Кэролайн Глик: Новый социальный контракт ЦАХАЛа. Перевод с английского Марка Эппеля

 155 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Вполне вероятно, что Азария просидит годы за решеткой за уничтожение врага. Более того, если ничто не вернет Айзенкота и его генералов в чувство, Азария не будет ни последней, ни наибольшей жертвой их предательства доверия общества.

Новый социальный контракт ЦАХАЛа

Кэролайн Глик
Перевод с английского Марка Эппеля

Hebron shooter

Признание Эльора Азарии виновным в непредумышленном убийстве за выстрел в террориста в марте прошлого года, является симптомом того, что может оказаться самой опасной угрозой для израильского общества сегодня.

Азария, боевой медик из бригады Кфир прибыл на место теракта, где двое террористов только что зарезали его товарищей. Один из террористов был убит, другой был ранен и лежал на земле, его нож — менее чем в метре от него.

Кинооператор из финансируемой из заграницы, зарегистрированной в Израиле антиизраильской группы B’Tselem снял кадры, как Азария снимает шлем и стреляет в раненого террориста. По мнению военных судей, именно этот фильм является главным свидетельством дела против Азарии.

В день инцидента Генеральный штаб отреагировал на фильм B’Tselem полной истерией. Ведомые главой Генерального штаба, генерал-лейтенантом Айзенкотом, и тогдашним министром обороны Моше Яалоном, генералы Израиля соревновались в том, кто сможет осудить Азарию наиболее жестко.

Для публики, однако, этот вопрос не был столь ясен и прост. Безусловно, Азария действовал не как образцовый солдат. Ясно, что он действовал без приказа командира и что его действия не соответствовали правилам применения оружия, действующие в Хевроне.

Но в отличие от высшего руководства ЦАХАЛа, общественность считала, что тот факт, что продюсером фильма был БЕЦЕЛЕМ, означало, что произошедшее видится с долей горечи.

Название «Бецелем» застряло в общественном сознании как имя организации, враждебной Израилю и посвятившей себя наносить вред стране, со времен публикации доклада Голдстоуна Комиссии ООН в 2009 году. Среди зарегистрированных в Израиле групп, предоставивших материалы для этой злонамеренной комиссии ООН, обвинившей Израиль виновным в военных преступлениях в ходе операции Литой свинец против ХАМАС в конце 2008 и начале 2009 года, Бецелем внес наибольший вклад.

Доклад Голдстоуна цитирует Бецелем в качестве источника своих клеветнических «выводов» 56 раз.

После того, как ООН опубликовала отчет Голдстоуна, Майкл Познер, помощник госсекретаря США по делам прав человека, посетил Израиль и встретился с Джессикой Монтелл, исполнительным директором Бецелем в то время.

Официальный отчет посольства США об этой встрече был опубликован WikiLeaks.

Во время встречи Монтелл сказала Познеру, что цель ее группы по обеспечению голдстоуновской комиссии материалами была заставить правительство заплатить высокую цену за свое решение начать войну с ХАМАСом путем криминализации Израиля в глазах мирового общественного мнения.

С точки зрения Бецелем, Израиль нужно довести до точки, когда он встанет перед вопросом, может ли он «позволить себе еще одну такую операцию, как эта.»

Монтелл пояснила, что с точки зрения Бецелема, корень израильской проблемы — это израильская общественность. Общественность является источником плохого поведения Израиля, согласно Бецелем, потому что у нее «нулевая терпимость к гибели солдат». Общественность, сказала Монтелл, предпочитает урон палестинским гражданам нежели вред, причиненный солдатам ЦАХАЛа.

Так как, по мнению Бецелем, приверженность общественности к жизни своих солдат означает, что у нее нет «моральных ограничений в войне», и «ограничений на воинственность командиров ЦАХАЛа», роль Бецелем — заставить военных и правительство заботиться о мировом общественном мнении больше, чем они заботятся о том, что думает общественность.

Осуждение общественности роли Бецелем в составлении клеветнических обвинений Комиссии Голдстоуна против ЦАХАЛа, естественно, не произвели никакого впечатления на саму группу.

После военной операции 2014 года материалы Бецелема цитируются 67 раз в докладе комиссии ООН, чтобы оклеветать Израиль.

В 2007 году Бецелем запустил свою «программу Камера».

Инициатива заключалась в предоставлении видеокамер сотрудникам Бецелем и волонтерам в Иудее и Самарии, чтобы документировать действия израильских сил безопасности и гражданских лиц в этих районах.

Во многих случаях видео Бецелем демонстрирует искаженную реальность с целью криминализации и тех и других.

Например, в 2011 году, Бецелем создал фильм, переданный Ynet, на котором показано, как израильская полиция жестоко арестовывает палестинского мальчика и не дает его матери сопровождать того в полицейский участок.

Но, показаное камерой говорит, что изображение Бецелем событий, в лучшем случае, причудливо. По всей вероятности, это событие было sрежиссировано фотографом.

В начале фильма мальчик, бросающий камни в полицейский фургон не виден. Мальчик показан, когда он бежит к женщине-оператору Бецелем. Кинооператор кричит полиции, что она из Бецелем. Полиция просит несколько раз мать мальчика присоединиться к ним в машине. И когда та уже стоит, чтобы войти в автомобиль, подходит палестинец, говорящий по-арабски — не заходить.

* * *

На протяжении многих лет, осведомленность общественности о непоколебимой враждебности Бецелем идет параллельно растущему дистрессу по поводу того, что воспринимается как готовность ЦАХАЛа принести в жертву безопасность войск, лишь бы предотвратить плохую публикацию.

Например, в 2012 году, по социальным медиа прошел фильм, показывающий взвод саперов, бегущих из толпы палестинцев, атакующих их камнями и бутылками с зажигательной смесью.

Отвечая на вопросы журналистов, солдаты сказали, что они неоднократно просили своего командира батальона разрешения применить силу для разгона толпы, и он неоднократно отказывал. Отступление было их единственным вариантом.

В 2015 году еще один такой фильм показывает группу палестинских женщин, избивающих и кричащих на солдата, пытающего арестовать одну из них за бросание камнями в свой взвод. Он ничего не делает, впитывая удары. Никакого вреда женщинам, напавшим на него, не наносится.

К фильмам, постепенно добавляются свидетельства солдат, приезжающих домой и рассказывающих своим друзьям и семье о правилах открытия огня. Рассказы всегда одинаковы. Правила открытия огня настолько ограничительные, что вся инициатива находится в руках противника. Мало того, что террорист нападает, когда захочет. Они может убегать после этого, полагая, что никакого вреда ему не причинят, потому что самое главное, объясняют солдаты, это гарантировать, что ЦАХАЛ сохраняет свою репутацию наиболее моральной армии мира.

Это был контекст, в котором Азария убил раненого террориста.

Хотя заголовки постоянно говорят об Азарии и членах его семьи, причина, по которой дело Азария стало самой большой историей года, имеет очень мало общего с ним.

Есть три движущие силы в этой истории.

Во-первых, конечно, есть Бецелем.

Бецелем произвел фильм для продвижения своей цели, обязывающее национальное руководство Израиля, в том числе военные чины, заботиться о «мировом общественном мнении» больше, чем о мнении граждан Израиля.

Во-вторых, это общественность, которую больше заботит жизнь солдат ЦАХАЛа, чем то, что думает мир.

Наконец, есть Генеральный штаб ЦАХАЛа, который вынужден выбирать, на какую сторону встать.

С момента когда почти 70 лет назад Израиль был создан, отношения между ЦАХАЛем и общественностью были основаны на неписанном общественном договоре.

Со стороны общественности, граждане Израиля соглашаются служить в ЦАХАЛе и рисковать своей жизнью в своей службе.

Кроме того, они согласны позволить своим детям служить в армии и быть в ситуациях, где их жизнь подвергается опасности.

Со стороны ЦАХАЛа, командиры соглашаются видеть жизнь своих солдат как священную, и, конечно же, куда более ценную, чем жизнь врага и вражеского общества.

Третья сторона — Генеральный штаб. В годы, приведшие к делу Азарии генералы уже проявляли тревожные признаки того, что они забывают о своем контракте с населением.

Кадры с убегающими солдатами и правила открытия огня были не единственными признаками отчужденности нашего военного руководства.

Было также продвижение радикальных адвокатов на службу на ключевые должности в Военно-юридическом отделе, и красный ковер таким радикальным левым группам, как Бецелем, посвятившим себя криминализации Израиля.

После выстрела в Хевроне, отношение Генштаба к общественности стало еще пренебрежительнее.

Яалон, Эйзенкот и его генералы неоднократно оскорбляли общественность сравнением «ценностей ЦАХАЛя» с процессами усиления варварства, нацификацией и ISIS-зацией публики теми, кто подобен Азарии и его сторонникам.

Если говорить о конкретном моменте, когда военное руководство отказалось от своего контракта с обществом раз и навсегда, он пришелся на вторник, за день до признания Азарии виновным в непредумышленном убийстве военным судом. В своей речи в тот день, Айзенкот заявил, что солдаты ЦАХАЛа не являются «нашими детьми». Они взрослые люди и должны подчиняться приказам, которые получают.

Делая это заявление за день до вынесения приговора по делу, и образуя пропасть между обществом и Генеральным штабом, вставшим на сторону Бецелем, Айзенкот показал нам, что Генеральный штаб больше не чувствует себя обязанным священной связи с народом Израиля.

Азария является первой жертвой Генерального штаба, решившего прекратить служить в качестве народной армии и, вместо этого служить в качестве армии Бецелем. В настоящее время в Кнессете распространяются призывы, чтобы Азария получил президентское помилование. Это, безусловно, разумно и желательно, но, скорее всего, не приведет к его освобождению. Чтобы запрос о помиловании достиг стола президента Реувена Ривлина, он сначала должен быть подписан Эйзенкотом.

Помилование Азарии могло бы частично ликвидировать ущерб, нанесенный отношениям Генерального штаба с общественностью. Но по поведения Aйзенкота на этой неделе не заметно, чтобы он чувствовал потребность и интерес в латании такого ущерба.

В результате, вполне вероятно, что Азария просидит годы за решеткой за уничтожение врага.

Более того, если ничто не вернет Айзенкота и его генералов в чувство, Азария не будет ни последней, ни наибольшей жертвой их предательства доверия общества.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Кэролайн Глик: Новый социальный контракт ЦАХАЛа. Перевод с английского Марка Эппеля»

  1. 1) а что если у террориста под курткой спрятана бомба ? Ужас !!!
    2) а что подумает о нас «мировое сообщество» когда они увидят фильм Бецелема ? Ужас !!!

    Практически все израильтяне разделились на две группы:
    у первых «1» вызывает УЖАС и полностью выключает «2», а у вторых — полностью наоборот.
    Удачи первым.

  2. Прекрасная, убедительная статья. Помнится, защитники прав арабского человека упрекали Израиль за использование «Железного купола» для защиты лишь собственных граждан, а надо, мол, было передать его и бандитам в Газе, ради полного равенства позиций между нападающими и обороняющимися. Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *