Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля. Окончание

 401 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Какой же выход? Некоторые произведения некоторых авторов надо читать в оригинале. И только! Но что делать, если вы не знаете языка оригинала. Но очень хочется. Тогда довольствуйтесь, чем есть. Но знайте, что вместо оригинальной экслюзивной вещи вы имеете дешевую китайскую подделку.

Перечитывая Бабеля

Михаил Чабан

Окончание. Начало

Михаил ЧабанКто читает Бабеля на английском

Уважаемых читателей Бабеля можно разделить на несколько весовых категорий. К первой категории сразу же и немедленно отнесем обычных одесситов, любителей Бабеля и примкнувших к ним иногородцев с той же страстью. Они читают Бабеля на русском, наслаждаются им, запоминают его словечки и выражения. Растаскивают его на крылатые выражения, разговаривают друг с другом его словами и выражениями.

Тогда, спрашивается, зачем им переводы Бабеля на другие языки. Они рады, горды и довольны, что такие переводы есть. Отлично, Григорий! Но зачем же их читать, Константин, когда у них есть натуральный, исконно-посконный русский Бабель. Ничего ж нового они там не увидят. Так и незачем.

Вторая — противоположная группировка читателей Бабеля — это англоязычные читатели, которые не знают русский язык или знают его на уровне: «Какой вашие здоровие!» Им кто-то где-то сказал или по радио-телевизору объявили, что есть такой известный русский писатель, еврей Бабель. И они прониклись интересом.

А потом книга распространяется многотысячными тиражами и вопрос здесь в том — как воспринимает эта англоязычная публика труды Бабеля в переводе. Они берут книжку перевода Бабеля и сами же ее и читают. Ну, а перевод он и есть перевод.

Эта публика не знает русского языка, иначе бы она читала Бабеля в оригинале. И то, что она читает в переводе, она думает — это и есть Бабель! Так, а другого они и не знают. Теперь вы себе можете представить, что они себе представляют о нашем Бабеле.

А на самом деле это не пол-Бабеля и даже не четверть Бабеля. Там может быть Бабель и не ночевал. Опять и опять две большие, агромадные, одесские разницы. Если не сказать больше.

Еще есть группа джентельменов и дамов, которые знают в той или иной мере оба великих и могучих языка: и русский, и английский. Кстати, их становится все больше и больше среди русскоязычной молодежи. Особенно, которая уже там, но еще не забыла что была здесь. Тем более, что «здесь» и «там» понятия для них все более относительны. Но, тем не менее, зная русский, они предпочтут читать «русского» Бабеля в оригинале, если он их заинтересует. Им, опять-таки, совсем незачем переводить его на английский.

И вот мы подходим вплотную к русским, по определению, эстетам, которые почему-то, не всем понятно почему, хотят читать своего Бабеля на английском языке. Красиво жить не запретишь. И что вы думаете происходит? Да, правильно. Они начинают ругаться неприличными русскими словами и даже выражениями — эстеты же, плеваться слюнями и бросаться книжками в первого встречного. Но вы сильно не переживайте. Таких динозавров мало и в вас они не попадут.

Что мы имеем в итоге? Почти ничего. Русские издания Бабеля существуют отдельно, а английские сами по себе. И никому в голову не приходит их сравнивать. А зачем? Читаем или то, или это. И поэтому, что «это» — это не «то» мало кто замечает. А «это» совсем не «то».

Хотя много и нудно можно говорить о сложностях и трудностях на пути познания, но «это» не «то» и все! А может быть надо, и объязательно, писать во всех вступлениях к переводам, что «это» — это не «то». И иногда полное не «то». Или все, кроме меня, и так понимают, что переводы это не «то».

Да, но насколько не «то»? Чуть-чуть или слишком. А у кого критерии в кармане? И весы с закрытыми глазами. Каждый сам по себе. Сам себе критик и судья. Встать, суд идет! А он не пришел. Хотя он уже там, внутри. О чем это я? Поток сознания.

Что с этого будет

— Что с этого будет, Беня?
— Если у меня не будет денег — у вас не будет коров, мосье Эйхбаум. Это дважды два.
— Зайди в помещение, Беня.

А что с этого будет? А что я с этого буду иметь? Обычные одесские вопросы по существу. Если мне ничего с этого не будет, то есть, я с этого ничего не буду иметь, то зачем мне это? И даром не надо. Личная заинтересованность. Личный интерес. Поскольку нам уже пора закругляться, то надо уже переходить к выводам, как и положено. Что с этого будет. Что я всем этим хотел сказать. Или уже сказал.

Когда я читаю Бабеля, у меня в голове как бы звучит мелодия. Это мое, личное восприятие и это не то, что его проза написана как стихи или как речитатив. Просто звучит мелодия его речи. Я думаю, что с эстрады его надо читать под какую-то спокойную музыку и не особенно «пересаливать лицом» и жестами. Дело здесь не в мимике и ужимках, а в самом тексте. Пожимать плечами, разводить руками иногда просто излишне. Может испортить все впечатление. Особенно, если не в такт. Надо, чтобы звучала мелодия речи Бабеля.

Русский язык имеет для одного значения слова много синонимов. Однако, они не полные синонимы и писатель выбирает только то слово, которое бьет в точку. По его мнению. Если вы в авторском тексте замените какое-то слово его синонимов — то что может получиться? Помесь бульдога с мотоциклом!

При переводе на другой язык, который тоже имеет много синонимов, тоже можно выбрать любой из них. Да, но который будет бить в точку? Вот вопрос. И каждый переводчик считает по разному. У каждого своя точка. Зрения. И все правы! А разве так бывает?!

Когда я читаю переводы Бабеля на английский язык у меня возникает ощущение чего-то совершенно инородного Одессе и моим представлениям о ней. Там совершенно нет живого одесского языка, одесских интонаций, духа, музыки произведений Бабеля. Ну, не то это, не то, полное не то. Это не Бабель. Это не мой Бабель! Читая «английского» Бабеля, я на каждом шагу ругаюсь неприличными (но литературными) словами. Особенно это касается его наиболее популярных одесских фраз и их выражений. Вот подумайте. Мало кому из нормальных людей придет в голову «русифицировать» Бабеля. То есть переписать его рассказы «по-русски». Выбросить все «одесскости» — специфику одесского языка, исправить бабелевизмы, выбросить «ненужные» с точки зрения «здравого смысла» слова и выражения. Чтобы весь текст звучал правильно, и канонически по русски. И никаких там вариаций. Грамотно и чисто, без всяких примесей, оттенков, намеков и возможностей толкований. Как диктант. Как автобиография или характеристика с места работы. Вот мы и получим в итоге вместо Бабеля бюрократическую манную кашу без соли и сахара.

Конечно, все это чушь собачья и никто так делать не будет. На русском языке. Но ведь то же самое происходит при переводе. Не верите?! Тогда переведите «англозычного Бабеля» обратно на русский и вы увидите тот самый черно-белый вариант, сильно далеко стоящий от оригинала. Совсем в другом месте. Вас здесь не стояло! — You didn’t stay here! — Вы не стояли здесь! А где Одесса?!

На родном языке «подправить» автора считается святотатством. За это могут расстрелять на месте. Морально и прямо сразу из нескольких рогаток. Авторский текст — это святое. Люди с большим трудом выкапыват из тьмы веков оригиналы, не отредактированные различной цензурой, тексты, чтобы знать точно, что же написал сам автор, а не его редакторы и интерпретаторы.

Но при переводе на другой язык «подправить» автора — всегда пожалуйста. Пиши, что хочешь. И никто слова не скажет. По разному интепретируй, добавляй, отнимай по своему вкусу и разумению, и все в порядке. «Твори, выдумывай, пробуй.» Так, а где Бабель, где гармония, где Одесса? По дороге потерялись. Так, а что тогда мы имеем на руках?

Какой же выход? Некоторые произведения некоторых авторов надо читать в оригинале. И только! Но что делать, если вы не знаете языка оригинала. Но очень хочется. Тогда довольствуйтесь, чем есть. Но знайте, что вместо оригинальной экслюзивной вещи вы имеете дешевую китайскую подделку.

Картины знаменитых художников, написанные маслом стоят миллионы долларов. Их литографии, произведенные современными печатными срадствами стоят копейки. Можно всю жизнь в своей квартире смотреть на копию, но может быть один раз следует выбраться, съездить и посмотреть на оригинал. Для непосредственного впечатления и сравнения. Однако, большинство довольствуется копиями.

Вы можете перевести одесскую Потемкинскую лестницу в парижскую Эйфелевую башню? Вы скажите — что за чушь?! Причем здесь что!? Тем не менее Потемкинская лестница — это символ Одессы, а башня товарища Эйфеля — символ Парижу. Вы тут же с почти искренним недоумением спросите — так о чем мы все-таки говорим? Да, мы говорим о культурных ценностях. А язык тоже к ним принадлежит. Не ваш и не мой собственный язык, который во рту, а средство общения между одно— разно— и многополыми народами. Ключ к пониманию народа лежит в его культуре. А где ему еще лежать?! Больше негде. Вот такие дела.

Я надеюсь, что после всего этого вы возьмете и почитаете или вновь перечитаете Бабеля. Но на русском языке. Помните, кстати, как говорил «агитатор, горлан, главарь», товарищ Маяковский: «Да будь я хоть негром преклонных годов, и то б, без унынья и… “Лёни”, я русский бы выучил только за то, что»… на нем писал Бабель. Я все сказал.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля. Окончание»

  1. Михаил, я устал радоваться каждому отдельному выпуску. Вы закончили, и теперь я буду думать. Но уже в другую сторону. Пусть они делают, что хочют, это раньше я возмущался и даже жалел за этих несчастных. Но у нашего Бабеля даже очки на носу не вспотеют. Он с нами.
    Спасибо, таки, за всю Одессу!
    (В Техасе тоже такой город есть, но это даже не две большие разницы…)

  2. Переводить надо. Пытаться.
    Your body was not here, или
    Your’s was not here
    Не страшась, есть ли в английском такие выражения, или нет. Если нет, то пусть будут
    Ведь и в русском литературном нет такого выражения ;»Вас тут не стояло». Это фольклор.
    lbsheynin@mail/ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *