Юрий Ноткин: Хай-тек. Продолжение

 170 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На мой взгляд, причина в том, что без хай-тека этой очень необычной стране было бы просто не выжить. Я вам больше скажу, что даже при наличии хай-тека сам факт ее существования в этом месте и в наше время — это обыкновенное чудо…

Хай-тек

Отрывки из книги

Юрий Ноткин

Продолжение. Начало

Глава шестая
SMARTCOMM TECHNOLOGIES INCORPORATED

Протокол

Я уже который раз употребляю здесь это слово, которое имеет несколько значений и десяток сфер применения, из которых к хай-теку имеют отношение лишь немногие. Возможно, говоря о хай-теке и даже о системе связи по электрическим проводам, можно было бы выкрутиться и не употреблять в этом и без того напичканном словами иностранного происхождения произведении еще и этого многозначного слова, если бы… если бы подобно катанчику, уже давно переименованному нами в эйсик, протокол не сыграл бы в этой правдивой истории такой драматической роли.

Поэтому придется уточнить, что для любого вида связи и передачи данных в любой системе, включающей в качестве абонентов компьютеры и (или) микропроцессоры, должен существовать жестко регламентированный набор правил, определяющих вид и порядок передачи данных. Этот набор правил является важнейшей частью того, что входит в нашем случае в понятие протокол.

Однако нужно еще добавить, что если речь идет не о связи между двумя абонентами, а об обмене данными между десятками и сотнями абонентов, расположенных в среде, где нет ни прямой слышимости, ни прямой видимости, как, например, в наших разделенных по фазам, перепутанных, перекрученных, как попало разветвляющихся и Бог знает, куда только ни тянущихся электрических проводах, этот же самый протокол должен включать еще и автоматическую процедуру нахождения надежного маршрута или маршрутов, по которым сообщение, содержащее наши данные, посланное абонентом N, обязательно достигнет концентратора.

А иначе…. а иначе, как в песне «Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не услышу!» и к торжеству скептиков вся эта хай-тековщина, заставившая вскрывать такие простые и надежные электрические счетчики и запихивать туда, не знаю куда, всю эту электронику, не принесет ничего кроме головной боли, потери времени и денег. Так что в протокол должна входить и способность находить оптимальную дорогу (маршрут), или, говоря языком техники, в протокол должна входить автоматическая маршрутизация.

Размышляя длительное время, я выписал вначале ряд самоочевидных правил:

— Каждый абонент, включая концентратор, должен иметь свой идентификационный, не повторяющийся номер — адрес ID. Концентратор имеет свой особый ID, распознаваемый всеми абонентами как адрес Концентратора.

— Каждое пересылаемое сообщение должно содержать адрес отправителя и адрес получателя. Последний в общем случае может содержать несколько ID, если отправитель знает заранее, что пересылка сообщения должна пойти не прямо от отправителя получателю, а последовательно через несколько адресатов, передающих сообщения от одного к другому, что собственно и составляет искомый маршрут.

Затем я дополнил их некоторыми не столь очевидными, но и не столь уж оригинальными умозаключениями общего характера:

— Способ автоматического определения возможного маршрута, представляется некоторым алгоритмом. Алгоритм превращается усилиями программиста в программу. Программа тем или иным способом заносится в память микропроцессора. Чем больше программа, тем больше нужен объем памяти для ее хранения и тем более производительный микропроцессор нужен для ее исполнения в заданное время. Эти параметры: объем памяти и производительность прямо отражаются на стоимости.

— Теперь следует учесть одно весьма важное обстоятельство — в нашей системе на один и только один концентратор приходятся десятки и сотни (предположим для конкретности 300) счетчиков. Отсюда каждые 10 долларов, вложенные в электронику счетчика превращаются в 3000 долларов в стоимости подсистемы, обслуживаемой одним концентратором, а 10 долларов, вложенные в концентратор, так и остаются 10 долларами!

Поскольку в алгоритме автоматической маршрутизации участвуют и концентратор и счетчики, то этот алгоритм должен быть придуман так, чтобы наиболее сложная, объемная и соответственно дорогостоящая при реализации его часть приходилась на концентратор.

Некоторые весьма важные правила и средства для их исполнения были уже заранее заложены в выбранной нами за основу и уже упомянутой выше микросхеме фирмы Intellex, используемой как в электронных модулях счетчиков, так и в концентраторах, во всех наших демо и пилотных системах. Ее мы предполагали полностью воспроизвести в нашем эйсике. В самом упрощенном виде они сводились к следующему:

— Не всякий шум или сигнал, который вы слышите в линии, является полезным сообщением. Полезные (наши) сообщения состоят из пачек — весьма специфической формы коротких по времени сигналов, представляющих в зависимости от фазы «единичку» или «ноль», а производимый ими распределенный по специальному закону частотный спектр называется несущей.

— Обнаруживать в линии несущую каждая микросхема способна с помощью встроенного в нее специального аналого-цифрового фильтра, способного выделять эти самые специфические сигнальчики, сравнивать их с образами, заранее заложенными в памяти и принимать решение — «похоже, что это наша несущая», или наоборот, «похоже, что это просто какой то шум, а не наша несущая».

— Исключительно важным свойством, также заложенным в микросхему были «правила хорошего тона», позволявшие всем слышащим несущую молчать и не влезать в середину, а всем, кому нужно было что-то передать по линии, не устраивать балаган и не начинать «говорить» всем сразу, а корректно выстраиваться в очередь, не перебивая друг друга. Зато, первый же начавший говорить не останавливался, не делал пауз, пока не передавал свое сообщение до конца.

Дополнительные правила для обеспечения автоматической маршрутизации складывались постепенно у меня в голове после вещего сна, описанного выше, в котором бурное собрание пытался вести председатель — «концентратор» Зингер. Более— менее завершенный вид они приняли, когда сидя у полуразрушенного храма Кецалькоатля, я ожидал, когда Витя спустится с пирамиды Солнца.

Собственно говоря, они — то и составляли квинтэссенцию алгоритма, но здесь я опускаю эти 15 пунктов, чтобы не утомлять читателей техническими подробностями.

Все изложенное и многократно обдуманное я тщательно перевел на английский и стал бомбардировать Руби устно и письменно требованиями собрать совещание по типу давно уже не проводившегося мозгового штурма, на которое каждый должен был явиться с предложениями по алгоритму автоматической маршрутизации.

Кстати, об очередных изменениях в составе нашей фирмы я пока не писал не потому, что по обыкновению ничего не заметил, а поскольку полагал, что ничего важнее и первостепеннее темы протокола быть не может.

А изменения произошли немалые. Не вдаваясь в причины, я перечислю здесь лишь их краткую суть:

Хаим Мегидо уволен. Теодор Цукерман поставлен во главе программистов.

Шай Брох уволен. Юрий Ноткин поставлен во главе электронщиков.

Лея Молдавская назначена ответственной за программу концентратора.

Миша Кляйнер переведен постоянно в COMMET будет писать все программы для микропроцессоров.

Caша Гутман уволен.

В руководство COMMET принят на должность заместителя Генерального Директора по науке работавший перед этим в США Аба Коэн.

Из прочих новостей следует отметить возвращение «аргентинцев». Шахар Перец по прибытии доложил, что инсталляция нашей пилотной системы в Кампане прошла успешно, отметив, что он лично устанавливал концентратор на столбе, взбираясь на него с помощью монтерских «кошек». В связи с этим он заметил, что нам срочно необходимо начать разработку портативного чемоданчика с тестовым оборудованием для человека, висящего на столбе и работающего с концентратором.

Как бы между прочим, Перец сообщил, что представители электрической компании в Кампане взяли пять счетчиков в метрологическую лабораторию на проверку соответствия классу точности. Два из них показали ошибку, превышающую 1%, а один оказался на самой грани. Не моргнув глазом Перец заявил, что всегда считал, что не стоит связываться с китайцами. «То, что дешево, то дороже» — так в дословном переводе звучит на иврите пословица, которую он привел, не вспомнив ни опилки, ни пылесосы. В итоге я понял, что аргентинский проект завис, как концентратор на столбе.

Однако положительным моментом из всей этой истории явился тот факт, что в нашем распоряжении осталась испытательная лаборатория в ките. В ней помимо всего прочего устроил свое постоянное рабочее место недавно пришедший к нам Яша Элиягу, на которого после увольнения Гутмана я возложил ответственность за электронику новой версии концентратора.

Мои усилия по организации совещания по разработке автоматического протокола для концентратора не прошли даром. Повестка дня была разослана заранее, приглашены были всё техническое руководство COMMET и все желающие.

В первый день Руби четко изложил задачу и предложил присутствующим выступать с предложениями. Аба Коэн высказал некоторую общую идею, основанную на накоплении статистики. Несмотря на то, что она не была доведена до сколь-нибудь конкретного алгоритма, ей было присвоено название «вариант Абы». Выступавший за ним некто по имени Адам с ударением на первом слоге был столь туманен, что не заслужил даже названия варианта. Тедди помалкивал, теребя нижнюю губу. Перец отсутствовал и Руби предоставил слово мне.

За прошедшие почти шесть лет моего пребывания в Израиле я прилагал немалые усилия к изучению иврита. Кое-каких успехов я добился, и общение с ивритоязычными коллегами и начальством на работе уже фактически не представляло для меня труда. Кстати говоря, в командировках я заметил, что параллельно с освоением иврита начал ослабевать мой и без того, мягко говоря, не вполне совершенный разговорный английский. Все это я к тому, что изложение на иврите присутствующим на совещании казавшихся мне самому столь простыми и прозрачными тезисов вышеупомянутой русскоязычной версии протокола стоило мне немалых предварительных трудов и многократных репетиций перед зеркалом.

Вопросы посыпались сразу. Необремененные знанием жестких правил, заложенных в наши базовые микросхемы фирмы Intellex, присутствующие задавали вопросы разом и вместе и дополняли их новыми в середине моего ответа на предыдущий вопрос. В принципе такой непосредственный интерес меня радовал, несколько раз я начинал сначала, но дойти мне вновь удавалось не далее, чем до середины.

Попытки Руби навести порядок были столь же тщетными, как у Зингера в моём сне. В комнате совещаний становилось жарко. Наконец Дери, официально находившийся еще на должности руководителя проекта, решительно остановил очередного говорившего и подождав, пока все замолчали, сказал: «Учитывая важность темы для нашего проекта, мы сейчас прервемся. Юрий, как и положено напишет, отпечатает и распространит среди всех присутствующих краткое, но достаточно полное описание алгоритма, «вариант Юрия», на английском. Все заинтересованные его внимательно изучат. Мы соберемся снова через три дня здесь же, чтобы продолжить обсуждение и выслушать новые варианты, если таковые появятся.

Через три дня мы собрались вновь. Слово взял Теодор Цукерман. В своем выступлении он сказал, что в «варианте Юрия» многие аспекты надо обдумать и взвесить, да-да взвесить и обдумать. Кое-что в нем неясно, а кое-что недостаточно проработано.

Затем, еле дождавшись своей очереди, слово взял Владимир Бакенрут, являвшийся теперь непосредственным подчиненным Цукермана. Выступал Володя эмоционально, жестикулировал. Без всякого стеснения повторял он многое из того, что я говорил в первый день, но так, как будто и не было ни «варианта Юрия», ни самого Юрия.

С большим трудом, но я все же уловил его мысль, сводившуюся к тому, что основная работа по составлению маршрутов связи, как простых, так и сложных, многоступенчатых должна быть перенесена на микропроцессоры самих счетчиков, которые затем должны передавать их концентратору в готовом виде для использования.

Бакенрут не удостоился варианта его имени. Заканчивая второй день обсуждений, Дери сказал, что он составит общий протокол двух дней совещания и примет решение, какому варианту следовать при разработке протокола. Я был уверен, что, в отсутствие Харифа, Дери был единственным, кто не пропустил ни единого слова, какими бы корявыми ни были выступления. Я также был уверен, что у него достанет терпения прочесть внимательно письменные изложения вариантов, если таковые поступят.

Наконец, через три дня решение совещания было разослано, В нем в числе прочего значилось, что разработку протокола следует вести по «варианту Юрия». В свою очередь Юрию предписывалось предоставить все дополнительные сведения и разъяснения Теодору Цукерману, если последнему они потребуются.

В тот же день около меня возникла Орли. Смуглая, с гладкими волосами, блестяшими и черными, как воронье крыло, она напомнила мне индианку из племени тотонаков, с которой я имел неосторожность сфотографироваться в парке Чапультепек. В COMMET она появилась сравнительно недавно и числилась в группе программистов у Тедди Цукермана.

Орли держала в руках распечатанный текст моего детального описания протокола на английском языке, который я подавал в установленном порядке для подготовки и рассылки материалов совещания. В ответ на мое любезное приглашение присесть, она устроилась рядом со мной, раскрыла текст и, уставив палец в строчку за номером 1, спросила. «Ата яхоль ле асбир бэ милим пшутот, ма ата иткаванта по? (Ты можешь объяснить простыми словами, что ты здесь имел в виду?).

Содержание строчки №1, переведенное на русский язык (см. выше) звучало следующим образом «Каждый абонент, включая концентратор, должен иметь свой идентификационный, не повторяющийся номер — адрес ID. Концентратор имеет свой особый ID, распознаваемый всеми абонентами как адрес Концентратора.»

Я понял, что объяснить простыми словами, означает объяснить на иврите, и принялся охотно излагать эту глубокую мысль именно на этом языке. В этот день мы добрались до строчки №4. Орли постоянно понимающе кивала, однако чем более я старался, тем более меня одолевали сомнения в том, что мои объяснения достигают цели. Наконец Орли поднялась и со словами: «Махар намших (Завтра продолжим)» удалилась.

Ходила она ко мне дня четыре, а затем ее визиты прекратились так же неожиданно, как и начались. На следующей после этого неделе я получил новую редакцию решения совещания за подписью Дери, отличающуюся от первой одной фразой : «Разработку протокола следует вести по «варианту Теодора». На мой вопрос, чтобы это могло значить, Дери ответил, что это просто формальность, поскольку Теодор Цукерман является ответственным за все, что связано или будет позднее связано с разработкой программы.

Еще через несколько дней Руби невзначай упомянул, что Теодору поручено подать заявку на патент на нашу систему, работающую с протоколом автоматической маршрутизации. На мой вопрос о предполагаемых авторах заявки Руби ответил, что это абсолютно не имеет значения, поскольку все патенты, полученные в процессе выполнения проектов принадлежат компании COMMET, а не ее отдельным сотрудникам.

Ушел я от Руби с тягостным чувством, размышляя о том, неужели они действительно перевернут мою идею вверх ногами или точнее вниз головой, возложив самую сложную часть — определение оптимального маршрута связи— в основном на микропроцессор электронного модуля и его сравнительно скромную память, а не на процессор концентратора с его теоретически неограниченными возможностями.

Ответ на тревожащий меня вопрос явно вытекал из несложного уравнения— ответственным за программу микропроцессора в электронном модуле является Мишка Кляйнер, который по определению «может всё». Ответственной за программу концентратора является Лея Молдавская, которая о микропроцессорах, встроенных программах, процессах реального времени и прочей мелкой ерунде не имеет ни малейшего понятия. Поскольку Тедди Цукерман бесспорно является третьим и самым важным членом этого уравнения, то найти корни его решения не составит труда и никто не станет размышлять о том, что делится, а что умножается на 300.

Мы становимся корпорацией

Напомню, что CSD Ltd представляла собой дочернюю компанию CSSD Inc, а наша возглавляемая Руби COMMET Ltd — в свою очередь, дочернюю компанию CSD Ltd. Обратим внимание на ранее не акцентировавшиеся «хвостики» — Ltd и Inc, представляющие собой сокращения от Limited и Incorporated. Ясно, что в первом случае что-то ограничено, а во втором нечто объединено в корпорацию.

Джозеф Абендштром стремился обрести хвостик Inc для нашей компании и зарегистрировать ее в США, то есть превратить ее в американскую корпорацию, поскольку совершив это, мы оказывались всего в одном шаге от главной цели— выйти на знаменитую электронную биржу NASDAQ.

Вряд ли кто — либо мог предложить альтернативный способ мобилизовать крупные финансовые ресурсы, способные покрыть расходы на наш проект, растущие тем более, чем большее число потенциальных потребителей мы пытались охватить своими не приносяшими покуда ни гроша дохода «пилотными системами».

Началом реализации стратегического плана Абендштрома явилась его удачная покупка 30% акций израильского завода производителя интегральных микросхем Monolit Ltd, являвшегося в ту пору дочерней компанией американского гиганта American Semiconductors (AmSemi). Свершилось это благодаря прогнозу, сделанному авторитетными американскими аналитиками, согласно которому прибыли компании Monolit Ltd должны были в ближайшем будущем начать сокращаться из-за готовившегося наступления на рынке двух других титанов — корейского Samsung и финского Nokia.

American Semiconductors еще раздумывала, какую часть акций оставить за собой, а какую пустить в продажу, но Джозеф уже прибыл в Израиль, посетил завод и включился в торги. Остальные куда-более мощные участники этой операции, подобно соревнующимся в индивидуальной велогонке преследования, следили друг за другом, кто рванет первым и примет на себя главную волну сопротивления окружающей среды.

Когда туман рассеялся, выяснилось, что бывшая родительская компания AmSemi оставила себе 20%, две другие капиталистические акулы «проглотили» по 25% и обладателем контрольного пакета 30% стала относительно малоизвестная американская компания CSSD Inc, а ее глава Джозеф Абендштром стал автоматически Председателем Совета Директоров и Генеральным директором завода Monolit Ltd.

Я узнал об этом от Руби, который во время одного нашего разговора о перспективах нашего проекта рассказал мне в общих чертах об этой сделке, заключив свой рассказ оптимистическим: «Ну что, Юрий, похоже теперь у нас будет, где делать наш «эйсик».

Однако эта покупка была лишь первым шагом. Через год настала очередь транснациональной компании Vincent Int. Ее штаб-квартира находилась в Монреале. В середине девяностых годов ее дочерняя фирма Vincent Technologies, располагавшаяся в окрестностях Нью-Йорка, начала совместный проект с несколькими электрическими компаниями США. По окончании этого проекта около 300 000 квартирных, коммерческих и промышленных электрических счетчиков на северо-восточном побережье США должны были быть охвачены системой AMR.

Помимо автоматического считывания показаний счетчиков эта система должна была обеспечивать обнаружение кражи энергии, регистрацию ее потребления в зависимости от тарифов, устанавливаемых электрической компанией для разного времени суток, управление нагрузкой с помощью ее автоматического отключения и подключения и т.д. Коротко говоря она должна была выполнять практически все функции, над реализацией которых трудилась наша команда в СOMMET.

Разработка Vincent Technologies проводилась в обстановке строжайшей секретности с целью защиты применявшихся технических решений от конкурентов. До нас доходили лишь смутные противоречивые слухи. В частности говорили о том, что лежащий в основе связи со счетчиками метод связи был основан на находившейся в финальной степени оформления патента хитроумной комбинации селлюлярной, кабельно-телевизионной и обычной телефонной технологий.

В 1997 году проект должен был пройти стадию испытаний пилотной системы, содержавшей около 200 счетчиков, и в случае их успешного завершения выйти на полномасштабный запланированный этап.

Мне об этом под большим секретом рассказал Шахар Перец, получивший якобы эту информацию от самого Зингера, которому об этом в доверительной беседе поведал сам Джозеф. Еще под более строгим секретом Перец добавил, что кто-то из них, не будем уточнять, высказался в том духе, что все серьезные компании, занимающиеся AMR, используют комбинированные технологии, и только Шмулик с Юрием зашорены на связи со счетчиками по электрическим проводам.

В этот период вся моя команда была до предела загружена вновь ожившим проектом с Венесуэлой. Пауль Качински разродился наконец, ожидавшейся нами в течение нескольких лет спецификацией электрической компании Каракаса, по которой нам предлагалось разработать и представить пилотную систему, способную обслужить восемь различных типов однофазных, двухфазных и трехфазных типов счетчиков, согласно доставленным к нам образцам.

Все восемь типов счетчиков имели различную конструкцию и у нас трещали головы от попыток унифицировать наши электронные модули так, чтобы уменьшить количество подлежащих разработке новых разновидностей электронных плат. При этом необходимо было учесть и ликвидировать все «брохи», обнаружившиеся в предшествующих пилотных системах.

Шахар Перец совал свой нос во все и обижался невероятно, когда я пытался ему указать, что к маркетингу, за который он отвечает по должности, чисто технические вопросы не имеют отношения. Наши повторявшиеся все чаще стычки не мешали ему на следующее утро вновь подсаживаться непосредственно к Вите, Яше или Лене, корпевшими над очередной головоломкой, давать им свои ценные указания и озвучивать новые гениальные идеи. На мои категорические возражения по поводу их внедрения он отвечал сакраментальным «Лама? (Почему?), заставляя меня пускаться в длительные экскурсии в дебри основ электротехники и электроники.

Неудивительно, что к его информации о наших грозных конкурентах из Vincent Technologies я отнесся достаточно равнодушно и лишь попытался, не знаю, насколько успешно, перевести на иврит знаменитое изречение Мао Цзедуна : «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ». На этом я тут же забыл и вероятно никогда бы не вспомнил об этой новости, если бы через некоторое время не получил по уже начавшейся внедряться у нас внутренней электронной почте следующий пресс — релиз:

Communication Software System Decisions Inc (CSSD, NASDAQ) объявила сегодня о регистрации дочерней корпоративной компании Smartcomm Technologies Inc, которая будет действовать на рынке систем передачи данных и управления электрической энергией.

Корпорация Smartcomm Technologies Inc объединит активы, интеллектуальную собственность и разработки израильской Сommet Ltdдействующей дочерней компании СSSD Inc с приобретенными в ходе зарегистрированной вчера сделки CSSD и Vincent недвижимого имущества, оборотных средств и интеллектуальной собственности Vincent Technologies.

Андре Мутти, бывший генеральный директор Vincent Technologies, а ныне президент американского отделения Smartcomm Technologies Inc в своем выступлении в частности сказал: «В соответствие с новыми федеральными законами о дерегуляции, в течение ближайших пяти лет потребители электрической энергии в США смогут, не меняя места жительства, выбирать себе провайдера электричества, независимо от его географического положения, так же легко как это делают сегодня абоненты мобильной связи. Этот факт выдвигает на первый план создание систем AMR и мы в рамках новой корпорации собираемся стать лидерами на этом необъятном рынке.

Аарон Одем (Руби) генеральный директор Сommet Ltd, а ныне также президент международного отделения Smartcomm Technologies Inc заявил: «Мы рады объединить свои усилия с вновь приобретенным нашей родительской компанией предприятием Vincent Technologies. Наша фирма Сommet Ltd уже внедряет успешно свои пилотные системы AMR на базе технологии связи по проводам низковольтной электрической сети в Аргентине, Израиле, Мексике и Венесуэле. Образование Smartcomm Technologies Inc позволит нам обеспечить пользователей электричества новыми энергосберегающими технологиями и создать не имеющую аналогов корзину различных видов связи со счетчиками. Именно поэтому Smartcomm Technologies Inc планирует стать глобальным лидером двусторонней автоматической связи со счетчиками в реальном времени, обнаружении пропаж и нелегального использования электрической энергии и, главное, в оптимальном управлении электрической нагрузкой.»

Джозеф Абендштром, председатель совета и генеральный директор CSSD, а также временный генеральный директор Smartcomm Technologies Inc выразил надежду, что новая дочерняя корпорация сумеет использовать огромный опыт родительской компании в области компьютерных технологий, а также те колоссальные преимущества, которые дает присоединение к CSSD завода Monolit Ltd, способного производить заказные интегральные схемы (ASIC, эйсик), воплощающие новейшие достижения хай-тек.

Американское отделение Smartcomm Technologies Inc будет находится в прежней штаб-квартире Vincent Technologies в городе Хантингтон, округа Саффолк, штата Нью-Йорк.

Израильское отделение сохранит свое местоположение в городе Рамат Ган, являющемся частью мегаполиса Гуш Дан (Большой Тель-Авив).»

Шум и толки, сопутствующие этому столь же грандиозному, сколь и неожиданному сообщению и предположительно вытекающим из него последствиям полностью затмили и похоронили предысторию, способствующую образованию новой корпорации. А заключалась она в полном и бесповоротном провале испытаний упомянутой выше пилотной системы AMR Vincent Technologies. На каком этапе и какой из используемой комбинации трех видов связи отказал, мне было неизвестно. Однако в центральную вычислительную машину данные показаний счетчиков так и не поступили.

Через неделю после того как окончательный акт приемки, а точнее «неприемки» результатов испытаний пилотной системы был подписан всеми заинтересованными сторонами, родительская компания Vincent объявила о выставлении на продажу дочерней компании Vincent Technologies Ltd. Пытливый читатель наверняка уже догадался, что Джозеф Абендштром прибыл в славный город Хантингтон еще до официального открытия торгов. Проведя рекогносцировку на местности, он предложил материнской компании сумму в четыре раза меньше запрошенной, однако с немедленной выплатой.

Джозеф оговорил также, что во вновь образуемую им компанию переходит только пять сотрудников из Vincent Technologies .Трудоустройство остальных или их увольнение с выплатой компенсации согласно акту купли-продажи относится к ответственности бывшей родительской компании Vincent. Покупатель также не претендовал ни на один из проектов, находившихся в портфеле заказов Vincent Technologies, равно как и относящегося к ним ранее приобретенного оборудования.

Из пяти человек, перешедших в американское отделение вновь образованной Smartcomm Technologies Inc, двое, включая уже упомянутого Андре Мутти, вошли в состав ее руководства. Их сопроводили две секретарши. Замкнул великолепную пятерку техник, ответственный за разборку и утилизацию оборудования — кабелей, разнокалиберных коробок с электроникой, антенн и пр.— почти на половину заполнившего помещения штаб-квартиры в Хантингтоне после демонтажа пилотной системы. Однако главная цель Джозефа Абендштрома— возникновение и регистрация новой дочерней корпорации в США была достигнута.

В моей жизни и судьбе, это событие означало достаточно крутой поворот, который я тогда не особенно осознавал. Однако последовавшие за ним события, равно как и судьба вновь появившейся корпорации, существующей и сегодня через четырнадцать лет после описываемого момента, никак не поместятся во второй книге моего повествования. И все же, прежде чем поставить здесь жирную точку с запятой и приступить к созиданию третьей книги «Хай-тек» — заключительной части трилогии я чувствую себя обязанным представить читателю еще один параграф, который называется…

Обыкновенное чудо

Я вернулся назад к первой строчке второй книги, прочел все до последнего многоточия и понял, что все, что я хорошо ли, плохо ли описал, могло происходить в любой стране. Нет-нет, Капакабана действительно может быть только в Бразилии, недостроенная башня Давида и впрямь находится в Каракасе, а не в Иерусалиме, все мои приключения с уткой-по пекински описаны не менее правдиво, чем пересказ воспоминаний Чжао о событиях на площади Тяньаньмэнь, и, наконец, Витя Семенов восходил на пирамиду Солнца, а я всего лишь на пирамиду Луны-здесь все правда, только правда и ничего кроме правды. Правда, как и то, что весь хай-тек основан всего лишь на законах природы, человеческом интеллекте, человеческой энергии и финансовых инвестициях.

Но при чем здесь Израиль, о котором говорят, что он «необыкновенное чудо»?

Я прожил в Израиле более 20 лет и ни разу не видел ничего необыкновенного, а тем более чуда. Хотя на машине я проехал с самого Севера, где бывает, катаются на лыжах и до самого Юга, где окунаются в Красное море. Это немного поменьше расстояния от Ленинграда до Москвы. А вот ширину Израиля, так сильно вытянувшегося, как мы только что отметили с севера на юг, считают равной примерно двадцати трем километрам — это почти столько же, сколько я ежедневно проезжал в Питере по пути на работу и обратно. Я говорю «считают» не случайно.

Один мой бывший коллега приехал в Израиль в гости, взял машину напрокат и попросил меня съездить с ним в какое-нибудь красивое место, чтобы выкупаться в Средиземном море. Приехали мы в Герцлию, на чудесный пляж, поплавали в море.

— Теперь куда? — спрашиваю.

— А,— говорит, — «на деревню дедушке»!

— Ладно,— говорю, — поехали!

Проехали всего-то 10 километров каких-нибудь на восток:

-Стоп, — говорю, — приехали.

— Куда приехали, — спрашивает.

— «На деревню дедушке», а точнее в «дедушкину деревню», — отвечаю, — на иврите будет Кфар-Саба. Теперь куда?

— А теперь, — обиделся приятель, — к чертовой бабушке!

— И это можно,— говорю, — езжай прямо.

Только выехали из Кфар-Сабы, а там блокпост через пару километров. Два солдата израильских стоят:

— Вы куда это собрались,— спрашивают, как нарочно, по-русски,— там Калькилия. Или у вас пропуск имеется?

— Нет, — говорю,— пропуска не имеется.

— Ну, тогда — говорят,— разворачивайтесь и духа вашего чтобы здесь не было!

Развернулись мы. Притих мой коллега, крутит баранку, помалкивает, потом спрашивает:

— А до Иерусалима далеко отсюда?

— По прямой, — отвечаю, — на юго-восток километров пятьдесят. Только по прямой у нас не ездят, ландшафт, понимаешь ли, такой.

— Ландшафт, это, конечно, проблема, я уже понял, зато дороги у вас неплохие. А что Калькилия на иврите значит «чертова бабушка»?

— Примерно,— говорю, — а дороги у нас действительно неплохие.

Неплохие действительно у нас дороги и строят их все больше и все лучше, но вот, что интересно: сколько я по ним не ездил, а ничего необыкновенного вокруг не видел, ну хоть бы одно чудо.

Вот говорят, к примеру, танк «Меркава. МК-4»-это просто чудо, чуть ли не лучший танк в мире для своего времени. Портрет тесно связанного с его созданием генерала танковых войск Исраэля Таля висит в Музее имени Паттона в США среди портретов лучших в мире командармов танковых войск. А когда он служил в армии, все называли его Талик. Ну, для хай-тека Талик или Шмулик еще туда — сюда. А для чуда как-то несерьезно, но главное я его, этот танк, ни разу и нигде не встретил.

Да что там танк, я коровы в Израиле, сколько ни ездил, ни разу не видел. В России жил — ну что там говорить. В Голландии был — видел, в Германии видел, в Индии, говорят, они по улицам ходят, а в Израиле за двадцать лет даже издали не видел. А все утверждают в Израиле чудо-коровы. Судите сами: эта израильская чудо-корова дает в год в среднем 11 500 литров, американская -9 500, а западно-европейская -7 500. И все — таки никакого чуда нет — один хай-тек.

Например, во многих странах мира с помощью компьютера рассчитывают оптимальный рацион для некой «средней» коровы каждой породы. Но в Израиле нет средних коров — к каждой корове присоединен электронный датчик и оптимальный корм для каждой коровы рассчитывается индивидуально (и кстати обеспечивается).

А не видел я ни одной коровы не потому, что они невидимки, а потому что на пастбищах они не пасутся. Пастбищ нету. Потому содержатся они без привязи, в специальных помещениях, которые язык не поворачивается назвать коровниками: одни специально спроектированные теневые крыши — это отдельная история. Каждый день коровы принимают душ, а в особую жару — по три раза. Ну, правда и доят их три раза в день. Кстати и по хорошо знакомому с юности запаху эти коровники не найти, поскольку метана израильская корова выделяет на 80% меньше, чем западноевропейская. Почему? Хай-тек и никакого волшебства.

Я могу вспомнить еще о многих «чудесах», например, о компьютерах, число которых на человека, как утверждают, здесь больше всех в мире; о картошке, чистой от рождения, выросшей на капельном орошении и экспортируемой в Европу, об изобретенной здесь огромного объема электронной памяти — флешке, на которой носят связки ключей в кармане или о тюльпанах, поставляемых в Голландию; об умелых руках хирургов и феноменальных достижениях в медицине, а также в технике, науке, экономике; о морской рыбе, выращиваемой в пустыне, или осетрах мечущих икру на севере, в кибуце Дан.

Но я полагаю, что ни в чем в этом нет чуда, а во всем этом тем или иным боком сидит хай-тек. Вы, конечно, можете спросить, а почему это у всех остальных не сидит столько хай-тека, а здесь в Израиле, по крайней мере по моим словам, он всюду, куда ни плюнь?

На мой взгляд, причина в том, что без хай-тека этой очень необычной стране было бы просто не выжить. Я вам больше скажу, что даже при наличии хай-тека сам факт ее существования в этом месте и в наше время — это обыкновенное чудо…

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Юрий Ноткин: Хай-тек. Продолжение»

  1. — Теперь следует учесть одно весьма важное обстоятельство — в нашей системе на один и только один концентратор приходятся десятки и сотни (предположим для конкретности 300) счетчиков. Отсюда каждые 10 долларов, вложенные в электронику счетчика превращаются в 3000 долларов в стоимости подсистемы, обслуживаемой одним концентратором, а 10 долларов, вложенные в концентратор, так и остаются 10 долларами!
    ——————
    Как я понял, тот же самый принцип лежит в основе израильского «железного купола». Там вся сложная электроника на земле, а сама противо-ракета в основном состоит из «тяни-толкай» и «трах-бабах».

    П.С.: продолжаю читать с интересом, но не по мере публикации а жду, чтобы скопились несколько частей сразу.

  2. Уважаемый Юрий Ноткин!
    Совершенно неожиданно я оказался жертвой «вашего» счётчика!
    Дело в том, что такие счётчики (с дистанционным контролем) были установлены у нас пару лет назад.
    Внезапно мне перестал приходить счет на оплату эл/энергии. До этого платил регулярно и в срок.
    Вопрос мой, к Вам, конечно, не технический, а правовой, но всё же:
    Могут ли «они» отключить меня не предупредив заранее?
    Не сработает ли «ваша» система автоматически, без выяснения отношений с потребителем?
    А за окном +36 в тени и холодильник битком забит!

  3. «Каждый день коровы принимают душ, а в особую жару — по три раза. Ну, правда и доят их три раза в день. Кстати и по хорошо знакомому с юности запаху эти коровники не найти, поскольку метана израильская корова выделяет на 80% меньше, чем западноевропейская. Почему? Хай-тек и никакого волшебства».
    ——————————————————————
    Вот он — путь решения проблемы с метаном, а не калифорнийский закон о Law about cоws fart, как написала уважаемая Ася Крамер. Браво хай-тек, браво Юрий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *