Елена Бандас: Песни радости и печали (переводы с иврита)

 395 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Надеюсь, данная публикация поможет любителям музыки получить представление о некоторых из прекрасных песен Израиля.

Песни радости и печали

(переводы с иврита)

Елена Бандас

«Тон — только плоть напева; ему ещё нужна душа…
Чувство, идущее от человека: его любовь, его гнев,
милосердие, сердечная тоска… — всё, что человек
чувствует, может он вложить в напев, и напев
живёт… И напев умирает, и напев забывается,..
Но невесть откуда всплывает и срывается с уст.»
Ицхок-Лейбуш Перец. Перевоплощения мелодии

Эти песни на иврите у всех на слуху — в Израиле их помнят и любят. Мелодии выразительны, лучшие певцы и музыканты исполняют их, а залы подхватывают. Но те, для кого они звучат на языке, не впитанном с молоком матери, не всегда воспринимают смысл, за инструментальным сопровождением и многоголосием. По усам текло, в рот не всё попало. Однако сам жанр песни предполагает двуединство музыки и слов, которые высвечивают и обогащают друг друга, создают красоту и прочность ткани произведения — текст, в полноте смысла и звучания каждого слова, должен быть понят.

Потому и хочется поймать обрывок фразы, вытянуть из Сети весь улов — и переводить! Мы за тысячелетия привыкли. Так, распространённая сефардская фамилия Турджеман означает — переводчик. Не только названия товаров и ремёсел переводили. Брали с собою и песни, не для дела — для души, на иные языки перелагали (к примеру, песни Востока в Испании на ладино, от latinus — латинский). Мелодии Исаака Дунаевского, Дмитрия и Даниила Покрасс, Матвея Блантера, Яна Френкеля по праву репатриировались: звучат в Израиле, в переводах или переложениях, “Катюша”, “Спасибо, сердце”, “Лучше нету того цвету”, “Три танкиста”, “Журавли”. Русские народные песни живут в исполнении Габи Берлина. И напевы новых земель обычно подхватывали, усваивали.

Словом, предлагаю несколько своих переводов с иврита. Случайная подборка, вразброд и вразнобой, просто — отражения граней жизни человеческой. Даётся линк к исполнению песни в оригинале. Возможно, кому-то не нужен текст на иврите, а кому-то не захочется слушать музыку, но только — прочитать стихотворение на русском или сверить оба текста. Читатель имеет возможность выбора. Перевод позволяет расширить аудиторию, ознакомить её с песенной культурой Израиля, коренящейся в давних, со времён Давида и Соломона, музыкальных традициях.

Фото: музыкальный мастер Мика Харари с воссозданной им арфой царя Давида (1005 — 965 гг. до н.э.): “Он не учился музыке, он просто играл, когда чувства переполняли сердце…”.

Эта песня на слова Леи Гольдберг на русский переводится впервые:

את תלכי בשדה

מילים: לאה גולדברג, לחן: חיים ברקני

האמנם האמנם עוד יבואו ימים בסליחה ובחסד,
ותלכי בשדה ותלכי בו כהלך התם,
ומחשוף ומחשוף כף רגלך ילטף בעלי האספסת
או שלפי שיבולים ותמתק דקירתם.

או מטר ישיגך בעדת טיפותיו הדופקת
על כתפייך חזך צווארך וראשך רענן
ותלכי בשדה הרטוב וירחב בך השקט
כאור בשולי הענן.

ונשמת ונשמת את ריחו של התלם נשום ורגוע
וראית את השמש בראי השלולית הזהוב,
ופשוטים ופשוטים הדברים החיים ומותר בם לנגוע
ומותר לאהוב, ומותר, ומותר לאהוב.

את תלכי בשדה לבדך לא נצרבת בלהט
השריפות בדרכים שסמרו מאימה ומדם,
וביושר לבב שוב תהיי ענווה ונכנעת
כאחד הדשאים כאחד האדם

Выйдешь в поле

Сл.: Лея Гольдберг, муз.: Хаим Баркани

Сгинет ночь, и тогда в поле выйдешь и сможешь бродить безмятежно.
Неужели придут милосердья и радости дни?
Босиком, ты пойдёшь босиком, ощутив благодарно и нежно
И люцерны листки, и колючие стебли стерни.

Или дождь налетит, грянет капель сверкающим хором,
По лицу и плечам побежит холодком ручейков,
В поле выйдешь, омоет оно тишиной и простором,
Как свет — серебро облаков.

И вдохнёшь аромат борозды, и тревоги тебя не коснутся,
И увидишь, как солнце станет зеркало луж золотить.
И поймёшь, ты поймёшь, как легко до заветной мечты дотянуться,
Ты посмеешь любить, ты посмеешь, посмеешь любить.

А пока уходи — через поле, дорог избегая,
Цепенеют они, полыхая, в крови и в золе.
Примет поле тебя, и душа возродится живая,
Как пробьётся росток в обожжённой земле.

Поёт Хава Альберштейн:

Песня об учителе нравственной чистоты и социальной справедливости, “жаждущем жизни”, кому посчастливилось умереть в преклонном возрасте до нашествия фашистов, но его литовским ученикам, скорее всего, судьба выпала иная.

מי האיש

מילים — מתהילים
לחן — ברוך חייט

מי האיש החפץ חיים
אוהב ימים,
אוהב ימים
לראות טוב.

נצור לשונך מרע
ושפתיך מדבר מירמה
סור מרע, עשה טוב
בקש שלום ורדפהו.

מי האיש החפץ חיים
אוהב ימים,
אוהב ימים,
לראות טוב.

Кто этот человек

Слова — из псалмов, песнопений, муз. — Барух Хаит

Хафец Хаим* — так назвался он:
Я, кто жизни жаждет,
Днями жизни
Упоён.

“Пускай уста злословьем,
Клеветою не осквернятся.
К миру лишь стремитесь,
Милосердью и доброте!”

Хафец Хаим — так назвался он.
В мире только странник,
Днями жизни
Упоён.

*) Исраэль Меир аКоэн, Хафец Хаим (1838 — 1934), рав из Радина (Польша), автор книги “Хафец хаим” (1873, Вильно) — о постановке вопросов этики в Торе.

Поёт Хава Альберштейн:

Весёлая песенка Наоми Шемер — о внутреннем одиночестве поэта, творца (тема А. Пушкина — “Поэт”, Елены Аксельрод — “В пожизненной одиночке счастливей всех заключённых”, Томаса Вулфа — “Анатомия одиночества”). И всё же — о счастье быть услышанным и понятым.

זמר נודד

מילים ולחן: נעמי שמר

הדרך ארוכה היא ורבה, רבה
הדרך ארוכה היא ורבת הדר
כולם הולכים בדרך עד סופה, סופה
כולם הולכים בדרך עד סופה המר.

פזמון:
אבל אני, אבל אני לבד לבד צועד
הללו, הללויה, הללו
ושר אני ושר אני, שירי זמר נודד
הללו, הללויה, הללו

אחד נשא פניו אל הזהב, הזהב
אחד נשא פניו אל הזהב הטוב
אחר מצא ילדונת שתאהב, תאהוב
אחד מצא ילדונת שתאהב אותו

פזמון

איני רוצה לי בית עם שדא, שדא
איני רוצה לי בית עם שדא ירוק
כי כל שכרי קולכם אשר עונה, עונה,
כי כל שכרי קולכם אשר עונה בשחוק.

קולי ישיר, קולי ישיר, אבל אתם לו הד
הללו, הללויה, הללו.
אבוי לשיר, אבוי לשיר, אם אין לו, אין לו הד.
הללו, הללויה, הללו.

אילן בצד הדרך אט ישחיר, ישחיר,
אילן בצד הדרך אט ישחיר מאוד.
כבו הפנסים בכל העיר, העיר,
כבו הפנסים בכל העיר הזאת.

פזמון.

Бродячий певец

Сл. и муз.: Наоми Шемер

Дорога далека, и нас ведёт она,
Далёкая дорога в переливах дней.
И все кому, и все кому она дана,
До горького конца её спешат по ней.

Припев:
А я один, а я один иду своей тропой,
Аллилу, аллилуйя, аллилу,
Скиталец я, всегда со мной напев, напев живой.
Аллилу, аллилуйя, аллилу.

Тому всего милей монет весёлый звон,
И золото манит, как будто солнца свет.
Другой нашёл девчонку и в неё влюблён,
Другой нашел девчонку и любим в ответ.

Не дом моё богатство, не поля, не сад,
Богатства не хочу я и его оков.
Лишь откликом и отзвуком я стал богат,
Улыбкою ответною прожить готов.

Пускай в пути, в пути ко мне ваш голос долетит.
Аллилу, аллилуйя, аллилу.
Умолкнет песня в тишине, коль эхо не звучит.
Аллилу, аллилуйя, аллилу.

Деревья у дороги всё темней, темней,
Деревья потемнели, день уходит прочь.
Погасли фонари, не видно их огней,
Погасли фонари, на город пала ночь.

Припев.

Поёт автор — Наоми Шемер:

Следующая песня Наоми Шемер — о том, что флора и фауна защищены порой лучше, нежели сам человек. Не пора ли его самого занести в Красную книгу, ради сохранения вида? Ритмический рисунок, перекличка внутренних созвучий создают песню живую, задорную. Наш небольшой многоязычный хор с удовольствием поёт её, в русском переводе.

ולס להגנת הצומח

מילים ולחן: נעמי שמר

כבר פורחים נרקיסים בשמורות הטבע,
מרבדים נפרשים בשפלת-החוף.
כלנית וכרכם, אלף גון וצבע.
והחוק שאומר — כאן אסור לקטוף.

רק עלי אין החוק משגיח,
רק עלי איש אינו שומר.
לו היו לי עלי-גביע
אז היה מצבי אחר.

צפרים נדירות כבר דוגרות בסלע,
אילנות נדירים נשמרים לחוד.
איילות נבהלות מסתכלות בשלט
בו כתוב בפרוש שאסור לצוד.

רק עלי עוד לא שמו שלט,
מסביב אין לי כל גדר.
לו הייתי — נאמר — אילת
אז היה מצבי אחר.

אדוני, תזהר, אל תיגע באיריס!
צבעוני-ההרים הוא מחוץ לתחום!
כל גבעה נשאה בשולי-העיר היא
שטח בר מגדר ואזור רשום!

אז אני לפעמים חושבת —
כי היה זה אולי רצוי
לו הייתי נרקיס או רקפת
או אפילו איזה בן-חצב מצוי.

הסתכלו מה שקורה לי בדרך:
כל אחד עובר-חוטף-קוטף-קולע לו זר —
לו הייתי חיה או פרח
אז היה מצבי אחר.

Вальс в защиту растительности

Сл. и муз.: Наоми Шемер

Алый цвет анемон на коврах зелёных,
А нарцисс и шафран, как снега, чисты,
И лилов цикламен меж камней на склонах.
Наш закон говорит: береги цветы!

Только мне в этот день погожий
Заповедного нет угла.
Мне листки-лепестки бы тоже —
И пойдут веселей дела!

И всегда у гнезда мы орлятам рады,
Дуб живой, вековой, защитим от бед.
И закон занесён на щиты ограды:
Видит лань, что введён на отстрел запрет!

Но у нас беззащитен каждый,
Наша доля не так мила.
Вот бы ланью мне стать однажды —
И пойдут веселей дела!

Ирис тут не сорвут, ирис охраняем,
И тюльпан диких гор нам беречь не лень!
Каждый холм, словно дом, станет просто раем,
Где царит благодать и не страшен день.

Мне бы облик менять мгновенно,
Выбирать по себе любой:
Быть нарциссом, и цикламеном,
И пролескою голубой.

Но прохожий в дороге дальней
Всё помнёт, и сорвёт, истребит дотла.
Быть под сенью закона ланью —
И пойдут веселей дела!

Поёт Рони Далуми с симфоническим оркестром:

Одна из песен Дня памяти воинов Армии обороны Израиля (к сожалению, всегда по ком-то звонит колокол):

מי שחלם

מילים: דידי מנוסי, לחן: יוחנן זראי

מי שחלם לו ונשאר לו החלום
מי שלחם, הוא לא ישכח על מה לחם
מי שנשאר ער כל הלילה עוד יראה אור יום
מי שהלך הוא לא ישוב עוד לעולם

מי שהבטיח לא הניח את חרבו
מי שקראו לו הוא צעד בראש כולו
מי שאהב לו — עוד צפויות לו אהבות רבות
מי שהלך הוא לא יאהב עוד לעולם

וההרים עוד בוערים באש זריחות,
ובין ערביים עוד נושבת רוח ים,
אלף פרחים עוד משמחים כל לב בשלל פריחות.
מי שהלך הוא לא יראה זאת לעולם

מי שחלם והתגשם לו החלום
מי שלחם עד ששמע קול מנצחים
מי שעבר את כל הלילה , וראה אור יום
הוא לא יניב שנשכח את ההולכים.

מי שהבטיח וזכה גם לקיים
מי שהצליח לחזור מן הדרכים
משכאב, אבל הבין שהכאב אילם
הוא לא יניח שנשכח את ההולכים.

וההרים עוד יבערו באש זריחות
ובין ערביים תנשב עוד רוח ים
אלף פרחים עוד יפרחו בין ובתוך שוחות
הם שיעידו, כי זכרנו את כולם

Кто жил мечтой

Сл.: Диди Мануси, муз.: Йоханан Зарай

Кто жил мечтой — её он в сердце сбережёт,
Кто воевал — навек запомнит те года,
Кто тосковал во тьме ночной — к нему придёт восход,
Но кто ушёл — тот не вернётся никогда.

Кто обещал — не опускает меч в бою,
Кого позвали — он откликнется всегда,
А кто любил — ещё не раз найдёт любовь свою.
Но кто ушёл — тот не полюбит никогда.

На склонах гор горит узор, заря встаёт,
И лёгкий бриз качает в сумерках суда,
Ласкают взор цветов ковёр и бег весёлых вод.
Но кто ушёл — их не увидит никогда.

Кто жил мечтой — и вот сбылась она, маня,
Кто воевал — и честь победы он обрёл,
Кто пережил ночную тьму и кто дождался дня, —
Он не позволит позабыть тех, кто ушёл.

Кто обещал и тот, кому досталось жить,
И ноги стёр, и вновь нашёл семью и стол,
И кто болел и кто сумел былую боль избыть —
Он не позволит позабыть тех, кто ушёл.

На склонах гор горит узор, встаёт восход,
И лёгкий бриз качает в сумерках суда,
И меж окопов по весне живой ковёр цветёт —
Для тех, кого мы не забудем никогда.

ערב כחול עמוק

מילים: מאיר אריאלי, לחן: שלמה יידוב

ערב כחול עמוק
תולה עגיל אדמדם לרושם
ומעשן תפרחת
קטורת של אזדרכת
ומרשם בלחש
אולי הפעם
אולי הפעם

כמה כחול הערב
כמה עמוק אלוהים יודע
למה שלא תפתיע
חד וחלק בפתח
כמשחר בלי הרף
לרוות עוד פעם
לרוות עוד פעם

כל הכחול לעצב
כל העמוק אין קצה
בא לי בזאת הפעם
ליפול על חרב למות עליך
למות, למות עליך
לזכר ערב שלא יחזור

ערב כחול עמוק
תולה עגיל בצורת ירח
רק תעמוד בפתח
בלי הודעה מוקדמת
כמשחר לטרף
לרוות עוד פעם
לרוות עוד פעם

כל הכחול לעצב
כל העמוק אין קצה
בא לי בזאת הפעם
ליפול על חרב למות עליך
למות, למות עליך
לזכר ערב שלא יחזור

Тёмно-синий вечер

Сл.: Меир Ариэль, муз.: Шломо Ядов

Как небосвод глубок
Висит серьгой рыжеватый месяц
Нежным дымком соцветий
Окурены деревья*
И шелестят, и шепчут
Ещё возможно
Ещё возможно

Вечер, он тёмно-синий
Как синева глубока, о Боже
Что же ты вдруг не встанешь
Вновь у открытой двери
Без утоленья жажда
Не утихает
Не утихает

Как синева печальна
Как глубина бездонна
Не оттого ли тянет
На меч упав, по тебе погибнуть,
С тобой, с тобою в сердце
И помнить вечер, что не вернуть

Как небосвод глубок
Серьга светла, синева темнеет
Лишь появись у входа
Вдруг приходи без спросу
Гонит добычу жажда
Не утихает
Не утихает

Как синева печальна
Как глубина бездонна
Не оттого ли тянет
На меч упав, по тебе погибнуть,
С тобой, с тобою в сердце
И помнить вечер, что не вернуть.

*) В оригинале — соцветия Мелии иранской, из мелких бледно-сиреневых цветочков, и светлыми плодами-ягодами, похожими на бусины, не опадающими при созревании.

Песня 13-летнего Шломо Ядова полна печали о разлуке с девочкой, которую он любил и с которой расстался при переезде из Аргентины в Израиль. Песня написана на испанском, позже Меир Ариэль перевёл её на иврит. Поёт Шломо Ядов, вначале на испанском, затем на иврите:

И следующие три песни — тоже о любви, каждым из авторов пережитой по-своему. Но — “… чувства, пусть и отвергнутые — суть слагаемые духовного мира. В конце концов, в мире есть больше песен о несчастной любви, чем о любви счастливой” (Амос Оз “Опалённые Россией”).

נגמר הספור

מילים: יענקל רוטבליט, לחן: יהודית רביץ

שום הפתעות אין בסיפור
שוב הדמעות על האיפור
החגיגה נגמרת
המסכה נושרת
ושוב הדמעת על האיפור
והחיוך שעוד תפור
נפרם משפתותיך
נפרד כבר מעליך
וסוף לסיפור

כל הקסמים תמו חלפו
כל האורות כבר נאספו
הזמן שאין רופא לו
חמק חלף כמו פלא
ורק הזיעה על הפנים
כובע מעוף ריק משפנים
כל הצופים כבר כמו
כל התשואות נדמו
פרחו היונים

גם האמת, גם הבדיה
מה שהיה, כמו לא היה
נמוג כהרף עין
ורק אתה עדיין
ושוב הדמעת על האיפור
והחיוך שעוד תפור
נפרם משפתותיך
נפרד כבר מעליך
וסוף לסיפור

Окончен рассказ

Сл.: Янкель Ротблит, муз.: Юдит Равиц

Все чудеса — вновь не для нас.
Смоет слеза пудру у глаз.
Праздника блекнут краски,
Сброшены, пали маски.
И смоет слеза пудру у глаз,
Сшита улыбка, как на заказ.
Сорви её с губ скорее,
Пора проститься с нею.
И кончен рассказ!..

Прежних чудес минули дни,
Собраны свечи, гаснут огни.
Время не исцеляет.
Само, как магия, тает.
Кроликов нет — шляпа пуста.
Пот на лице, смолкли уста.
Зрители с кресел встали,
Шум затихает в зале,
И сцена чиста.

Быль или сон, сказка ли, ложь.
Было иль не было — не разберёшь.
Уплыло мгновеньем ока.
Но ты — со мною до срока.
И смоет слеза пудру у глаз,
Сшита улыбка, как на заказ.
Сорви её с губ скорее,
Пора проститься с нею.
И кончен рассказ!..

Песню-вальс поёт Юдит Равиц с симфоническим оркестром:

אצלי הכל בסדר

מילים: שמרית אור
לחן: בועז שרעבי

אותך אני אוהב ודאי לאורך כל הדרך,
למרות שאת נסערת כבר ממישהו אחר.
אותך אני אכאב ודאי יותר עם בוא הערב
ואם אשכח — הלב תמיד זוכר

איתך היו ימי דולקים כאש תמיד בוערת
איך לובן צווארך צונח על כתף הזרה,
איתך יקרו שוב עלומי בלהבה אחרת —
איך השריפה ההיא רק בי נותרה.

פזמון:
אצלי הכל בסדר
ולא חשוב אם לא אמצא תשובה
אצלי הכל בסדר
היום כבר לא מתים מאהבה

אותך אני אחלום בלילה עם אישה אחרת
והכאב ילהיב אותי כמו לפיד בוער,
אותך אני אנשום ודאי בכל דקה עוברת,
ואם אשכך, הלב תמיד זוכר.

פזמון:

Со мною всё в порядке

Сл.: Шимрит Ор, муз.: Боаз Шарави

Конечно, я люблю тебя, и годы в том не властны.
Другим ты околдована. Как жить и как мне быть?
Тобой, конечно, болен я, и жалобы напрасны.
Забуду ли — но сердцу не забыть.

И были дни горячими, и жарким — упоенье.
Как припадёшь ты, нежная, к груди уже иной?
Вновь пламя обожжёт тебя и тайное волненье.
А мой пожар — остался он со мной.

Припев:
Со мною всё в порядке.
Ответа и решенья не зови.
Со мною всё в порядке.
Теперь не умирают от любви.

Мечтая о тебе ночами, я с другою буду,
И боль взметнётся факелом — меня испепелить.
Дышать смогу тобою лишь я каждый миг повсюду.
Забуду ли — но сердцу не забыть.

Припев.

Поёт композитор:

И вот, кажется, автор знает, что нужно обоим для счастья:

בעולם שלה

מילים ולחן: עמרי גליקמן

פזמון:

בעולם שלה אני עומד בפתח,
שומר הסף רק שאיש לא ייפגע
ובעולם הזה אני נשאר לנצח
כך עם הביטחון שלה אני נרגע.

היא שברירית וחשופה, בחששות היא עטופה,
היא נרגעת בשנייה מחיבוק ולטיפה,
ואני שם לידה אוחז בידה,
נשאר ערני לסימנים של מעידה,
אהיה מקל ההליכה, אבן הפינה,
אקשיב ואבין בדיוק כפי שמבינה,
ומעונה לעונה בזהירות מתונה
נצעד בבטחה על הדרך הנכונה.

פזמון.

היא שברירית וחשופה, היא משי וקטיפה.
אם מישהו רק יעז אני מוכן למתקפה.
לא תהיה כל מחילה לפולשים למחילה
שמיום ההתחלה את אהבתנו מכילה.
ואם תרצה משענת או נפש מאוזנת
אדאג להגיש את כתפי לראשה.
ואם תרצה לשבת או אוזן קשבת
אקשיב בסבלנות לכל רחשי לבה.

פזמון.

В её мире

Музыка и слова: Омри Гликман

Припев:
В мире, где она, я словно страж у входа,
Чтоб не вошёл никто незваный на порог.
В том мире, где она, навек я, год из года
Храню её покой от горя и тревог.

Она ранима и нежна, сомнений и забот полна,
Только ласка ей нужна, чтоб утешилась она —
И погладить, и обнять, и за руку взять,
И глаз не смыкать, чтоб споткнуться ей не дать.

Я — посох, чтобы рядом шла. Прочная скала.
Услышав, пойму, как она поняла.
И вновь — за весной весна, снова — в руке рука,
Так бережна она, и дорога верна, легка.

Припев.

Она ранима и нежна, из шёлка создана,
И чуть угроза видна — я, как защитная скала.
Пусть прощения не ждут те, кто вторгся в наш уют,
Потому что радость тут и любовь нашли приют.

Захочет ободренья и твёрдого решенья —
Готов я плечо ей подставить своё.
А будет настроенье души излить томленье —
Приникну я трепетно к сердцу её.

Припев.

Исполняет группа “Хатиква”:

А эта израильская песня — победитель конкурса Евровидения 1979 г. в Иерусалиме. Исполнители — Гали Атари и группа «Молоко и мёд”.

הללויה לעולם

מילים: שמרית אור, לחן: קובי אושרת

הללויה לעולם,
הללויה ישירו כולם,
במילה אחת בודדה
הלב מלא בהמון תודה
והולם גם הוא — איזה
עולם נפלא!

פזמון:
הללויה עם השיר,
הללויה על יום שמאיר,
הללויה על מה שהיה
ומה שעוד לא היה —
הללויה!

הללויה לעולם,
הללויה ישירו כולם,
והענבלים הגדולים
יהדהדו בהמון צלילים
ואתנו הם יאמרו
הללויה!

פזמון.

הללויה על הכל
הללויה מחר ואתמול,
הללויה ותנו יד ביד
ושירו מלב אחד —
הללויה!

פזמון.

Аллилуйя всему миру

Сл.: Шимрит Ор, муз.: Коби Ошрат

Аллилуйя небесам,
Аллилуйя полям и лесам!
Сердцу верится лишь в одно,
Покуда жизни оно полно:
Как прекрасен мир! — тихо
Стучит оно.

Припев:

Аллилуйя — пропоём,
Аллилуйя — теперь и потом!
День вчерашний, что прожит не зря,
И нового дня заря —
Аллилуйя!

Аллилуйя небесам,
Аллилуйя полям и лесам!
Колокольный звон — перезвон
Со всех сторон, словно эхо, он
С нами вместе возвестит —
Аллилуйя!

Припев.

Пот работы, сок плодов —
Аллилуйя во веки веков!
Аллилуйя! Дай руку мне, брат!
Согласно сердца стучат —
Аллилуйя!

Припев.

Гимн страны обычно исполняется на языке оригинала, но хочется представить здесь и перевод Гимна Израиля — для лучшего его понимания владеющими русской речью.

התקווה

מילים: נפתלי הרץ אימבר, לחן: שמואל כהן

כל עוד בלבב פנימה
נפש יהודי הומייה
ולפאתי מזרח קדימה
עין לציון צופיה.

עוד לא אבדה תקוותנו,
התקווה בת שנות אלפים
להיות עם חופשי בארצנו
ארץ ציון ירושלים.

Атиква — Надежда (Гимн Израиля)

Слова: Нафтали Герц Имбер, муз.: Шмуэль Коэн

И покуда сердца стук не смолк,
Голос души еврейской в нём живёт —
Два тысячелетья на Восток
Мы глядим с надеждою вперёд.

Освещая путь народу,
Та надежда негасима —
В доме Сиона обрести свободу,
В доме вечном Ерусалима.

Транскрипция

Коль од ба левав пенима
Нефеш ехуди омия,
Ульфатей мизрах кадима
Аин ле Цион цофия —

Од лё авда тикватейну,
Атиква батшнот альпаим —
Лиёт ам хофши беарцейну,
Эрец Цион Ерушалаим.

Подстрочник

Пока в сердце всё ещё
Бьётся душа еврея
И в края Востока, вперёд
На Сион устремлён взгляд —

Ещё не погибла наша надежда,
Надежда, которой две тысячи лет —
Быть свободным народом на своей земле,
Земле Сиона и Иерусалима.

Гимн Израиля поёт японский хор — на иврите:

Надеюсь, данная публикация поможет любителям музыки получить представление о некоторых из прекрасных песен Израиля.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Елена Бандас: Песни радости и печали (переводы с иврита)»

  1. Замечательный очерк, прекрасные клипы для иллюстраций.
    Получил большое удовольствие, знакомясь с поэзией и попмузыкой Израиля.
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *