Александр Левинтов: Январь 17-го. Продолжение

 142 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Сервисная революция началась с того, что кто-то отказался стричь одного клиента (=быть сервом одного синьора) и заявил, что будет обслуживать любого, способного заплатить за обслуживание, сделав таким образом сервис публичной профессиональной деятельностью. Этим некто оказался севильский цирюльник Фигаро.

Январь 17-го

Заметки

Александр Левинтов

Продолжение. Начало

Поэт

касаясь дождя
и других страстей,
себя не щадя,
лишь других людей,
иди туда, куда нет пути,
где нет дорог и знаков на них,
не останавливайся и не жди
из пустоты выводи свой стих!
не будь спокоен
и равнодушен,
старайся быть Ноем,
себе ненужным –
и к Арарату, пустой громаде
плыви, спасая остатки жизни,
ты всё ж не молод, и скоро прадед
тебе ещё петь на собственной тризне

Ингерманландские этюды

Вистинская мистика

Самое красивое место на Земле, безусловно, Вистинская бухта, что в ста двадцати километрах к западу от Санкт-Петербурга.

Темнохвойный лес с ядрено-красными стволами, седой древний песок, совершенно неподвижное мелководье, а по нему разбросаны в магическом порядке округлые валуны разных размеров. Здесь так мелко, что камни, кажется, лежат на воде. Не лежат — плывут. И огромный, метров в десять высотой, каменюка в самом центре, и мелкие малыши с кулак величиной.

Зимой камни кажутся лежащими на льду.

Здесь красота земная остановлена навсегда, она застыла в изумлении от самой себя (так красиво не бывает!) и от мысли, для чего же она затеяна и существует, красота вообще, и эта красота прежде всего.

Местные жители, показавшие мне это место, никем не посещаемое и не опошляемое разными фото-киносъемками, лишь изредка наезжают сюда, в одиночку или вдвоем-втроем, со скромной бутылкой водки и еще более скромной закускою: сигаретой, рукавом или кругом чесночной колбасы. Они часами смотрят на плывущие в невесомости камни и отходят душой от бед, дрязг и суеты своей жизни. Это очищающее душу видение дивной красоты возвращает их к существованию поэзию и в ликущие восторги смысла мироздания. Здесь они — рыбаки, шоферюги, бухгалтеры, люди самых простых и грубых профессий, самого посконного быта, -— внимают сладкозвучному пению кифар небесных сфер и гармоний, здесь они искренне и безо всяких сомнений верят в Бога, здесь они чувствуют себя людьми и понимают, что настоящие они только здесь…

… Здесь я написал свое лучшее стихотворение и уже никогда и нигде не напишу ничего такого же.

Ладога

Ладога только на первый слух и людям не знающим ассоциируется с добрым, ласковым, ладным озером. Бывалые и не доверяющие слухам и слуху знают: в основе названия лежит волна, шторм, страшные на этом озере. Седое от бесконечных штормов, оно своей тяжелейшей волной крушит и ломает любые суда, тем более лодки. И нигде от этой разбушевавшейся стихии не укрыться.

Тяжелая волна — мягкая вода. Ладожская вода в свое время за свою мягкость была признана европейским эталоном питьевой воды. На этой воде возникли два самых знаменитых здесь продукта: Смирновская водка и пиво Синебрюхова. Ныне это финская фирма «Кофф» (предприниматель бежал от большевиков еще в 1917 году, ныне его потомки вернули себе знаменитые пивоварни, называемые теперь «Балтика»).

В начале мая с Ладоги уходит в Неву и далее, в Финский залив Балтики тяжелый ладожский лед и начинается путина. Впрочем, начинается она в апреле. Рыбаки вырубают ледяные глыбы, укладывают их в глубокие ямы и прикрывают соломой. Лед не тает все лето и позволяет держать свежую рыбу до холодов. А в мае на нерест идет знаменитая ладожская корюшка, небольшая серебристая рыбка, необычайно вкусная и нежная, пахнущая свежим огурцом, прекрасная и в жареном виде, и в ухе, и копченая, и вяленая. Это ее наловил в Волхове знаменитый новгородский купец-путешественник Садко и, наконец, обрел искомое им богатство. По впадающим в Ладогу рекам — Волхову, Свири, Сяси и другим, по самому озеру идет интенсивный лов, технологически неизменный за последнюю тысячу лет. Богато озеро не только корюшкой, но и другой рыбой, включая особый, ладожский вид лосося — рипус.

Суровые и опасные навигационные и штормовые условия Ладоги побудили Петра 1 построить печально знаменитые обводные каналы по южному краю этого и соседнего Онежского озер. Здесь на непосильных каторжных работах погибли десятки тысяч ни в чем не повинных людей, насильно рекрутированных по всей стране. Ныне эти каналы хиреют в бездействии.

Голубоглазое, в белобрысой оторочке камышей, Ладожское озеро под летними ситцевыми небесами в мелкий горошек облаков — тихая и лукавая славянская душа.

Балтийская Катастрофа

Случилось это относительно недавно, уже на памяти людей: по земле прошел шов, рифт — от нынешней Эстонии вглубь страны, южнее Ладоги. Здесь, на Путиловских и Синявинских высотах, до сих пор добывают превосходный гранит благородных черных цветов и тонов.

Тех, кто остался на высоком коренном берегу, стали называть корелами или карелами, а тех, кто оказался внизу, — финнами или суоми, что значит «люди болота». Русью же (то есть людьми вооруженными) и варягами («врагами») финны и карелы до сих пор называют шведов, потомков норманнов, викингов.

Как у всех языческих народов, у финнов и карелов до христианства вся природа была обожествлена и являлась символическим знанием. Ладога, Нева, Вуокса — эти крупнейшие гидрологические элементы местного ландшафта играли важнейшую роль в местной мифологии. После Катастрофы Ладога (древнее название «Нейво») перестала быть заливом Балтийского (Янтарного, Варяжского) моря и превратилась в озеро, соединяемое с Финским заливом короткой (всего 90 километров), прямой, но очень полноводной рекой — Невой. Поменяла русло и направление течения другая река, Вуокса. Она вытекала из озера Иматра и впадала в Ладогу. Теперь же она течет и впадает в Балтику в районе Выборга. Начинается Вуокса с самого большого в Европе водопада, длиной в 82 метра. Здесь еще в конце 19 века был организован первый в Европе национальный парк.

Так как Ладога — очень молодое озеро, то и реки, впадающие в него, очень молоды и почти не имеют излучин, меандр. На Волхове, например, всего одна такая излучина. На этой излучине расположен древний и очень красивый города Ладога. В его предместье — три небольших кургана. В одном из них похоронен Вещий Олег, один из первых русских князей, по происхождению норманн, разумеется. Это подтверждают и летописи. Правда, другие летописи утверждают, что он похоронен на территории нынешней Украины, между Черниговым и Киевом. Приятно сознавать, что два самых больших славянских государства на месте бывшего СССР имеют каждое своего Олега: в учебниках по отечественной истории на Украине воспроизводится старинная гравюра «Олег защищает Киев от москалей», а в России в таком же учебнике она же называется «Олег защищает Новгород от древлян».

Потаенная дорога

Все хорошо знают железную дорогу Москва-Санкт-Петербург, прямую, наезженную, парадную. По ней носятся фирменные поезда, в комфортабельных недрах которых проводят ночи крупные чиновники и генералы, политики и иностранцы, новые русские и другие важные птицы. Между Московским и столь же пышным и торжественным Ленинградским вокзалом экспрессы проносятся за четыре с половиной часа.

А параллельно этому выставочному пути тихо и медленно крадутся обшарпанные поезда, тянущие всякий человеческий сброд между Балтийским вокзалом в Питере и Савеловским — в Москве.

Здесь — и в поезде, и в городках и поселках, посещаемых поездом, — идет непрерывное и беспробудное, будничное оглашенное пьянство. Здесь царит мезозой российской жизни, ничего общего не имеющий ни с развитием капитализма в России в конце 19 века, ни со строительством коммунизма, ни с рыночной экономикой, какой она видится из кремлевских кабинетов.

Издавна сюда насильственно сселяли — за грехи и просто так — разную человеческую сволочь. И никогда здесь не было крепостного права, потому что люди, жившие здесь, и земли, здесь освоенные, ничего путного и толкового произвести не могли. Называли их царевы крестьяне или черносошники и жили они не столько своими огородами, сколько промыслами: разбоем, извозом, кустарничеством. Лихой народ ссылался сюда с петровских времен до сталинских — бесшабашность и особая беспощадная жесткость — в крови этих изгоев поколениями.

Триста лет ютится здесь, укромная и укрытая от посторонних глаз начальников и иностранцев, потаенная жизнь — подлинное лицо глубинной России, ею самою слабо изученное и почти неведомое.

Мысль и чувство в искусстве
(этюд)

Меня всегда интересовали основания непримиримой вражды между двумя великими оперными композиторами, Верди и Вагнером. И это не более, чем догадка, но мне представляется, что основное расхождение между ними заключается в следующем:

Вагнера в оперной драматургии интересует философия истории, развитие мысли и мышления, заключенное в сюжете и характерах героев

Верди важны чувства и эмоции персонажей, интрига отношений, как обычно, иррациональная.

Каждый достиг вершин и остался прав. У каждого нашлись свои последователи и продолжатели. У Вагнера это прежде всего Сен-Санс и Стравинский, у Верди — Пуччини и Леонкавалло.

Но были и те, кто пытался сочетать два этих подхода. И это — прежде всего русские композиторы и русская оперная школа: Мусоргский, Римский-Корсаков, Чайковский, Шостакович.

Если в музыке мысль и чувства боролись, сосуществуя параллельно, то в живописи чувственная парадигма (импрессионизм, экспрессионизм) предшествовала мыслительной (абстракционизм, сюрреализм). Именно эта последовательность и позволила художникам избежать столь яростной борьбы, по счастью. Кажется, вся или почти вся современная живопись перестала быть чувственной, стала бесчувственной — и это горько и страшно.

В русской поэзии, очень чувствительной ко внешним влияниям, присутствует всё: и ярко выраженная чувственность (Есенин, Рубцов), и ярко выраженная рассудочность и рассудительность (Галич, Бродский), особенно — смешение мыслей и чувств, делающее отечественную поэзию такой пронзительной и щемящей (Цветаева, Мандельштам, Пастернак, Высоцкий, Полозкова).

Что касается художественной литературы, то тут, как ни странно, слишком много чувствительных романтиков (Гюго, А. Грин, Паустовский), слишком мало думающих и мыслящих (Л. Толстой, Набоков, братья Стругацкие, Доктороу) и уж совсем мало способных сочетать страсти мысли и чувства (Достоевский, Фолкнер, Булгаков).

Читая «Сумерки богов» Ницше

С первых строк и первых слов звучат литавры и надуваются щёки визжащими медными духовыми Вагнера. Всё такое пафосное, всё такое героическое, нечеловеческое, античеловеческое, презирающее и человека и человечество.

С первых строк вспоминаешь Гитлера и Сталина, креатуры ницшеанского мироощущения.

Кардинальная ошибка Ницше в том, что он считал: уничтожая всякого, кто слабей тебя, становишься сильней — слава Богу, наоборот — приближаешь к себе фронт слабости, а затем и переступаешь его, и подлежишь уничтожению теми, кто сильней тебя, но приближающих к себе твоей смертью свою слабость.

Вдохновлённый Ницше, Гитлер в первую очередь уничтожал сумасшедших, уродов, дегенератов и калек, независимо от того, могут они размножаться или нет, только потом — евреев и цыган. По иронии судьбы он первым же уничтожил бы Ницше. Да. И тому, и другому, и вообще всякому ницшеобразному, вплоть до нынешнего Путина, начисто отбило иронию (прежде всего самоиронию) как пометку принадлежности к человеческому.

«Жизнь для меня тождественна инстинкту роста, власти, накопления сил, упрямого существования; если отсутствует воля к власти, существо деградирует. Утверждаю, что воля к власти отсутствует во всех высших ценностях человечества» — если слышишь нечто на этот же мотив, знай — перед тобой бес из числа тех, что изгонялись Христом и описывались Достоевским. Ничем это власть неудовлетворенное животное не отличается от желудочно неудовлетворенного Выбегаллы, первый — идеальный производитель, второй — идеальный потребитель, и оба -— чудовища.

«Сострадание парализует закон развития — закон селекции»? — Да, конечно, потому это и есть самое человеческое чувство, потому мы и противимся развитию и селекции. Переживание чужого страдания более своего делает нас нравственно сильными, а «лошадиная сила» — это косметическое средство для тех, кто готов дышать даже навозом, лишь бы быть анатомически сильным. Согласно законам селекции, провозглашаемыми Ницше, Ницше должен быть отсортирован и выбракован, как нечто негодное и вредное.

Ницше костерит Иисуса и Эпикура, Паскаля и Канта, Лютера и Лейбница, Ренана и Декарта. Кого же он любит и хвалит? — никого, кроме себя самого и придуманного им же Заратустры (он даже умудрился сочинить «Будду» и «Сократа», оскорбительно не похожих на Будду и Сократа). Вот — худшее из одиночеств, не отбрасывающее даже тень. Ницше и пишет только себе, считая заранее всех своих читателей слабаками. Читать Ницше очень полезно, если хочешь знать, как не надо мыслить и писать.

Иудеи ненавистны Ницше (а позже — Гитлеру и Сталину) тем, что противопоставили естественности (=физиологии) интеллект. В этом смысле каждый, ставящий интеллектуальные ценности (разум, веру, понимание, мышление) своими ориентирами и достоинствами — иудей, не в пику Ницше и ему подобным, а по званию Человека как сотворца Бога.

Ницше сам не замечает, как конфигурирует новое божество — природу. Вот — истинный фетиш, ведь без Человека она безмолвна и самонепознаваема («Человек — это природа, познающая самою себя» — Гёте).

Природа как натура — порождение, ход вещей, нечто изначальное. При жизни Ницше (и он, конечно, был в курсе), с 1874 года природа противопоставляется воспитанию, nature vs nurture. Что Ницше получил в воспитании, то и получил, того и достоин, но призывать нас в дебри невежества и буйство стихий — увольте, Фридрих. Природа как натура — это ещё и, согласно Роджеру Бекону, мастерская человека, прилагательное к нему (то, что при роде человеческом).

Природа как физика — это эпистема, знание природы, то, что Аристотель называл вечно непознаваемым. Аристотель — врач, и от него пошло представление о природе=физике как искусстве исцеления. Природа=физика — средство человека, а что значит средство бес своего носителя?

Ницше вступает здесь в полемику по поводу проблемы естественного (Е) и искусственного (И). Для него Е природно, И — противно природе, всего лишь. Но в этой проблеме имеется несколько других, более тонких аспектов: натуральное Е противостоит techne как И. При этом techne противостоит также praxis как благодеятельности и poesis как самовыражению. Е понимается также как независимое от нас, неуправляемое и принимаемое как неизбежное (например, заход и восход), а И — как находящееся внутри нашего управления, «на расстоянии вытянутой руки».

«Психология «евангелия» не ведает понятий вины и наказания, не ведает и «вознаграждения»» — сам не ведая того, Ницше повторяет никонианское неразличение вины и греха. Живи он сегодня — и его голос вступил бы в трогательный унисон с мракобесом Чаплиным, в осуждение Pussy Riot и любого вольнодумства и своеволия разума.

Я дошёл до 37-го стиха, а там их всего более ста, но далее пошли уже плевки и оскорбления от человека, скорбного умом. Слушать и читать это невыносимо и лучше всего оставить больной ум солировать дальше, но уже — без меня.

Культура и география: очерк несовместимости

Цель данного очерка — вовсе не убедить коллег в том, что культурная география — зряшное дело и тем лишить многих из них занятия и куска хлеба, но найти для себя ограничения по допустимости в географии изучения культуры, прежде всего, из-за капитальности и сложности такой сущности, как культура.

Происхождение понятия «культура»

Понятие «культура», несомненно, возникло и сформировалось в Древней Греции и изначально имело смысл «способ обработки земли»: после крито-микенской катастрофы Пелопоннес обезлюдел и стал медленно заселяться кочевниками Северного Причерноморья, пеласками и пеларгами, постепенно оседавшими на мозаичных почвах, в разнообразных микроклиматических условиях, на склонах разной экспозиции и освещённости. Формирующиеся демы, общности оседлых земледельцев, довольно быстро поняли — каждый клочок и лоскут земли здесь требует особого способа обработки и возделывания, не переносимого в другое, даже соседнее место.

Уникальность и мозаичность культур, их гетерархичность и гетерогенность, разномасштабность и интерференция делают уязвимой возможность географического подхода к культуре. В принципе, это равносильно попыткам географизации людей как личностей: географии доступны только социо-демографические характеристики массивов людей.

В переносном смысле «выращивание через образование» впервые засвидетельствовано около 1500 г., что означает высокую степень синонимии между «культурой» и «образованием» в это время [Etymological Dictionary online].

К началу 19 в. (1805 г.) понятие культуры сформировалось как интеллектуальная основа цивилизации, а позже (с 1867 г.) как совокупность коллективных обычаев и достижений людей.

Решающий шаг в современном понимании культуры сделан Т.И. Ойзерманом [Ойзерман Т.И. Существуют ли универсалии в сфере культуры? «Вопросы философии» 1989, №2], выделившим культуру как морфологию и как функцию.

Культура как морфология

Морфологическое разнообразие культурных институций, процессов, артефактов и т.п. вполне «географично». Мы, например, можем с уверенностью говорить о Москве как культурном центре и об очень высокой концентрации культуры в центре Москвы. Мы также можем уверенно говорить о том, что население западной части Москвы заметно культурнее восточной. Мы можем говорить о монокультурности Еревана и поликультурности Москвы. Мы также можем говорить о надвиге советской и российской культуры на все национальные окраины, от Эстонии до Чукотки, в СССР, а надвиге немецкой культуры на Россию в 18 веке и французской — в 19-ом. На морфологическом представлении о культуре и развивается культурная география.

О культурной морфологии можно говорить и в более крупном масштабе, например, на уровне семьи: в Сибири девушка до замужества должна была уметь делать всё по дому, кроме одного: учиться готовить она должна была у свекрови и только у неё. Бытовая культура — одно из самых продуктивных направлений культурной географии. По сути глубоко географической является этнография детства [Мид М. Культура и мир детства. М.: «Наука», 1988. 429 с.]

Культура как функция

Когда о. Павла Флоренского спросили, что останется от человечества, он без тени сомнения ответил: «культура». Смысл существования человечества — в накоплении и приумножении культуры и культурных ценностей, а вовсе не в самоуничтожении, как полагают все нынешние и предыдущие Геростраты.

Процесс социо-культурного воспроизводства (процесс трансляции культуры и науки) является одним из базовых процессов:

Социум формирует новую культурную парадигму (в искусстве это принято называть стилем) в ходе креативных процессов, проектирования и т.п., с тем, чтобы следующая социальная генерация воспринимала эту культурную парадигму (прежде всего, образовательными средствами) и формировала следующую культурную парадигму. Морфологически это всегда расширенное воспроизводство, так как культура обладает кумулятивными свойствами.

Утверждается, что культура живёт по своим законам, весьма отличным от социальных, что, собственно, мы и наблюдаем в каждодневной практике.

По отношению к социуму культурная парадигма, по утверждению Т. Ойзермана, выступает как совокупность норм, регулирующих социальную жизнь. Эта нормативная функция культуры играет решающую роль в истории человечества, но географически никак не фиксируется и не может фиксироваться.

Взрыв культур

Реальное соприкосновение культур приводит обычно, как это показано Ю. Лотманом [Лотман Ю.М. Культура и взрыв // Лотман Ю.М..Семиосфера. СПб., 2000] к взрыву культур и их аннигиляции. Интерференция культур — явление достаточно редкое и необязательное. В Нахичеванской области азербайджанцы полностью уничтожили все армянские надгробные хачкары, хотя с утилитарной точки зрения это не имело никакого смысла. Советская культура яростно уничтожала и выкорчёвывала русскую культуру: памятники, храмы, дворцы, иконы, топонимику, праздники, литературу, язык, детские игрушки, институт семьи и брака и т.д. В 90-е годы с такой же яростью и также фронтально уничтожалась советская культура, особенно в нероссийском пространстве (Прибалтика, Польша, Чехия, Венгрия, ГДР, Румыния, Болгария, Закавказье).

В более широких временных рамках античная языческая культура была взорвана христианством и в Европе, и в России, при этом в России — дотла и без остатков. Также была уничтожена европейцами индейская культура Северной Америки. Взрыв культур наблюдался в Индии, Китае, Египте при соприкосновении с британской культурой.

Всё это не оставляет следов в географическом пространстве либо слишком эфемерно для географических исследований.

Культура и цивилизация

Цивилизация — не только «омертвевшая культура». Цивилизация, в отличие от культуры, транслируема, что, собственно, и легло в основу глобализации.

Цивилизационные волны смывают культурные различия, обезличивают культуру, лишают её разнообразия. Рок-цивилизация также монотонна, как и современная архитектура, фаст-фуд, аэропорты, отели, граффити, моды и английский язык.

Географические исследования оказываются между Сциллой цивилизации, где всё обезличено, стремится к универсальности и гомологичности и Харибдой уникальных культурных достопримечательностей.

Географический синтез и анализ

Но есть сфера исследований, спасительная для культурной географии.

Обычно география ориентируется на поиски различий, на анализ этих различий и поиски закономерностей, обеспечивающих устойчивость и надежность этих различий. Но, например, географическое районирование и другие способы членения территории, несет в себе функцию не только анализа, но и синтеза. И картоиды Родомана говорят не только о контрастах культурного и природного ландшафта, но и их синтеза, прежде всего, эстетического.

Представляется, что культурная география, как никакая другая отрасль географии, предназначена для синтезирования географического пространства:

Сама культура обладает синтетическими свойствами, способностью воспринимать мир не в узких дисциплинарных рамках, а в онтологической полноте.

Гуманизация
(реплика)

Получил сегодня приглашение на весьма любопытное мероприятие. Вот оно, без ненужных деталей и с авторскими ошибками:

28 января 2017
Уважаемый пациент!
Приглашаем Вас принять участие в семинаре Марии Каменских по теме «Вечные вопросы эндодонтии», который состоятся в Учебном Центре ФАРМГЕОКОМ. Программа семинара:

Теоретическая часть:

· Лечить или удалять? Критерии успеха в эндодонтии и имплантологии.

· Коффердам или опытный ассистент? Роль изоляции рабочего поля в прогнозе эндодонтического лечения

· Доступ минимально-инвазивный или адекватный?

· Верить ли апекслокатору? Методы определения рабочей длины

· Ковровая дорожка — ручная или машинная? Создавать или нет?

· Инструменты для формирования канала. Стальные или никель-титановые? Ручные или машинные? Ротация или реципрокация? До какого размера препарировать? Все о формировании корневого канала.

· Ирригационный протокол — камень преткновения стандарта эндодонтического лечения. Чем, как и когда проводить ирригацию?

· Лечение в одно или несколько посещений?

· Апикальный или корональный герметизм? Латеральная компакция или вертикальная конденсация?

· Волоконный штифт, анкерный штифт или культевая штифтовкладка?

· Ревизия корневых каналов или апикальная хирургия?

· Отломок инструмента — извлекать, обходить или наблюдать?

Практическая часть с использованием операционного микроскопа:

· Отработка мануальных навыков препарирования корневых каналов вращающимися и реципрокными файлами,

· Пломбирование корневых каналов методом вертикальной конденсации термопластифицированной гуттаперчи на пластиковых блоках и удаленных зубах (удаленные зубы с созданным эндодонтическим доступом необходимо подготовить самостоятельно).

· Работа с эндодонтическими ультразвуковыми насадками, выбор мощности и насадки для конкретных эндодонтических манипуляций.

Стоимость участия в семинаре — 10 000 руб.

Ключевым в этом сообщении является, разумеется, последнее предложение, объясняющее, почему это получил я: кто-то посчитал, что а) у меня есть такие деньги и я готов с ними расстаться, б) я смогу самостоятельно подготовить собственные удалённые зубы с созданным эндодонтическим доступом.

А двумя днями раньше пришло приглашение поучаствовать в научной конференции по археологии. И тоже, в общем-то, почти задаром, где-то около 5000 рублей плюс оплата публикации по 1200 рублей за каждую страницу текста.

Были и другие, не менее лестные и заманчивые предложения: по педагогике, психиатрии, праву, микробиологии и т.п.

Всё это — неспроста.

Конечно, никто не подозревает за мной такого разнообразия талантов и интересов (я и сам в них серьёзно сомневаюсь), но несомненно — существует некий информационный общак научных жуликов, очень мощный, не уступающий, например, академическому общаку или общаку Министерства образования и науки, а, возможно, и включающий их, несомненно включающий, который пасёт всю научную поляну страны.

Я помню те времена 25-летней давности, когда из Интернета на меня вываливались ливнями и лавинами предложения по оптовым поставкам швеллеров и балок, КИП-оборудования, башенных и козловых кранов, арматуры любого сечения, ЖБИ и ЖБК, силикатного кирпича и огнеупоров.

Страна меняется. Страна интеллектуализируется. Страна приобретает оптовый образ с человеческим лицом.

Евреи, евреи, кругом одни евреи

Сенсационное сообщение получено из Института истории России РАН. Исследовательская группа сектора древнерусской истории после нескольких лет работ, в которых участвовали специалисты Антропологического института МГУ, а также сотрудники Центрального архива ФСБ, пришла к неоспоримому выводу: Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский, известный более как Малюта Скуратов, по национальности был евреем. Его отец, дворянин Лукьян Скуратов-Бельский, был женат на Розе Блументаль, принявшей христианство ради брака с отцом будущего опричника №1. Любовная история была замята напрочь. Ниточкой, позволившей раскрутить ее, оказались документы допросов, ведшихся Малютой Скуратовым по делу об измене среди стрельцов в пользу крымского хана Девлет-Гирея и его резидента, крымского караима Вельковича. Ученые с изумлением обнаружили, что Малюта свободно писал на иврите.

Еще более сенсационно выглядят предположения руководителя исследования ст. научного сотудника, доктора исторических наук А.Н. Натанзона. По мнению ученого, Елена Глинская, мать Ивана IV Васильевича Грозного, была на одну четверть (по материнской линии) еврейкой.

И совершенно точно установлено: род Нарышкиных — знатный караимский род. Родоначальником рода является Мордка (Мордухай) Кубрат Нарыш, прибывший ко двору Ивана III в 1465 году с союзнической миссией в совместной борьбе Москвы и Бахчисарая против Золотой Орды. Надо сказать, что внешняя политика Ивана III была одновременно и антиисламской (после Стояния на Угре он перестал платить дань Орде и вечно воевал с Казанью), и антихристианской (бесконечные столкновения и войны с Литвой и Польшей; правда, женился он на последней константинопольской принцессе Софье Палеолог, рабски испросив согласие у Папы Римского), а главное — антирусской (предательство Твери, разорение Великого Новгорода), что потом будет интерпретировано отечественной историографией как «собирание земель русских»

Внук Мордухая Исаак первым принял обрусевшую фамилию Нарышкин. Борис (Борух) Нарышкин был уже воеводой и погиб в битве под Соколом.

Красавица Наталья Нарышкина была последней женой царя Алексея Михайловича, антисемита не хуже испанской королевы Изабеллы I (чего стоит его указ после взятия Вильно и Ковно: «всех жидов крестить, а не желающих креститься топить в Немане»), и матерью Петра I. Впрочем, это не мешало потомкам Петра, от Елизаветы Петровны до последнего царя, Николая II, быть последовательными и беспощадными антисемитами и в семейном кругу, и на троне.

Подвиг Фигаро
(лекция для школьников)

Промышленность-торговля-сервисэти три сферы человеческой деятельности тесно связаны между собой — и исторически, и понятийно, и как некоторая последовательность, и по отношению к потребителю, и, наконец, потому, что каждая из них пережила в своё время революцию.

В промышленности можно выделить три важнейших компонента: производство, промысел и предприятие.

Производство — искусственно-технический процесс перевода исходного материала (ресурса) в продукт за счет последовательности определённых процедур и операций. Практически все производства — «подсмотренные» человеком природные превращения, будь то бродильный процесс, эрозия, вымывание, сгорание и т.п. К сожалению, все производственные процессы отличаются необратимостью: мы умеем превращать зерно в хлеб, нефть в бензин, виноград в вино и т.д., но вернуться к зерну, нефти и винограду не в состоянии.

Помысел рефлексивен относительно производства: промысливание производства связано с ремеслом, мастерством, обучением, профессионализмом и формирование профессиональных сообществ (цехов).

Предприятие — институализация предпринимательства как деятельности по порождению новых деятельностей (Й. Шумпетер), стремления человека создавать всё новое и новое, скорее в поисках выхода из рутины производства, чем из каких-либо рационалистических соображений.

Промышленность тесно связана с аскезой трудолюбия, введённой М. Лютером, с индустрией (industria). Собственно, промышленность и возникла из этой идеи.

Промышленная революция произошла в переходе от индивидуальных мерок к стандартам и размерам, в анонимизации потребителя и к массовому производству. Практически текстильное и швейное производства переходили к машинному, мануфактурному производству параллельно:

Ткацкий станок Швейная машина
В 1733 году суконщик из Англии Джон Кей изобрел механический челнок для ткацкого станка. В 1785 году Эдмунд Картрайт запатентовал свой механический ткацкий станок, оснащенный ножным приводом. Станок Картрайта стали улучшать и модифицировать и к 30-м годам XIX века число машин на фабриках увеличивалось, а число обслуживающих их работников стремительно уменьшалось. В 1879 году Вернер фон Сименс создает электрическую ткацкую машину. В 1890 году англичанин Нортроп изобрел автоматический способ зарядки челнока, а в 1896 году его фирма представила первый автоматический станок. Конкурентом этому станку стала ткацкая машина без челнока. Создание швейной машины произошло ко второй половине 18 в. (Карл Дрес). В 1814 г. австрийский портной Й.Мадерспергер создал иглу с ушком у острого конца. Спустя несколько лет Фишер, Гиббоне, Уолтер Хант, Элиас Хоу и другие учёные начали работать над получением стежка с помощью иглы с ушком. В 1830 году Бартелеми Тимонье получил патент на швейную машину и открыл первую в мире автоматизированную швейную фабрику. В 1845 году Элиас Хоу в США разработал челночный стежок и получил патент на швейную машину с этим стежком, которая работала со скоростью 300 стежков в минуту. В 1850 году в швейном аппарате А.Вильсона, а позже в 1851 году и в машинах Зингера и Гиббса игла двигалась вертикально, а ткань, прижатая специальной лапкой, располагалась на горизонтальной платформе и её продвижение осуществлялось прерывисто движущимся зубчатым колесом, а впоследствии зубчатой пластинкой.

Швейная промышленность ориентировалась на столичные города (Париж. Лондон, Милан и т.п.), женский труд, женское потребление и ателье кутюрье (решающий фактор). Ткацкая — на нестоличные и малые города (Манчестер, Лион, Лодзь, Подмосковье и т.п.), мужской труд, наличие воды (решающий фактор) и транспорт.

Торговля возникла в столь же отдаленные, пещерные времена, что промышленность и сервис. Формула Гирша trade=commerce+industria вполне справедлива, если понимать индустрию именно как трудолюбие, а коммерцию как спекуляцию (приращение смыслов и цены в ходе коммуникации).

Торговая революция произошла в 17 веке и связана с возникновением ажиотажной (биржевой) торговли в Брюгге в 1620 г. Впервые торговля шла не наличным, а ожидаемым товаром.

Смысл современной розничной торговли заключается в псевдо-деанонимизации товара: нас, покупателей, пытаются убедить в том, что данный продукт «как по вам сшит», как бы индивидуализирован, как бы учитывает ваши особенности и свойства.

Сервис всегда индивидуализирован: нельзя делать причёску сразу нескольким (а в промышленности можно работать сразу на нескольких станках, в торговле, например, аукционной, продавать сразу многим покупателям), как нельзя делать эту прическу отсутствующей голове (а биржевая торговля опционами и фьючерсами именно такова).

Сервисная революция началась с того, что кто-то отказался стричь всего одного клиента (=быть сервом одного синьора) и заявил, что будет обслуживать любого, способного заплатить за обслуживание, сделав таким образом сервис публичной профессиональной деятельностью. Этим некто оказался севильский цирюльник Фигаро. В Севильи до сих пор существует дом Фигаро и кабачок, где он часто сиживал. Вполне возможно, в реальности его звали иначе, что, строго говоря, несущественно.

В чём суть подвига Фигаро? — Промышленная и торговая революция — плод усилий группы людей, многих людей, Фигаро совершил сервисную революцию в одиночку, и тем задержался в истории и благодарной ему культуре.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *