Михаил Чабан: Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка. Рассказы из жизни и около

 269 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Вы заметили, что если в заглавии поменять местами два слова «жена друга», то получится совсем другой смысл: «друг жены». А говорят, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Но речь об настоящей жене моего настоящего друга Мишки. Я имею право его так называть, потому что мы знакомы более 70 лет.

Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка

Рассказы из жизни и около

Михаил Чабан

Михаил ЧабанВведение
О сберегательной книжке

Ну вот, откуда взялось это заглавие со сберкнижкой? При чем здесь что?! А вот при чем и откуда. Кто постарше помнят старую послевоенную и очень тогда популярную песню: «Мишка, Мишка, где твоя улыбка». Автор слов и мелодии Г.Титов при последующей музыкальной обработке В.Нечаева. Песня была даже в репертуаре Л.Утесова. Мы тоже ее часто напевали или хором пели в компаниях после сабантуйчика, совершенно не задумываясь, кто такой этот «Мишка». Мишка — и все! Мало ли что?!

Так вот, никогда бы не подумал, но «Мишкой» на самом деле была … женщина. Звали ее Микаэла и она была певицей. И песня была написана Георгием Титовым после их размолвки. Титов по этому поводу сильно переживал и написал песню «Мишка» — так он любовно называл Микаэлу. Эту версию можно найти в интернете и она принадлежит жене Г.Титова — Людмиле Щедровской. Из любви Микаэлы и Георгия, по общим сведениям, ничего практического не вышло. Титов впоследствии женился совсем на другой женщине — выше упомянутой Людмиле Щедровской. Вот такая наша жизнь.

Хотя тут есть маленькая неувязочка. По основной версии грустит-то сам Титов по своей возлюбленной Микаэле — Мишке, а песня написана от женского имени. И обращена она к коренному мужчине — Мишке. Это прямо видно по тексту. Хотя песню исполняют как певицы, так и певцы. Как мужского, так и женского пола. Не меняя текста. И исполняли они ее, пока в период развитого идиотизма эту песню не запретили как буржуазную и пошлую. Но мы ее все равно пели. Ну, вот такие мы!

Так вот, эту песню мы часто называли «Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка». Не улыбка, а сберкнижка. И вот опять сюрприз. В интернете я обнаружил несколько песен с именно таким названием «Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка». В них разные слова и даже трудно воспроизводимые в приличном обществе. Но мотивчик тот же. И он звучит в нас до сих пор. Еще мы в детстве на ту же мелодию, но с искаженным текстом пели: «Мишка, Мишка, где твои штанишки?» И тут же звучит ответ: «Потерял! Потерял!»

Вот я и подумал, вспомнив детство — почему бы не присвоить своему циклу рассказов о моем друге, которого так и зовут — Мишка (мужского пола и племени), название «Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка». Ведь в рассказах речь как раз и идет о Мишке, и не один и даже не два раза, а всю дорогу. Да и сама фраза как раз говорит за жизнь, ее реальную материально-денежную сторону. Если взять фразу с «улыбкой», то она отдает романтикой, чувствами, меланхолией. Тогда как фраза со «сберкнижкой» более приземлена, жизненна и реальна. Ее можно пощупать голыми руками. Вы-ж не будете пересчитывать деньги в перчатках или варежках.

Деньги — товар — деньги. Что более отражает нашу жизнь с ее реальными законами и отношениями. Нашу прошлую жизнь и теперешнюю. С ней легко вспоминать, что было и что есть. Как и та сберкнижка, которая осталась в воспоминаниях и размышлениях. Если помните, в период «перестройки» наши сберкнижки обнулили. И вот это все, как раз то, что я хотел и не хотел сказать.

Главный персонаж и заодно действующее лицо этих заметок мой старинный одесский друг Мишка (мальчик, юноша, мужчина, муж, отец, дедушка, прадедушка). Это реальный, а не вымышленный персонаж. Я даже хотел поместить здесь его фотографию. Но тут он уперся всеми четырьмя копытами и устроил большой международный скандал и чтобы не портить отношений между Германией и Канадой, я уступил. Другое дело, что в ответ на это некоторые детали и даже эпизоды, как бы это помягче сказать или выразить — выдуманы или, по крайней мере, приукрашены. Так «а шо же ви хочити» — это же литература, а не характеристика с места работы. И, в конце-концов, это же Одесса, сэр! Поэтому: если нельзя, но сильно хочется — то можно. Твори, выдумывай, пробуй!

Когда я пишу о Мишке, то предсказать и запрограммировать Мишкины эмоции для меня, знающего его более 70-и (вы себе можете представить!!) лет, никакого труда не представляет. Я легко могу сказать, что он произнесет мне в ответ и я знаю, что я потом ему на это скажу, и что он мне опять ответит. И так на весь разговор вперед и дальше. Кстати, он тоже меня хорошо изучил.

Честно говоря, мне, для нашей «беседы» с ним, сам Мишка даже не нужен. Я все могу сказать и за него и, тем более, за себя — как это не удивительно. Такие монологи — диалоги я, «в гордом одиночестве», не раз проигрывал сам с собой перед беседой с Мишкой, а затем для интереса повторял их уже с его участием. И что вы думаете?! Все совпадало с точностью до … нет, не наоборот, а до небольших процентов случайности. Мишка точно повторял предначертенные ему фразы.

И еще, такие же эксперименты — проверки я устраивал со своей женой, которая Мишку тоже знает. Я ей рассказывал о нашем с Мишкой разговоре в деталях и смешных подробностях. А потом, когда она уже отсмеялась, я ей «открывал истину», что все это я выдумал и никакого разговора у нас с Мишкой сегодня не было. И, что интересно, она этому сперва не верила — так все было правдоподобно. А, может, она мне просто подыгрывала. Женщины! Вы ж понимаете!

Все это неправда

Все здесь написанное, чтобы избежать последующих физических и моральных недоразумений и издержек и поступить как бы благородно, я не преминул, коварно (ну, вы себе представляете!), показать моему другу Мишке. Из вредности, конечно. Опять-таки, Одесса, сэр! Он прочитал, сказал, что все это чепуха и неправда, и если он меня поймает, то за физические последствия он не отвечает. Но выразил он это несколько по другому. Ну, вы себе представляете этого прадедушку!

Правда, если вы его спросите, он будет говорить, что ничего такого он не говорил, матом он никогда не ругался — он же учитель, и я все, как обычно, выдумал. А почему бы и нет?! Вы ж понимаете! Я, оказывается, не могу писать, что хочу. А я хочу и буду! Хочу и буду! В конце концов, после долгих и яростных споров о главном и о деталях он сказал: «Ну, ладно, нехай!» И я это дело печатаю, хотя он этого и не говорил.

Еще о Мишке

И еще о Мишке. Мы вместе ходили в детский сад. По возрасту между нами всего пять дней разницы, но в мою пользу. Тем не менее я всегда шутливо признаю его «старшинство».

Почему моего друга зовут Мишкой, а не Мишей или Михаилом я даже не помню почему это почему. Но я всегда звал его Мишкой, даже теперь, несмотря на его солидность и прадедушкиность. Жили-были мы с Мишкой в Одессе, на Молдаванке, совсем недалеко друг от друга, на одной улице по названию то Госпитальная, то, хотите — не хотите, без разницы, Богдана Хмельницкого.

Мишкины истории

Мы с Мишкой, несмотря на разные судьбы, все время имеем друг друга в виду, постоянно переписываемся или перезваниваемся (переругиваемся) и нашей дружбе уже более 70 лет. Хороший стаж. У нас совершенно разные характеры и жены и каждый из нас по-своему «сходит с ума», но мы почти не ссоримся, хотя оба разговариваем друг с другом «как раньше в Одессе» и тем более, как на Молдаванке. Как-то моя дочь присутствовала при нашем с Мишкой разговоре и очень удивилась его кажущейся остроте, но потом с большим интересом слушала как мы переругиваемся «по-одесски». Ну, теперь после такого вступления приступим к Мишкиным историям. Настоящим и слегка или сильно выдуманным. Если оно и не было, то могло же быть. Почему нет?! А где та правда — кто знает?!

За рыбу — гроши, плюс налог

В каждой стране люди платят налоги. А куда от них денешься?! Хоть и не хочешь, а надо! Лучше спать спокойно, чем выиграть пару копеек и ждать, когда придут. Так думают все, или почти все, законопослушные граждане ранее для нас далекого зарубежья. Они так с детства приучены. Налоги платят даже в Одессе. Правде, не все. Далеко не все! Очень близко к далеко.

В Канаде, в провинции Онтарио, где и расположен прекрасный город Торонто, кстати, или некстати, налог на промышленные товары составляет на сегодняшний день 13%.

Цены, которые вы видите на ценниках вещей в магазинах — это основная стоимость, без налога. А когда вы идете в кассу и платите, то в кассе, вот гады, автоматически добавляется эти самые проценты.

То-есть (для тупых доцентов), за вещь, стоимостью, например, 100 канадских долларов, вы в итоге, на кассе, платите уже 113 этих самых долларов. Ни больше, ни меньше.

Когда я только приехал в Канаду, я (не будучи доцентом) сильно возмущался по этому поводу, пока не привык. Хотя, честно говоря, и теперь как-то неприятно. Пишут одно, а платишь другое. Ну, просто безобразие!

Вот об этом я честно и откровенно и как бы между прочим рассказал моему старинному одесскому другу Мишке, который, так получилось, проживает в Германии, у немцев. Говорили мы, как сейчас модно, по Скайпу. Я в Канаде, он — в Германии. И ничего — хорошо слышно и видно. Только руку не пожмешь. Зато и в морду дать (и получить) невозможно.

На мою информацию Мишка соизволил сказать, что у «них», в Германии другой порядок. То-есть — что на ценнике, то и платишь на кассе. Налог внутри, он уже включен в объявленную цену. Если написано 100 евро, то и платишь 100 тех же евриков. У нас в Канаде так, а у них в Германии — иначе. Ну и что! Все всё равно платят налоги, только форма оплаты разная.

О чем спор, люди! Скажите мне, где здесь повод для спора?… Нет, ну тут вы совсем забыли за Одессу! И то, что, где два еврея — там три мнения. Вы помните монолог Жванецкого о раках: «Я вчера видел раков по пять рублей. Но больших, Но по пять рублей… а сегодня были по три, но маленькие». Я не помню — эти раковые цены были с налогом или нет. По моему Жванецкий забыл про налоги. Но, тем не менее, раки были! Раньше. Сейчас только одни креветки и остались. Но зато дорого, хотя это самые настоящие одесские «рачки», которыми бабули торговали вразнос, насыпая их в газетные кульки.

Итак, после такого большого и нудного вступления перейдем, наконец, к сути дела (если она есть). Начал этот небольшой геволт, естественно, я. Иначе о чем бы мне было сейчас писать?!

После Мишкиного провозглашения, что они в Германии платят то, что на ценнике, я, с большим апломбом хорошо знающего предмет спора человека, уверенно заявил: «Неправда, мы платим дополнительно 13%». Объясняю для «доцентов» — он-то имел в виду себя в Германии, а я его как бы не понял, имея в виду тоже у себя, но в Канаде.

Он, в ответ, меня тоже как бы не понял и начал спорить, что у них налог уже включен в объявленную всему честному и нечестному народу цену. Я тоже как бы не понял, что он меня как бы не понял и продолжал диалог с не меньшим одесским ражем: «Ну, что ты мне рассказываешь! Я же сам, лично, хожу в магазин и приплачиваю эти хреновы 13% сверх указанной на ценнике суммы!»

«А мы платим, то, что указано на ценнике!» — он твердо стоял на своем. Естественно, я возмутился: «Что же ты мне предлагаешь? Чтобы я не заплатил налог? Нет, вы только посмотрите на него! Он хочет, чтобы меня посадили в канадскую тюрьму! И ты мне будешь передачи носить?!»

Передачи он мне носить не захотел — далеко ездить, но со своей точки зрения не слез: «Мы в Германии платим точно по ценнику!»

Естественно, я с этим не мог согласиться и с почти искренним возмущением и торжественно заявил: «Мы доплачиваем 13% налога на все пром товары! И нечего мне здесь мозги полоскать! Что, ты лучше меня знаешь, как мы здесь живем!»

Он не смог остаться в долгу и опять мне прямо в глаза через Скайп заявил, что они платят только то, что указано на ценнике. Вот вы посмотрите, какой он упрямый, попробуй ему что-то доказать! Он такой: как упрется — то все, даже жена (евойная) сдвинуть не может. Дважды два — четыре и все тут! Ну, никакой гибкости. Будет свое твердить до полного упаду.

Я гну ему свое про «мою Канаду». А он мне свое — про «свою Германию». Дальше уже полностью пошел разговор глухого со слепым, или даже немого со зрячим. Или тупого с еще более тупым. Можете выбрать. Я знаю, вы выбрали последнее.

Каждый говорил о своем, не особенно слушая другого. А особо слушая самого себя. Так, а кого же еще слушать?! Даже странно, что вы спросили! Что, это не вы, а я спросил?! Хорошо, пусть будет я! Но я все равно вам отвечу! Слушать надо самого себя. А то ходют ту всякие и разные, советчики и антисоветчики, сочувствующие и примкнувщие, со своим личным и со своим общественным мнениями.

А что вы от меня хочите?! Я только пару слов сказал. И все!

Позвони мне, позвони!

У меня … зазвонил телефон …, нет, нет, наоборот — сломался компьютер. И я отдал его в починку. А что мне было делать?! Ремонт занял несколько дней. Обычно мы пару раз в неделю связываемся по Скайпу с моим другом Мишкой. А тут я исчез. Мишка пару раз позвонил по Скайпу, но не дозвонился — компьютер же был в мастерской.

Когда, наконец-то, компьютер заработал и я смог связаться с Мишкой, то мы, как обычные одесситы, обрушились друг на друга с претензиями. А почему ты не звонил?! А почему ты сам не звонил!? Каждый пытался доказать другому, что тот, другой, не прав.

Мишка кричал — посмотри, у тебя там в Скайпе куча моих звонков! (Их было всего три!) А ты, нахал (это я-то нахал!), мне не отвечал! То, что у меня компьютер был в ремонте его мало волновало. Он эти доводы не принимал. При чем здесь логика, когда я все равно виноват.

Раз так, то надо было переключить вину на него самого. А как же иначе! И я сказал в ответ — так я же тебе звонил и много раз. Он удивился и резонно заметил — а как ты мог звонить, когда твой компьютер был в ремонте.

Ага, теперь, когда в его пользу, то этот довод действует. А дело в том, что у меня есть коллекция разных старинных бронзовых колокольчиков. Я ее принес и стал ими звонить перед экраном компьютера. Мишка мне говорит — не морочь мне голову своими колокольчиками. Никаких звонков от тебя не было. Я ничего не слышал.

На что я ответил и тоже резонно, но ты же сейчас слышишь, как я тебе звоню и разными колокольческими голосами. Почему же ты раньше не слышал?! И, вообще, я не понимаю — какие могут быть претензии — я же звонил! (В колокольчики)

А что бы вы ответили на этих глупостей? Я живу в Канаде, а Мишка в Германии. Я, у себя дома в Канаде, звоню в колокольчик — как он может слышать это в Германии без средств связи?! Никак! Но при чем здесь логика?! Я же звонил, все-таки! Мало ли что, что он не слышал. А я все равно звонил! Так в чем же моя вина?! Это он виноват, что не слышал моих звонков. А я звонил и сейчас звоню! Какие могут быть претензии?!

В общем, мы еще долго пререкались — кто кому звонил и не звонил и кто прав, а кто виноват. Пенсионеры, сэр! Но к общему мнению так и не пришли. Естественно! Только к противоположному. Как и положено при обычном одесском разговоре.

День рождения жены друга

Вы заметили, что если в заглавии поменять местами два слова «жена друга», то получится совсем другой смысл: «друг жены». А говорят, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Да-а, все врут календари. Но речь не об этом, а об настоящей жене моего настоящего друга Мишки. Я имею право его так называть «Мишка», потому что мы знакомы более 70 лет (представьте себе!) и я его так называл еще с детства.

Так вот у Лили, жены Мишки был день рождения и я намеревался ее поздравить, как это делаю ежегодно. Но мы живем в Канаде у сэра Трюдо, а они, наоборот, в Германии у фрау Меркель. Поэтому для таких целей мы пользуемся Скайпом. И ни Трюдо, ни Меркель не возражают.

Мы с женой вызвали Лилю с Мишкой в Скайп и тепло поздравили Лилю со всевозможными пожеланиями. А что, сказать легко, выполнять-то не нам. Хотя, как говорят в Одессе, и не только: «Не учи жить, лучше помоги материально».

При нашем поздравлении у Лили было несколько нерадостное настроение и я решил его поправить со свойственной мне медвежьей одесской грацией. И я безаппеляционно и прямо в лоб, между глаз, спросил Мишку, который сидел там же, рядом со своей женой и подслушивал наше поздравление — мало ли что.

Я спросил его: «А что ты Лиле подарил на день рождения?» Я всегда славился своей бестаткностью и способностью говорить правду и неправду прямо в глаза, то что говорят или думают на заднем дворе.

Мишка слегка замялся от моей прямоты, но отвечать-то надо перед лицом моей и его жен и он промямлил: «Ну, цветы подарил и еще в ресторан сходили (китайский)». Я с деланным, но справедливым возмущением яростно, как на трибуне, провозгласил: «Да ты што! Иди и немедленно возьми 1000 евро и купи Лиле подарок от меня! Я потом отдам!»

Вот это «потом отдам» имеет хорошо в Одессе известный смысл. Известный еще из младшей школы. Если вам говорили: «Дай 10 копеек, я тебе потом отдам», то это значило просто так отдать деньги. Слово «потом» никого ни к чему не объязывало. Потом. Когда потом? Завтра-послезавтра, через год-два, через 10-20 лет? Нет, просто потом.

Если вы через пару дней приходили выклянчивать свои деньги обратно, то ваш «заемщик» совершенно спокойно говорил: «Я же обещал потом, значит и отдам потом!» И не приставай. А если вы спрашивали — когда это потом, то он говорил раздраженно от вашей непонятливости и его честности: «Потом! Я же обещал потом!!» Поэтому в денежном смысле «потом» означало «никогда» и «ничего». Все это в Одессе знали и знают.

Помните притчу как Ходжа Насреддин взялся по поручению Эмира (за деньги — 1000 таньга) обучить своего осла разговаривать. Но результат будет «потом», как в Одессе. А «за это время либо ишак сдохнет, либо Эмир …». Потом.

Мишка тоже знал, что значит это «потом отдам». Поэтому он просто знающе улыбнулся. Трепись, мол, трепись! Но вот Лиле такой вариант понравился и у нее улучшилось настроение. Тем более, что я все говорил с высоким вдохновением. И, главное, не скупился на деньги. Чужие. А что — мне жалко!?

Теперь надо было ее настроение еще выше поднимать. Поэтому я стал настаивать на своем варианте и развивать идею дальше. И я сказал: «Ты же купил уже билеты в Одессу». А в скобках отмечу, что они как раз собирались на пару недель в Одессу погостить у тамошнего внука с правнуками. «Так вот, зайдешь к Саакашвили (губернатор Одесской области), скажешь, что от меня и он тебе отдаст 1000 евриков.»

Представьте себе эту картину маслом. К Саакашвили вламывается пожилой, солидный, наполовину седой, наполовину лысый мужик и требует 1000 евро, ссылаясь на какого-то Чабана, которого Саакашвили никогда не видел и не слышал и слышать не хочет.

Конечно, я понимаю, что Мишка не такой дурной, чтобы идти и требовать от Саакашвили деньги. Это просто обычная одесская шутка. Думаю, Саакашвили к одесским шуткам уже привык. Но, тем не менее, в каждой шутке есть доля правды и согласно логике (одесской) Саакашвили теперь должен Мишке 1000 евро. Вот только кто эти деньги теперь отдавать будет, когда Саакашвили ушел с одесского губернаторства. А жаль!

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *