Александр А. Локшин: Три странных рассказа

 142 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Дверь в соседскую квартиру была приоткрыта, но оттуда не доносилось никакого шума. “Раздолбаи, — подумал Август Юрьич, спускаясь по лестнице. — Сами на дачу уехали, а дверь не закрыли.” Но какое-то тревожное чувство его не оставляло. Он вернулся, приоткрыл пошире соседскую дверь, заглянул…

Три странных рассказа

Александр А. Локшин

Подарок

Василий Петрович Недоухов — это мой сосед с восьмого этажа. Мужик уже в возрасте, ничего не скажешь. Но все-таки, не совсем старик. И вот, значит, стал он болеть то одним, то другим. Как говорится, то понос, то золотуха. Скрючился, в рваной шапке стал ходить, на пальто какие-то пятна. Борода седыми клочьями торчит в разные стороны. С работы , опять же, начальник грозится выгнать. И так далее.

Я как встречал его, всегда здоровался, конечно, но особо не разговаривал. Вижу — годы берут свое, поделать с этим ничего невозможно. Старый человек — кому он нужен? Вот он и перестает следить за собой. И это естественно — не так ли? И со мной когда-нибудь такое тоже приключится. Но еще не скоро, слава Богу.

Я даже хотел сказать ему: “Василь Петрович, побрился бы ты, что ли… А то совсем смотреть на тебя грустно…” Но удержался — не сказал. Действительно, зачем расстраивать хорошего человека?

И вот, упустил я его из виду ненадолго. На неделю, а может — дней на десять. А тут — иду как-то по скверику во дворе — и глазам своим не верю. Василь Петрович домой возвращается. Причем его прямо-таки не узнать. Помолодел до невозможности. Костюм отглаженный. Вместо клочьев на бороде — усики такие под носом. И рядом с ним — дама на каблуках. У меня даже челюсть отвисла. Как такое может быть? Конечно, я рад за него, но хотелось бы понять, в чем, так сказать, причина…

Не скрою, любопытство меня заело. На следующий день захожу, значит, к нему чисто по-соседски. Разузнать, что к чему. Вижу: тараканы на полу не валяются, кругом уют, на комоде букетик из цветочков стоит… И я говорю ему:

— Рад за тебя, Василь Петрович, что ты взялся за ум и привел себя в порядок. И женщину, наконец, себе завел такую стройную, на каблуках. Чувствуется, что это ее благотворное влияние тебя так оздоровило…

Он почесал затылок и говорит:

— Я знаю, Петя, что ты хороший человек, поэтому пообещай никому не рассказывать, что я тебе сейчас скажу. Какая, к черту, женщина? Ты что, не знаешь, что ли, что от них, от баб этих, наоборот, все здоровье пропадает… Помолодел я, Петя, и здоровье свое вернул совсем другим способом. Ну, ты же знаешь, что я совсем уже одряхлел… Ноги еле волочил… Печень… почки…, что там у меня еще было ? Короче, загибался я. Дни начал считать, сколько осталось терпеть… И вот, вечером, тут как-то на днях, звонок в дверь. Я смотрю в глазок — мужик какой-то стоит. Одет нормально, ну лет тридцать ему, как тебе…

Я через дверь спрашиваю:

— Чего надо?

А он из-за двери:

— Дело есть к тебе, Василь Петрович.

Я подумал: раз он мое имя-отчество откуда-то знает — почему бы не открыть?

Открыл ему, а он:

— Давай, — говорит, — Василь Петрович, я тебе свое здоровье отдам!

Я, конечно, ему не верю — кто ж здоровье свое другому отдаст? Тем более — за просто так. К тому же это и невозможно… И в шутку отвечаю ему:

— Отдавай, если не жалко!

А потом , значит, интересуюсь, зачем ему это надо. Он отвечает:

— Исчезнуть хочу, а оно мешает. Уже скольким предлагал, никто не соглашается. Ты первый согласился…

Вот так мы с ним поговорили , значит, потом смотрю — а его нет. Я на всякий случай весь подъезд обошел и даже на улицу выглянул — и там тоже его нет. Я тогда решил, что все это мне приснилось. Расстроился, значит, и залег спать в свою берлогу. Утром просыпаюсь — ничего не болит!

— Надо же, — говорю, — Василь Петрович, какая история. Ни за что бы не поверил, если бы своими глазами на тебя не смотрел! А все-таки — зачем тому мужику исчезнуть было надо? Ему-то чего не хватало?

— А хрен его знает, — сказал Василь Петрович, поливая цветочки из графина. — Может, были какие-то у мужика проблемы. Откуда нам знать.

Облачко

В соседнем отделе мужчина один, Z его назову, случайно выпал из окна. По неосторожности. Окно, наверно, мыл — вот и не удержался. Хотя сейчас не сезон окна мыть. Ну, может, гвоздь зачем-нибудь в раму с наружной стороны забивал. Но про то, что вы подумали, говорить не приходится. Почему? Да он же единственный кормилец, практически. Родители старенькие, парализованные лежат. Нет, то, что вы подумали, это исключено. Выкиньте из головы даже мысль такую. Просто выпал человек из окна непреднамеренно.

С тех пор уже месяц прошел или даже больше. Собрались мы тут; Кирилл Степаныч, который его знал, салат с грибами раскладывает и говорит:

— О покойниках, сами знаете, либо хорошо, либо ничего. Так что, давайте помолчим, уважаемые друзья и коллеги! И выпьем молча!

Марья Иванна тогда не удержалась и прыснула, но на нее все так посмотрели, что, мол, не надо так уж, все-таки. А мы с Петькой переглянулись, и он спрашивает:

— А что, этот ваш Z, он что — совсем сволочь был?

Кирилл Степаныч посмотрел на Петю внимательно и говорит:

— Петь, а Петь! Вот какой же ты, чесслово, несознательный человек! Нельзя же вслух вот такое произносить, тем более — в неподходящий момент. Поэтому я предлагаю снова выпить, чтобы забыть невольную бестактность этого приятного молодого человека!

Ну, все, конечно, загалдели, снова выпили, раскраснелись немного. И тут Петька-дурак опять спрашивает:

— А все-таки, Кирилл Степаныч, не пойму я…

Кирюха наш посмотрел на него совсем строго и говорит :

— Петя, ты же молодой парень! Ну чего ты такой зануда? Пристал ведь как банный лист! Маша, верно я говорю?

Марья Иванна тогда вытерла губы, улыбнулась тонко и говорит:

— Кирюш, раз уж на пошло, расскажи нам свое сновидение!

Кирилл Степаныч откашлялся, обвел нас всех своим лучистым взором, подождал минуты две (чтоб тишина полная установилась) и начал:

— Друзья! Вы даже не представляете, как я вас всех люблю! Поэтому расскажу вам свое давнее сновидение, которое, может быть, примирит вас с утратой, которую мы, значит, сегодня… ради которой, значит… Так вот, приснилось мне, что стоим мы вместе с Z в коридоре тут у нас, свет не горит, рабочий день, значит, уже кончился… За окном луна, тени листьев по стеклу скользят… И вдруг из темноты вылетает маленькое облачко и говорит человеческим голосом: “Ну что, господа, Силам Зла не хотите послужить? Отказываться у нас не принято. Так что не кочевряжьтесь. А не то я вам обоим такое устрою, что костей не соберете. Таких гадостей вам понаделаю, что вы и представить не можете.” Вот такую мерзость тонким голосом говорит и вокруг нас обоих быстро-быстро летает. Я тогда ему, облаку гнусному, прямо так в лицо и говорю: “Извините, неуважаемое, но я вашим силам зла прислуживать не намерен, поскольку всецело нахожусь на стороне Добра. Отстаньте от меня. Если хотите, договаривайтесь с Z. Может с ним у вас что получится.”

Тут Марья Иванна перебила рассказчика (удержать ее не было никакой возможности):

— Кирюш, извини, но разве так можно было? Зачем ты человека подставляешь? Как-то не очень красиво с твоей стороны получается! Или я чего не понимаю…

А Кирюха наш только рукой махнул и говорит:

— Маша, успокойся, это же сон был!

И продолжает (мы же просим, нам интересно, что дальше-то было):

— Короче, послушалось это облачко меня и вокруг нашего Z стало виться и на свою сторону его склонило…

Ну, мы все повздыхали потом, салат доели, посуду помыли и разошлись по домам. По дороге Петька мне говорит:

— Есть, значит, на этом свете высшая справедливость. Связался человек с Силами Зла и не пошло ему это на пользу. А Кирилл Степаныч устоял… И у него как раз все хорошо пошло… завсектором стал…

Я говорю:

— Петя! Не забывай, что это был сон! Ты же разумный человек! Ну, сам посуди, какое отношение может иметь сон к тому, что происходит наяву?

Август Юрьич

Дверь в соседскую квартиру была приоткрыта, но оттуда не доносилось никакого шума. “Раздолбаи, — подумал Август Юрьич, спускаясь по лестнице. — Сами на дачу уехали, а дверь не закрыли.” Но какое-то тревожное чувство его не оставляло. Он вернулся, приоткрыл пошире соседскую дверь, заглянул вовнутрь и крикнул:

— Есть кто?

Но никто не отозвался. Это было неприятно. Уехали, вещи все побросали. А дверь вот — настежь оставили. Разве люди так поступают?

Тут он вспомнил, что еще вчера, когда по лестнице спускался, то видел, что на третьем этаже двери в двух квартирах настежь распахнуты. Тогда он не придал этому никакого значения. Подумаешь — двери в двух квартирах распахнуты! Эка невидаль! Ему-то какое дело, ему в магазин надо идти…

Но это было вчера. А сейчас, продолжая свой путь вниз, он забеспокоился. К тому же, еще парочка распахнутых дверей попалась ему на нижних этажах. Никакого шума или иных признаков живых существ он не заметил.

“Забрали их, что ли? — внезапно подумал Август Юрьич об исчезнувших жильцах, но потом отогнал от себя эту мысль. — Если бы на самом деле забрали, то двери бы уж точно опечатали.”

Он вышел во двор, слабо освещенный желтыми фонарями, и посмотрел по сторонам. “Странно, -подумал Юрьич, — что во дворе никого нет. И в окнах почему-то свет не горит. А что случилось — спросить не у кого.”

Августу Юрьичу стало не по себе.

Внезапно он заметил Петрова, который лежал на деревянной лавке и спал крепким, как железобетон, сном ябедника, распространяя вокруг себя винные пары. Юрьич, превозмогая врожденную брезгливость, растолкал Петрова, но ничего, кроме сонных ругательств, от него не добился.

Томимый несвойственной ему тоской, Юрьич прошел сквозь дворовую арку и вышел на пустырь, заросший бурьяном и жесткими бурыми травами.

Запрокинув голову, он впервые за последние сорок лет принялся рассматривать звезды, зачем-то изливавшие на пустырь свой бесплатный свет. Названия звезд, как, впрочем, и названия трав, были ему неизвестны.

То ли от звездного излучения, то ли еще от чего — вдруг почувствовал он в себе какое-то изменение. Его собственное, твердое как сырая картошка, привычное “я”, которое он всегда бережно носил внутри своей головы, вдруг сморщилось и забеспокоилось…

— Что это, что это? — прошептал Юрьич и испугался собственного шепота, похожего на шорох дождя.

Он продолжал бессмысленно двигаться в темноте, когда, наконец, это произошло.

— Нет никакого “я”, — догадался август юрьич, перед тем как окончательно раствориться.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Александр А. Локшин: Три странных рассказа»

  1. И неважно вовсе, чьи умолкнувшие голоса здесь пробиваются. А может и впрямь объявится Мефодий Исаевич Тофель, или какой-либо демон на доверии, а может и сам, ну этот, иностранец с фамилией не то на V, не то на W. А пока могу сказать, в Мастерской над этим работает Мастер, по крайней мере, как тут у вас говорят – имхо.

  2. В последний рассказ не по вине автора вкралась досадная опечатка. В последней строчке вместо «Август Юрьич» должно было стоять «август юрьич». Это метафора такая(((

  3. По дороге Петька мне говорит:
    — Есть, значит, на этом свете высшая справедливость. Связался человек с
    Силами Зла и не пошло ему это на пользу. А Кирилл Степаныч устоял… И у
    него как раз все хорошо пошло… завсектором стал…
    Я говорю:
    — Петя! Не забывай, что это был сон! Ты же разумный человек! Ну, сам
    посуди, какое отношение может иметь сон к тому, что происходит наяву?
    ———
    — Нет никакого “я”, — догадался Август Юрьич, перед тем как окончательно
    раствориться.
    ————————
    Видать, связался Август Юрьич с силами зла из 1-го рассказа, а мерзавец Z
    связался с другими силами, вот и выпал из окна и не растворился окончательно. Это справедливо и очень даже интересно.
    И, надеюсь, не только IMHU. Автору — поклон и наилучшие пожелания
    на Хануку и Рождество.

      1. Знаете, уважаемый автор, после вашей редакции аю, мой комментарий практицки потерял смысл. Однако, можно и коммент отредактировать. Но не обязательно.

        1. Уважаемый Алекс Б.! Ваш комментарий будет иметь историческую ценность…

          1. редакцию предпочитаю историч ценности комм-ия тчк несрочно телеграмму карамзину зпт желат не через силы зла тчк

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *