Григорий Быстрицкий: Великий и могучий…

 199 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Ножницы. Любому университетскому профессору этот символ понятен. Так она мстительно намекнула на тот факт, что мои, сильно советские родители, вовремя не сделали мне обрезание. И теперь она готова к коррекции моей недоделанной принадлежности. Я не ответил, но творческий запал все равно сник.

Великий и могучий…

Григорий Быстрицкий

Получаю очередную гнусную рожу.

Круглое, желтое, глаза нижними полумесяцами, что очевидно означает печаль, рот пуговкой, где-то в районе мозгов три буквы Z. Понимаю, что ей скучно до Zагадочных тараканов в голове.

— Ну что еще? Что опять случилось? — Пишу SMS.

У нее миллион достоинств. Красивая, умная, из приятной профессорской семьи, одевается со вкусом, гоняет на Ауди ТТ. Профессор (к тому же математики) одна мама, правда. Но и папа не прост, хоть и банкир. Может прочитать лекцию по поводу любого знаменитого произведения голландских художников.

Все детство и юность провела за роялем, говорит, после 10 лет занималась по 6-7 часов в день. Куча дипломов, в основном полученных на конкурсах в Европе. Даже два Гран При: из Вены и Праги.

После спецколледжа поступила в консерваторию. Перед этим мы и познакомились. Казалось бы: теперь придется работать еще больше. Но нет. Свободное время появилось, и теперь она хочет наверстать все упущенное, испытать все радости развлечений молодой, энергичной натуры.

Мы уже больше года хотим пожениться. Родителям обеих сторон это смешно, но они дипломатично советуют для начала мне определиться. Я и определяюсь. По мере возможности.

В ответ на мое SMS приходит изображение иероглифа.

Надо думать, предлагается сходить в китайский ресторан. Есть у нас такой любимый, в Центре на Красной Пресне. Первый раз меня туда привели на мое пятилетие. С тех пор вот уже 13 лет я говорю с менеджером-индусом по-английски. Удивительно консервативный ресторан, не знаю, можно ли еще в России найти такое постоянство.

— Правда не могу. Ты же сама знаешь, готовиться всегда труднее, чем учиться. Подготовительный курс — страшное дело. Особенно завтра. — Телефон исправил «страшное» на «тошное», ему виднее.

Тут же звякнул Вацап: картинка саксофона.

Понятно. Удар ниже пояса. Предлагается пойти в музыкальный бар. Его хозяин, друг наших родителей, устраивает «квартирники». Почти закрытые, потому что обычно он заранее лично приглашает близких знакомых, и вход туда по спискам. Ведет вечер знаменитый музыкант. Последний раз он представлял В.Сюткина.

Тот сел на сцене на высокий стул, ему принесли 50 грамм виски «Macallan» 30 лет, и он весь вечер пел старые песни. Потом он предложил маленькому зальчику спеть вместе, но народ стушевался. Тогда моя подружка вызвалась произвести авторский аккомпанемент. Валерий запел «Дорогие мои москвичи», а она виртуозно, сочно, с джазовым флером, почти как знаменитый Михаил Брохес, и в то же время с уважением к солисту, ловко дополняла его. Все были в восторге, особенно я. Даже клавишник Сюткина оценил. И не снисходительно, не до менторства ему было.

Вспоминая эту сладостную сцену (во всех смыслах), я сильно отвлекся. Уже наполовину готов был пойти у нее на поводу, но вспомнил о предстоящем супружестве:

— Мне сегодня дадут, бляха, закончить этот реферат?

На экранчике появились ярко-красные губы, сложенные для поцелуя.

Я серьезно углубился, почти как Горбачев. Занимался проклятым рефератом минут сорок, и никто меня не тревожил. Но она просто так не смогла выдержать мое тупое упорство. Все это время думала, сердилась, ярилась и, наконец, выдала.

Ножницы.

Любому университетскому профессору этот символ понятен. Так она мстительно намекнула на тот факт, что мои, сильно советские родители, вовремя не сделали мне обрезание. И теперь она готова к коррекции моей недоделанной принадлежности.

Я не ответил, но творческий запал все равно сник. Минут двадцать я собирал свои жалкие мысли. Потом вроде пошло.

Она тем временем, не получив реакции, отчаялась занять вечер чем-то интересным. Пришлось и ей поработать, для чего перенесла ноты с рояля на пианино «Silent» — японское чудо техники, позволяющее заниматься поздним вечером без долбежки соседей. Этот профессиональный инструмент за музыкальные заслуги ей достался от фирмы Ямаха.

Так я себе представлял вторым сознанием, первое направив на написание реферата. Вернее, на разнообразную компиляцию из недр Интернета. Но я был уверен, что не все так просто.

И не ошибся, поскольку еще через полчаса снова звякнуло.

Сноубордист с развевающимся красным шарфом.

Вечер для неё потерян. Но это не означает, что нельзя мечтать и строить планы. В прошлую зиму мы уже покатались в Доломитовых Альпах, непременно именно сейчас нужно обсудить каникулы.

— Конечно, — пишу я.

Знак вопроса.

— В конце января.

Снова круглая рожица, но оранжевая, изображающая гнев.

— Хорошо, поедем завтра по Дмитровскому…

Гриб с красной шляпкой.

«Там самый длинный склон меньше километра. У тебя глюки?» — так это надо понимать.

— Раньше все равно не получится. Сдашь сессию, у меня на подготовительном перерыв будет. Как раз в конце января и рванем. Там как раз снегу нападает. Отец закажет отель.

Домик на склоне на фоне голубого неба.

Намек на воздушные замки. Типа «мечтай, мечтай…».

Вообще-то в воздушных замках у нас с ней заложен по-взрослому глубокий смысл. Однажды на пальцах, как дважды два в отличии от телеболтунов, она объяснила бесполезность борьбы с коррупцией в России. Выявлять замки, яхты и шубохранилища — дело конечно яркое, броское и нужное. Но как быть с повседневной жизнью? Взять, например, музыкальный конкурс. Транслируется по «Культуре», миллионы смотрят, умиляются детскими талантами, слезы проливают, рукоплещут… В итоге всемирно признанное жюри присуждает первую премию. Все открыто, баллы на поднятых табличках, какие претензии? Можно порассуждать о своих пристрастиях, но оценка исполнения дело тонкое, профи лучше знают.

Это для широкой публики. Для тех, кто не в курсе подоплеки и соглашаются, что победил сильнейший.

А суть такова. Председатель жюри — маститый, известный профессор сразу нескольких европейских консерваторий. Такой мудрый и опытный лев с красивой, значительной гривой. В силу возраста уже вынужден за границей жить не на федеральные деньги, а частной практикой. Что ему надо? Правильно! Побольше детей богатых родителей, самая убойная реклама педагога для которых, призы его воспитанников. Поэтому привезенная им средняя девочка, которая откровенно «возит» смычок по струнам, получает 60 баллов. А по настоящему талантливый мальчик только 55. Вот и вся арифметика. Коррупция направлена не на выявление талантов, а на заработок председателя. Другие члены жюри тоже не обижены. И все это в онлайн режиме, и миллионы зрителей в этом косвенно, радостно и почти творчески участвуют. Что, одни замки виноваты?

— Ложись уже спать, философ, скоро утро.

Красное сердце.

Наконец-то, она успокоилась. Любит, прощает, и я дописываю свой реферат. Что делать, если я страшно занят, готовлюсь в литинститут…

А она не парится: в версии iOS 10.2 (Apple Inc.) представлено 100 дополнительных эмодзи, включая новые лица, еду, животных, спорт и профессии — все, абсолютно достаточное для общения на уровне эмоций. И все, что ей для этого нужно — айфон.

А мне нужна литература? И вообще, кому-нибудь она нынче нужна?

Чего доброго, окажутся эти эмодзи неким предварительным этапом перед телепатией. Языковые барьеры уже пройдены.

Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «Григорий Быстрицкий: Великий и могучий…»

  1. Ваш отличный текст, Григорий, стал грустноватым напоминанием, что мы живём во времена, когда уходит в небытие не только высокая литература, но и бумажная книга, и обычное письмо, как средство общения и самовыражения. На смену приходят эсемески и электронные записки, написаннные не только предельно коротко (чем короче тем круче), но и на таком странном, закрученном, безумном жаргоне, в сравнении с которым воровской жаргон выглядит сонетом Шекспира…

    1. Спасибо, Лев! Остается только надеяться, что это не безвозвратно, а лишь временная дань текущей моде.

    2. А еще нам тут предложили недорого самоучитель «олбанского».

  2. Еще раз, спасибо!
    По существу, Вы представили нам новый словарь Эллочки-людоедки.

    1. Спасибо, Ефим. Но я-то как раз и хотел показать, что этим языком пользуется не какая-то там примитивная Эллочка (хрен бы с ней), а вполне продвинутая, нередко талантливая, современная, многочисленная часть населения неважно какой страны.

  3. Спасибо, дорогой Григорий!
    Знакомая девушка, филолог, кстати, заканчивает свои весьма короткие сообщения словами «Чпоки-чмоки!». Что это означает, я не знаю.

    1. А чего здесь непонятного, сначала чпокнете, затем чмокните (без лирики и лишних слов). Раньше, в 20-е прошлого века это называлось сексуальной теорией стакана воды. Все повторяется по спирали.

  4. Потеря способности писать идет рука об руку с потерей способности читать. Мои дети не читают ничего из того, что я пишу. Не потому, что им не интересна тема или форма изложения, просто все, что длиннее СМС их утомляет, усилия для прочтения кажутся чрезмерными.
    — Папа, ну что читать… Ты лучше так скажи…
    А я писал «Осколки», надеясь на то, что они читать будут. Еще надеюсь, надежда умирает последней.

    1. Мои дети не читают ничего из того, что я пишу.
      ==
      Эх, друг мой — что дети? Меня родная жена не читает. Ссылается на то, что я ей и так все рассказываю 🙂

  5. Вот и я твержу о том же. Смартфоны и прочая ай-пэдина появились с идеей ОБЪЕДИНИТЬ людей, а на деле разъединили. Сначала люди писали письма и это требовало интеллектуального усилия и оставалось на века, потом стали звонить друг другу по телефону и имели возможность хотя бы слышать друг друга, чувствовать интонации и нюансы. Потом появился нейтральный е-мэйл, отбарабанил по клаве, кликнул «энтер» и забыл через секунду. Потом -SMS и Твиттер, где уже при всем желании не найдешь ничего личного, человеческого. Ну, а теперь переходим к новой стадии, описанной в Вашем рассказе. Прогресс, как утверждают мои хай-тековские друзья. Вырождение, по-моему. И что от всех нас останется — «ножницы» и красное сердце»?

  6. Барышня получилась ярко. Но к кавалеру возникают вопросы — зачем ему нужен лит.институт? Да еще с рефератом? Литература не дает ни статуса, ни заработка, и вообще, тут нужен талант, а не реферат. Да и институт — чистая фикция. Не ИФЛИ ведь, чай?

    1. Борис Маркович, ну почему так буквально? Твои соображения относятся к театральному реквизиту и оформлению сцены…

  7. «Я серьезно углубился, почти как Горбачев. Занимался проклятым рефератом минут сорок, и никто меня не тревожил. Но она просто так не смогла выдержать мое тупое упорство. Все это время думала, сердилась, ярилась и, наконец, выдала…»
    —————————
    По-житейски, узнал что ножницы =обрезанию, что в Доломитовых Альпах и вообще — очень-очень интересно, что знакомая «не парится: в версии iOS 10.2 (Apple Inc.) представлено 100 дополнительных эмодзи. И все, что мне нужно, чтобы научиться понимать такой современный язык, это — айфон.
    Ай-фо, ай-фо, работаю в сельпо, ярюсь как могу и собираю теперь на АЙ-фо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *