Наталия Веденина: Джульетта, Вассерман и другие

 272 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Так я стала разведенной женщиной с дочкой. Это у нас, наверное, наследственное. И у мамы, и у бабушки — такие же судьбы. И вот мы: четыре свободные женщины приезжаем в конце восьмидесятых в Израиль. А тут… Но все по порядку.

Джульетта, Вассерман и другие

Наталия Веденина

Наталия Веденина— Сейчас, сейчас я расскажу вам свою историю. Только смартфон выключу, чтобы не мешал. Это же мой первый смартфон, крутой: «Долгожданная новинка от Самсунг —Galaxy S7 SM-G930FD» — так мне внучка сказала, а я ей верю. Она моя первая учительница по всем этим «WhatsApp», «Wi-Fi», «Skype», хотя ей всего пять лет! Вот это детство: первое движение ее было — водить пальцем по экрану смартфона, а первым словом — «планшет».

Нет, я не жалуюсь: у меня тоже было счастливое детство в Советском Союзе, но не благодаря партии, а благодаря маме и бабушке. Жили мы втроем в небольшой квартирке, их еще «хрущевками» в народе называли. Квартира маленькая, но все самое необходимое в нее поместилось. А что самое необходимое для интеллигентной еврейской семьи? Правильно: пианино и домашняя библиотека. Книги везде были: на полках, на стеллажах, на столе и даже под топчаном, вместо ножек. Они занимали почти все пространство квартиры, так что ходили мы между ними бочком. Да, книги — это особая атмосфера, хотя и несколько пыльная, вот представила и даже чихнула. Сейчас всю эту информацию можно найти в этой коробочке — в смартфоне. И не только ту, что была в нашей библиотеке, но и другую — еще более важную для жизни. Но все по порядку.

Росла я девочкой послушной, разумной, старательной. Мама и бабушка не могли нарадоваться: коса до пояса, руки перед едой мыла, домашнее задание делала, а в свободное время читала книги или журналы, умные журналы, потому что других и не было: « Наука и жизнь», «Юность», «Знание — сила». И сила в знаниях у нас действительно была, как это говорится: «разносторонне образованные люди, энциклопедически эрудированные». Но в одном аспекте был пробел…, ну как это вам сказать… Совсем не было знаний о сексе. Конечно, мне иносказательно намекнули, что детей приносит не аист и их не находят в капусте. Но дальше этого не шло. А спрашивать «про это» у нас в семье было не принято.

— Да ты бы, бабушка, загуглила слово «секс» и все бы узнала! — это мне моя внучка посоветовала.

— Не было «гугла» тогда, деточка, — объясняю я ей. — Были библиотеки: районные, городские. А в них картотека — это такие огромные шкафы с карточками. Открываешь ящичек с нужной тебе темой, а там, на карточке написано, какая тебе нужна книга, идешь к библиотекарше (женщине обычно строгой нравственности) и просишь эту книгу. Вот и представьте себе: прихожу я — пионерка, отличница: на шее красный пионерский галстук, под ним воротничок: белоснежный, наглаженный, как полагается девочке, платье форменное (то есть бесформенная школьная форма, скрывающая все женские формы), юбка ниже колена, коса до пояса и … прошу у библиотекарши книгу о сексе! Ой, сколько времени прошло, а я как представила, так даже покраснела вся, в горле пересохло.

Вот такой я и росла. По математике, литературе, музыке, и даже по физкультуре — первая ученица. А в половых отношениях дура-дурой. Достигла уже возраста Джульетты, а кроме высокой поэзии, ничего не знаю. Услышала разговор соседок в подъезде: у одной из них была внематочная беременность, и спрашиваю: «А ребенка спасли?» — они посмотрели на меня, как на слабоумную, пальцем у виска покрутили и скрылись в своей квартире. Как узнать думаю, что такое внематочная? У бабушки спросить: так она вначале нотацию прочитает, что подслушивать не красиво. Потом о том скажет, что вмешиваться в разговоры взрослых не культурно. Далее о том, что девушка должна быть скромной, а напоследок спросит, неужели я все уроки сделала и все гаммы сыграла, и мне больше заняться нечем, как думать о беременности. Нет, бабушка — это не вариант. «Спрошу у Нади Банифатовой», — решила я. Над Надей, по заданию пионерской дружины, я недавно взяла шефство. То есть должна была подтянуть ее по математике, объяснить, что такое логарифмы и синусы с косинусами. На первом занятии, у нее дома, я с ужасом поняла, что Надя не понимает даже таблицу умножения, не говоря уже об уравнениях с одним неизвестным. Но еще больше меня удивило, как много не понимаю я. Например, первое, что бросилось мне в глаза: все двери в комнаты закрываются на ключ!

— Это, чтобы старшая сестра ничего не сперла у нас с бабушкой,— спокойно объяснила Надя, — она покуривает травку, и часто ей на дозу не хватает. Вот и тырит бабкино бабло. А сама-то такую капусту рубит, в порнушке снимается! Только ты, никому не взболтни об этом, фильтруй базар — предупредила Надя, — а то ее посадят. А у меня и так мамка — проститутка — на зоне парится, да папка за воровство срок мотает. Ну, полный капец, в натуре!

Я поняла из рассказа Нади одно: говорить об этих подробностях в нашей семье нельзя. И на вопрос бабушки:

— Почему ты должна заниматься с Надей? У нее же старшая сестра есть?

Отвечаю:

— Сестра работает много. Фотографии особые делает.

— А творческий человек! Гуманитарий! Самой, наверно, с логарифмами трудно разобраться, — догадалась бабушка. — А ты бы к нам Надю пригласила. Я бы оладушки испекла, а ты на пианино что-нибудь сыграла. Все ж веселее ей будет в математических тонкостях разбираться.

Я представила Надю в нашей квартире, и мне стало дурно. Что делать? Тут меня выручила мама. Она только, что вернулась с родительского собрания:

— Я договорилась с учительницей, больше ты с Надей не занимаешься! — строго сказала она. — Представьте, сидим мы на родительском собрании, учительница спрашивает: «Есть кто-то от Нади Банифатовой?!» Тут встает одна пожилая женщина и отвечает: «Я бабушка Нади!». Учительница говорит: «Я часто вижу Надю в нашем парке с пьяными солдатами, и вид у нее такой, будто бы она не совсем трезвая! Примите меры!». А бабушка и говорит: «А что, девочке и стакан красного нельзя выпить?»

Признаться, я с радостью отказалась от занятий с Надей. Уж больно противно было в ее квартире: замки на дверях, запах грязи и полчища тараканов. И сестра ее делает что-то такое гадкое, что лучше об этом и не думать, а заниматься музыкой, читать книги и изучать журналы.

Так я доросла до возраста Татьяны Лариной. Тут приходит к нам в школу лектор из «Кожно-венерологического диспансера». Собрали нас девочек в классе и начал он нас просвещать:

— Вы, девушки, должны следить за своим здоровьем. А то случится с вами то, что произошло с Надей Банифатовой. Приходит она ко мне на прием, подняла юбку, а трусиков и нет! «А я их не одеваю, — говорит, — зачем? Все равно снимут, да еще и порвать могут!»

Так он начал лекцию. А я как представила, что потом он расскажет… Да, как вспомнила этот запах в ее квартире и тараканов! Короче, схватила я свой портфель и сбежала с урока. Первый раз в жизни сбежала! И ничего мне за это не было, директор, сама женщина строгой морали, еще больше меня уважать стала.

— Не каждая девушка, — говорит, — может про такое слушать не смущаясь. Очень хорошо тебя понимаю.

А через неделю у меня появилась сыпь на руках. Надо идти к кожнику, а он принимает не в обычной поликлинике, а в кожно-венерологическом диспансере. Идти туда боюсь, вдруг этого лектора встречу, что он обо мне подумает? Что я такая же, как Надя Банифатова?

Но делать нечего. Сыпь чешется и зудит. Прихожу в диспансер, дрожу от страха. На стены стараюсь не смотреть. Там такие картинки! Ну, просто жуть.

Вижу, напротив дверь с табличкой: «Смотровой кабинет». Очереди нет. Заглянула я в этот кабинет, а там сидит врач, к счастью женщина, и медсестра. Я осмелела, вхожу.

— Здравствуйте, — говорю, — у меня сыпь на руках. Что делать?

— Ты не в тот кабинет попала, — говорит медсестра, — мы в другое место обычно смотрим.

— В какое такое место! — возмутилась я. — Если у вас написано «Смотровой кабинет», так и смотрите на мои руки.

— Ладно, — говорит врачиха и начинает заполнять карту пациента, — с мужчинами часто общаешься?

— Конечно,— говорю, — все время общаюсь. И в школе, и на улице, и в транспорте.

— Когда последний раз была в отношениях?

— Ну, минут пять назад, — отвечаю,— а может семь…

— Ты вопросы мои понимаешь? — начинает сердиться врачиха.

— Конечно. Что же тут непонятного, — говорю, — тоже мне, интеграл нашли! В автобусе мужчина попросил передать деньги на билет, я передала, и билет ему потом отдала. Это было минут семь назад. После этого я не с кем не общалась.

— Тебя про сексуальные отношения спрашивают!

— Я не замужем, — отвечаю.

— Все с тобой ясно,— говорит врачиха, — не будем тратить время. Руки свои мажь детским кремом два раза в день. Это у тебя аллергия или цыпки. Ну, коли ты пришла, так придется сдать анализ на реакцию Вассермана, такой уж порядок, извини.

— Конечно, сдам, — говорю. — А если он будет плохой, то вы мне сообщите? Проверьте, адрес правильно записали.

— Мы обязательно найдем тебя, если что…— теряет терпение врачиха, — иди в лабораторию. Уже взрослая девица, а не знаешь, RW — это проверка на сифилис!

— Только не надо обвинять меня в необразованности! — возмутилась я. — Читала я повесть Александра Куприна. «Яма» называется. Там о сифилисе написано, но никакого Вассермана там нет!

Сыпь на руках прошла через два дня, а через год — я окончила школу с «Золотой медалью», через пять лет — институт с красным дипломом, потом аспирантуру. То есть уже стала приближаться к «бальзаковскому возрасту». Тут мама с бабушкой переполошились: девочке пора замуж! Нашли серьезного парня, из хорошей еврейской семьи, с хорошей профессией: инженер автомеханик. Короче, он прошел по всем критериям: достойный муж для порядочной девушки. И мы поженились!

Легли в постель: Б-же, какая скука! И что это люди столько раздули из-за этого секса! Ну, что ж, решила я, и в школе, и в институте бывали предметы и поскучнее. И длились они намного дольше, чем выполнение супружеского долга. Так что можно потерпеть.

Прошло три месяца. И я страшно отравилась. Прибегаю с жуткой тошнотой в поликлинику, прошу очередь к гастроэнтерологу, а в регистратуре меня направляют в женскую консультацию!

— Уже замужняя женщина, а не знаешь, что это первый признак беременности, — возмущается медсестра, — поздравляю, скоро станешь мамочкой!

Так через девять месяцев у меня родилась дочка — Леночка. А муж вскоре ушел к другой женщине, менее образованной, но более сексуальной. И где только она научилась искусству соблазнять мужчин? Ведь интернета тогда еще не было. А в школе этому не учили.

Моя мама сказала родственникам:

— Всем был хорош мой бывший зять, но был у него один недостаток, который мы не смогли перенести: он был равнодушен к поэзии.

И родственники поверили, а, может, сделали вид, что поверили.

Так я стала разведенной женщиной с дочкой. Это у нас, наверное, наследственное. И у мамы, и у бабушки — такие же судьбы. И вот мы: четыре свободные женщины приезжаем в конце восьмидесятых в Израиль. А тут… Но все по порядку.

Приехали, значит, мы в Израиль. Поселились все вчетвером на съемной квартире. Такое, знаете ли, женское царство! Чисто, аккуратно, тихо и страшно скучно! Из мужчин — один только холодильник — периодически бурчал и сердится в углу! Мы с мамой сразу взялись за изучение иврита. Серьезно так взялись! Мы с ней до учебы жадные. Леночка пошла в начальную школу, а моя бабушка в клуб пенсионеров.

Где-то через полгода разыскали бабушку два ее племянника. Они репатриировались со своими семьями еще в семидесятых. Приехали к нам в гости, одетые в патриотическое — бело-голубое. Джинсы белые, рубашки голубые. Сели за стол. Тут бабушка и говорит от радости:

— Какое счастье! Как мне приятно видеть вас! Два племянника и оба голубые!

Никто не обратил бы внимания на эти слова, если бы Леночка не засмеялась:

— Бабуля, ну что ты говоришь, голубые — это же геи!

После этого застолья мы с родственниками больше не общались.

— Откуда ты знаешь об этом? — спросила я дочку, когда гости уехали, — ведь мы в семье никогда не касались этой темы.

— В журнале прочитала, — отвечает Леночка. — В последнем номере большая статья о сексуальных меньшинствах. Вы же сами мне этот журнал выписали — «Маарив ле Ноар*» — называется.

На следующий день, только Леночка ушла в школу, а бабушка в свой клуб, мы с мамой начали листать журнал.

— Как сделать так, чтобы член вырос большим? — перевела я с иврита первую попавшуюся статью. — Ужас, какой! В журналах моего детства об этом не писали! — возмутилась я.

— А, действительно, можно ли увеличить размер члена? — спросила мама, — никогда об этом не думала. Давай прочитаем.

Вооружившись словарем, мы за час перевели всю статью. А потом и весь журнал! Сколько же мы узнали нового! Как будто бы целый мир открылся перед нами. Запретный мир сексуальных отношений. И как интересно и деликатно было о нем написано!

Вскоре мы тайком, как заговорщицы, прочитали журналы за несколько лет, и стали так теоретически подкованы, что решили применить свои знания на практике. И только мы с мамой, вооружившись бумагой и ручкой сели за стол, чтобы разрабатывать план действия по поиску мужчин, как входная дверь открылась и в квартиру зашла моя семидесятилетняя бабушка, прабабушка Леночки:

— Поздравьте, — говорит, — у меня появился друг. Репатриант из Аргентины. Его зовут Эдгардо. И он сейчас ждет меня в машине. Я соберу свои вещи и перееду жить к нему. А потом мы познакомимся семьями.

— Как здорово бабуля! — воскликнула вернувшаяся из школы Леночка. — У меня тоже сегодня появился друг. Его зовут Дани. И мы дружим уже со второго урока. Он ждет меня у подъезда. И мы вместе пойдет сейчас кататься на роликах.

— Час от часу не легче, — только и смогла вымолвить я, — ну Леночка понятно, подружилась на втором уроке. А ты, бабушка, где познакомилась со своим Эдгардо?!

— В автобусе, — спокойно отвечает она.

— Как в автобусе!!!! — уже не выдержала моя мама, — ты же всегда нам говорила…

— Да, говорила, — перебила ее бабушка, — говорила, что учиться никогда не поздно. Вот, девочки, возьмите книгу Рут Диксон, называется: «Не бойтесь любви», я ее внимательно прочла и даже законспектировала. Это книга является руководством по улучшению сексуальной жизни одиноких людей. Вот я здесь подчеркнула:

«Мы, одинокие люди, сталкиваемся с большими проблемами в своей сексуальной жизни. Это раньше считалось, что у нас ее нет и не должно быть. Да, мы отстали от современных процессов сексуального освобождения. Но все можно наверстать! Стартовый выстрел в большом кроссе к постели прозвучал!»

Ну, дальше вы почитайте сами. И сделайте работу над ошибками, ошибками жизни… А я пойду собирать вещи, Эдгардо такой темпераментный, он долго ждать не может.

* * *

Мы добросовестно сделали работу над ошибками. И в жизни мамы сразу появились три мужчины, потому что в ее возрасте надо быстро наверстывать упущенное. Первый — друз Зидан, кроме постели — обучал разговорному ивриту и всегда был готов подвезти на своей машине в нужное место. Со вторым — обеспеченным мужчиной Ариком — мама совершала сексмарафоны по лучшим курортах Европы и Америки. А репатриант из Кишинева Шмулик, несколько слабоватый в постели, был для душевных бесед о поэзии и музыке.

И в моей жизни вскоре появился мужчина. Вначале он предложил мне выпить с ним чашечку кофе. Предложил на иврите. А я, уже вооруженная знаниями из журнала «Маарив ле Ноар», кокетливо согласилась. Уже тогда, для первой беседы за чашечкой кофе, я надела дорогое сексуальное белье. И не ошиблась. После кофе он повез меня ужинать в шикарный ресторан на берегу моря! А потом.… Хотя он сразу предупредил, что ищет женщину для несерьезных отношений. И я с радостью согласилась, потому что серьезные отношения у меня уже были с моим бывшим мужем.

Прошло уже очень много лет, а мы…

— Ой, опять он пишет мне по «WhatsApp». Не может дождаться встречи. Куда-то приглашает меня, на спектакль какого-то модного театра! А я о таком и не слышала. Сейчас загуглю. Как хорошо, что есть интернет. Ага, вот! Знаменитый хайфский театр «Лица»! Конечно, пойдем, милый. Покупай билеты. А я гляну в интернете: в чем ходят в театр в этом сезоне!

Print Friendly, PDF & Email

16 комментариев к «Наталия Веденина: Джульетта, Вассерман и другие»

  1. Дорогая Светлана! Как мне понравилась ваша пародия! Только ради этого можно было написать рассказ. Очень смешно! И приятно — ведь это первая пародия. Спасибо!!!

  2. вниманию Зиданов, Ариков и Шмуликов из Кишинёва
    ————————————————————————————
    Не знаю, что вызывает больший восторг — проза или поэтический
    коммент Светланы Ф. Пожалуй, всё же ПРОЗА. Отпад, господа, полный отпад.
    Но и стихи интересны — по-своему, конешно, по-своему.
    Однако, когда б не Светы Ф. коммент,
    т о ч н е й, кабы не комментарий — (уточняю) —
    Когда б не Светы комментарий
    и если б с «Золотой медалью»
    я мог закончить институт!
    то я б за эту талию
    забыл твою Наталию 🙂
    Но верно Света отмечает
    что «девушек с такой моралью
    за талЬи парни не берут…»
    В кровать я лёг бы с инженершей,
    но есть скучнее ремесло
    когда «от недостатка секса,
    иль по другой какой причине»
    в автобусе или в пустыне
    ложится Шмулик-дурачина
    читая Пушкина Наталье Гончеровой
    когда ей, всем известно,
    на ужин нужно лишь лансково

  3. Эта вещь настолько легкая и неповторимая, что мне захотелось написать на нее такую же легкую веселую пародию. На заурядную вещь пародию не напишешь.

    Моя прабабушка не знала,
    откуда бабушка взялась.
    А та всю жизнь себя конала,
    как ейна дочка родилась.

    Ну и, естественно, мамаша
    была не в силах объяснить,
    каким макаром мой папаша
    сумел ее обременить.

    В интеллигентном доме нашем,
    где на журналах я росла,
    секс был запретным персонажем,
    и честь я смолоду блюла.

    В плену поэзии высокой,
    достигнув возраста Джульетты,
    благодаря соседской склоке,
    познала, что есть матка… где-то.

    Пекла оладушки бабуся,
    я упражнялась на рояле.
    А мимо жизнь летела гусем!
    У Банифатовых гуляли!

    Их младшая дочурка Надя
    глушила красное вино.
    А старшая, с семьей не ладя,
    у бабки тырила бабло.

    Где вы теперь, мои подруги?
    Где кабинет тот смотровой,
    куда, в карманах пряча руки,
    брела с поникшей головой?

    Я школу — с «Золотой медалью»!
    С «Дипломом красным» — институт!
    Но девушек с такой моралью
    за талии парни не берут.

    В кровать легла я с инженером,
    скучнее нету ремесла.
    И непонятным мне манером
    я очень скоро понесла.

    Но то ль от недостатка секса,
    иль по другой какой причине,
    но очутилось все семейство
    на исторической чужбине.

    Израиль! Что ты сделал с нами?
    С какой цепи мы сорвались!?
    Нас сшибла с ног любви цунами,
    и мы утехам предались.

    И я, и мать, и даже бабка —
    любовников невпроворот!
    Все на иврите шепчут сладко,
    и вправду избранный народ.

    1. «…Шмулик, несколько слабоватый в постели, был для душевных бесед о поэзии и музыки.
      И в моей жизни вскоре появился мужчина. Вначале он предложил мне выпить с ним чашечку кофе. Предложил на иврите. А я, уже вооруженная знаниями из журнала «Маарив ле Ноар», кокетливо согласилась. Уже тогда, для первой беседы за чашечкой кофе, я надела дорогое сексуальное белье. И не ошиблась. После кофе он повез меня ужинать в шикарный ресторан на берегу моря! А потом.… Хотя он сразу предупредил, что ищет женщину для несерьезных отношений. И я с радостью согласилась, потому что серьезные отношения у меня уже были с моим бывшим мужем.
      Прошло уже очень много лет, а мы…»
      :::::::::::::::::
      перечитав 2-ой раз, обнаружил опечатку — со Шмуликом — в слове «музыка» —
      как и следовало ожидать — со Шмуликом. Однако, теперь мне и ваши стихи понравились почти как проза. Шалом.

  4. Сначала меня озадачил резкий переход от тонкого юмора в начале рассказа и до жёсткой пародии в конце, но потом я вспомнил, что \»крайности соприкасаются\» — и рассказ мне понравился. Спасибо 🙂

    1. Спасибо. И особое спасибо за слова: «жёсткой пародии в конце». Как вы точно все поняли!

  5. Наташа! Рассказ легкий, забавный и немного ностальгический. Понравился, улыбнул!

  6. — Автору: рассказ заслуживает пропуска в ЮМОРИНУ. Спасибо и удачи.
    ***
    — Инне Беленькой (по этому же поводу): «Э-э, батенька! Не живите так подробно! — поморщившись, сказал Толстой, и продолжил беседу».

    Кто муз от скуки призывает
    И нежных граций, спутниц их;
    Стихами, прозой забавляет,
    Себя, домашних и чужих;
    От сердца чистого смеется
    (Смеяться, право, не грешно!)
    Над всем, что кажется смешно, —
    Тот в мире с миром уживется
    И дней своих не прекратит
    Железом острым или ядом… (Н.М. Карамзин)

  7. Уважаемая Наталья, тема Ваша — взаимоотношения полов — по нашим временам и не такая уж и запретная, к тому же довольно актуальная. Да и написан Ваш рассказ с юмором, читается легко.

    1. Большое спасибо всем за отзывы и поддержку. Признаюсь волновалась выставляя рассказ на такую щекотливую тему. Но пока все идёт хорошо .

      1. «… Признаюсь волновалась выставляя рассказ на такую щекотливую тему. Но пока все идёт хорошо …»
        :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
        дальше будет eще лучше, потому что не побоялись и выставили на щекотливую , так и надо — выставить и держать

  8. Уважаемая Инна! Спасибо за комментарий. Вы очень точно сказали о запретных темах. Я только не поняла: понравился ли вам рассказ?
    Наталия

  9. Говорят, что для художника (в творческом смысле этого слова) нет запретных тем. Но чем опасно браться за такую тему? Это как раз есть тот оселок, который безошибочно определяет художественную ценность произведения и меру таланта, автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *