Татьяна Вольтская: «Ах, скажите, скажите скорее…»

 1,590 total views (from 2022/01/01),  6 views today

«Ах, скажите, скажите скорее…»

Ко Дню памяти жертв Катастрофы  27-го января

Татьяна Вольтская

http://berkovich-zametki.com/Avtory/Voltskaja.jpgАх, скажите, скажите скорее,
Где, поляки, ваши евреи?
Где торгуют они, где бреют,
Лечат, учат, флиртуют, стареют,
Проезжают в автомобиле?
Почему вы их всех убили?

Ах, скажите, скажите скорее,
Где, литовцы, ваши евреи?
Где такие ж, как вы, крестьяне —
Те, кого вы толкали к яме,
А кто прятался на сеновале —
Тех лопатами добивали.
Между сосен, янтарных кочек
Не положите им цветочек?

Ах, скажите, скажите скорее,
Где, французы, ваши евреи? —
Адвокаты, врачи, кокетки,
Дети с вашей лестничной клетки,
Те, которых вы увозили
Ранним утром — не в магазины —
К черным трубам, стоявшим дыбом,
Чтоб соседи взлетели — дымом.

Ах, скажите, скажите скорее,
Где, голландцы, ваши евреи? —
Часовщик, поправляющий время,
И кондитер, испачканный в креме,
Где рембрандтовские менялы?
На кого вы их променяли?
Почему вы их выдавали?
Почему вы их убивали?

Ах, скажите, скажите скорее,
Где, британцы, ваши евреи,
Те, кому вы не отперли двери?
Пепел их — на земле, в траве и
В вашем сердце, что всех правее.

Ах, беспечные европейцы,
Эти желтые звезды, пейсы,
Полосатых призраков стаи
В вашем зеркале не растаяли.
По ночам в еврейском квартале
Ветерок шелестит картавый.
Как вам дышится? Как вам спится?
Не тошнит ли вашу волчицу
С бронзовеющими сосцами?
Подсказать? Или лучше сами?

Print Friendly, PDF & Email

46 комментариев к «Татьяна Вольтская: «Ах, скажите, скажите скорее…»»

  1. Мне кажется, что было бы здорово, если бы нашелся поэт-переводчик этого текста на английский

  2. Спасибо, Таня! Это самое ужасное, когда милые, дружелюбные соседи после прихода нацистов
    превращались в зверей и нелюдей

  3. Это стихотворение необыкновенно.

    Это стихотворение необыкновенно. Я не о литературных достоинствах и не о силе воздействия на читателя (сила немалая, много людей свидетельствуют): до сих пор почти все говорят о Холокосте, у Татьяны Холокост заговорил о нас.

    Как вы думаете, чем занималось человечество последние 70 лет, касательно темы Холокоста? На мой взгляд, двумя вещами: одни выколачивали из немцев компенсацию для пострадавших в Холокосте, другие готовили новые Холокосты. Все были заняты и, видимо, времени не оставалось, чтобы задуматься о том, можно ли предотвратить новый Холокост и если да, то как это сделать. Хотя нашлись и такие — Имре Кертес, Зикмунд Бауман и еще пару человек. Они как могли, двигали эту тему в концептуальном плане и многое прояснили, спасибо им.

    Не кажется ли вам странным, что в общественном мнении вопрос «Как это стало возможным?» имеет больший приоритет перед «Как такое может стать возможным?», хотя последний для жизни нашей и следующих поколений намного важнее первого. До сих пор по поводу первого вопроса идут дискуссии, но можно не сомневаться, что после достижения полного консенсуса специалисты не обратят взор на второй вопрос, потому что придется решать еще более сложный вопрос: «Что делать с ответом на первый вопрос?». 70-летняя привычка рассказывать о Холокосте не допускает даже мысли о том, может ли Холокост рассказать, какие опасности поджидают нас в будущем.

    А вот эти несколько вышеупомянутых сумели все-таки спросить об этом у самого Холокоста. И он нарисовал им картину непрерывного всеобщего взаимного уничтожения, предотвратить которое может лишь анализ, проблематизация и исправление пороков нашей цивилизации. Ни больше, ни меньше. Если это действительно так, представляете, что нас ждет впереди? И какой мощности усилия потребуются, чтобы исправить цивилизацию? Фантастика! А вдруг это и есть сегодняшняя реальность? Тогда, даже если бы ее вероятность была ничтожна, закрывать глаза и махать ручкой – чрезвычайно опасно. Во всяком случае, необходимо обратить общественное внимание на такую ненулевую возможность. Исследователи и политики делают это своими способами, а Татьяна Вольтская – своими.

    «… скажите, скажите скорее…» — сверлит она черепа человекоподобных разных национальностей, религий, социальных статусов, возрастов. И ответа не получает: хотя он есть, и каждый его «знает и не знает» (так выразился психолог Густав Юнг о поведении немецких граждан во время войны). До него надо додуматься, а додумавшись, преодолеть страх его произнести – сделать свое знание общественным — ведь можно разрушить основы нашего бытия. Однако делать вид, что все окей, и продолжать молча нести его в себе – тоже разрушение, хотя медленное, потому малозаметное и более опасное. Немцы не побоялись додуматься и произнести. Возможно, поэтому Татьяна их и не просит «скажите, скажите…», а вот другие народы… Акции Гросса в Польше и Ванагайте в Литве привели к взрывам общественных страстей – и это после 70 лет относительно спокойного забвения тех событий, через 2 поколения! Значит, все это время порча отравляла жизнь. И дальше будет.

    Для 97 процентов жителей Земли эта коллизия почти непреодолима. Мы не готовы вынуть наше сердце, мозг, положить их перед собой, проанализировать и осторожненько, с оглядкой друг на друга поработать скальпелем над нашими основными ценностями. За этим стоит цивилизационная проблема.

    Но Татьяна решается: вот, смотрите, чьим молоком вскормлен Холокост, чьими законами жизни он управляется. А вы думали… Холокост – это не «они», это – мы.

    И 97 процентов отвечают: «Да мы это знаем. Подумаешь, новость!» Конечно: им же думать нечем, остается только все знать… Вот такая запутанная интрига, где концы у этого клубка?

    Платон считал поэтов безнравственными: плетут, что хотят, а за последствия отвечать не собираются. Татьяна Вольтская выпадает из этого правила: у нее умная и ответственная поэзия. Она обнадеживает: если Холокост заставляет нас перестать валить на «обстоятельства» и обратиться к порокам своих оснований, если понимание Холокоста как «окна в мир, через которое можно увидеть грядущие опасности и понять, как их избежать» (так говорил Зикмунд Бауман), докатилось до поэзии (осторожно не говорю даже до поэзии), не все потеряно.

    Так что зря Татьяна заканчивает последнюю строфу приговором «подсказать?».

  4. В первую очередь надо было бы о немцах вспомнить. Но немцы хоть каются до сих пор и приняли на ПМЖ более 120 тыс уцелевших потомков евреев. А про остальных европейцев* что-то ничего определённого по этому поводу не слышно.
    *«Богоотступники! Убийцы! Эстонцы, венгры, украинцы, мадьяры, русские, арийцы…»

  5. Дорогая Танечка!
    Ваше стихотворение-упрёк предавшим,ограбившим нас народам; напоминание: уничтожали нас всем миром. Никакие праведники не могли нас защитить. Их было около двух тысяч, уничтожали нас сотни тысяч мерзавцев. При активном участии соседей, знакомых, друзей уничтожено шесть миллионов. Этого забыть нельзя
    Если бы Вы написали только одно это стихотворение, это сделало Вас Большим Поэтом.
    Низкий Вам поклон.
    Автор иллюстрации к Вашему стихотворению:
    http://berkovich-zametki.com/2016/Starina/Nomer3/ArLevin1.php
    http://berkovich-zametki.com/2016/Starina/Nomer4/ArLevin1.php

  6. Из книги «На Великих Озерах.»

    Глава Лес

    На озераx краcота
    Только вcя моя родня
    B белом облаке живёт
    А он ходит по земле

    Подрастает его племя,
    О былом его не зная,
    Только знаю я об этом
    О Понарах, там в Литве,

    А он ходит по земле,
    Жутко ли ему в ночи?
    Подрастают его внуки
    Исповедуйся, подлец
    Бог простит их за твой грех

    На озераx краcота
    Только вcя моя родня
    В белом облаке живёт
    А он ходят по земле

    http://www.gradsky.com/txt/124.shtml

  7. Ах, скажите, скажите скорее,
    Россияне, где ваши евреи?
    Что детишек ваших лечили,
    Во вредительстве всех уличили?
    Эффективны ли были погромы,
    Выгонявшие их из дома?

  8. Уважаемая Татьяна! Читала я Ваше стихотворение на дружеском междусобойчике «детей войны», выходцев из Польши и Украины — поскольку тема всем близка. На слух фраза «где, поляки, ваши евреи » — не воспринимается. Не ясно, кто именно — где, К кому — обращение? Предлагаю вариант:
    Ах, поляки, скажите скорее,
    Где, скажите, ваши евреи.
    Совет хорош, когда о нём просят. Так что — заранее приношу извинения!

  9. Сильные стихи. Меня, еврея, они трогают. Четвертая часть моей родни погибла в Белостоке. А если их СОВРЕМЕННЫЕ голландцы, французы, не говоря уже о немцах, прочитают? Странно, что они Вольтской прямо не упомянуты. Живу в Германии. Считаю эти стихи разрушительными.

    1. Ах старушка моя, Европа
      Не боишься ты больше рока
      Позабыла трагедий уроки
      Разрешаешь опять убивать,
      И евреек из окон бросать
      Не любила Шабат и Хануку
      Ненавидела пейсы и ямуку
      Защитиь не смогла шесть миллионов
      В твоих землях людей рождённых
      Но чужим горлопанам званным
      Позволяешь губить свои страны
      Не очнуться тебе от дурмана
      Скоро будешь жить по корану
      Ведь нельзя вспоминать Холокост
      Vдруг обидишь ты чей-то хвост

  10. Моя запоздалая лепта — на ту же тему.
    ПОКЛОНЕНИЕ ВОЛХВОВ

    Когда нас вели, подгоняя пинками,
    Штыками и окриками. Когда
    Нас гнали к вокзалу, как гонят стада
    На бойню, как нас изгоняли веками –
    Мы в землю смотрели, чтоб вас не смущать.
    Ты хочешь, чтоб мы научились прощать?
    Из окон, дверей, чердаков и подклетей
    Нам что-то кричали, махали руками,
    Чтоб мы не забыли позор и вину,
    С которой сроднились за двадцать столетий.
    Тот вез на тележке больную жену,
    А этот шатался под тяжестью гроба.
    Скрипач неуверенно трогал струну,
    И ребе лелеял свою седину,
    И чей-то костылик торчал из сугроба.
    Когда нас вели, то с обеих сторон
    Дороги толпа понемногу редела:
    У каждого было какое-то дело,
    И сделалось небо черно от ворон,
    И колоколом безъязыким гудело.
    И в этой редеющей быстро толпе
    Был некто невидимый в черной кипе,
    В разбитых очках, в пиджаке от Lacosta.
    Он выкрикнул, выбросив в небо кулак:
    — Ты выдумал сам Колыму и Гулаг,
    Ты сам запустил лохотрон Холокоста,
    Чтоб нами детей христианских стращать!
    Ты хочешь, чтоб мы научились прощать?

    Когда мы дошли до окраин Москвы,
    Средь нас оказались случайно волхвы.
    Один наклонился над спящим младенцем,
    Вздохнул умиленно и сделал козу.
    Другой прошептал, вытирая слезу:
    — Мы шли в Вифлеем, а попали в Освенцим!
    Кому же теперь поднесем мы дары –
    Слоновую кость, золотые шары
    На воском закапанной ветке еловой,
    Мешок сухарей и полфунта махры,
    И ладан, и мирру, и хлеб из столовой?
    Нам в спину смотрели чужие дворы,
    Крестились, и мерзлые бревна пилили,
    И поровну наши пожитки делили.
    И вскоре наш путь завершился – когда
    В морозной ночи засияла звезда.

  11. Пройдет немного грозных лет
    Не станет признанных кумиров
    Не станет нефти в закромах
    Пристрелит мыслящих Кадыров.
    Россия катится на мыло.
    И не помогут ей уже
    Ни тот, с ружиьишком на плече,
    Ни тот, кто с золотом в Кремле.
    Не стала русскою Москва.
    Европа мусульман спасла.
    Мечети строятся везде
    Все парни в чёрной бороде.
    Гортанный говор на слуху.
    Культура вылетит в трубу:
    На скрипке некому играть
    Картины некому писать,
    На улицах нельзя гулять
    И в милосердие играть.
    Так поделом же, вашу мать,
    За то, что газом отравлять
    Вы не гнушались. Унижать,
    Евреев беззащитных обобрать
    И в печи скопом затолкать
    Младых и старых. Поделом!
    Вы, выпачкав себя дерьмом,
    Опять поднялись клеветать
    На тех, кто призван просвящать.
    Кто объяснил вам смысл бытия,
    Чей сын принял за вас распятие.
    Богоотступники! Убийцы!
    Эстонцы, венгры, украинцы,
    Поляки, русские, арийцы
    Поправ учение Христа,
    Притворно веру принимая,
    Добро и смысл попирая,
    Антисемиты и подонки
    Живых закапывая, звонко
    Вы хохотали всей гурьбой
    Над вами попраной судьбой.
    Позор вам, мерзкие злодеи!
    Да не простится вам в века
    Судьба загубленных евреев
    Младенца, мать и старика
    Не сделавших ни капли зла.
    Бог не простил, он дал отсрочку,
    И вы, забыв свою вину,
    Опять катили свою бочку,
    На нашу чудную страну.
    Когда бы вы не возродили
    Свой мерзкий голос против нас,
    Вас небеса бы пощадили
    И не направили на вас
    Потоки гуннов и муслимов,
    Маньяков, тёмного жулья,
    Насильников, воров, дебилов
    Возмездием за тех, кто зря,
    Кто в пепел, в пыль, в золу и прах
    Сожжен был в дьявольских печах
    В полуголодных лагерях.

  12. У меня есть ли одно замечание к автору действительно хорошего стихотворения. А почему Татьяна забыла об украинцах, преступления которых соизмеримы, а м.б. в чем-то больше преступлений поляков и литовцев? Это что, из политических соображений?
    Илья Гирин в Албании после 1943 г. (во время немецкой оккупации) загублено больше половины проживающих там евреев https://ru.wikipedia.org/wiki/Холокост_в_Албании

  13. Сэм
    — 2017-01-30 22:07
    я писал не про Холокост и про известную всем трагедию нашего народа, а писал про элементарную объективность и справедливость, которая важна прежде всего не всем этим народам Европы, а нам самим
    ======================
    Уважаемый Сэм,
    Что это значит? Каждый раз, когда будет упомянут Холокост, говорить: «Не только евреи гибли?»
    Каждый раз, когда будут упомянуты палачи, говорить: «Среди их сородичей были и праведники»?
    И то и другое верно, но представьте себе, что стихотворение Тани было бы написано в таком стиле, представьте себе, что многие и многие воспоминания переживших холокост, опубликованных и на Портале, были бы написаны в таком стиле? Холокост был бы выхолощена уникальность трагедии евреев до сравнительного морализирования, в котором теряются уроки истории. Так поступала советская власть, запрещавшая упоминать евреев даже на памятники в Бабьем Яре, поскольку там убили не только евреев, и заставляя прославлять подвиги партизан, даже тех, кто спасал «советских людей» без упоминания сколь евреев было убито теми же партизанами. Надо помнить праведников мира, но когда кто-то выражает свою боль, не стоит требовать от него, чтобы среди плача слышалось: «знаю, знаю, были и хорошие люди». Конечно, были, но они-то знают, что сотворили их народы.

    А Тане — спасибо

    1. Уважаемый Борис!
      Не надо мне приписывать того, что я не писал и не думаю.
      Шоа – это трагедия нашего народа.
      Вам стихотворения понравилось? Ну и прекрасно. А мне – нет. И я дважды попытался объяснить почему. Наверное плохо объяснял.
      Но я просто помню людей в музей Анны Франк в Амстердаме, в котором мы были единственными евреями и помню очередь в берлинский холод в музей Холокоста, где мы тоже были единственными евреями.

  14. Есть замечательное стихотворение. Сильное. Выражающее чувство автора, глубоко пережитое. И есть «критика» стихоТВОРЕНИЯ, построенная на двух столпах:
    1. Полной глухоте.
    2. Плоском, как фанера, мышлении.

    Ну, с глухого какой и спрос? А о «фанере» хочется думать, что там есть и совесть — но, по-видимому, надежда эта напрасна.

    1. Мне кажется, что не стоит при обсуждении Такой темы так проявлять черты своего характера.

  15. Аня
    — 2017-01-30 21:17:09

    Позвольте, уважаемая коллега, поблагодарить вас. При разговоре на подобные темы невероятно трудно найти правильные слова — но вам это удалось.

  16. А мне стих показался спекуляцией на трагической теме. Смысл этого стихотворения? У кого она вопрошает? У давно покойных жителей вышеперечисленных стран? И что это за полунамек, полувопрос в конце? Чего автор попыталась добиться этим стихотворением? Порицания покойных европейцев? Стих не предлагает никакого решения, но и криком вопиющего в пустыне тоже не является, учитывая вот эти чисто ватно-совковые понты ,,Подсказать? Или лучше сами?” Картавый ветерок у неё, ну надо же.

  17. Евреи часто и часто справедливо требуют от других справедливого и объективного отношения к себе.
    Но требуя от других, надо и самим следовать этим требованиям.

    1. Ох Сэм-Сэм, будь моя воля, я бы вам за такие комментарии, да еще к таким стихам…

      1. Ох Сэм-Сэм, будь моя воля, я бы вам за такие комментарии, да еще к таким стихам
        Аня30 января 2017 at 7:48
        ————————————-

        Надеюсь, Аня, что вы не садистка.
        Вам понравились стихи?
        Понравилось «как» или понравилось «что»?
        Если «как», то обсуждать смысла нет – о вкусах не спорят.
        Если «что», то скажу, что Шоа был настолько Катастрофой, не имеющей аналогов в современной истории, что искажать факты, добавляя черноты, смысла нет.
        Можно возразить по любому из 5-ти обвинительных, без намёка на проблеск белого, заключений, но уж больно резануло про голландцев. Хотя было всё, но у них белого было много, очень много.
        Аня, вы где живёте? Наверное не в Израиле, иначе бы давно бы побывали в Яд Ва Шеме и узнали бы трагическую, но противоречивую правду. Но ведь и в Вашингтоне есть прекрасный музей.

        1. Сэму
          Я была в обоих музеях Катастрофы, и не один раз. Но у меня есть свой музей, в который я вошла с дедушкой и мамой и из которого нет мне выхода до конца дней. Семью моей мамы (4 двоюродные сестры и брат, и их родители ) немцы расстреляли летом 1941 года в местечке Круглое, Могилевской области. Мама, уже будучи студенткой в Ленинграде, отказалась в то лето ехать к тете на каникулы, так как в мае встретила моего папу и по-уши в него влюбилась. Хотя за это заплатила блокадой.
          После войны мой дедушка собрал по крупицам все, что происходило тогда в Круглом, и даже сумел даже наскрести деньги на скромный памятник. Не было в его часто слезящихся глазах ничего белого, вы уж извините меня, только черное, хотя на самом деле, как я потом уже сама узнала, черное было еще чернее. Ваш упрек, Сам, это и упрек и ему, и моей маме, и мало сказать, что он несправедлив, он к тому же кощунственен. Ничего ‘белого’ в Круглом не произошло, никто ни одного еврея не спас, только один мальчишка убежал в лес и выжил. Помню, когда он уже взрослым человеком приезжал к дедушке, я подслушала их разговор. Тогда же я узнала, что дедушкин племянник спрятался у своей девушки на чердаке, она его выдала местным полицаям, и он был повешен своим же бывшим одноклассником. Каждый имеет право, Сэм, рассказать свою историю, если у кого она с белым — это замечательно, у меня и у автора она черная, и искусственно отбеливать ее ради ‘справедливости’ лично для меня было бы неуважением к памяти моих расстрелянных родных и уже умерших дедушке и маме, вечная им всем память.
          А то, что автор пишет о стране, а не о местечке, не имеет никакого значения. Это ее чувства, а не историческая справка.

          1. Уважаемая Аня, если ваш пост был бы сам по себе, было бы очень ценно. А вот как доказательство кому либо — он на мой взгляд не имеет смысла. Доказывать стоит лишь тогда, когда есть шанс что-то донести. Но мы все не дети, большинство отлито в гипсе или бетоне (на выбор). Если не поняли про Холокост до сегодняшнего дня, значит шансов нет. Если не прочувствовали боль стихотворения Татьяны, значит шансов нет.
            Пусть они высчитывают себе, что кто-то негодяй на столько-то процентов, а это больше или меньше, чем кто-то другой. Пусть, у каждого свои игрушки. Не нужно их переубеждать.
            Ну а от меня — спасибо за Ваш пост.

          2. Аня, вы не поняли, или не захотели понять, мною написанное. Я разве хоть на долю секунды ставлю под сомнение трагедию нашего народа? Я написал о другом – неблагодарности и об искажении истории.
            Англия не принимала еврейских детей из Праги?
            Антверпенские докеры не объявили забастовку?
            Датчане не предупредили и не вывезли своих евреев в безопасную Швецию? (В стихотворении о датчанах ничего не сказано, но в обсуждении их уже осудили видите ли за не бескорыстие.)
            Польский патриот Ян Карски не передал на Запад информацию об уничтожении евреев на Запад?
            Евреи не сражались вместе с французами в маки?
            Если вы дважды были в Яд Ва Шеме, то надо было очень постараться, чтобы не заметить аллею Праведников Мира.
            P.S.
            Пока я писал вам этот ответ, появился пост г-на Янкелевича, в котором он взял на себя …. смелость определять, кто понимает про Холокост, а кто нет. Я давно уже не контактирую с г-ом Янкелевичем, но в данном случае не могу не заметить, что я писал не про Холокост и про известную всем трагедию нашего народа, а писал про элементарную объективность и справедливость, которая важна прежде всего не всем этим народам Европы, а нам самим.

  18. Знает ли кто-нибудь, где есть
    сводная краткая количественная и качественная информация об участии ​разных народов в Шоа?

    1. Найдите книгу израильского автора (не помню имени) «6,000,000 миллионов обвиняют», изданной на русском языке.
      Эта книга о процессе над Эйхманом и там собраны статистические данные о погибших евреев в разных оккупированных странах и об отношении населения к процессу уничтожения евреев.
      Кстати, датская реакция на преследование евреев, выразившаяся в демонстрации датчан с желтыми повязками во главе с королем Дании, продемонстрировшая протест гитлеровцам и тайная операция по вывозу датских евреев через пролив на лодках в нейтральную Швецию, описанная в этой книге, оказалась фикцией и сравнительно недавно была развенчана историками Холокоста.
      В абсолютном большинстве оккупированных стран, за может быть исключением Болгарии и фашистской Венгрии, где Хорти держал евреев в приличных условиях и их не уничтожал, чем вызвал бурное негодование Гитлера, который откомандировал Эйхмана в 1943 году в Венгрию решить «еврейский вопрос», закончившийся трагедией некогда процветающей еврейской общины, население активно способствовала унчтожению евреев. Особенно отличились поляки, украинцы и прибалты. В значительно меньшей степени агрессии против евреев были итальянцы и греки.

  19. «В вашем зеркале не растаяли.
    По ночам в еврейском квартале »
    Интересно, а кто всё-таки прав сторонники ассимиляции евреев или обособисты.Если бы евреи присутствовали в руководстве Германии всё было бы по-другому. Но пробиться в рейхстаг можно было только многолетним самым активным участием евреев в общественной жизни. Значит, правы ассимиляторы.

    1. Ой, так-таки правы? Или не было евреев в советском парламенте и даже в ЧК? И много это помогло?

    2. Господин райский либерал! Чем отличается райский либерализм от адского либерализма? Вы высказались в пользу ассимиляции евреев, т.е. уничтожения Еврейского Народа. Если бы евреи успели самоуничтожиться до прихода Гитлера к власти, то не было бы газовых камер? Или проверяли бы родословную и всё равно нашли бы кого отправить в газовые камеры?

  20. Помните формулу: «еврей, но хороший» плавно переходящую в: хороший еврей — мертвый еврей. Вот и во ВСЕХ! окружающих евреев странах попадаются хорошие люди, но… редко. Их, к сожалению, не больше, чем «левых» идиотов евреев в тех же странах плюс Израиль.

  21. Да кому это надо?
    Да отстаньте от нас,
    -Ради бога.
    Поскорее забыть, поскорее..

    Мысль, высказанная «американской» леди, на русском радио в Н-Й. А Вы-опять! Ну не скрепит на зубах. Ну, что здесь не понятного- не скрепит и всё.

  22. ах, скажите скажите, евреи,
    вам поляки и немцы роднее?
    скорбь и гнев — все прошло и забылось?
    И евреев опять народилось…

    Так зачем нам былые обиды
    ворошить? А, евреи?
    Можно свечи раз в год, хоть дла вида,
    затушить… но скорее,

    Потому как на улице фест,
    рождество, коляда и крещенье,
    Да, евреи, но здесь благовест,
    Всех равняет и ждет всепрощенья.

    Погрузиться и раствотиться,
    интегрироваться и жениться,
    да, евреи, да, там что-то было…
    но со мной это не повторится

    1. «да, евреи, да, там что-то было…
      но со мной это не повторится»
      Во-первых, не ЧТО-ТО, а 6 млн растерзанных.
      Во-вторых, не кажи гоп, пока не перескочишь.

  23. Да ведь это стихи, а не историческое эссе. Стихи трагические, прекрасные, бередящие душу… Низкий поклон автору.

  24. Да, всех не упомянешь. Но написано-то по-русски. Молчание о белорусах, украинцах, русских (да, Смоленщина, Орловская область, Краснодарский край и не только) вопиет.

    1. Дмитрий, контрпример Дании, насколько я знаю, одна из легенд. И то, что король одел желтую звезду, и то, что они переправляли евреев в безопасное место. Евреи отдавали им имущество, а если не хватало, то потом еще десятилетиями продолжали платить, гасить кредит за спасение.
      На мой взгляд контрпримером может являться Финляндия.
      Но это не историческое исследование. Здесь не нужно выводить, что Англия виновна на 43,76%. Татьяна написала прекрасно, с глубоким чувством, спасибо ей.

      1. Уж лучше Албанию: из Финляндии выдали все-так восемь человек, в Албании же не погиб никто, более того, ее еврейское население даже увеличилсь во время войны за счет беженцев

  25. Уважаемая Таня, если упомянули англичан, то справедливости ради надо добавить еще одну строфу об американцах. Но за напоминание об уже упомянутых — спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *