Элиэзер М. Рабинович: Последний адрес Главного московского раввина, 1938 & 2017

 223 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Ты всё ещё не видишь, что Россия — не Советский Союз, а Россия?» Я ответил: «…Эти люди — то меньшинство, о котором поёт Юлий Ким, а не 86%-ное большинство. Но только через них страна может спастись». И это моё пожелание стране. А мой взгляд и память о деде обращены теперь в другую сторону.

Последний адрес Главного московского раввина, 1938 & 2017

Элиэзер М. Рабинович

Писатель и журналист, известный общественный деятель России, Сергей Борисович Пархоменко[i] инициировал движение «Последний адрес». Группа, которую он организовал, разыскивает последние адреса, из которых люди были уведены сталинской тайной полицией, называемой в разное время ЧК, НКВД, МВД, МГБ, КГБ, и никогда не вернулись, потому что были расстреляны, либо замучены. Найдя дом, участники движения прикрепляют памятные таблички, потому что понимают, что народ, лишённый памяти о прошлом, не имеет будущего. На сайте проекта[ii] сказано:

Проект «Последний адрес» — это широкая общественная инициатива, имеющая своей целью увековечение памяти наших соотечественников, ставших жертвами политических репрессий и государственного произвола в годы Советской власти. Результатом такой инициативы будет установка многих тысяч персональных мемориальных знаков единого образца на фасадах домов, адреса которых стали последними прижизненными адресами жертв этих репрессий.

Основополагающий принцип этого проекта — «Одно имя, одна жизнь, один знак».

За два года более 430 табличек было повешено в 28 населённых пунктах России. В воскресенье 5-го февраля 2017 г. группа установила такую табличку на том месте, где согласно их разысканиям, стоял дом, из которого 4 января 1938 г. увели главного московского раввина Шемарьягу Йегуду Лейба Медалье. Для меня это завершение процесса, который мы с покойной сестрой Фаней (Фейгой) и женой Гесей начали 25 лет назад. Событие 5-го февраля не могло бы произойти без наших публикаций по теме, из которых был очевиден и адрес[iii]. Впервые Фаня пошла в ФСБ, преемник КГБ, в Москве в 1991, до её эмиграции в США, и узнала, что раввин не умер в заключении, как до того сообщили семье, а был расстрелян 26 апреля 1938 г. (25 Нисана, 5752), в тот же день, когда и «приговорён» — в кавычках потому, что никакой здравый смысл не может назвать события того дня словом «суд».

Портреты раввина Шемарьягу Йегуды Лейба Медалье и его жены Двойры. Портрет раввина карандашом сделан в Нью-Джерси Яковом Чигиринским по фотографии и подарен моей сестре Фейге Рабинович.

Через 54 года, 28 апреля 1992, мы впервые сказали Кадиш в годовщину его смерти. В июне 1997 мы с Гесей специально приехали в Москву для ознакомления с делами наших близких. К нашему удивлению, нам отдали многие подлинные документы из дела деда: письма бабушки Двойры Медалье Сталину, Молотову, её депутату и Кагановичу, приговор и справка о приведении его в исполнение. На письмах и виден последний адрес:

Лосиноостровск,
Нагорная ул., дом 27.

Эти документы были опубликованы мною несколько раз, в статьях по-английски и по-русски, а затем многократно перепечатаны другими, иногда без указания источника. В прошлом году я, после колебаний, передал подлинники писем Илье Васильеву, который использует их для передвижных выставок и обещал, по окончании, оставить в музее в Москве.

Что же это за адрес: Лосиноостровск, Нагорная ул., дом 27? В Израиле было найдено письмо моей мамы в Палестину от января 1930, адресованное папиной сестре Рахили. Мама писала:

«Мой папа имел массу неприятностей, вообще с квартиры его выселили, теперь он живёт здесь под Москвой на даче, ибо квартиры достать не было возможности, имел очень много неприятностей, о которых я не буду распространяться. Должна сказать, что очень ему теперь неважно».

«Под Москвой на даче» и означало ближний пригород Москвы (2-я или 3-я остановка электрички по Ярославской дороге) посёлок Лосиноостровск, или, попросту, Лосинка. После войны посёлок был назван городом Бабушкиным в честь военного лётчика. С тех пор пригород давно вошёл в состав Москвы, теперь это Бабушкинский район города, а дачные дома снесены и заменены многоэтажными квартирными домами.

Где же поместить табличку? Сергей Пархоменко и его группа провели настоящую детективную работу, составили планы местности, приведённые в его заметке[iv], и нашли максимально приближенный дом. Спросили и получили согласие обитателей на установку таблички — и, вот, мы здесь, на ул. Лётчика Бабушкина, д. 11/2.

Дом (из видео Олега Дормана, с разрешения автора)
Дом (из видео Олега Дормана, с разрешения автора)
Дом с адресной табличкой (фото Иосифа Адельского)
Дом с адресной табличкой (фото Иосифа Адельского)

Координатор проекта Елена Висенс зачитывает письмо Двойры Медалье Кагановичу с просьбой предоставить её мужу мацу во время Песаха. Она говорит, что раввин был расстрелян через два дня по окончании Песаха, меньше чем через две недели после обращения его жены. В статье «Трое из раздавленного поколения» рассказана, со слов мамы, такая апокрифическая история, которая могла быть и правдой, поскольку раввин ещё был жив:

«Евреи стояли в очереди за мацой. Вдруг появилась машина, два офицера НКВД вышли и купили мацу, конечно, без очереди. В стране, где слухи часто были важным источником информации, евреи зашептались: «Это для нашего раввина»».

Елена Висенс читает письмо Двойры Медалье Лазарю Кагановичу (из фильма Олега Дормана)
Елена Висенс читает письмо Двойры Медалье Лазарю Кагановичу (из фильма Олега Дормана)

Выступает Посол Израиля в Москве Гарри Корен и несколько еврейских и нееврейских общественных деятелей. Говорят, что раввин Медалье был «великим человеком». О раввине пишутся книги, возможно, будет сделан фильм.

Участники по очереди вкручивают винты для укрепления пластинки. О церемонии были сняты два фильма — первый сделан известным режиссёром документального кино Олегом Дорманом, второй — фондом «Последний адрес»:

Я должен признаться в одной ошибке. На основании письма мамы, а также зная, что дед поженил моих родителей в Москве в 1923 или начале 1924 года, я делал вывод, что он уже тогда стал московским раввином, во всяком случае, не позже смерти раввина Якова Исаевича Мазе в декабре 1924, тогда как Википедия указывает дату начала служения как 1933. Я оказался неправ, и Анна Медалье заметила, что он мог годы жить в Москве, не занимая должности. Так оно, видимо, и было, поскольку с 1928 по 1933 другой раввин — Яков Давидович Клемес[v] — был московским раввином. Он эмигрировал в Палестину в 1933, и тогда на должность был приглашён дед. Я понятия не имею о том, как он жил и зарабатывал в период между Витебском и этой должностью в Москве, и вряд ли это сейчас можно установить.

Мемориальная табличка (фото Иосифа Адельского)
Мемориальная табличка (фото Иосифа Адельского)
Говорит посол Израиля Гарри Корен (из видео фонда)
Говорит посол Израиля Гарри Корен (из видео фонда)

Я знал о церемонии и обдумывал приезд. Глядя на фильмы, я рад, что не поехал. Моя роль окончена, я горжусь тем, что начал, но теперь это дело других людей. Племянница Анна Медалье и её отец Борис, мой двоюродный брат, вполне достаточны для представления семьи. Но — и это тоже важно — это теперь и не семьи дело. Теперь это дело общества, которое я выбрал покинуть 43 года назад. Мемориальные знаки, тысячи их, — противовес попыткам реабилитации Сталина, и эта борьба против ревизии истории нужна не мне, а самой России, чтобы её трагическая история не повторилась. Нет ничего страшнее болезни Альцгеймера, которым болеет нация или история. Нет ничего опаснее потери исторической памяти.

Я послал ссылку на фильмы старой московской знакомой, которая написала:

«Спасибо, я не знала, но очень рада, что у нас есть такое движение “Последний адрес”. Ты всё ещё не видишь, что Россия — не Советский Союз, а Россия?»

Я ответил:

«…Эти люди — то меньшинство, о котором поёт Юлий Ким, а не 86%-ное большинство. Но только через них страна может спастись».

И это моё пожелание стране.

А мой взгляд и память о деде обращены теперь в другую сторону. Жаботинскому, в связи с призывами к ассимиляции, приписываются слова, что «еврей — это тот, у кого внуки — евреи». Великий еврейско-германский философ Мозес Мендельсон очень старался совместить германскую и еврейскую культуру и провалился: его сын крестился, а великий внук уже родился христианином.

А мои четверо внуков — евреи. Семья младшей дочери Аси живёт неподалёку, и вскоре после церемонии в Москве, в пятницу 10 февраля, они пришли к нам на встречу субботы. Еврейство внуков — Марка (Меира, в память моего отца), около 13, и Лоры, около 11, — не было само собой разумеющимся, но мы все пришли к согласию, что жертва их прапрадеда была и остаётся первопричиной. Поскольку Ася росла на этой истории, то Тодд, который ею полюбил, сам предложил переход в иудаизм; он активен в синагоге и определённо растит детей евреями. Оба учатся ивриту, и Марк уже неплохо говорит. В субботу 20-го мая будет отмечаться его бар-мицва, и хотя обычно мальчики, вызываемые к Торе в этот день, готовят для чтения небольшой кусок, Марк решил выучить и читать по свитку весь кусок этого дня (если не уступит мне одну порцию). Когда внуки смотрели фильм про «Последний адрес», и Посол Израиля Гарри Корен, говорил, как важна память раввина Медалье для детей и внуков, я указал, что Посол обращается прямо к ним. Они поняли. Гесе и мне большего почёта не нужно.

А всем, кто сделал проект «Последнего адреса», — наш поклон и глубокая благодарность.

Правнучка Анна Медалье привинчивает табличку (из фильма Олега Дормана).
Правнучка Анна Медалье привинчивает табличку (из фильма Олега Дормана).

___

[i] Пархоменко, Сергей Борисович, Википедия.

[ii] https://www.poslednyadres.ru/about/

[iii] Часть публикаций по теме:
Eliezer & Feiga Rabinovich, «The Jewish Press», June 5, 1992, p. 22;
E.M. Rabinovich, “Moment” Magazine, 1999, vol. 24, #1, p.38;
Э.М. Рабинович, Aльманах «Еврейская старина», №2(61), 2009; Трое из раздавленного поколения.
Э.М. Рабинович, «Заметки по еврейской истории», №11-12(180), 2014; Выставка «Раввинская династия Медалье».
Видео: https://www.youtube.com/watch?v=c-FkFTCW6gg

[iv] Сергей Пархоменко, https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10211684533298309&id=1516606334

[v] Клемес Яков Давидович

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Элиэзер М. Рабинович: Последний адрес Главного московского раввина, 1938 & 2017»

  1. Удивительно, как автору удалось найти факты и опубликовать этот интересный и прекрасно написанный рассказ о выдающемся раввине.
    Спасибо.
    Всегда с уловольствием читаю Ваши рассказы.

  2. В русском Макс(быв. Гайд)парке немало Сталинистов пишет на голубом глазу: «Какие репрессии? Сидели взяточники, воры, растратчики и проч. уголовники. Вот ….» — и приводят к-нибудь пример.
    Эти ходы нельзя недооценивать, они сбивают с толку немало простодушных поселян, родом из быв. СССР. Поэтому развеска на домах имён жертв Сталинского Холокоста — это ещё и противодействие той пакостной лжи , которую распространяют современные извратители Истории.
    lbsheynin@mail.ru

  3. Если только «За два года более 430 табличек было повешено в 28 населённых пунктах России», то это и есть ответ на вопрос Вашей знакомой, Элиэзер, «Россия — не Советский Союз, а Россия?». До России, которая здесь подразумевается, нынешней РФ еще очень далеко. Последующие годы покажут: если будет положительная динамика в этом проекте, то есть надежда.

  4. Уважаемый Элиэзер!
    Прочёл с большим интересом. Ваша память о Вашем очевидно замечательном деде заслуживает уважения.
    И вопрос:
    а как выйти на этот проект «Последний адрес»?

  5. Меня восхищает твёрдость Элиэзера в увековечении памяти его выдающегося предка. Приятно сознавать, что эстафета передается потомкам.

    1. Миша, спасибо, но как раз к этому событию я отношения не имел, и я подчеркнул, что рад, что не имел, что теперь это — дело российского общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *