Джонатан Сакс: Любовь, дарующая новую жизнь миру

 212 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Когда мужчина и женщина обращаются друг к другу в союзе верности, Бог одевает их в одежду из света, и мы приближаемся к Нему так близко, как только возможно, и приносим в мир новую жизнь, превращая био­ло­ги­ческую прозу в поэзию человеческого духа и побеждая темноту мира светом любви.

Любовь, дарующая новую жизнь миру

“The love that brings new life into the world”
(Речь на конференции в Ватикане 17 ноября 2014 г.)

Рабби лорд Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

Рабби Лорд Джонатан Сакс
Рабби Лорд Джонатан Сакс

От переводчика

(Миле к 57-летию нашей свадьбы)

Видеозапись и транскрипт речи здесь.

«Речь, вызвавшая овацию стоя на конференции в Ватикане» (Lord Sacks’ speech that brought Vatican conference to its feet),так озаглавил католический журналист Austen Ivereigh публикацию транскрипта речи рабби Сакса на католическом сайте catholicvoicesmedia.

Транскрипт несколько отличается от самой речи, главным образом пропусками отступлений, оживлявших ее. Я включил в перевод некоторые из них по видеозаписи, опустив приветствия и благодарности в начале речи.

Austen Ivereigh сказал: «Среди многих выступлений в ответ на обращение Папы Франциска I к международной конференции “Humanum” по вопросу о “The Complementarity of Man and Woman” («Взаимной дополнительности мужчины и женщины») речь рабби лорда Джонатана Сакс, бывшего главного раввина Великобритании, была самой значительной. Триста ее участников, заполнивших зал Ватиканского Синода, стоя, наградили рабби Сакса овацией». В конференции участвовали представители четырнадцати религиозных традиций из двадцати трех стран.

Друзья, Эли Визель как-то заметил: «Бог сотворил человека потому, что Он любит рассказы». (Смех в зале.) И сегодня я просто расскажу вам о самой красивой идее в истории цивилизации: идее любви, дарующей новую жизнь миру. О ней можно рассказывать по-разному. Мой рассказ состоит из семи ключевых эпизодов, каждый из которых удивителен и неожидан.

Первый из них, по сообщению в прессе 20 октября этого года, случился в одном шотландском озере 385 миллионов лет назад. Тогда, согласно открытию пале­он­тологов, две рыбы соединились и совершили первый известный науке акт полового размножения. (Можно сказать официально: секс был изобретен в Шотландии. Если мы добавим к нему шотландский виски, нам ни о чем больше не надо бес­по­ко­иться. — Смех в зале). До тех пор жизнь воспроизводилась бесполым путем: делением клеток, почкованием, фрагментацией или партеногенезом, что было го­раздо проще и экономнее разделения жизни на мужскую и женскую особи с раз­личными ролями в создании и поддержании жизни.

Когда мы видим, даже в животном царстве, сколько усилий и энергии требует сближение полов: привлечение к себе, ритуалы ухаживания, соперничество и насилие, то можно ли не удивляться факту возникновения полового размножения вообще!? Биологи до сих пор не совсем уверены, почему это произошло. Некоторые видят здесь лучшую защиту от паразитов или иммунитет от болезней. Но простейшее и наиболее глубокое объяснение состоит в том, что встреча противоположностей порождает разнообразие. Как я заметил в другом месте: «Чудо монотеизма состоит в том, что единство на Небе творит разнообразие на Земле». (По отношению к человеческой личности это генетическое чудо лучше всего выразил гарвардский философ Хилари Патнэм: «Каждый ребенок имеет право быть полной неожиданностью для своих родителей». — Смех в зале.) Так или иначе, рыба в Шотландии открыла нечто новое и прекрасное, скопированное практически всеми развитыми формами жизни. Жизнь начинается при встрече и объятии мужской и женской особей.

Вторым неожиданным событием оказалось возникновение уникальной проблемы у Homo sapiens. Человек приобрел вертикальное положение, женский таз сузился, а голова расширилась с увеличением мозга на 300 процентов. В результате, человеческие младенцы должны рождаться раньше, чем дети других видов, и потому нуждаются в защите родителей гораздо дольше. Воспитание детей потребовало от людей больше усилий в сравнении с другими видами — работу двух родителей, а не одного. Возникла очень редкая среди млекопитающих парная связь, не ограничивающаяся, что типично для других видов, участием самца только в процессе зачатия. У большинства приматов отцы не признают своих детей и не заботятся о них. В животном мире материнство является почти универсальным явлением, но отцовство редким.

Так что, вместе с человеком возник союз биологических родителей, матери и отца, с целью заботы о своем ребенке. Все это касается природы, но потом возникла культура и с ней третий сюрприз.

По мнению антропологов, в обществе охотников-собирателей жизнь парами была нормой. Потом развилось сельское хозяйство, появился экономический излишек, возникли города и цивилизации с резким неравенством между богатыми и бедными, всесильными и беспомощными. Великие зиккураты Месопотамии и пирамиды Древнего Египта с их широкими основаниями и узкими вершинами были монументальными символами иерархического общества, в котором единицы имели власть над многими. И самым очевидным выражением власти альфа самцов среди людей или приматов, был их неограниченный доступ к фертильным женщинам с максимальной возможностью передавать свои гены следующему поколению. Отсюда полигамия, которая существует у 95 процентов видов млекопитающих и в 75 процентах культур, известных антропологам. Полигамия является высшим выражением неравенства, поскольку означает, что многим мужчинам не дано иметь жену и ребенка. А сексуальная зависть была на протяжении всей истории первичным двигателем насилия, как среди животных, так и среди людей.

Именно это определяет революционный характер первой главы книги Бытия с ее утверждением, что каждый человек, независимо от класса, цвета, культуры или вероисповедания, является образом и подобием Бога. Мы знаем, что в древнем мире образ Бога приписывался правителям, королям, императорам и фараонам. Но книга Бытия говорит нам, что мы все принадлежим к королевскому дому. Каждый из нас имеет равное достоинство в царстве веры под суверенитетом Бога. Отсюда следует, что все мы имеем равные права иметь семью и детей. Независимо от того, как мы читаем историю Адама и Евы, —есть различия между ее еврейским и христианским прочтением, — в ней выражена норма: одна женщина, один мужчина. Или, как говорит Библия: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть».

Моногамия не сразу стало нормой, даже в библейском мире. Но многие из самых известных историй Библии о трудных отношениях между Сарой и Агарь, Лии и Рахили и их детьми, Давида и Вирсавии или между многими женами Соломона полны критическими замечаниями, указывающими путь к моногамии

Существует глубокая связь между монотеизмом и моногамией, также как в противоположном направлении, между идолопоклонством и прелюбодеянием. Единобожие и моногамия — это о всеобъемлющем отношении между Я и Ты, между мной и другим, будь то человек, или божественный Другой.

Обычно правящие классы навязывают обществу свои ценности. Удивительный характер моногамии заключается в том, что она идет вразрез с этой тенденцией социальной жизни. В любом иерархическом обществе те, в чьих руках власть, получают преимущество от своей свободы в половых связях и в полигамии, умножающих шансы наследования генов. С моногамией богатые и могу­щест­вен­ные теряют, бедные и беззащитные приобретают. Так что возвращение моногамии шло вразрез с естественным порядком социальных перемен и стало реальным успехом на пути к равному достоинству всех. Каждая невеста и каждый жених принадлежат королевскому дому; каждый дом полный любви подобен дворцу.

Четвертым удивительным событием оказалась трансформация нравственной жизни людей под влиянием моногамии. Мы все знакомы с исследованиями эволюционных биологов, использовавших компьютерное моделирование и итеративную «дилемму заключенного», чтобы объяснить, почему взаимный альтруизм существует среди всех социальных животных. Мы поступаем с другими так, как хотели бы, чтобы они поступали с нами, и мы отвечаем на их отношение к нам так, как они отвечают на наше. К. С. Льюис имел основание утверждать в книге «Упразднение человека» (The Abolition of Man), что взаимность является золотым правилом, общим для всех великих цивилизаций.

В еврейской Библии прозвучала новая и замечательная идея: любовь, а не только справедливость, является движущим принципом нравственной жизни. Три любви: «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими»; «Люби ближнего своего, как самого себя», и повторенный не менее 36 раз в Пятикнижии Моисея призыв: «Любите и вы пришельца, ибо [сами] были пришельцами в земле Египетской». Другими словами, Бог создал природный мир в любви и прощении и заповедал нам строить социальный мир в любви и прощении. Любовь есть пламя, возгорающееся в браке и семье. Нравственность есть любовь между мужем и женой, родителями и детьми, открытая вовне к миру.

Пятое событие сформировало всю структуру еврейского опыта. Изначально светская форма договора, называвшаяся «завет», трансформировалась в древнем Израиле в новый способ мышления об отношениях между Богом и всем человечеством. Сначала в завете с Ноем, позже в завете с Авраамом и еще позже с целым народом, с Израилем, на Горе Синай. Завет подобен браку. Он есть взаимное обещание хранить лояльность и доверие между двумя или более людьми, каждый из которых уважает достоинство и уникальность другого и стремится вместе достичь то, что ни один не может достичь сам по себе. Одну вещь сам Бог не может достичь в одиночку, а именно: жить внутри человеческого сердца. Он нуждается в нас.

Слово «эмуна» на иврите ошибочно переводится как «вера». На самом деле оно означает верность, лояльность, преданность, стойкость в трудные времена, доверие к «другому» и признательность за доверие «другого» к нам. Завет означает осознание связи Богом с нами как отношения между женихом и невестой, мужем и женой. Об этом говорили почти все пророки. Любовь, таким образом, стала основой не только нравственности, но и богословия. В иудаизме вера является браком. Редко кто сказал об этом лучше, чем Осия от имени Бога: И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии. И обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа.

Еврей говорит эти слова каждый будний день утром, когда наматывает ремень тфилина вокруг своего пальца как обручальное кольцо. Каждое утро мы возобновляем наш брак с Богом.

Это подводит нас к шестому важному, но не очевидному моменту. Истина, красота, добро и сама жизнь существуют не в одной личности или индивиде, но в «между», в том, что Мартин Бубер назвал Das Zwischenmenschliche, в межличностном отношении, когда мы говорим и слушаем, даем и получаем. Во всей еврейской Библии и раввинской литературе носителем истины является разговор. В Откровении Бог разговаривает с нами и просит услышать Его. В молитве мы говорим и просим Бога услышать нас. Никогда не звучит только один голос. В Библии пророки спорят с Богом. В Талмуде раввины спорят друг с другом. Иногда я даже думаю, что Бог избрал еврейский народ потому, что Он любит хороший аргумент. (Смех в зале.) Иудаизм есть беседа, записанная для многих голосов, и нигде более страстно, чем в Песне песней. Рабби Акива сказал об этом дуэте между женщиной и мужчиной, любимой и ее возлюбленным: «Все Писания — святое, а Песнь песней — святое святых».

Пророк Малахия назвал мужчину-священника стражем закона истины. Книга Притчей говорит о добродетельной женщине: «Уста свои открывает с мудростью, и кроткое наставление на языке ее». И это обмен мужских и женских голосов, между истиной и любовью, справедливостью и милосердием, законом и прощением формирует духовную жизнь. В библейские времена каждый еврей должен был пожертвовать храму половину шекеля как символ того, что каждый из нас только половина. Есть учения, согласно которым мы ничто. Есть учения, согласно которым мы всё. С еврейской точки зрения каждый из нас есть половина, и мы должны открыть себя другим, если хотим стать целым.

Все это ведет нас к седьмому результату, а именно к тому, что в иудаизме дом и семья стали центром религиозной жизни. В единственном библейском стихе, объясняющим избрание Авраама, Бог говорит: «Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд». Авраам был избран не управлять империей, командовать армией, совершать чудеса или пророчествовать, но просто быть родителем. В одной из самых известных заповедей иудаизма, которую мы повторяем каждый день и каждый вечер, Моисей наставляет нас: «И внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая» Родители должны быть воспитателями. Образование — это разговор между поколениями. Первая школа это семья.

Так евреи стали народом, в чьей жизни семья заняла центральное место, и именно она спасла их от трагедии. После разрушения Второго Храма в 70-м году евреи были рассеяны по всему миру, — везде меньшинство, везде без прав, часто жертвы страшных гонений, — и все же евреи выжили, потому что всегда хранили три вещи: свое чувство семьи, свое чувство общины и свою веру.

И эти чувства укрепляются каждый день, особенно по субботам, в день отдыха, когда мы дарим супругам и семьям то, в чем они больше всего нуждаются и чего им так не хватает в современном мире — мы дарим им время. Как-то я готовил телевизионный документальный фильм для ББС о состоянии семейной жизни в Великобритании. Шел «интернациональный год семьи» под эгидой ООН. В середине череды мероприятий я сказал ББС: «Вы изготовили множество документальных фильмов о семейной жизни, но один фильм вы упустили из виду». Меня спросили: «Какой?» — «Фильм, который покажет, что семья это хорошая вещь!» (Смех в зале.) И я пригласил известного в Англии специалиста по уходу за ребенком, Пенелопу Лич (Penelope Leach), провести утро одной пятницы в еврейской начальной школе.

Здесь она увидела, как дети разыгрывали сцену, которую они будут наблюдать дома при наступлении субботы в пятницу вечером по еврейскому календарю. Здесь была пятилетняя мама и пятилетний отец, благословляющие детей, и пятилетние бабушка и дедушка, наблюдающие благословение. Профессор Лич была очарована этой картиной и спросила у детей, что им больше всего нравится в праздновании субботы. Один пятилетний мальчик повернулся к ней и сказал: «Это единственный вечер в неделю, когда папа не должен бежать». Мы вышли из школы после окончания съемки, и моя гостья, повернувшись ко мне, сказала: «Главный раввин, суббота этих детей хранит брак их родителей».

Таков один путь рассказать историю любви, еврейский путь, начиная с возникновения полов, переходя к уникальным требованиям к воспитанию детей у людей, затем к победе моногамии как фундамента человеческого равенства, с последующим влиянием брака на наше ви́дение моральной и религиозной жизни, основанной на любви, завете и верности, вплоть до понимания истины как беседы между «другими», между влюбленной и возлюбленным, между мужчиной и женщиной, между Богом и нами. В браке и семье вера находит свой дом, где Божественное Присутствие живет в любви между мужем и женой, родителями и детьми.

Что произошло? Свой ответ я изложил в книге: Great Partnership. Наука, религия и поиск смысла. (Большая книга. Ни у кого не будет времени прочитать ее, так что я изложу ее содержание в двух предложениях. — Смех в зале.) Наука демонтирует вещи, чтобы узнать, как они работают. Религия соединяет вещи, чтобы раскрыть их смысл. И мы можем думать о культуре в том же плане. Собирает ли она вещи в целое или разъединяет их?

Традиционная семья стала замечательным произведением высокого религиозного искусства благодаря тому, что объединила половое влечение, физическое желание, дружбу, общение, эмоциональное родство, любовь, деторождение, защиту детей, заботу о них, их воспитание, утверждения идентичности и знание истории. Редко в каком-либо учреждении сплетено так много различных сил и желаний, ролей и обязанностей. Семья наполняет смыслом мир, придает ему человеческое лицо, лицо любви.

По целому ряду причин то, что когда-то соединял брак, сегодня расходится по сторонам. Секс отделен от любви, любовь от обязательств, брак от наличия детей, а наличие детей от обязанности заботиться о них. Происходят глубокие изменения в культуре Запада. Некоторые из причин распада семьи связаны со специальными медицинскими исследованиями в сферах контроля рождаемости, экстра­кор­по­раль­ном оплодотворении, генетических экспериментов. Другие причины связаны с изменениями в моральном климате нашего общества как, например с распростра­не­нием идеи, что мы свободны делать все, что нам нравится, пока наши действия не угрожают другим, а также с передачей обязанностей от индивида к государству.

В результате в Великобритании в 2012 году 47,5% детей родилось вне брака и ожидается, что их доля превысит 50% в 2016 г. Всё реже люди вступают в брак. Те, кто вступают, женятся позже, и 42% браков заканчиваются разводом. Сожительство не является заменой брака. Средняя продолжительность сожительства в Британии и Америке — менее двух лет. В результате резко участились среди молодых людей случаи пищевых расстройств, злоупотреблений наркотиками и алкоголем, стрессовых синдромов, депрессией и самоубийств, задуманных или случившихся. Распад брака создал новую форму нищеты среди семей с одним родителем, тяжесть которой падает, прежде всего, на плечи женщин. На их долю пришлось 92% таких семей в 2012 г. Более миллиона детей растет без какого бы то ни было контакта с отцами.

Так возник раскол общества, подобного которому не наблюдалось со времен Дизраэли, говорившего о “двух нациях” полтора века назад. Но те, кому посчастливилось расти в крепком любящем союзе с двумя родителями, чаще вырастают физически и эмоционально здоровыми людьми. Они скорее преуспеют в школе и на работе. У них скорее возникают хорошие отношения с другими людьми. У них больше возможностей быть счастливыми и жить дольше.

Несомненно, есть много исключений. Но несправедливость ситуации в целом взывает к небу. Она войдет в историю как один из самых трагических примеров того, что Фридрих Хайек назвал «пагубной самонадеянностью», навязывающей нам мнение, что мы знаем лучше, чем мудрость веков, и можем игнорировать уроки биологии и истории.

Но, конечно, никто не хочет вернуться к предрассудкам прошлого. В Англии показан фильм о жизни одного из величайших умов ХХ века, Алана Тьюринга — кембриджского математика, заложившего основы вычислительной техники и искусственного интеллекта. Он помог выиграть войну, расшифровав немецкий военно-морской код Энигма, но после войны был арес­то­ван и предан суду за гомосексуальное поведение, подвергся химически индуци­ро­ван­ной кастрации и умер в возрасте 41 года, покончив жизнь самоубийством от цианида. Это был мир, к которому мы никогда не должны вернуться.

Но наше сочувствие тем, кто хочет жить по-другому, не должно препятствовать защите самого человечного (humanizing) института в истории. Семья: мужчина, женщина и ребенок — это не просто один из образов жизни среди многих. Это лучшее известное нам средство воспитания будущих поколений, дающее возможность детям расти в атмосфере стабильности и любви. Именно здесь мы учимся тонкой хореографии отношений и умению справляться с неизбежными конфликтами внутри разных групп людей. Именно здесь мы впервые берем на себя риск дарить и получать любовь. Именно здесь одно поколение передает свои ценности другому, обеспечивая непрерывность цивилизации. Для любого общества семья является горнилом его будущего, и ради будущего наших детей, мы должны быть ее защитниками.

Поскольку мы собрались здесь обсуждать религиозные вопросы, позвольте мне закончить краткой библейской экзегезой. История первой семьи, первых мужчины и женщины в Эдемском саду, редко трактуется как успех. (Смех в зале.) Неза­ви­си­мо от того, верим ли мы в первородный грех, эта история закончилась печально. После многих лет изучения текста я хочу предложить иное его прочтение.

Рассказ от изгнании Адама и Евы из Эдема заканчивается тремя стихами, которые, кажется, не имеют никакой связи между собой. Нет последовательности. Нет логики. В Бытие 3:19 Бог говорит человеку: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься». Но в следующем стихе мы читаем: «И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих». И далее: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их».

Какая связь здесь? Почему слова Бога о смертности человека побуждают Адама дать новое имя своей жене? И почему этот акт, как кажется, изменяет отношение Бога к ним обоим и Он совершает акт нежности, одев их, как если бы частично простив их? Позвольте мне также заметить, что в иврите слово «кожа» почти ничем не отличается от слова «свет». Поэтому рабби Меир, великий мудрец начала второго века, прочитал текст как указание на то, что Бог дал им «одежды из света». Что он имел в виду?

Если внимательно прочитать текст, можно увидеть, что сначала Адам дал своей жене чисто родовое название. Он назвал ее «иша» — «женщина». Увидев ее впер­вые, он сказал: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа». Для него она была только родовой тип, еще не личность. Он назвал ее существительным, но не личным именем. Более того, он определил ее как производное от себя, как нечто взятое от мужа. Она для него еще не некто «другой», не личность по ее собственному праву, но только некое его отражение.

Пока человек думал, что он бессмертен, ему, в конечном счете, никто не был нужен. Но теперь он знает, что стал смертным. Однажды он умрет и вернется в прах. Есть только одна возможность не умереть полностью — если у него будет ребенок. Но он не может иметь ребенка самостоятельно. Для этого ему нужна жена. Только она могла родить и смягчить его смертную долю. И не потому, что она подобна ему, но именно потому, что отличается от него. В этот момент она перестала быть для него «типом», но стала человеком в своем собственном праве, личностью. А у личности есть собственное имя. Его он и дал ей: Ева — дарительница жизни.

И в тот момент, когда они должны были покинуть Эдем и стать лицом к миру, каким мы знаем его, лицом к месту тьмы, Адам дал своей жене первый дар любви — личное имя. И тогда Бог ответил им обоим в любви, дал им одежды прикрыть наготу или, как сказал рабби Меир, «одежды из света».

И так происходит с тех пор. Когда мужчина и женщина обращаются друг к другу в союзе верности, Бог одевает их в одежду из света, и мы приближаемся к Нему так близко, как только возможно, и приносим в мир новую жизнь, превращая био­ло­ги­ческую прозу в поэзию человеческого духа и побеждая темноту мира светом любви.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Джонатан Сакс: Любовь, дарующая новую жизнь миру

  1. Это подводит нас к шестому важному, но не очевидному моменту. Истина, красота, добро и сама жизнь существуют не в одной личности или индивиде, но в «между», в том, что Мартин Бубер назвал Das Zwischenmenschliche, в межличностном отношении, когда мы говорим и слушаем, даем и получаем.
    ————
    Необходимо добавить очевидный момент: это «между» связанно с нашими понятиями «хорошо — плохо», но НЕ «законно — незаконно.
    Это принципиально разные понятия — и если их смешивать, то будет создано много зла.
    Например, канадский Трюдо сможет (с чистой совестью!) тратить десятки миллиардов $ на предсказуемо тотально не эффективную «борьбу с изменением климата», американские граждане смогут (с чистой совестью!) требовать уволить менеджера в Мозила-ФаирФокс за его позицию в калифорнийском референдуме о «гомосексуальных браках» — а американский суд сможет уголовно преследовать кондитера-евангелиста за отказ испечь свадебный торт для гомосексуальной свадьбы и т.д. Всё это очень «плохо», но полностью законно.

    P.S.: Спасибо Саксу-раби и Борису-переводчику за интересную статью 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *