преследование оппозиции, давление на некоммерческие организации. Лишь пятая часть населения может сказать о себе, что хорошо разбирается в происходящем. Большинство не интересуется происходящим, не разбирается в политике, не имеет четких политических предпочтений. Именно среди таких россиян поддержка Путина наиболее высока. Да, значительная часть россиян считает, что открытая критика власти может создать определенные проблемы, поэтому не стоит активно выражать свое мнение. Только дело в том, что по многим вопросам своего мнения у большинства просто нет. Отсюда и та легкость, с которой российский обыватель откликается на схемы, предложенные телевидением.

В России контроль государства за главными СМИ помогает поддерживать ощущение безальтернативности: половина населения получает информацию о происходящем почти исключительно из новостных выпусков трех-четырех телеканалов. Для тех, кто мало озабочен происходящим в мире, этого достаточно. Так же и в политике: неудобных для власти кандидатов отсекают от участия в выборах (осенние региональные выборы в очередной раз нам это продемонстрировали), трудно представить себе выборы, в которых Путин бы участвовал не только вместе с Навальным, но и с Медведевым или Кудриным. От власти всегда должен участвовать только один кандидат. Все это значит, что напрямую сравнивать рейтинги российских и зарубежных политиков неправильно. В демократических странах политика построена на конкуренции и постоянном соревновании различных кандидатов и программ, российская политическая система, напротив, зиждется на безальтернативности. Соответственно, и одобрение здесь означает не оценку населением конкретных политических решений, а общее принятие курса, который проводит власть.

Однако простым контролем за эфиром дело не ограничивается: в крупных городах доступ к альтернативным источникам информации имеет более половины населения. Даже самые хорошо информированные сегодня в большинстве своем поддерживают власть (хотя и в меньшей степени, чем население в целом). Два года назад ситуация выглядела иначе, рейтинг Путина и легитимность политической системы снижались на протяжении четырех-пяти лет. Присоединение Крыма стало поворотным событием, которое позволило Кремлю завоевать симпатии даже самых последовательных своих критиков, вернуть поддержку большинства. В результате у многих появилось ощущение возрождения величия России, утраченного после распада СССР. Как говорят люди на фокус-группах, «мы показали зубы», «мы заставили себя уважать», «обратили на себя внимание», «не любят, так пусть хотя бы боятся». Более того, присоединяя Крым, власть пошла навстречу широко распространенным в обществе убеждениям, что Крым должен быть с Россией. Об этом говорили наши опросы и в середине 90-х, и в середине нулевых. Сознательно эксплуатируя существующие постимперские комплексы, власти явно рассчитывали, что присоединение Крыма окажет укрепляющее воздействие на поддержку режима. Однако сила и продолжительность оказанного эффекта, скорее всего, оказались неожиданными даже для них.

Теперь постараемся разобраться в деталях. Упоминавшийся рейтинг одобрения Путина (на соответствующем посту) измеряется «Левада-центром» раз в месяц с момента его назначения председателем правительства в августе 1999 г. Но это лишь один из более чем двух десятков вопросов, которые мы задаем о Путине ежемесячно. Например, мы знаем, что доверяет ему как политику чуть менее 60% населения, готовы проголосовать за него на президентских выборах около 55% россиян. Отдельные шаги власти могут оцениваться и вовсе неоднозначно — например, решение об уничтожении заграничного продовольствия раскололо российское общество пополам. Даже в отношении Крыма наблюдаются некоторые колебания: сегодня около 30% допускают, что присоединение принесло больше вреда, чем пользы. Но при этом почти 90% утверждают, что возвращать Крым не нужно: «что сделано, то сделано», говорят люди на фокус-группах.

Интересно, что и 10% ярых противников Путина и присоединения Крыма оказываются вовсе не «демократическим меньшинством», а довольно разношерстной компанией, состоящей частично из аудитории независимых СМИ, небольшой доли москвичей и значительной части россиян из наименее обеспеченной группы населения. Все это разные люди, с разными взглядами и интеллектуальным багажом, а вовсе не сторонники либеральных партий, совокупная аудитория которых на сегодня составляет не более 1–2%. В каждой из трех описанных категорий поддержка Путина лишь на треть меньше, чем среди населения в целом. Одобрение преобладает и здесь.

Если смотреть на чувства, которые люди питают к Путину, оказывается, что восхищение испытывают лишь 10%, большинство говорят о симпатии (37%) или «не могут сказать о нем ничего плохого» (30%). При этом по всем перечисленным показателям отношение к президенту сегодня достигает максимальных значений за семь лет и все это результат присоединения Крыма. Ранее такое наблюдалось всего однажды — на пике путинского режима в 2008 г.: на фоне успешной передачи власти под знаком продолжения «курса Путина» (подразумевавшего сохранение экономической стабильности), короткой российско-грузинской войны и до наступления экономического кризиса.

За 15 лет социологического мониторинга отношения к Путину одобрение его деятельности сильно колебалось, четырежды достигая максимально высоких значений в 84–89% — в 1999, 2003, 2007–2008 и 2014–2015 гг. Из них три раза на фоне военных действий — в Чечне, Грузии и на Украине, и каждый раз — на фоне противостояния с США: по поводу Югославии, Ирака, Грузии и Крыма. (И надо заметить, что в предыдущие годы особых претензий социологам никто не высказывал, может быть, сегодняшние наши критики сами поддерживали президента?) Дважды — в 2005 и 2011–2012 гг. — рейтинг опускался к 60% на фоне экономических трудностей, и оба раза такое падение сопровождалось массовыми общероссийскими протестами. Дело в том, что рейтинг в 60% означает, что более трети населения заведомо недовольны властью, которую не имеют возможности переизбрать (иллюзий по этому поводу не питает практически никто, мнение о том, что «выборы ничего не решают», является преобладающим). В такой ситуации любой инцидент может вызвать цепную реакцию и спровоцировать открытое выражение недовольства. Однако ситуация усугубляется тем, что оппозиция в глазах населения не выглядит привлекательной. Сегодня власть обращается к простому человеку, всячески стараясь сойти за «своего парня», прежде всего Путин.

Экономический кризис пока не сказался ощутимым образом на поддержке власти. Показатели экономического оптимизма уже снижаются, но начавшуюся было панику правительство смогло остановить. Успокаивающий эффект имели и слова Путина о том, что кризис продлится не более двух лет, — пока можно и потерпеть. Об этом говорят как опросы, так и результаты фокус-групп. Важно, что именно с Путиным связаны у большинства населения тучные нулевые годы, а благосостояние граждан пусть медленно, но росло все эти годы, вплоть до последнего времени. Однако накопление экономических проблем, неспособность вовремя компенсировать обесценивающиеся пенсии и зарплаты неизбежно скажутся на поддержке президента и системы в целом. Увязание в военных конфликтах и слишком длительная конфронтации со всем миром в перспективе также не сулят ничего хорошего. Но пока время винить Путина еще не пришло.

<…>

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *