Исраэль Дацковский: Комментарии Торы. 1.10 Микец

 145 total views (from 2022/01/01),  2 views today

И тут открылась огромная и единственная в своем роде возможность много построить без оплаты рабочей силы (каналы, дороги, храмы), поднять образовательный уровень народа, укрепить армию, развить ремесло, то есть, поднять Египет на совершенно другой уровень экономического и промышленного развития.

בס»ד

Комментарии Торы

1.10 Глава Микец

Исраэль Дацковский

1.10.1

ТАНАХ вообще и Пятикнижие в частности много раз приводит сны различных людей в качестве инструмента Тв-рца передачи реальной информации на ближайшее или отдаленное время людям, в том числе и многим неевреям, не являющимися пророками в общепринятом понятии. Тора приводит семь снов (не будем включать в число снов сон Авраама из недельной главы Лех леха 15:12 и далее, так как хотя «крепкий сон напал на Авраама», но дальнейшее изложение речи Тв-рца не объявлено напрямую сновидением Авраама). Перечислим их:

  • Сон Яакова о лестнице — недельная глава Вайеце (28:12 и далее).
  • Два сна Йосефа из недельной главы Вайешев (37:5 и далее).
  • Сны виночерпия и пекаря (каждому — один сон) из той же недельной главы (40:8 и далее).
  • Два сна фараона из недельной главы Микец (41:1 и далее).

Две группы (сны Йосефа и фараона) повторялись дважды, все остальные сны были одноразовые. В книге Данийеля (именно Данийеля в соответствии с правильным прочтением ивритских огласовок, а не Даниэля, как принято в речи и даже на письме вслед за неправильным христианским прочтением этого имени) приведено четыре сна (два — царей, два разных сна Данийеля (сон на иврите — хало́м), и это кроме видения Данийеля (иврит: хазо́н) и откровения ему же (иврит: дава́р нигля́). Причем первый сон Данийеля был особенным — ему нужно было узнать не только толкование сна Навухаданецера, но и само содержание этого сна. На этом список снов, упомянутых в ТАНАХе, отнюдь не исчерпывается.

Только один раз упомянуто, что повторение сна фараона является по сути одним сном и указывает на непременность его исполнения. Два сна Йосефа имеют довольно очевидное содержание и в истолковании не нуждаются, остальные сны — одноразовые, но от этого не менее пророческие, только частью истолкованные теми, кто сам сон не видел. Сон Яакова, второй сон Данийеля и ряд других дошедшим до нас истолкованиям в то время не подвергались и трактуются разными истолкованиями по сей день.

В Гемаре подробно разрабатывается идея о том, что сновидение, которое запомнилось после просыпания — вещь достаточно серьезная и требует к себе внимательного отношения независимо от реальности или нереальности происходившего в сновидении. Добавим, что Тв-рец в наше время, время отсутствия явного пророчества, использует кроме сновидений и другие инструменты передачи человеку направляющей или пророческой информации — интуицию, неясно откуда возникшую в голове человека уверенность в неизбежности еще не наступившего и даже еще не проявившегося события и другие инструменты. Это требует от нас весьма внимательного отношения ко многим событиям и ко многим пластам информации, наполняющим нашу жизнь. В частности, «плохой» сон рекомендуется никому не рассказывать, чтобы не укреплять информацию в материальном мире, иногда по поводу «плохого» сна рекомендуется устраивать дневной пост, почти всегда — делать проверку своих действий (иврит: хешбо́н нэ́феш»).

1.10.2

Невозможность растолковать сон фараона египетскими мудрецами приводит к вопросу: если, по известному принципу, сон осуществляется так, как его толкуют, то нормальный египетский толкователь, дав свою версию, должен был фактически установить путь исполнения сна. Фараон собрал для толкования сна большую группу опытных толкователей («…всех толкователей …» по стиху 41:8) а в Египте толковать сны умели. Причем, неудовлетворенность заказчика толкованием не имела решающего значения в исполнении сна согласно толкованию. Трудно поверить, что сны фараона не были никак истолкованы приглашенными толкователями. Поэтому уже сама неудовлетворенность толкованиями, несогласие фараона с ними и вызов Йосефа для толкования сна уже были явным отклонением от принятой нормы.

Йосеф, конечно, два года назад удачно истолковал сны виночерпия и хлебопека, но разовый успех еще никак не вводил его, находящегося в особо низком статусе иностранного раба, не считая молодость и сидение в тюрьме по тяжелому обвинению без указания срока заключения, в группу признанных египетских толкователей. Его мгновенное возвышение до возможного верхнего предела прямо на том же совещании у фараона вызывает еще большие вопросы — ведь толкование сна, данное Йосефом еще не начало воплощаться (проверить правильность толкования можно было только со временем, минимум — с выяснением того, что ожидается первый аномально большой урожай), а он уже и сразу получил и должность, и невиданные полномочия, и жену. Конечно, есть мидраш, повествуюший о том, что фараон знал толкование (пришедшее к нему вместе со снами), но забыл и ждал кто ему восстановит забытое (то есть, в данном случае был четкий критерий правильности толкования, что-то типа пароля в виде половины фотографии или купюры с ожиданием того, кто предъявит вторую половину изображения). Поэтому его и не удовлетворили многочисленные толкования признанных египетских толкователей снов. Но даже правильное толкование еще не давало права на такое возвышение и полномочия, какие мгновенно получил Йосеф вопреки египетским традициям и взглядам (мы не пишем — вопреки законам, так как именно фараон и был источником как законов, так и их изменений).

И советы Йосефа фараону об управлении Египтом в условиях чрезвычайного положения никем из известных нам комментаторов не объясняется достаточно приемлемо как продолжение толкования сна. РАМБАН пишет только о том, что необходимость кормить народ в голодные годы за счет сытых лет является продолжением толкования сна. Но управление этим процессом, советы о выборе нужного человека объяснить продолжением толкования сна не удается. Наиболее реальное в этом плане объяснение дал Абарбанель (мы взяли это объяснение из книги Нехамы Лейбович) — у Йосефа было пророчество и невозможно сдержать его, не высказав. Этим снимается сомнительность советов Йосефа — ведь для столь огромной задачи разумнее было создать совет управляющих под руководством (реальным или формальным) самого фараона, с обязательным утверждением стратегических направлений самим фараоном, а уже в подчиненности этому совету — исполнительные структуры разного уровня — ведь Египет находился в условиях абсолютной монархической диктатуры, которая плохо уживается с облаченным большими полномочиями премьер-министром. Да и кроме задачи продовольствия и связанными с ней задачами строительства вентилируемых сухих складов, импорта хлеба из-за границы, подготовки специалистов по длительному (до семи лет!) хранению зерна, накоплению консервантов и проч., что могло быть поручено Йосефу или вновь созданному чрезвычайному совету, оставались еще обычные направления управления страной — военное, общестроительное, транспортное, финансовое и так далее, которые должны были остаться в руках соответствующих министров под общим руководством фараона. Ведь смешно же думать, что кабинет министров Египта (исполнительная власть) ограничивался министром напитков, министром хлебопеков и министром надзирателей!

То есть, иного объяснения, кроме прямого руководства Тв-рца ВОПРЕКИ обычно избираемому им природному или хотя бы логичному ходу вещей, мы не находим. С одной стороны, Йосеф изложил пророчество. С другой стороны, фактически, без объявления было отягчено сердце фараона (гораздо более раннее, чем отягчение сердца другого фараона во времена казней египетских) и он, лишившись свободы выбора собственных решений, был вынужден назначить Йосефа премьер-министром, причем Тв-рец оформил это продиктованное Им фараону решение в форме самостоятельного, добровольного и совершенно неожиданного для всех, включая самого фараона царского решения. И впоследствии никто не даже не намекнул на проблематичность такого принятия решения (так же как у окружающих канаанских народов даже не возникло мысли о расправе с бесконечно слабым Яаковом после расправы Шимона и Леви над городом Шхемом после истории с Диной в недельной главе Ваишлах). А ведь многие царедворцы понизились в реадьной должности просто от факта появления нового премьер-министра. И это не считая кадровых перестановок с добавлением новых структур управления и людей и убиранием некоторых старых структур и чиновников, которые должен был неизбежно произвести Йосеф, чтобы привести имеющуюся систему управления к способности выполнять новые задачи, стоящие перед Египтом, входящим в «особый период». Очевидно, сумасбродность фараона уже никого не удивляла. Да и карьеристов, желающих занять соответствующие места и много лет строящие отношения с фараоном и имеющимися высокими чиновниками, а теперь оказавшимися перед совершенно другой системой принятия кадровых решений и, следовательно, потерявших наработанное, а потому искренне желающих Йосефу сгинуть, наверняка вполне хватало.

Очевидно, Тв-рец позаботился о НЕВОЗНИКНОВЕНИИ соответствующих мыслей в головах фараонова окружения для придания устойчивости системе управления, которую строил Йосеф. А такие реализуемые Тв-рцом управления мыслями людей наводят на много вопросов о реальности нашей свободы воли, из чего последуют вопросы о базовом принципе награды и наказания как следствия свободы воли.

Сами по себе удачность толкований или логичность советов не могли привести к такому результату и заслуживали куда более скромной награды, максимум, в припадке царской милости, освобождения из тюрьмы и дарования свободы из рабства и, может быть, скромной должности советника, если уж Йосеф дает хорошие советы, непременно ссылаясь при этом на неизвестного египтянам и непонятного им Всевышнего.

1.10.3

Рав Зеев Мешков добавляет, что при обезличенном изложении сна Торой и рассказом фараона о сне есть отличия (например, стоит фараон на Ниле или стоит на берегу Нила (см. 81 псалом)). Иосеф поправляет рассказ и создает у фараона ощущение, что он знает сам сон, а не только судит о нем по рассказу фараона. Но это, по мнению египтян, доступно лишь высшим ангелам. Тогда фараон, не очень понимая кто перед ним, считает Йосефа представителем высших сил и потому полагает, что такому лучше отдать солидный кусок властных полномочий — так будет безопасней фараону и лучше — Египту.

1.10.4

В тексте Торы есть явное противоречие. В обезличенном изложении снов Торой явно упомянуты два сна фараона. Стихи 41:4,5 говорят после первого сна: «… и пробудился паро. И он уснул, и снилось ему во второй раз …». Но стих 41:8 (еще обезличенный рассказ) говорит о сне в единственном числе при рассказе фараона и о снах во множественном числе, которые не смогли разгадать мудрецы Египта. РАШИ на это место приводит один из видов разгадки из Берешит раба 89:6, явно рассматривая сон как один (дважды повторенный). Сфорно в комментарии на это место говорит об ошибке мудрецов Египта. Но египетские мудрецы были мудрецами, а не халтурщиками (недослышал, недопонял — ошибся). Значит, их ошибка по разделению сна на два, когда сон был им представлен как один, могла происходить из-за несовместимости в их мировоззрении разных частей одного сна. Скорее всего, они не могли воспринять, что одно и тоже предсказание (повторение — явное указание на серьезность увиденного) представлено в картинах животного и растительного мира — для них эти миры столь разные, что их однотипное функционирование возможно только в разных снах, а не в одном. Йосифу фараон тоже говорит об одном сне (41:15) «… сон мне приснился…» (правда, повтор в 41:22 «И видел я в моем сне …» может трактоваться и как рассказ о втором сне). Но Иосиф четко заявляет в 41:25, что «… сон паро — один он …». И далее, в 41:32: » Что же до повторения сна паро дважды …» он опять подчеркивает единство содержания снов.

1.10.5

Если временно отложить в сторону вопрос о несдерживаемом прямом пророчестве, то нужно обсудить еще один вопрос. Много споров вызывает тема возможных границ советов и обществ, в которых эти советы высказываются, особенно если советующий не был приглашен именно давать советы и данные им советы от него никто не ждал. Эта ситуация особенно ярко обсуждается в связи с докладом разведчиков, посланных Моше из пустыни в странк Канаан в начале второго года странствий. Но ситуацию с двумя разведками (посланную Моше в землю канаанскую близко по времени после выхода из Египта и посланную Йеошуа перед входом в землю канаанскую в конце сорокалетнего периода странствий в пустыне) мы подробнее обсудим в комментарии на главу «Шлах» в книге «Бемидбар». Сейчас предмет нашего интереса — ситуация с исключительно удачными советами Йосефа фараону о способах управления Египтом на ближайшее десятилетие, давая которые он прекрасно воспользовался моментом, предоставившим ему совершенно непредвиденную возможность успеха, советами, которые несказанно подняли лично Йосефа и обеспечили, в конце концов, поселение начала еврейского народа в Египте и существенное увеличение численности нашего народа там. Особая проблема заключается в том, что Йосефу, скорее всего, пришлось говорить перед фараоном в присутствии некоторого, похоже, немалого числа царедворцев фараона, которые должны были ему страшно позавидовать и постараться методами саботажа (скрытого, чтобы не попасть под гнев фараона) доказать несостоятельность Йосефа и скинуть его, особенно к третьему-четвертому сытому году, когда машина управления уже создана, отлажена и работает. В похожем положении зависти к успехам иноземца и его положению при дворе, без сомнения, спустя века окажется РАМБАМ в должности одного из ведущих врачей царского дома в том же Египте. И хотя сегодня распространена поговорка о наказуемости инициативы, мы являемся сторонниками подхода, что если есть что сказать на пользу дела, то нужно говорить, только и исключительно взвешивая опасность зависти равных (которая выразится в интригах) и глупости вышестоящих, которые испугаются слишком умного подчиненного. Однако, пассивность редко приводит даже к сохранению положения.

1.10.6

Попробуем оценить размер большого египетского урожая в сытые годы. Примем размер урожая в обычные годы за 1,0А. Примем, что норма налогового отчисления казне в размере 20% установлена Йосифом уже после голодных лет — по стиху 47:24 в недельной главе Ваигаш: «И будет, из доходов вы дадите пятую долю (иврит: хамиши́т) фараону …». Эта двадцатипроцентная норма включает плату за аренду уже принадлежащей фараону земли и стоимость семян (по крайней мере, в первый год этого вида хозяйствования). Нам трудно представить, что казна постоянно взяла на семя бремя снабжения крестьян семенами, и также трудно представить, что до «национализации» земли в пользу фараона норма налога была меньше с учетом того, что земля находилась в собственности крестьян — скорее, она была больше и ее уменьшил Йосеф, чтобы обеспечить бо́льшую заинтересованность крестьян в результатах своего труда, что, в свою очередь, должно было быстрее восстановить обедневшее «народное» хозяйство Египта. Поэтому остановимся на 20% налога до голода.

Установить процент налога на большие урожаи семи сытых лет из прямого текста Торы не представляется возможным. В 41:34 при описании задач фараона по накоплению урожая (в советах Йосефа) использовано слово «химе́ш» (снабдил, вооружил), что некоторые комментаторы рассматривают как пятую часть (этот же прием будет использован при комментировании Исхода, когда будет сказано, что евреи вышли из Египта «хамуши́м» (снабженные необходимым) и это будет прокомментировано как выход пятой части египетских евреев при том, что 4/5 не захотели выходить и умерли во время девятой казни темнотой) — комментарий РАШИ (его дополнительное мнение) на стих 13:18 недельной главы Бешалах книги Шмот. Пятая часть от большого урожая с учетом необходимости больших накоплений съестного на голодные годы — нереально маленькая часть. Ведь хлеб хранился централизованно «… под рукой фараона …» (41:35), «И скопил Йосеф зерна весьма много …» (41:49), а не в каждом хозяйстве. Нужно отметить, что если бы народ накапливал часть урожая сытых лет у себя, значительная часть крестьян не должна была бы приходить к Йосефу и покупать хлеб сначала за серебро (причем, за все серебро), затем за скот и, наконец, продавая землю в собственность фараона и себя в рабы ему же. Но раз именно так пошла египетская история, значит, запасов зерна у самих крестьян не было — все перешло в государственные хранилища. Но уже следующий стих (41:35) говорит другую нереальную крайность: » И соберут ВСЕ съестное …». Еще одним удивительным фактом является представление Торой Египта как страны, сплошь состоящей из мелких личных крестьянских хозяйств — нет упоминания ни о ремесленниках, ни о торговцах, ни о людях свободных профессий. Также не упомянуты крупные сельскохозяйственные владения с наемной, но свободной рабочей силой (рабы подразумевались, но и они не упомянуты, так как полностью были на ответственности рабовладельца. Но когда сами рабовладельцы оказались рабами фараона, положение личных рабов, которые принадлежали ранее свободным землевладельцам, а теперь — государственным рабам, Торой не проясняется). Да и судьба наемных работников государственной службы фараона также осталась неизвестной.

Итак, приняв подоходный налог на уровне 20%, и считая, что этот налог берется со всего урожая без учета производственных расходов хозяйства (трудность такого подхода рассмотрим в комментарии на следующую недельную главу Ваигаш, но на первом этапе можно принять, что этот налог являлся суммой налогов от чистых доходов хозяина головного хозяйства, производящего конечный продукт — урожай и от различных доходов иных лиц, которые участвовали в производстве урожая, составляя производственные расходы хозяина головного хозяйства), крестьянину оставалось 0,8А урожая. В сытые годы падение цен на хлеб было неизбежным, поэтому для сохранения своего постоянного уровня потребления крестьянин должен был получить больше, чем 0,8А урожая, скажем, 1,0А. Если в обычный год крестьянин «съедал» 0,8А, то на голодный год «выделим» ему 0,5А (выдаваемые крестьянину казной, а не в результате маленького урожая. Примем, что в голодные годы урожая не было совсем). Пока не учтем, что уложить на хранение нужно больше — часть урожая погибнет при длительном, аж семилетнем хранении. Итого нужен урожай 1,5А, чтобы 0,5А отправить на хранение в виде специального налога. Но казна должна получать и обычные налоги. Принимая обычный налог с остающегося у крестьянина урожая (после вычета 0,5А в виде специального налога), укажем, что крестьянин платил 0,25А (20% с оставленного ему 1,25А). То есть, оценка необходимого урожая поднялась до 1,75А. Учтя, что казна тоже должна получить больше — годы-то сытые, и учтя неизбежную убыль урожая при длительном хранении, оценим урожай в 2,3А — 2,5А при оставлении у крестьянина 1,0А и передаче в казну в том или ином расчете налогов 1,5А. Тогда оценим сумму обычных, обычных увеличенных из-за сытости лет и чрезвычайного налога сытых лет как1,5А/2,5А, то есть 60%, что не выглядит «обдираловкой», так как крестьянину осталось 1,0А вместо обычных 0,8А. По сравнению со стократным урожаем, полученным Ицхаком, урожай в 2,5А выглядит не столь уж и большим, но ведь это чудо должно было повторяться семь лет подряд, а не одноразово как для Ицхака, и Египет — это не поле Ицхака ни по размеру, ни по свойствам цадика. И это количество — только для прокорма египетского народа, без учета запасов на экспорт для сбора всего золота мира в Египте для будущего, при Исходе, вознаграждения евреев. Если же нужно еще и кормить окружающие народы, которые богатые урожаи разбазарят, не сделав запасы, а в голодные годы придут в Египет, то нам «понадобится» урожай размером в 3,0А — 3,3А. И налог составил бы 2,3А/3,3А, то есть 70% урожая. Как мы уже сказали, не нужно бояться таких больших норм налога — крестьянину ведь остается 1,0А вместо обычных 0,8А, хотя недовольные всегда найдутся.

Понятно, что кроме хлеба, нужно было запасать овес и другие продукты, годные к хранению для прокорма людей и скота.

Нигде нами не найдено информации о громадных организационных, трудовых и финансовых затратах на строительство хранилищ и соответствующем транспортном обеспечении этого беспрецедентного проекта. Также должно было быть организовано весьма долгое хранение урожая с минимальной убылью хлеба во время хранения. Этот огромный проект должен был осуществляться в условиях, когда весь имеющийся трудовой ресурс Египта был занят, кроме обычных работ, обработкой аномально-больших урожаев и выделить ресурсы для этого беспрецедентного проекта было очень сложно. Только это, без предсказаний череды сытых и голодных лет, уже показывает огромный организационно-хозяйственный талант Йосефа, не имевшего специального образования, безвинно просидевшего перед этим 12 лет в страшных условиях египетской ямы, да и до этого больше специализировавшегося на пастьбе мелкого рогатого скота, но с помощью Тв-рца успешно выполнившего задачу, несравненно более трудную, чем распределение хлеба в голодные годы. Также нет информации, что в сытые годы в канаанской земле был аномально большой урожай. Возможно, в странах, окружающих Египет, урожаи в сытые египетские годы были нормальными. Поэтому у них даже намека не было на будущие трудности. Поэтому Яаков не знал ни о богатых урожаях Египта, ни о будущих голодных годах. Тв-рец скрыл это от него, чтобы не было помех реализации плана спуска ядра еврейского народа в Египет. Вообще говоря, говоря о голоде, Тора в стихе 47:13 упоминает только две страны: «… весьма тяжким стал голод и изнурилась страна египетская и страна канаанская от голода.» Про другие страны — не упомянуто, что не отменяет голод и в них.

1.10.7

Мой сын Моше (на момент написания этого текста ему 13 лет) высказал предположение, что, если предположить, что не только голод последующих семи лет, но и богатый урожай первых семи лет охватил многие страны вокруг Египта, а эти страны не знали пророчества о семи голодных годах, которые последуют за семью сытыми годами, не имели правителей уровня Йосефа и не накапливали излишки урожая на будущее, то у них неизбежно образовались излишки продовольствия, предложение превысило спрос, цены на хлеб упали. Тогда было бы очень логично, что Йосеф, знающий о будущей необходимости продажи хлеба в эти страны с целью накопления в Египте золота для снабжения им в дальнейшем выходящих из Египта евреев, в сытые годы закупал в этих странах по дешевке излишки хлеба, импортировал хлеб в Египет и складировал там, чтобы потом вернуть его в страны-производители этого хлеба, но втридорога. Но на первом этапе для реализации этого проекта понадобились немалые финансовые (для закупки) и людские (для перевозки закупленного хлеба в Египет) ресурсы. Объем складов как для накопления урожая без импорта, так и в случае импорта должен был учитывать потребности будущего экспорта хлеба в голодные годы.

Нельзя не заметить, что в голодные годы покупать хлеб в Египте могла только финансово-обеспеченная элита. Простой народ этих стран, не имея возможности купить хлеб, по-видимому, понес огромные потери от голода и болезней. Маловероятно, чтобы элита кормила народ из гуманитарных соображений и вряд ли она пошла по пути Йосефа в Египте, превратившего за хлеб весь египетский народ в рабов казны.

1.10.8

Когда мы подсчитывали необходимые урожаи в сытые годы, чтобы запасти хлеб на годы голодные, мы по умолчанию приняли, что в голодные годы сева и урожаев не было совсем. В этом утверждении мы оперлись на стих 45:6 «Ибо уже два года голод в стране и еще пять лет будут без пахоты и жатвы». Несколько пренебрежем затратами зерна на посевы в первый-второй год голода, когда стало ясно, что труд не окупается, максимум возвращается посеянное. И истощилось серебро для покупки хлеба у египетского народа в первый год (47:14), скот перешел в казну за хлеб во второй год (47:16,17), в конце концов в третий год народ перешел на положение рабов фараона (47:19,20). Тогда перед Йосефом встал вопрос о том, что делать с таким огромным трудовым ресурсом на пять лет, еще остающихся без урожаев. Оставить его бездельничать по домам — нельзя, от пятилетнего безделья социальная ткань народа просто распадется, и некому будет начинать пахать и сеять после семи лет голода. Кормить народ все равно нужно. И тут открылась огромная и единственная в своем роде возможность много построить без оплаты рабочей силы (каналы, дороги, храмы), поднять образовательный уровень народа, укрепить армию, развить ремесло, то есть, поднять Египет на совершенно другой уровень экономического и промышленного развития. Нет сомнения, что Йосеф этой возможностью воспользовался и его главная заслуга перед Египтом, кроме сохранения народонаселения в голодные годы — именно экономический подъем Египта к концу семи лет голода, огромное увеличение уже имевшегося отрыва Египта от относительно примитивных окружающих народов.

Но тут есть несколько вопросов. Кроме естественной необходимости кормить рабов, в таком случае на государство (на фараона, на Йосефа) перешла обязанность предоставить рабам бесплатно целый ряд услуг, о которых рабы в свою бытность свободными гражданами должны были заботиться сами и за эти услуги платить. Тут и медицинское обслуживание рабов и их семей, и обучение детей, и обучение рабов специальностям, и жилищные условия с коммунальными услугами. Кроме этого, при временном использовании рабов на строительстве после перехода рабов обратно на обработку земли останутся построенные сооружения. А при временном увеличении армии без прямой внешней угрозы и без захватнических войн такое увеличение армии не оправдывает себя. Во время голода, который был и у окружающих народов, вряд ли у них была возможность нападать на Египет. Значит, увеличение армии можно было оправдать только ведением войн для захвата территорий (с рабами). Но нам неизвестно ни из комментариев, ни из мидрашей ни о большом строительстве в Египте (хотя храмов разных божеств в Египте было немало, но период их строительства неизвестен), ни о расширении владений Египта за счет использования большой армии.

Кроме сказанного можно добавить, что уже в первые два года, когда египтяне еще были свободными гражданами, но уже не работали, получив хлеб сначала за серебро, а затем — за скот, скорее всего Йосеф, заранее знавший продолжение, организовал добровольную (еще не рабы) и бесплатную (а платить уже нечем) подготовку желающих и способных для руководства будущими работами, армией и остальными аспектами занятости и жизнеобеспечения будущих рабов.

1.10.9

Попробуем определить грузоподъемность ослов братьев, на которых они вывозили хлеб из Египта. Они везли хлеб на год пропитания. В Египет спустились 66 человек (Йосеф и его сыновья уже были в Египте, Йохевед (по мидрашу) родилась на подходе). Значит, на 9 братьях (Йосеф в Египте, Шимон там же арестован, Биньмин — в Канаане) было обеспечить едой 66 человек, жены братьев не упомянуты, дочери тоже, о прислуге не вспомнили, о пастухах многочисленных стад — тоже. Значит, состав кормящихся можно оценить по минимуму в 140 — 150 человек. Если на каждого выделить 300-350 грамм зерен в сутки (что очень немного, но есть добавка мяса от стад), то потребность в хлебе (в зернах) можно оценить как 120 кг. на человека в год умножить на 150 человек и поделить на 9 перевозящих хлеб братьев. Итого 2000 кг. полезной нагрузки на осла, не считая корма для животных. Это не менее, чем в 12 -15 раз превышает грузоподъемность нормального осла. Значит, либо у каждого из братьев было стадо ослов для перевозки хлеба, либо их ослы были богатырскими. Еще возможные объяснения: мука была калорийнее или было явлено прямое чудо Тв-рца по насыщению малым количеством пищи. Ведь во втором отрывке Шма (11:15 недельной главы Экев книги Дварим) есть разделение: «… и будете есть и насытитесь …» — два глагола, показывающие сложную связь между едой и насыщением.

Кроме этого, в недельной главе Ваигаш (45:23) Йосеф только на дорогу посылает 10 ослов с ценностями Египта (кому они нужны при переезде — только на продажу, а денег у Яакова и так хватало) и 10 ослиц с хлебом. Только на дорогу!

1.10.10

Стих 42:27 сообщает нам: «И открыл один суму свою … и увидел он серебро свое …». Эта находка не вызвала у остальных мысль о проверке своих сумок. А ведь они тоже должны были кормить ослов и есть сами. Как же они могли сначала не проверить свои сумки по следам находки одного из братьев, а затем не увидеть серебро, когда сами кормили своих ослов? Они ведь нашли свое серебро только в стихе 42:35 уже в Канаане. Правда, при втором своем визите в Египет в рассказе Йосефу о серебре братья утверждают (43:21), что нашли серебро на ночлеге.

Дальше — больше. Уже зная о странном попадании серебра в их мешки при первой закупке, братья не проверили сумки, выходя из столицы Египта после второй покупки. А ведь согласно стиху 44:2 кубок лежал в суме Биньмина сверху и мог быть легко обнаружен братьями еще до начала пути при нормально-требующейся проверке после первого происшествия. И при их обыске найденное серебро у всех (всех!) не упомянуто и не повлекло разговоров о наказании — искали только кубок.

1.10.11

По поводу «кражи» кубка Йосефа Биньямином. В 44:9 Тора говорит: «У кого найдено из рабов твоих будет, тот умрет …». Эта фраза явно напоминает фразу Яакова при поиске терафим, украденных у Лавана в стихе 31:32 недельной главы Вайеце: «У кого же найдешь твоих богов, жив не будет!» Одна из линий комментария указывает на эти слова Яакова как на причину ранней смерти Рахели, хотя терафим Лавана найдены не были. Здесь — наоборот. Кубок был найден у Биньямина, но Биньямин не умер. Имеются отличия этих двух ситуаций. Во-первых, Биньямин кубок не крал, он ему был подложен специально для обвинения в краже как часть вынуждения братьев раскаяться в продаже Йосефа. Во-вторых, тот, кто нагнал братьев и знал у кого кубок (потому что сам подкладывал. Поэтому и начал обыск по старшинству, чтобы для пущего театрального эффекта обыскивать Биньямина последним и именно в финале этой сцены найти кубок), сразу же отверг идею смерти укравшего и заявил в 44:10: «У кого будет найдено, тот станет моим (в смысле — рабом Йосефа) рабом …» (в смысле — рабом Йосефа).

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *