Михаил Стрелец: Образец системного анализа крупной проблемы

 135 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Главный итог этой работы: впервые в исторической науке осуществлена системная реконструкция истории Холокоста в Восточной Беларуси.

Образец системного анализа крупной проблемы

Михаил Стрелец

Обложка монографии
Обложка монографии

Израильский учёный Геннадий Рувимович Винница давно и прочно приобрёл репутацию системного аналитика в исторических исследованиях. Об этом свидетельствуют его многочисленные публикации. Предметом настоящей рецензии является самая значительная публикация Геннадия Рувимовича — монография “Холокост на оккупированной территории Восточной Беларуси в 1941—1944 годах»*.

Лучший способ выявления научной ценности любой монографии хорошо известен: детальный разбор всех её структурных компонентов. Структурные компоненты рецензируемой монографии таковы: предисловие, введение, четыре главы, заключение, библиографический список, три приложения.

Предисловие написано учителем Геннадия Рувимовича, научным руководителем его кандидатской диссертации Эмануилом Григорьевичем Иоффе. Доктор исторических наук, профессор Э.Г. Иоффе показывает актуальность фундаментального труда своего ученика, раскрывает его вклад в науку, выделяет ключевые аспекты практического применения монографии.

Во введении чётко сформулирован теоретико-методологический инструментарий, убедительно обоснована логическая структура работы. Израильский учёный очерчивает предмет и объект исследования. Объект исследования: история Холокоста. Предмет исследования: Холокост «на землях, составлявших до 17 сентября 1939 года территорию БССР»[1, c. 12].

Первая глава полностью посвящена историографии и опубликованным источникам. Три параграфа носят историографический характер и один — источниковедческий.

Первый параграф отмечен удачной систематизацией проблем освещения нацистской политики геноцида еврейского населения в историографии СССР. С доктором Винницей можно полностью согласиться в том, что «для советской историографии характерно замалчивание фактов геноцида еврейского населения на оккупированной территории СССР» [1, c. 16]. Вместе с тем он обращает внимание на то, что «существовали два небольших периода, когда в первом случае (1945–1948 гг.) официальная власть не запрещала заниматься историей Холокоста, а во втором (1987–1991 гг.) забвение сменила возможность приступить к изучению проблемы» [1, c. 16].

Титульный лист автореферата кандидатской диссертации Г.Р. Винницы
Титульный лист автореферата кандидатской диссертации Г.Р. Винницы

Обобщённая оценка касательно 1948–1987 гг. выглядит следующим образом: «В указанный период в советской историографии практически не издаётся научная литература, включавшая исследования особенностей и рассмотрения этапов политики оккупационных властей в отношении еврейского населения. Кроме того, не публиковались материалы по истории гетто, организованных гитлеровцами на захваченной территории СССР, в том числе и в Беларуси. Не освещались также и условия жизни евреев в местах изоляции» [1, c. 17].

Позитивные тенденции, которые прослеживались в 1987–1991 гг. в белорусской историографии, получили активное продолжение в постсоветский период. В этом можно убедиться, внимательно почитав второй параграф первой главы «Современный этап историографии Холокоста в Беларуси». Предпосылки этого этапа таковы: 1)антисемитизм перестал возводиться в ранг государственной политики; 2)государственное руководство начало ориентироваться на тезис о существовании белорусов в широком смысле слова, в состав которых наряду с титульным этносом без всяких «но» и «если» включались практически все нетитульные этносы, населявшие Республике Беларусь; 3)стержнем теоретико-методологического инструментария исторического сообщества стали общечеловеческие ценности; 4)исследовательский корпус обрёл реальную свободу в своих творческих изысканиях, оказался в ситуации, когда властные структуры больше не указывали, что писать, как писать, как оценивать. Именно в постсоветский период «белорусская историография впервые признала особый характер политики нацистов в отношении евреев. Данная тематика получила право на существование в качестве самостоятельной проблемы, которой необходимы изучение и осмысление… В Беларуси сформировалась историография по проблематике истории Холокоста, а также своя собственная школа учёных, занимающихся этой темой» [1, c. 19]. Израильский учёный даёт исчерпывающую оценку научных изысканий практически всех представителей этой школы, детально разбирает освещение указанной проблематики в книгах «Память».

Наиболее ценный момент третьего параграфа первой главы — оригинальный вариант авторской периодизации изучения Холокоста в Восточной Беларуси в зарубежной историографии. Выделяются два периода: 1)1945–1987 гг.; 2)1987–2011 гг. Первый период делится на три этапа: 1) вторая половина 40-х и 50-е годы XX века; 2)1960-е годы; 3)1970–1987 гг. Представляется вполне логичным отсутствие градации второго периода на определённые этапы. Он весьма динамичен и эта динамика органически продолжается в те годы, которые прошли после выхода монографии доктора Винницы. В основу периодизации положены три критерия: 1)гносеологические и общественно-политические детерминанты; 2)степень тематического разнообразия: 3)состояние источниковой базы.

В четвёртом параграфе указанной главы чётко прослеживается высокопрофессиональная систематизация опубликованных документов и материалов. В этой систематизации успешно реализован проблемно-хронологический подход. В методический арсенал органически вписались три вспомогательных метода: сравнительно-правовой, текстологический, статистический.

Даётся также исчерпывающая оценка ситуации, связанной с архивным сегментом источниковой базы. Хорошо известно, что в постсоветский период постоянно ощущается динамика, касательно данного сегмента.

Особое внимание рецензента привлекли те строки в монографии, где «выделяются две основные проблемы, относящиеся как к документам, хранящимся в архивных фондах, так и к опубликованным источникам. Во-первых, данные, приведённые в документах …, часто являются неполными и нуждаются в тщательной проверке, посредством сопоставления с более подробной первичной документацией. Во-вторых, по ряду населенных пунктов Восточной Беларуси отсутствуют документы, позволяющие пролить свет на неизвестные страницы Холокоста»[1, c. 44].

Вторая глава называется так: «Система гетто и еврейское руководство». Автор небезуспешно попытался снять два проблемных блока. Первый проблемный блок: разгадка ребусов, связанных с нацистской политикой изоляции евреев и созданием гетто. Второй проблемный блок: формулирование объективной оценки деятельности юденратов на территории Беларуси. Каждому из перечисленных блоков соответствует специальный параграф.

По первому блоку Г.Р. Винница впервые в исторической науке прописал следующие позиции.

Первая позиция. «Временной промежуток от даты оккупации населенного пункта до даты организации гетто в восточных областях Беларуси в ряде случаев отличался от подобного в западной части республики. Так … Бобруйск был оккупирован 28 июня 1941 года, а гетто создано до 30 июля 1941 года; в Витебске соответственно 10.07.1941 г.–27.07.1941 г., а в Могилеве 26.07. 1941 г.— 13. 08.1941 г. Временной промежуток составляет от двух недель до месяца.

В Западной Беларуси это выглядело следующим образом: Барановичи 27.6.1941 г.— 12.12.1941 г., Гродно 23.6.1941 г. — 1.10.1941 г., Брест 22.6.1941 г. — 16. 12.1941 г. [8]. В приведенных населенных пунктах временной промежуток от даты оккупации до даты организации гетто составляет три — пять месяцев и превышает подобный в восточных областях Беларуси»[1, с. 59-60].

Вторая позиция. «К особенностям нацистской системы изоляции на оккупированной территории западной части республики (в отличие от восточных областей Беларуси) относится наличие таких гетто, как «трудовое» и «транзитное». «Трудовое» — это одно из разновидностей рабочих гетто, отличавшееся характером его появления. Оккупанты создавали «трудовое» гетто только после того, как от основной массы евреев отделялись специалисты и «трудоспособные», а остальные немедленно уничтожались. Других гетто в этом населенном пункте ни до разделения евреев на «полезных» и «бесполезных», ни после не появлялось. В этом его отличие от других видов рабочих гетто … «Транзитное» гетто выполняло роль временного места изоляции перед депортацией евреев в лагеря уничтожения»[1, с. 60].

Не менее удачным получилось применение сравнительно-исторического метода ко второму блоку. Сравнение юденратов (еврейских советов) в западной и восточной частях республики привело доктора Винницу к следующим выводам.

«Число еврейских советов, существовавших более года в западной части республики, значительно превышает такой же показатель по Восточной Беларуси… Юденраты в Западной Беларуси по сравнению с аналогичными органами управления в восточной части республики имели более разветвлённую структуру. Обеспечение продуктами питания входило в функции совсем небольшого числа еврейских советов на территории Восточной Беларуси. В то же время в Западной Беларуси большинство юденратов занималось распределением продовольствия. Спектр функций, выполнявшихся юденратами по собственной инициативе в Западной Беларуси, по сравнению с восточной частью республики, был значительно шире»[1, c. 88-89].

В третьей главе всесторонне раскрыто положение еврейского населения после оккупации Восточной Беларуси. Вниманию читателей предлагается множество впервые упоминаемых фактов, связанных с бытовыми условиями в местах изоляции, санитарным и медицинским обслуживанием, принудительным трудом.

Читатели узнают, что евреи весьма достойно себя повели в исключительно драматической ситуации. Имело место немало фактов противодействия оккупантам. «Г.Р. Винница чётко и аргументированно выделил и охарактеризовал виды и формы еврейского сопротивления: пассивное противодействие (духовное, экономическое, суицид) и активное сопротивление (укрывательство, побег, противодействие во время массового расстрела, антифашистская борьба)» [1, c. 7].

Г.Р. Винница
Г.Р. Винница

Исчерпывающе поданы взаимоотношения евреев с нееврейским населением. Израильский учёный показывает, что абсолютное большинство неевреев было против массового уничтожения евреев. Конечно, неевреи повели себя по-разному. Доктор Винница предлагает их следующую градацию: «преследователи, пособники преследователей, наблюдатели (пассивные и сочувствующие), спасители» [1, c. 124]. Заслуживает восхищения «исследование автором 151 случая спасения на рассматриваемой территории, в которых участвовало 296 мужественных людей, признанных Праведниками… Автор монографии инициировал награждение 8 граждан Беларуси, спасавших евреев. Шестеро из них признаны «Праведниками народов мира» [1, c. 130-131].

В четвёртой главе рассматривается политика оккупационных властей в отношении еврейского населения Восточной Беларуси. Это население показано как объект дискриминации, карательно-репрессивной политики, уничтожения. «Г.Р. Винница уточнил масштабы потерь еврейского населения как в отдельных городах (Гомель, Могилёв, Мозырь, Полоцк), так и на всей территории Восточной Беларуси. Количественные данные, приводимые исследователем, представляются обоснованными, так как они получены путём сопоставительного анализа статистических материалов ЧГК, немецких отчётов, информации о национальном составе населения накануне войны» [1, c.7]. Израильский учёный считает, что потери данного этноса по Восточной Беларуси составили 301 тысячу человек, а по всей БССР — 671 тысячу человек.

В заключении подводятся итоги исследовательской работы. Главный итог этой работы: впервые в исторической науке осуществлена системная реконструкция истории Холокоста в Восточной Беларуси.

Не может не впечатлять библиографический список, включающий 791 пункт. Основу списка составляют «документы из архивов Беларуси, России, Израиля и Германии» [1, c.14]. Судя по гигантскому фактологическому массиву, который пришлось обобщить автору, он совершил настоящий научный подвиг.

Отдельного разговора заслуживают приложения. Складывается впечатление, что Геннадий Рувимович и здесь делал науку. «Самостоятельное научное значение имеют вынесенные в приложение материалы по истории гетто в отдельных населенных пунктах на рассматриваемой территории (приложение А) и, особенно, сводные данные о гетто и местах уничтожения евреев Восточной Беларуси» [1, c.6].

Литература

*) Винница, Г.Р. Холокост на оккупированной территории Восточной Беларуси в 1941 — 1944 годах / Г. Винница. — Минск: Ковчег, 2011. — 362 с. — ISBN 978-985-6950-96-7

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *