Михаил Чабан: Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка. Продолжение

 254 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Когда Сталин еще мог подписывать документы, Янукович начинал свою политическую деятельность. В общественных туалетах. Воровал шапки у граждан справляющих, мягко говоря, естественную нужду. Он тогда еще не был ни “проффесором”, ни Президентом. У него были для “туалетного” бизнеса хорошие физические данные.

Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка

Рассказы из жизни и около

Михаил Чабан

Продолжение. Начало

Михаил ЧабанПри чем здесь Наполеон

Мишка и я оба из Одессы и знаем друг друга с садиковского возраста. Но он старше меня на пять дней, чем он очень гордится, а вдвоем нам уже, ну, вы только подумайте! — уже за 150. А мы все еще думем, что мы молодые. Я в Канаде, он в Германии и мы часто разговариваем по Скайпу и делимся новостями и заодно разыгрываем друг друга. Одесса, сэр. Причем Мишка более прямой, а я более извилистый, if you know what I mean.

После окончания наших дней рождения я позвонил ему и мы, как обычно, начали наш одесский треп. Разговор шел о возрасте, о событиях в Одессе на площади, которая почему-то носит название Куликовое Поле. И я кстати, но не к стати, задал Мишке «умный» вопрос: «А ты помнишь как мы сражались с Наполеоном на Куликовом Поле?!»

В этой фразе содержалось всего две, но зато крупные исторические ошибки. Во-первых никто с Наполеоном на Куликовом Поле не сражался. Если эту фразу показать историкам, то они тут же упадут в обморок. С Наполеоном русская армия билась под Москвой, под Бородино, в 1812 году, то есть более 200 лет назад. И то Куликово Поле было другое, совсем другое, не одесское.

А во-вторых, известная историческая битва на Куликовом Поле была в 1380 году и между силами русских князей и войсками татаро-монгольсского хана Мамая. Спутать эти два события может только дилетант, не знаючи, или одессит, преднамеренно, что как раз и представляет две большие одесские разницы.

И, дополнительно, в-третьих, сейчас у нас на дворе (и в квартирах тоже) 2014 год, а не 1812. А люди столько не живут. Даже в Одессе. Как бы нам не хотелось. Даже хохмы столько не живут.

Но, тем не менее, и вопреки всему этому, я с выражением привел цитату из М.Лермонова, как будто это были мои собственные горячие воспоминания и впечатления: «Земля тряслась — как наши груди, смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой!» И после этого добавил уже не от Лермонтова, а от себя: «Как, ты уже все забыл?!»

Мишка, человек более серьезнывй, чем я, и что он мог ответить. Он и спросил недоуменно: «При чем здесь Наполеон? Ты имеешь в виду торт или человека?» Что я имел в виду, я и сам не знал. Я же так просто сказал. Ну, как в Одессе. Не особенно подумав. Для хохмы.

Но в связи с этим его вопросом тему пришлось развивать дальше. Тем более, что в поле зрения его телекамеры заинтересованно возникла его жена, Лиля и тоже с обычным женским недоумением, воспринимая все это всерьез. Думая, что это какие-то необычные одесские новости. Действительно, где Наполеон, а где мы?

Надо сказать, что оба, и Мишка, и Лиля учителя в отставке с громадным стажем, на двоих около ста лет. И школа научила их мыслить прямо и строго, без всяких выкрутасов, фантазий и размышлений. В соответствии с инструкциями и методическими указаниями РайОНО. Шаг влево, шаг вправо — измена Родине и без предупреждения. Так они и продолжают мыслить. Видимо не зря Моисей водил евреев 30 лет по пустыне, чтобы умер последний, помнящий рабство.

Мы этого, старого еврейского рабства совсем не помним, с нас хватило своего, советского. Да и Наполеона мы уже почти забыли. Но мы же с Одессы! Так чего нам бояться трудностей. Особенно в обычном трепе. Я и ответил, более Лиле, чем Мишке. Ответил вопросом и с большим удислением: «Как! Ты не помнишь, как подносила нам с Мишкой патроны для пулемета, как Анка-пулеметчица!»

Что было очередной одесской чушью. Тут уже вообще, было полное «ой, не могу» и «где, что и к чему». При Наполеоне никаких пулеметов не было, не придумали их еще. Первый станковый пулемет «Максим» появился в 1883 году. И назвали его по фамилии его разработчика Хайрема Стивенса Максима. Это я специально для вас заглянул в Google.

Здесь Лиле пришлось решать трудную дилемму. Она точто знала, что в схватке с Наполеоном она не участвовала и патроны к пулемету не подносила. Просто не успела родиться ни к Наполеону, ни к гражданской войне в России. Ее строго академические знания пришли в сильное противоречие с моими столь убедительно высказанными сентенциями. Кстати, в Одессе человека можно убедить в чем угодно. Даже в том, что он участвовал в войне с Наполеоном. Надо только говорить уверенно и солидно.

Но тут был другой случай. Через Лилину мощную идеологическую броню дошло, что здесь что-то не так. И еще тут же она вдруг вспомнила, что я часто шучу и разыгрываю их. И она ответила просто и по-женски: «А, ну тебя с твоим Наполеоном! Эти ваши с Мишкой шуточки!! Я пошла на кухню.» И она, действительно, пошла на кухню. И мы остались наедине с Мишкой обсуждать прочие международные и семейные события. Но вы только подумайте, она сказала: «Мой Наполеон!» Где я, а где Наполеон?! Кто я и кто Наполеон?! Ну, вы только посмотрите! Ох, уж эти женщины!

Где жил в Германии Ходорковский

Мой старинный одесский друг Мишка живет в Штутгарте, который я, специально для Мишки, произношу с французским акцентом как Штютгарт. Мы часто переговариваемся в Скайпе. Наши разговоры, как старых ёлдов, да еще и одесситов, не могут обойтись без взаимных розыгрышей и подначек. Вот одна из них.

После освобождения, Михаила Ходорковского сразу же (тюремный конвой сопровождал его до трапа самолета) выслали в Германию. Но «Штютгарт», как вам известно, тоже находится в Германии.

При нашем очередном разговоре с Мишкой я спросил его: «Ну как там «наш» Ходорковский поживает?»

— Он ответил резонно: «Откуда я знаю?»

— Тогда я как бы возмущенно задал «умный» одесский вопрос: «Как, разве он не у тебя живет…!?» Ну, действительно, где же еще жить Ходорковскому в Германии, как не у Мишки.

— Мишка недоуменно пожал плечами: «А я здесь причем?»

— Тут подошла его жена Лиля, сходу подхватила разговор и вставила свои «пять копеек» немецкой валютой: «У нас же места нет! У нас однокомнатная квартира!» Лиля, надо сказать, очень серьезный человек, при этом училка физики. Прямая, как луч света, не преломленный никакими призмами-линзами.

— На что я тут же ответил: «Ну, да! Вот же у вас большая кровать, вполне могли втроем лечь!» Эта кровать была видна через видеокамеру компьютера.

— Тогда Лиля со всезнающей улыбкой, но по одесски ответила: «А, не морочь мне голову “своим” Ходорковским!»

— На что я опять «сильно» возмутился: «Нет, вы только посмотрите, это я морочу голову. Конечно, как мужчина, я не могу на это ответить женщине как подобает. Бедный Ходорковский, как он мог здесь жить!»

Одесская грамматика

Мы с моим старинным, еще со школы, одесским другом Мишкой живем теперь в разных зарубежных странах, но переписываемся по email и переговариваемся по Skype регулярно. И конечно, не обходимся без хохм и розыгрышей. Одесса, сэр! Хотя мы уже и не в Одессе, сэр!

При поздравлении Мишки и его семьи с Новым годом я закинул крючек, чтобы его раззадорить и подвигнуть на подвиги. В подписи от своего имени и моей жены я написал «Чабанны», то-есть удвоил букву «н». Зачем? А просто так, чтобы он заметил и сделал замечание. Мишка вообще любит делать такие замечания. И потом развивать их в разные теории. Мол, какой я безграмотный! Сам дурак!!

Жена моя, прочитав составленное мною поздравление, указала на ошибку в нашей фамилии, но я ей сказал, что это специально для Мишки. И, зная наши отношения, она понимающе улыбнулась.

Конечно же Мишка купился, поблагодарил в письменном виде за красочное поздравление и задал вопрос: «А почему тебе понадобились две буквы «н» в простой русской фамилии «Чабан»? Заодно он, как я и думал, отпустил несколько шуточек и измышлений насчет моего знания русской грамматики.

Он тут же «вспомнил», что когда в классе проходили этот материал, я как раз стоял в углу, наказанный за мое очередное «художество». И что, если найти мой дневник, то там как раз в этот день можно было бы обнаружить соответствующую запись красными чернилами, типа: «Стрелял из рогатки на уроке». Как будто бы я эти листы не вырывал и тут же не заменял чистыми из другого, запасного дневника. Но вы только подумайте — какое коварство!

В общем это было как раз то, что я и ожидал. То есть, крючек он заглотил. Как тот карась. Премудрый! Или это Василиса была премудрой? Там, в тогдашних сказках и былях, все были премудрыми или, если по простому, то мудаками. Кроме нас, иванушек-дурачков. А Мишка там просто мимо проходил.

Теперь, когда он попался, наступила моя очередь строить теории и выдвигать гипотезы. Что я и сделал. А надо вам сказать, что в Одессе как-то не принято признавать себя неправым или виновным. Как же так — я, и вдруг неправ. Такое в принципе невозможно!!

Все другие могут быть неправы и ошибаться, но только не я! Поэтому в Одессе все и всегда правы. И все это знают и со всем этим живут. Все правы! Хотя и высказывают диаметрально противоположные мнения. И два, и три, и даже более и все противоположные, но, тем не менее, правильные. Абсолютно правильные! Как такое может быть?! Ответ простой — Одесса, сэр!

Я тоже был прав и легко объяснил свою грамматическую правоту. И за доказательствами далеко ходить не надо — они плавают на поверхности. Почему плавают? Потому что они легче воды. И еще, что в Одессе главное — всегда надо не оправдываться и защищаться, а переходить на личности и в наступление. В наступление на личности! Даже при отсутствии наличности. Переть как на рояль. И никаких гвоздей. Только шурупы.

Так я и сделал. Недалеко отойдя от кассы, я перешел в нападение: «Ты, что, совсем забыл правила русской грамматики?!» С почти искренним возмущением воскликнул я. Но письменно. И дальше я привел свой коронный и заранее припасенный довод — удар ниже пояса — приблизительно на 20 сантиметров (сам, лично на себе измерял): «В единственном числе будет Чабан, а во множественном удваивается — Чабанны!»

Когда говоришь человеку какую-нибудь глупость, которая ни в какие ворота не лезет, надо говорить с апломбом все хорошо знающего и уверенного в себе человека. А что можно ответить на глупость? Обычно люди теряются в непонятных, неожиданных и нелогичных ситуациях. Вот это как раз для Одессы. Парадоксы сознания и противоречия мышления. Путем через посредство.

И тут я продолжил наступление уже не с помощью как бы логики, а с помощью словесного напора (поноса). И я ему напомнил дела давно минувших дней: «Ты же ходил в ту же самую неполно-сумасшедшую (н-с) школу № 86, что и я. И ты жил ближе к школе и должен лучше знать. Или ты ходил в школу через Степовую, Прохоровскую, Запорожскую?!»

Как вам нравится пассаж — если пацан живет ближе к школе, то он должен лучше учиться?! Кстати, что-то в этом есть. Училке, класской руководительнице будет ближе к нему домой ходить — родителям жаловаться. Хотя, конечно, можно их и в школу вызвать, если что. Придут и издалека про выходки своего сына послушать.

Школа № 86, где мы оба с Мишкой учились, была неполно-средней — то есть семилетней. А далее до 10-го класска мы учились уже в другой школе. Официально-то школа № 86 называлась «неполно-средней» или «н-с», если сокращенно. А неофициально, среди школьников (хулиганов), «неполно-сумашедшей». Ну, вы себе представляете эту школу. Это отдельный рассказ и даже несколько. Если еще никто из соучеников не написал.

Так вот, эта школа находилась на Госпитальной улице (Богдана Хмельницкого — по ново-старому) и Мишка жил в соседнем доме, а я еще домов десять по улице дальше и на другой сторона. Тот путь, который я ему рекомендую — Степовая, Прохоровская, Запорожская, как раз и был в обратную сторону и вокруг квартала. Но, по часовой стрелке. Это как чесать ухо другой рукой через голову. Или то же ухо одноименной рукой, но опять через голову. Если исхитритесь в акробатическом номере. Только, смотрите, челюсть не вывихните.

Поскольку эмоции переполняли, то я уже не мог остановиться и продолжил не совсем по теме. А какая здесь может быть тема?! И я обратился к нему с большой претензией. Как будто бы он виноват во всех недостатках мироздания. И шоб знал!

Вы знаете известную украинскую пословицу: «В огороде бузина, в Киеве — дядька!» Она означает, что вы сравниваете или приводите две вещи, не имеющие друг к другу никакого отношения. И в ваших выражениях нет никакой логики. Что — к чему?!

Вот именно по этому принципу я грамотно построил свое грамматическое наступление на Мишку. Опять-таки, шоб знал!. По тому же принципу: он мне про Фому, а я ему про Ерему. И я ему выдал: «Кстати, ты, мой друг, учил меня, что дважды два будет четыре. А я сегодня пошел в наш Цирапкоп, напротив и там написано: Один бублик — один доллар, два бублика — доллар пятьдесят. Что же ты меня всю жизнь обманывал. Не к Новому году будь сказано?!»

Так вот я вас и спрашиваю: «При чем здесь что?!» При чем здесь дважды-два к удвоению буквы «н»? Нет, связать-то можно и вполне запросто. Особенно в Одессе. Но все-таки, будем же рациональными! Нет, не будем!!

Конечно, ничему такому Мишка меня не учил. Он не был моим учителем и даже близко к этому не лежал, хотя потом, после окончания одесского педина он стал учителем и хорошим учителем. Мишка был только и всего-навсего моим соучеником по классу — классово-близким, а также соседом по парте — однопартийцем, изучающим те же программы и мысли — единомышленником и одной со мной национальности — одноеврейцем. И все!

Здесь, в моем выражении, есть интересное название «Цирапкоп». Кто постарше — тот знает. Это было системой спец магазинов под названием Центральный рабочий кооператив, который более был известен по сокращенным именем Цирапкоп. Хотя и надо было бы писать «Це…», но буква «е» как-то здесь не звучит. Также как и надо было бы писать «раб» — рабочий, вместо «рап». Но так звучало в устной речи просто: «Цирапкоп» — по народному, а не «Церабкооп» — по бюрократическому.

При тогдашней послевоенной голодухе для всего народа эти магазины были для пропитания элиты и их приспешников, хотя и назывались «рабочими». Правда рабочим некоторых заводов тоже доставались какие-то крохи с барского стола. Вот вам и Цирапкоп. Потом Цирапкопы превратились в закрытые магазины для парт-хоз-номенклатуры. Ну, а я, недолго думая, обозвал наш обычный канадский продовольственный магазин бюрократическим термином «Цирапкоп». Вот такие дела.

Так о чем это мы?! Я что-то мысль потерял.

Присвоение очередного воинского звания

Я знаком с моим другом Мишкой уже около 70 лет с детско-садиковского возраста. Мы оба родились и выросли в Одессе, поэтому одесские шутки, шуточки и розыгрыши у нас в крови, в молоке матери и в других поглощаемых и выделяемых жидкостях. Мы вместе закончили семилетнюю, а затем и вполне среднюю школу. Но дальше жизнь у нас сложилась по-разному.

Он поступил в Педагогический институт, а я пошел в армию после техникума. Я отслужил три года, а он после института всего полгода. После окончания службы в армии и сборов в запасе мне в итоге к пятидесяти годам присвоили звания старшего лейтенента (как Папанову в «Бриллиантовой руке»).

А Мишка закончил службу в запасе, к тому же возрасту, майором. Кроме того, он на пять дней старше меня. Эти два фактора часто бывали основой для разноообразных взаимных шуток.

В школе меня иногда называли «шпионом» с «легкой» руки преподавателя военного дела, на уроках которого я иногда «развлекался». Но так получилось, что я иммигрировал в Канаду, а Мишка в Германию. А Канада выступала за «наших» во Второй мировой войне с Германией. Поэтому в наших постоянных общениях по Скайпу, в отместку, шпионом уже обзывал его я. Немецким шпионом. Ну, так он же и живет «у немцев».

И вот к его дню рождению я решил изготовить ему «подарок» с использованием всего вышесказанного. Теперешние возможности компьютера и коммуникаций позволяют сказку сделать былью. Идея была простая. Поскольку он так хвастается своим последним воинским званием — майор, то почему бы мне не присвоить ему очередное воинское звание — подполковник.

Вот я и издал приказ. Но поскольку это было, мягко говоря, не в моей компетенции, то я издал приказ от имени Народного комиссариата обороны СССР. На титуле приказа я, как положено, поместил герб. Но одного для меня было мало и я рядом, для интересу, между прочим, разместил гербы СССР и России.

А почему бы и нет, если сильно хочется. Технически это очень просто. В интернете полно разных гербов, а в компьютере есть простая программа Paint. И дело в шляпе, то есть на бумаге. А то, что такого не бывает, чтобы два герба рядом — так ну и что! Опять-таки, если нельзя, но сильно хочется — то можно.

Даты приказа я совместил с днем рождения Мишки, а номер поставил «от булды». Кто не знает, что такое «булда», читайте мои же рассказы «По одесским понятиям».

В тексте приказа я установил новый всероссийский праздник — День разведчика. А, что, им можно, а мне нельзя?! Льзя! Чтобы компенсировать обе стороны вопроса (для одной страны это разведчик, а для другой — совсем противоположной — он же является шпионом) я в скобках написал — (шпион). Поскольку мой день рождения совпадал с Днем пограничника и что мне еще оставалось делать для равновесия. Только торжественно провозгласить день рождения Мишки Днем разведчика (шпиона).

На eBay я купил (не пожалел денег для такого случая) знак «Почетный сотрудник КГБ СССР». Там всякого добра полно. И, естественно, отметил отдельным пунктом награждение Мишки этим знаком «за … непорочную службу». Кстати, непорочным бывает зачатие (правда только в божественных книгах), но этого в тексте приказа я не упомянул, оставив это для настоящих заметок. Вот этот знак во всей красе и с правым и левым наклоном.

Значки «Почетный сотрудник КГБ СССР»

Но самое смешное помещено внизу. Это подписи и печати. Ну, раздобыть подписи вождей на интернете — без проблем. Но поместить вместе подписи И.Сталина и В.Януковича на одном документе — это не только дерзко, чтоб не сказать нагло, но и исторический нонсенс.

Когда Сталин еще мог подписывать документы, Янукович только начинал свою политическую деятельность. И начинал он ее в общественных туалетах. Воровал шапки у граждан справляющих, мягко выражаясь, естественную нужду. Он тогда еще не был ни «проффесором», ни Президентом. Но у него были для «туалетного» бизнеса хорошие физические данные. Высокий рост, что значит длинные ноги — быстро бегал и длинные руки — достать клиента из глубины туалетной кабинки.

Я хорошо помню это время. Я сам отправляясь в такое «учреждение» и усаживаясь на дырке, объязательно снимал шапку, как в церкви, и крепко держал ее в руке. Это было неудобно, но необходимо.

У меня была не Б-г весть какая зимняя шапчонка. Там даже кроликом под котик и близко не пахло. Особенно в туалете. Что-то типа потертой овчины с засаленной внутренностью. Но все равно было жалко ее потерять. У меня шапок больше не было. Мы-ж не буржуи какие-то. Одна голова — одна шапка.

В те времена общественые уборные не имели дверей и люди, стоя в очередях чтобы «причаститься», торопили сидящих разными выражениями типа: «Ну сколько можно … Тут же люди ждут.» Переминаясь с ноги на ногу. И скрипя зубами. А «эти», тут видишь, рассиживаются.

Тогда был популярен такой шапочный промысел. Все крупные общественные туалеты были распределены за такими януковичами и попробуй только нарушить конвецию. Будет как с Паниковским. Побьют.

А вообще воровство шапок считалось в милиции мелкой шалостью и такими мелочами они не занимались. И тем более садить «януковичей» в тюрьму тут было не за что. Да и никто из пострадавших обычно никаких заявлений в милицию не писал. Дороже выйдет — связываться с ними. А толку все равно никакого.

И вот я думаю. Чтобы Виктор Федоровича посадили за это шапочное дело на пару лет надо было совершить что-то экстраординарное. Или уже количество перешло в качество и он там всем надоел. Или снял шапку не у того человека, например, у какого-то большого начальника. Они тогда имели отличительный признак — ондатровые шапки.

Но могу вам сказать, что все эти шапко-ворователи хорошо знали местные условия, проходные дворы, подворотни и очень быстро утекали с места событий. Чтобы поймать такого быстро— длинно-ногого надо было перекрыть все входы-выходы и всех пускать, а никого не выпускать. А для этого надо было много людей. Дело непростое. Тут на случай или везение рассчитывать нельзя. Нужна целая милицейская операция. Да и поймаешь — таки што? Он шапку быстро скинет и иди, докажи, что это его.

Но, повидимому такую операцию провели. И Виктор Федоровича выловили и доказали, и осудили. Как положено. Ну, а теперь, после этого и тем не менее, он Президент Украины, избранный украинским народом. Каждый народ заслуживает своего правителя. Какой народ — такой правитель.

И вот, как видите, этот правитель подписал Приказ о присвоении моему другу очередного воинского звания. И даже печать поставил.

Печать Президента Украины

Кстати, оттиск печати у него простой, без выкрутасов. По окружности печати идет надпись «Президент Украины», а в центре украинский трезубец. Внизу какой-то непонятный крестик. Но сама печать красивая, из серебра и золота с резьбой и сверху круглой ручкой — глобусом Украины. Когда надо ее поставить на каком-нибудь документе, Янукович делает громкое «Ху» на печать и затем крепко прижимает ее к листу. Без «Ху» отпечатка не получится.

Другие печати, удостоверяющие подпись Сталина, тоже весьма интересны. Тем более, их две и разница в их сроках действия где-то 20-30 лет. Поэтому одновременно на одном документе они появиться никак не могли. Вот раньше не могли, а теперь и у меня, смогли. Хочу и буду!

Печать «Комитет Государственной Безопасности»

Печать «Народный Комиссариат Внутренних Дел»

Ручка печати

Дело в том, что я собрал коллекцию старых печатей. Среди них печати еврейских гетто периода Второй мировой войны, печати разных советских министерств, воинских частей. Так почему бы не поставить пару печатей хорошему человеку — моему другу Мишке. Цель оправдывает средства. Вот вам на фотографиях эти пару печатей с их оттисками. А также сама печать.

Печать «Юрьевская Уездная Чрезвычайная Комиссия»

Пусть еще Мишка скажет спасибо, что на документе всего две печати. Я мог поставить и побольше. Их у меня есть. Например, печать Юрьевской уездной чрезвычайной комиссии (ЧК), государственная печать «Пролетарии всех стран соединяйтесь» с серпом и молотом и другие.

Набор погонов, пуговиц, эмблем подполковника юстиции

Поскольку в приказе была записана фраза: «Выслать ему знаки различия«, то она получила и материальное подтверждение. На том же eBay я их и купил. Можете полюбоваться. Погоны подполковника, кокарда на фуражку, эмблемы, пуговицы. Все как положено. Единственное несоответствие — это знаки различия не КГБ, а министерства юстиции. Но в этом мало кто разбирается, там те же щиты и мечи. Но главное здесь, что подполковник.

Корочки удостоверения КГБ СССР

Чистая внутренняя часть удостоверения сотрудника КГБ СССР

Картина получалась бы неполной без удостоверения. Удостоверения КГБ, конечно. А где его достать? Так на том же eBay, естественно. Вот посмотрите, готовый бланк удостоверения на картинке. Остается только впечатать фотографию (естественно, когда он был еще молодой и красивый, кучерявый и без теперешней лысины) и личные данные, что делается запросто с помощью той же компьютерной программы Paint.

Страничка с фотографией (фотография удалена)

Текстовая часть удостоверения

В качестве удостоверяющего лица почему бы не выбрать товарища Андропова с его реальной подписью. Для друга ничего не жалко, а надеюсь Юрий Владимирович на меня уже не обидится. Вот я на него в обиде до сих пор. И конечно я удостоверил все это печатью КГБ СССР. Но ее на рисунке нет, от восторга я забыл сфотографировать удостоверение в полном, законченном виде.

Всю эту атрибутику вместе с удостоверением я установил на специально вырезаной по форме фанерке и послал моему другу Мишке ко дню рождения. Пусть пользуется на здоровье. Мне не жалко. Теперь я жду от него ответных пакостей.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Чабан: Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка. Продолжение

  1. Читая опус г-на М. Чабана, начал недоумевать уже с первых строк: «Когда Сталин еще мог подписывать документы, Янукович начинал …» далее по тексту опуса… Весьма уважаемый мною сайт г-на Берковича, по-моему, поторопился с публикацией этого очерка.
    М. Бродский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *