Лазарь Городницкий: След на земле…

 106 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Моритс Симон отдал евреям значительную часть своей активной жизни, все свое громадное богатство, весь свой духовный пыл. «Человек — это то, что он отдает другим», и поэтому пирамида Хеопса кажется мне крупинкой по сравнению со скромным надгробием на могиле Моритса Симона.

След на земле…

Лазарь Городницкий

Портрет Моритца Симона
Портрет Моритца Симона

Об этом явлении еврейской жизни в Германии 1893-1942 гг., как утверждают еще живущие современники и документы архивов, знали все: малые и большие еврейские общины, взрослые евреи и их дети, многие люди нееврейского происхождения, о нем писали все еврейские газеты и многие нееврейские, оно было предметом обсуждения в ряде международных организаций. Но Холокост, по существу приведший к смене еврейского населения Германии, малочисленность оставшихся в живых свидетелей, наконец, неуемное разрушительное действие времени сделали свое черное дело — рассказ о садоводческой школе в пригороде Ганновера Алеме (Ahlem) и ее основателе Моритце Симоне (Moritz Simon) еле слышен. Пелену молчания разорвала вышедшая из печати, созданная немецкими и израильскими историками, книга «Ahlem.Die Geschichte einer jüdischen Gartenbauschule» (Edition Temmen, Bremen. 2008. «Алем. История еврейской садоводческой школы»).

У истоков этой школы стоял ганноверский банкир Александр Моритц Симон (1837-1909). Он родился в Ганновере в семье торговца антиквариатом Александра Симона. Предполагается, что он закончил еврейскую гражданскую школу в Ганновере. Известно, что он хорошо владел английским и французским языками. После окончания школы он учился банковскому делу у банкира английского королевского двора Иезехила Симона.

В двадцатилетнем возрасте он совершил первое путешествие в Америку, где в течение пяти лет также учился банковскому делу. После возвращения из Америки он вместе со своим отцом основал банк, успешно процветавший. К коцу XIX века Моритц Симон был одним из богатейших людей в Ганновере. Личная жизнь его не сложилась, он не был женат и жил в роскошном особняке с овдовевшей женой своего брата, ведшей домашнее хозяйство.

Симон с тревогой наблюдал обнищание части еврейского населения Ганновера. Среди членов общины неоднократно дискутировался вопрос о строительстве детского приюта на 70 человек. С другой стороны, Симон, находясь в США, воочию столкнулся с трудностями евреев из восточной Европы, бежавших от погромов и резко возросшего антисемитизма. Не владея специальностями, связанными с землей и строительством, они тщетно пытались найти себе применение. Так, исподволь, в нем формировалось мнение, что еврейским детям еще со школьного возраста необходимо дать не только общее образование, но и привить навыки к труду, введя дополнительно и профессиональное обучение. На могильной стелле Симона выбито его знаменитое выражение, сконцентрировавшее его мысли: «Не через подаяния, а только через воспитание любви к труду можно помочь нашим бедным товарищам по вере». Он часто говорил своим соплеменникам: «Еврей за плугом есть аргумент против антисемитизма много лучший, чем тысячи теологических статей».

Симон с невероятным энтузиазмом взялся за основание первой в Европе еврейской профессиональной школы. Ему повезло: к этому времени по наследству ему достался довольно большой земельный участок в деревне Алем, что тогда находилась в пяти километрах к западу от Ганновера, а теперь является одним из районов города. Этот участок и явился местом основания школы. Началось строительство здания школы с символическим названием «Дом трудолюбивых».

К этому же времени было закончено финансируемое Симоном строительство трехэтажного здания в черте города, в котором разместились еврейская гражданская школа, детский сад и благотворительный пункт. Уже после смерти Симона в 1911 году еврейская община разместила в этом же здании и религиозную школу.

По инициативе Симона во все еврейские общины Германии были разосланы письма с разъяснением целей и характера вновь организуемой школы. В письмах неоднократно подчеркивалось, что школа предназначена в первую очередь для детей-сирот и выходцев из бедных семей.

Школа была рассчитана на 60 учеников. В письмах Симон призывал еврейские общины присылать в школу учеников и обеспечить частичное их содержание. Школа имела интернат и дневной режим полностью учитывал сохранение религиозных обрядов и еврейских традиций.

Повидимому недостаток средств в еврейских общинах сыграл решающую роль в том, что при открытии школы в наличии было только 7 учеников. Но уже в 1904 году их было 72, из них 25 девочек. Привлечение еврейских девочек в школу было давней мечтой Симона, но только начиная с 1904 года ее удалось осуществить. Для этого было построено новое здание, получившее в истории школы название «Mädchenhaus» (Дом девочек»).

Вначале школа предназначалась только для еврейских детей немецкого происхождения. Однако со временем география происхождения детей, занимающихся в школе, далеко пересекла границы Германии. Так, например, в 1903 году в школе учились 30 детей-выходцев из Германии, 5 — из Австрии, 7 — из России, 3 — из Румынии, 2 — из Палестины.

Школа кроме общеобразовательных знаний прививала детям навыки в садоводстве и земледелии, а также в профессиях сапожника, портного, столяра, пекаря.

В начале 1905 года Симон неожиданно умирает, но продолжает жить его школа, руководимая специальным обществом, основанным им. В фонд этого общества он перевел 200 тыс. марок.

После смерти Симона жизнь основанной им школы отражает в миниатюре жизнь Германии.

В 1914-1918 гг. «Mädchenhaus» был оборудован под лазарет для раненых, и дети из школы непосредственно соприкоснулись с последствиями Первой мировой войны.

В 1921 году в связи с общим кризисом в Германии школа начала испытывать большие финансовые затруднения и прием девочек в школу был прекращен, и с этого времени в школе обучались только мальчики.

В период 1942-1945 гг. одно из 7 зданий школы использовалось как «Еврейский дом», то есть как один из 16 домов в Ганновере, в которые насильно переселялись в нацистское время евреи. Кстати, «Еврейским домом» был и дом, построенный Симоном для еврейской гражданской школы, о котором упоминалось выше. Отсюда отправлялись евреи в концентрационные лагеря. По некоторым данным в Ганновере к 1945 году осталось в живых только 129 евреев, из них несколько из «Еврейского дома» в Алеме. С одной из них, госпожой Рут Грене (Ruth Gröne) мне посчастливилось познакомиться и услышать страшный рассказ о пережитом ею в Алеме.

В 1942 году школа по приказу нацистов была закрыта. За время существования школы ее закончило около 2000 человек.

Выпусники школы рассеялись по всему миру и внесли значительный вклад в архитектуру ландшафта многих стран. География стран, где работали выпусники школы, весьма обширна: здесь и Германия, и Палестина, и США, и Англия, и Бразилия, и Австралия, и многие другие страны.

Но главным богатством школы были люди, учителя и ученики.

Тридцать три года своей жизни посвятил садоводческой школе Альберт Зильберберг (Albert Silberberg, 1872-1934). После смерти Симона он взял на себя весь груз трудностей, связанных с нормальной деятельностью школы.

Последним директором школы был Лео Розенблат (Leo Rosenblatt, 1888-1943). Он принял школу от больного Зильберберга в 1929 году, когда школа испытывала большие финансовые трудности. В нацистское время он принял на себя весь груз ответственности за многочисленное еврейское население Алема. В марте 1943 года Розенблат вместе со своей семьей был депортирован в концентрационный лагерь, где и погиб.

Моритц Рюлф (Moritz Rülf, 1888-1942) был преподавателем в школе с 1909 по 1913 гг. В 1937 г. он принял должность директора детского дома в Кельне. В нацистское время у него была возможность эмигрировать, что и сделали его трое детей. Но он и его жена Эрика не позволили себе оставить детей, вверенных их попечению, и в июне 1942 года вместе с детьми были депортированы в Минск, где и погибли.

Исаак Енович (Isaak Enowitsch, 1912-1995) закончил учебу в Алеме в 1929 году. В 1936 году он эмигрировал в Палестину, где значительное время работал ландшафтным архитектором.

Моше Бустанай (Розенблит, Moshe Bustanay, 1908-1984) в Палестине прославился как исследователь применения соленой воды для подкомки растений. Как опытного специалиста по сельскому хозяйству правительство Израиля посылало его на Кубу.

Длинен список выпусников школы и нет конца делам их на всех континентах. Это и Соломон Дик (Salomon Dyk) с его организацией промышленного производства овощей в Германии, это Хаим Латте (Haim Latte) с созданными им садами во многих киббуцах Палестины, это и Шломо Вайнберг-Орен (Shlomo Weinberg-Oren) с его садоводческой школой, подобной школе в Алеме, которую он создал в Палестине, это и многие другие выпусники.

Фрагмент парка в Хайфе (Израиль) работы Исаака Еновича
Фрагмент парка в Хайфе (Израиль) работы Исаака Еновича

Был пасмурный ноябрьский день. Мы, то есть я и моя спутница Мария Уплеггер (Maria Üplegger), приехавшая из Иерусалима директриса христианского отделения Яд Вашема Сюзанна Кокконен (Susanna Kokkonen) со своей переводчицей из Штудгарта Лизой Рюдигер (Lisa Rüdiger) и сопровождавшим их Йоргом Галлером (Jörg Haller), уютно расположившись в уже отреставрированном помещении бывшего «Mädchenhaus»а, слушали взволнованный рассказ Маттиаса Дюстергофта (Matthias Düsterhöft) и его жены Илзе об истории еврейской садоводческой школы в Алеме. «Теперь этот дом называется «Домом надежды», говорил Маттиас. — Как когда-то Моритц Симон надеялся, что основанная им школа даст возможность многим еврейским детям стать полноправными гражданами общества, так и сотрудники основанных здесь кабинетов по борьбе с наркотиками и алкоголем надеются вернуть к нормальной жизни многих ныне больных людей».

Вот эта преемственность целей, вот эта жизнь для будущего отвлекла меня от рассказа Маттиаса и извлекла из памяти выражение, кажется, Эмиля Кроткого: «Человек — это то, что он дает другим». Моритс Симон отдал евреям значительную часть своей активной жизни, все свое громадное богатство, весь свой духовный пыл.

«Человек — это то, что он отдает другим», и поэтому пирамида Хеопса кажется мне крупинкой по сравнению со скромным надгробием на могиле Моритса Симона.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *