Мирон Амусья: Грех поношения слов

 397 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Хочу сказать тем, кто приехал из СССР, пишет по-русски и так сильно озабочен будущим Запада — успокойтесь и не нервничайте. Призываю вас расслабиться и получать удовольствие от удлинившейся более чем на десяток лет жизни. С Западом всё в порядке — система прочная. Не вы её построили, не вам её спасать.

Грех поношения слов

(По поводу некой дискуссии в одну сторону)

Мирон Я. Амусья

Тут они совсем с ума посходили. Ущипнуть попку своей секретарши — не сметь! Чуть тиснуть и слегка поцеловать её — не сметь! Засудят!
Из письма друга с первыми впечатлениями о США

Кто-то из знаменитых писателей или философов пустил в ход хлёсткую формулу: «Патриотизм есть прибежище негодяев». Однако, при всей своей хлёсткости — она ложная. Верно, что многие негодяи прикрывают своё негодяйство, называя его патриотизмом. Обратное утверждение, однако, в корне не верно. Патриотизм — важнейшее, заслуживающее общественного поощрения, чувство. Без него такому государству, как Израиль, просто бы не возникнуть, а, тем более, не выжить. Это слово и соответствующее ему понятие — одно из важнейших, которое надо спасать от сонма «очистителей» языка и морали, которых развелось столь много сегодня.

К таким, часто поносимым сейчас словам относится и свобода. В ней, разумеется, всегда есть элемент осознанной необходимости. Но в первую очередь я имею в виду именно личную свободу или, может быть лучше сказать, волю. Мой жизненный опыт показал, что свобода сиречь воля нужна и животным, которым одного кормления мало. Его достаточно, без всякой свободы, только искалеченным физически или духовно, например, кастрированным животным. Бывают ли злоупотребление свободой? Конечно, примеров сколько угодно, когда люди путают свободу с распущенностью, вседозволенностью. Но это не означает готовности отбросить саму её идею.

Лично я заинтересован в свободее, в частности, в свободе слова, да и других, подобных ей — свободе собраний, например. Я отдаю себе ясный отчёт, что ликвидация свобод приведёт почти моментально к тому, что таких, как я, заткнут или закроют. Их закроют и сотрут в порошок в первую очередь, дорвись чернь или чересчур горячие идейные головы и энергичные руки к власти. Тому примеров множество. Замечу также, что я не заинтересован в безграничной власти и сильной руке и твёрдой воле руководителя.

Не заинтересован я и в «вождях от Бога», поскольку они никогда не хотят сами уходить от власти, считая, что трудятся, как «рабы на галерах» во имя общего блага. Такие мне совсем не нужны, просто противопоказаны. Они обычно быстро находят компанию приспешников и сообщников, и поминай, как звали. Страны в таких «сильных руках» развиваются обычно плохо. Достоинством сегодняшнего премьера Израиля вижу как раз то, что многие считают недостатком — определённые гибкость и мягкость. А Израиль, что мне важно, при нём развивается прекрасно.

Понятие права человека, над которым сейчас некоторые недальновидные просто надсмехаются. Понятно, что эти права суть просто основополагающие и фундаментальные для нормального общества. Разумеется, совсем нередко этими правами злоупотребляют, в том числе и те, кого относить к людям можно лишь крайне условно. Конечно, бороться со злоупотреблением этими свободами, противостоять нередким манипулировании ими просто необходимо, но это не меняет того, что эти права — основа существования здорового, уверенно развивающегося общества. Их нарушение всегда болезненно, и отбрасывает общество назад. Успехи Израиля, в частности, просто базируются на его уважении к правам человека.

Известный поэт писал:

Я устал от двадцатого века,
От его окровавленных рек.
И не надо мне прав человека,
Я давно уже не человек.

С поэтом, как это нередко со мной бывает, не могу согласиться. Я — человек, мне нужны права человека именно для того, чтобы не допускать рек человечьей крови.

Право, закон — такие же основополагающие понятия и вообще важнейшие категории. Само по себе торжество права над силой — величайшее достижение современного, развитого общества, двигатель его развития. Поговорка «сила есть — ума не надо» всё в большей степени оказывается не про нас. Другое дело, что силу нередко и сейчас приходится использовать для обеспечения права. Однако отмечу, что к моему удовлетворению, обладая значительной силой, Израиль как государство пользуется ею крайне осторожно и благоразумно.

Мир с соседями, коллегами, друзьями есть цель правильного поведения. Для государства его обеспечение должно быть основной задачей государственной политики. Конечно, не любой ценой, не за счёт потери свободы. В Израиле долгое время Рабочая партия и примкнувшие к ней движения в 90е и 10е гг. именовали себя «лагерем мира», хотя следование их политике войну не отдаляло, а приближало. Своих противников они отнесли к национальному лагерю, с негативным отношением к слову национальный, которое в действительности само по себе ничего негативного не содержит. Как иначе выжить и сохраниться маленькому или даже среднему народу, если не опираться на свою национальную историю и достижения? Не удивительно, поэтому, что в применение к Израилю национальный лагерь был и остался, за редчайшими исключениями, истинным лагерем мира. Они осознавали и осознают, что успешное существование еврейского государства без мира, вне мира, понимая его ещё к тому же более широко, чем просто отсутствие войны, невозможно.

Евреи особенно чувствительны к слову мир, которое для них испокон веку было символом самой возможности выжить. А вот к национализму в других странах, к националистическим партиям в них, многие евреи, находясь в абсолютном меньшинстве, относятся настороженно. Ряд таких партий сейчас поддерживает Израиль, но живо опасение, что сторонники этих партий довольно легко вслед за мусульманами или даже вместо них примутся за евреем. Жив ещё горький и неоднократно подтверждавшийся на практике исторический опыт.

Рабочая партия удачное наименование просто присвоила, не встречая серьёзного и уместного сопротивления. А удачное слово в наименовании даёт огромные преимущества. Израиль знает множество таких примеров, из которых вреднейшее — это понятие «палестинец» в применении к несуществующему и никогда не существовавшему народу. Давно пора миролюбивым евреям-патриотам выбросить это слово, вместе с оккупацией вместо распространения юрисдикции, аннексией вместо освобождения, Западным берегом вместо Иудеи и Шомрона, из своего, а, тем самым, и из всеобщего словаря.

Демократия, на мой взгляд, единственная приемлемая форма управления государством. Она, как это совершенно очевидно, нисколько себя не исчерпала в этом смысле, и в моих глазах определённо превосходит диктатуру и монархию, включая так называемую просвещённую. Однако сейчас само это слово нуждается в защите. И если б оно только атаковывалось сторонниками живших когда-то кровавых диктаторов, серийных убийц Гитлера и Сталина! Оно атакуется и такими людьми, как писатель М. Веллер и журналистка Ю. Латынина и. Они и иже с ними раз за разом негативно отзываются о Западных странах и США, видя в демократии их минус, выступают и против всеобщего избирательного права, ничего конструктивного не предлагая взамен. Однако пока инновации в этом направлении служат только диктаторам. Что касается меня, считаю, и готов доказать бессчётными конкретными фактами, что именно демократическая форма правления с типичным для неё всеобщим избирательным правом обеспечила и обеспечивает развитие этих стран, а отсутствие их привели к гибели и нацистскую Германию, и СССР. Конечно, в 90е годы так называемые демократы в России себя плохо показали. Но те, что положили начало широкомасштабному разворовыванию СССР ведь фактически никакими демократами и не были.

Приведенные авторы — Веллер и Латынина — яркие примеры тех, кто воюет и с так называемой политкорректностью, видя в ней причину неурядиц, да и просто некоторых дикостей в современном западном обществе. Действительно, политкорректность — это определённый кодекс поведения, который несколько дисциплинирует используемые в общественной жизни и дискуссиях слова и выражения. Пресловутый пример — замена слова «негр» словом «афроамериканец». Я не вижу в этом ничего плохого. Конечно, проявления этого кодекса иногда анекдотичны. Помню, как, работая в Аргоновской национальной лаборатории (США), еженедельно получал забавные инструкции про то, что недопустимо на работе в отношениях с женщинами. В то же время, вижу по многим полемикам в интернете, что введение перечня недопустимых выражений вполне было бы уместно.

Нередко утверждают, будто политкорректность

«предполагает запрет на свободу не только говорить, но и думать иначе, чем предписано идеологическими правилами, которые установили люди с чуждыми понятиями о нравственности».

Не встречался ни в США — колыбели политкорректности, ни в Израиле с запретами думать. Это проблема лишь для тех, у кого думать не о чем, или/и нечем. Вообще, у меня создаётся впечатление о том, что далеко не все, бранящие политкорректность, испытали на себе её возмущающее их действие. Ведь при всей комичности этих предписаний, именно она мешает тому, чтобы в России меня чуть что называли бы жидом, а в США — кайком. В моих глазах это очень важное и уместное ограничение. Замечу, что сам требую даже больших политкорректных ограничений. К примеру, ограничений и на эвфемизмы: жидомасон, «потомок тех, кто вышел из-за черты оседлости», или «потомок тех, кто варил на кострах христиан» и т.п. Благодаря политкорректности нельзя в обществе пользоваться заборной лексикой, да и следует исключать целый набор слов, именуемых неприличными.

В связи с обсуждаемым термином упомяну статью Э. Шифриной с недвусмысленным заголовком «Закат политкорректного беспредела», появившуюся в Интернет-журнале «Мы здесь» 06.02.17. Эта статья примечательна также рекордным прочтением (около 4000) и впечатляющим числом комментариев (53), в большинстве своём выражающем неприятие политкорректности и полную, безоговорочную поддержку автору.

А статья эта кончается словами:

«Трагично, что люди, прожившие значительную часть своей жизни в СССР и убежавшие от социализма в великую страну Америку, не сумели вынести урока из страшного советского опыта и превратились теперь в борцов “за всеобщее равенство и братство”».

На мой взгляд, гораздо более трагично то, что в словах всеобщее равенство и братство некоторые видят зло. Ведь каждому нормальному человеку ясно, что имеется в виду равенство перед законом, юридическое равенство возможностей, а не право каждого танцевать, например, на подмостках театра Метрополитен. Именно это равенство обеспечило возможность евреям проявить свой научно-технический гений, перед лицом всего мира показать свои способности в области музыки, литературы, искусства, не порывая, даже формально, со своими историческими корнями и не отрекаясь от еврейской идентичности.

Не вижу ничего плохого и в лозунге братства, имея в виду, что никто не призывает приличного человека брататься с уличной шпаной или террористами, которых надо искоренять. Имеются в виду отношения сходных по уровню людей, но, к примеру, разных национальностей. Кстати, именно реализация братства требует избавления от стереотипов, хорошо знакомых по советским временам, подобных утверждениям типа «все евреи — жулики», «евреи воевали только на ташкентском фронте» и т.д. и т.п.

Однако, проведя в США в общей сложности три года, не встречался и не испытал на себе вульгарных проявлений «братства». Так, никто не принуждал меня жить в соседстве со шпаной, алкоголиками, хулиганами. Напротив, всегда мог выбрать жильё так, что меня в итоге окружали нормальные, приличные люди моего круга. Начитался до приезда и про то, что за попытку пропустить женщину вперёд, проходя через дверь, можно легко схлопотать, как минимум, пощёчину — феминистки, мол, не дремлют. Судьба, однако, меня заботливо хранила, и ни разу за три года, пропуская женщин вперёд, уступая им дорогу, ничего, кроме улыбки признательности и слова «спасибо» в ответ, не получал.

В отличие от г-на Гулько как-то неудачно написавшего, что «пора реабилитировать Гитлера», считаю нужным сказать нечто в защиту либерализма, ещё одного почти ругательства, реабилитировать его в какой-то мере. Здесь можно было бы вспомнить массу движений и начинаний. Ограничусь, однако, упоминанием борьбы за право переезда евреев из СССР в Израиль. Верно, что люди, когда-то требовавшие свободы выезда евреев из СССР, свободы «Узникам Сиона», например, американский математик Лейбович, потом оказались печально энергичными в своём анти-израилизме. Но осуждая за одно, не стоит забывать и о другом.

В последние годы почти ругательными стали слова гей, лесбиянка, би— и транссексуал. Меньше всего повезло геям и Европе, из соединения которых пишущая шпана сделала единое понятие Гейропа. Считаю, что вся проблема ЛГБТ-сообществ, как важного и крайне отрицательного проявления западной цивилизации, и необходимость в связи с этим борьбы с геями крайне раздута, и преследует чисто политические интересы. В СССР нарушителей сексуальной нормы сажали в тюрьму, чуть ли не со времён Ленина, что казалось мне диким и совершенно неоправданным. Сейчас эти, ранее притесняемые люди, организуют «парады гордости», что в моих глазах также странно и неоправданно, поскольку предмета гордости не вижу. Но на формирование нормальных семей, появление детей эта прослойка мало влияет — природные инстинкты многократно перекрывают любую надуманную демонстрацию. Как гейство не может быть символом гордости, так оно не может быть символом и проявлением загнивания. Церковникам и политикам ряда стран эта их борьба нужна для их махинаций и делишек, к безопасности и процветанию человеческого сообщества никакого отношения не имеющим. Это не заслуживает ни жёсткого наказания, ни резкого осуждения, равно как и восхваления и поощрения.

В словах и лозунгах есть определённая магия. Мир, в виду невиданного ранее развития коммуникаций, стал большой деревней, где все о всех знают. И те страны, которые следуют защищаемым в статье правильным толкованиям слов, в реальной жизни весьма быстро движутся вперёд, непрестанно улучшая условия существования своих граждан. Их политики регулярно избираемы и переизбираемы. Этих политиков можно безопасно поносить, причём, подчас — вполне заслуженно, за всевозможные пируэты и выкрутасы, но уровень жизни в таких странах всё время растёт. Страны эти, что также очень важно — не угроза для соседей.

Последних более полувека истории поставили уникальный эксперимент — два подхода к принципам и власти сосуществуют, не воюя прямо между собой. Поэтому можно просто сравнить, кто, где и чего достиг.

Те, которые ушли от демократии, а, точнее, к ней ещё не пришли — постоянно с кем-то воюют, граждане там враги власти, некоторых из них арестовывают, в отношениях между людьми нередко проявляются раздражение и злоба. Другие из недемократических стран, двигаясь по пути Запада и в его научно — техническом его кильватере, стараются его догнать, но сильно отстают в достигнутом уровне жизни. Но люди, как известно, голосуют и ногами. А это голосование прямо показывает, где человеку жить лучше. Посмотрите, сколько китайцев или русских работают на Западе и в Японии, и сколько англичан, американцев, немцев перебираются на Восток. Туда же, на Запад, кстати, бегут и мигранты, хотя в какой-то мере их и направляют разные сильные политики в своих интересах. Это касательно свободного выбора.

Для выяснения направления движения квалифицированных кадров никуда и ехать не нужно — проще всего просто посмотреть списки авторов работ в лучших журналах мира, и многое станет ясно.

Хочу сказать тем, кто приехал из СССР, пишет по-русски и так сильно озабочен будущим Запада — успокойтесь и не нервничайте. Вы точно не под угрозой изнасилования, но, тем не менее, я призываю вас расслабиться и получать удовольствие от нежданно-нагадано свалившегося счастья — удлинившейся более, чем на десяток лет жизни при одновременном несказанном улучшении её качества. С Западом всё в порядке — система прочная. Не вы её построили, не вам её спасать. Да и спокойно следя за экономическими, культурными, научными показателями Запада, бывая там совсем нередко, могу определённо утверждать — слухи о его смерти (включая не только США и Японию, но и якобы гибнущую Европу) сильно преувеличены.

Мне могут сказать, что написанное здесь тривиально и общеизвестно. Согласен с этим. Однако так уж получается, что в то же время столь многим приходится разъяснять и повторять банальности, которые от повторения, однако, не теряют своей правильности.

Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «Мирон Амусья: Грех поношения слов»

  1. Хочу сказать тем, кто приехал из СССР, пишет по-русски и так сильно озабочен будущим Запада

    Статья понравилась. Особенно слова, вынесенные сверху. Как и Мирон считаю, что всё это нагнетание а ля Веллер: «Конец Европы» «Гибель», «Закат» и т.п. не имеет под собой серьёзной почвы. Хотя имеет массу сторонников.
    Видимо, политический мазохизм распространён не меньше, чем бытовой.

  2. Известный в своё время социалист и философ Карл Пирсон возмущался, что рабочий получает далеко не весь (чистый) продукт — творение своих рук. Пирсон, конечно, знал и понимал, что относительно высокая производительность рабочего достигается благодаря тому, что он получает средства производства от своего хозяина. Отсюда вытекало, что не всё, что рабочий производит, должно принадлежать ему, Но Пирсон обходил это возражение с помощью слов. Он называл средства производства «накопленным трудом», то есть предметами, который хозяин накопил за счёт того же рабочего.
    Наверное, во времена Пирсона в 1880е годы, а также раньше и позже, так думали, рассуждали, так говорили многие социалисты. Начиная с Прудона, который обозвал Воровством всякую (производственную) частную собственность. Но Воровство — грубо. «Накопленный труд» же звучит совсем по-научному.
    lbsheynin@mail.ru

  3. Михаил
    20 февраля 2017 at 22:54 | Permalink
    И какие же такие права гражданина были защищены в нацистской Германии, в которой само слово «мораль» было запрещено? То же и в СССР
    ========================
    Михаил!
    Поскольку гражданин рейха подчинялся установленному закону, ему в отличии от СССР, почти гарантировались условия существования. Свободы слова, например не было, но это и не было среди его прав как гражданина Рейха. Я написал «почти», потому что и там существовал произвол. Но, опять же, если сравнить с СССР, довольно ограниченный по отношению к «чистому и верному носителю арийской крови». Массово «своих» они не убивали, не гноили в лагерях. И они получили за свои права по заслугам без общечеловеческой морали (партийная мораль и там провозглашалась). Не так ли!

    Главное здесь, что зашита семейных, религиозных, культурных ценностей как проблема права (и против наплыва эмигрантов с иной культурой и даже моралью) невозможна, если полагать, что моральные устои противопоказаны жизни . Это постоянно оказывается проблемой, но ее не решить так , как часто звучит в устах иных наших коллег. Большинство из них имеют моральные устои в частной жизни, но сколько из них согласны (хочу надеяться только на словах) ждать от государства защиты своей частной жизнь, хоть переступая все устои морали! Тогда и до них дело дойдет, как в нацисткой Германии и СССР, и станут они «защищенными гражданами» без морали или с моралью, на которую государственные органы будут плевать

  4. Нечто подобное, близкое к содержанию этой статьи, было опубликовано мной в статье «Цена слов и их результаты» («Мастерская», январь 2016), в которой в качестве эпиграфа я использовал…» Эти слова наших судеб, увы, не изменят…»,
    Сергей Бунин, из стих. «Эти слова».
    Моя статья начиналась словами: «Еще как изменят, есть слова, которые наши судьбы меняют кардинально». Эта фраза и определяет мою реакцию на публикацию уважаемого Мирона Амусьи. Слова и калечат и лечат.

  5. Элла
    — 2017-02-19 20:06:51(15)
    Права гражданина пртив прав человека: http://www.forumdaily.com/140722_kassandra_sitoien/
    =========================
    Текст, на который дала ссылку Элла, начинается следующим абзацем:
    «Все это знают и понимают, самые продвинутые догадались сразу после приснопамятного 11 сентября. Не помню уже, кажется, в Германии какой-то журналист написал с тревогой, что самая большая опасность для Запада сейчас утратить свои моральные устои и призывал к бдительности, дабы их сохранить. Призывал, определенно, не зря, поскольку чуял, что в сложившейся ситуации эти самые устои, как говорят медики, несовместимы с жизнью».

    Кончается текст так:
    «Мы хотим жить, как самим нравится, сами решать свои проблемы, наш выбор — права гражданина».

    Права гражданина были ясно определены, например, в нацисткой Германии (уж коли вспомнили Германию). Если моральные устои не совместимы с жизнью, то нигде права гражданина не были защищены лучше, чем в нацисткой Германии, как они были определены там! Да и на время это был «их выбор».

    Итак, моральные устои несовместимы с жизнью. Следовательно, надо жить без моральных устоев и завидовать тем, кто направил самолеты на башни. Эх, нам бы бы такую решимость! Не знаю, какая диалектика была разведена в тексте – пропустил между процитированными абзацами. Все-таки, действительно, слова должны иметь продуманный вес.

    1. Дорогой Борис! И какие же такие права гражданина были защищены в нацистской Германии, в которой само слово «мораль» было запрещено? То же и в СССР. Зато сталинская конституция была самой демократической в мире (что правда). Только никто ее не соблюдал. Это как в бородатом анекдоте: — Правда ли, что лев может съесть теленка? — Правда-то правда, только хто ж яму дасть?

  6. Мирон Амусья: «Удачное слово в наименовании даёт огромные преимущества. Израиль знает множество таких примеров, из которых вреднейшее — это понятие «палестинец» в применении к несуществующему и никогда не существовавшему народу. Давно пора миролюбивым евреям-патриотам выбросить это слово, вместе с оккупацией вместо распространения юрисдикции, аннексией вместо освобождения, Западным берегом вместо Иудеи и Шомрона, из своего, а, тем самым, и из всеобщего словаря».

    Стандартное — к сожалению, неизменно повторяющееся – утверждение. Невольно напрашивается встречное — что-де понятие «израильтянин», возникшее исторически совсем недавно (и, замечу, породившее, понятие, не устраивающее автора), «пора выбросить из всеобщего словаря».
    Упоминаемая страна – перекрёсток важнейших цивилизаций с древности до наших дней – всегда была вполне обильно (с учётом природных возможностей) населена. Даже соседняя Трансиордания, с её куда более скудными условиями обитания («Каменистая Аравия» римлян) тоже издревле была населена народами – даже не без собственной государственности — Моав, Эдом, Набатея, соперничавшие с исчезнувшими древними еврейскими царствами.
    Царства исчезли – но народы-то остались.Бесконечный – и бесполезный! – поиск «исчезнувших израильских колен» это надоевшая политическая спекуляция. В 4-й Кн.Царств «черным по белому» сказано, что завоеватели уводили в плен элиту страны, составлявшую, как можно судить по элите любого народа, считанные проценты населения. Оставшиеся пахари, скотоводы, рядовые ремесленники продолжали «влачить (как говорится) существование», приспособливаясь по мере сил к новым завоевателям, новым веяниям. Арабы в считанные столетия распространили свою новую веру от Марокко до Индонезии, от Центрального Урала до Нигерии. В самом центре этого колоссального исламского мира как раз искомая нами земля. Неужто она избежала своей участи?
    После ошеломительно успешной Шестидневной войны (да и десятилетием-другим позже — пока не прошло ошеломление) признание светским еврейским государством автохтонов-палестинцев своими братьями во всех отношениях (кроме, разве что, веры – личного дела каждого гражданина действительно светского государства) было бы примиряющим (вероятно, требующим привыкания) поворотом мыслей, настроений, отношений ныне противоборствующих сторон.
    Сегодня такой поворот требует уже гораздо более радикальных действий. Жаль — но прошлого не вернуть.

    1. Дорогой Тартаковский! (Написать «Маркс» рука не поворачивается). Но ведь Ваш пост и есть пример той самой демагогии, против которой выступает Амусья и не только. Надеюсь Вы знаете, что автохтонами в Палестине/Израиле можно называть лишь бедуинов, христиан (потомков крестоносцев) и немногочисленных когда-то еврейских жителей Иерусалима, Цфата и, как ни странно, нескольких сотен евреев Газы (см. Справочник по Палестине, СПБ, 1911). Т. н. «палестинцы» — такие же, скажем современным языком, мигранты как и евреи, приехавшие в страну, начиная с 10-го года 20-го в. Но уж «братьями» они не были никак. Иначе бы первые киббуцники не нанимали черкесов охранять их дома и поля от набегов соседних «автохтонов». Ну, а потом взялись за это дело сами. К несчастью не всегда успешно, результатом чего и стали еврейские погромы в Хевроне и возле и в др. местах. Заметьте, задолго до Шестидневной войны.

      1. Михаил — 2017-02-20 21:54:45(118)
        ::::::::::::::::::
        Мне же представляется демагогией бесконечный и абсолютно бесплодный поиск «пропавших колен» даже в Андах и среди японцев (не спроста-де такие умные)…
        Я уже приводил выдержку из 4-й Царств, где недвусмысленно об угоне в полон элиты покорённого народа. Ну, а основная масса населения? Конечно, она перемешивалась с завоевателями — и не является «чистокровной». Ну, а мы сами, потёршиеся в столетиях среди множества народов, «чистокровные»? Уверен, что процесс генетической ассимиляции коснулся нас куда существеннее, чем убогих пастухов, пахарей, веками обитавших в относительном уединении. Это ваше право не признавать их евреями — они, приняв религию завоевателей, сами не считают себя таковыми. Но, думаю, они более «настоящие» (я о генетике, происхождении), чем мы при всей нашей кичливости. В истории кровавые свары между «братьями» далеко не редкость. Самый понятный и близкий по времени пример — ненависть, разодравшая в клочья вполне процветавшую Югославию. Босняки-сербы-словенцы-хорваты-черногорцы пришли на Балканы единым славянским народом. Их разделили религии: ислам-православие-католичество. Преодоление религиозной розни — «альфа и омега» сближения народов.
        Вот и всё, что было сказано мной. Если у вас есть другое решение проблемы, интересно было бы прочесть.

  7. Мне показалось, что Мирон Амусья ломится в открытую дверь. Любому здравомыслящему человеку понятно, что без всех понятий, которые он защищает, не было бы современного гражданского общества и процветания. Война ведется против тех, кто извращает эти понятия, превращая их в свою противоположность. Еще в 20-е годы Черчилль писал о виртуозной способости коммунистов в этой области. Когда я употребляю слова, ставшие в последнее время спорными, типа «либерал» или «права человека», то стараюсь тут же определить что имею в виду. Вообе-то либерал, он и есть либерал, объяснять не надо. Но того, кто утверждает, что все люди равны не только в политическом, но и в физическом, биологическом смысле, я называю ультра-либералом/прогрессистом. Тот, кто под правами человека понимает «защиту прав террористов», потому что Запад виноват перед ними за колониализм 19-го века, для меня — неомарксист/прогрессист. Об этом же пишут и уважаемые мной Латынина и Шифрин.

  8. Западный берег — это не географическое название: у рек есть лишь левый или правый берег, смотря вниз по течению. Это политическое название земли, которая издревле носила название Иудея и Шомрон (Самария). Политическое название понадобилось для того, чтобы в сознании людей эта земля не ассоциировалась с евреями/иудеями. Ясно, кому это выгодно.

  9. Злоупотребление Словом — неизбежный спутник Свободы слова. Прежде всего, для людей мало знающих и недалёких, плюс для опытных демагогов. Например, в России, судя по Интернету, критика Президента, а «тем более » Сталина, огромным числом авторов определяется как Русофобия. Немалое число людей, выражая своё недовольство евреями, употребляет термин Сионисты (когда-то в этих же целях использовалось слово Космополит). Более продвинутые изощряются в словосочетаниях, содержащих слова о Хазарском каганате Для рядового человек вполне в норме назвать Фашистом всякого полит. деятеля , кто ему (и таким, как он) не нравится. Назвать Фашистом немецкого Нациста — вообще святое дело. К месту и не к месту употребляется слово Геноцид.
    Обычно подобные злоупотребления словом имеют своим источником Официальную (или официозную) пропаганду. Но кто знает, возможно в каких-то случаях она сама подхватывает удачные для неё выражения-извращения, зарождающиеся в журналистских кругах. .
    lbsheynin@mail.ru

  10. . Именно это равенство обеспечило возможность евреям проявить свой научно-технический гений, перед лицом всего мира показать свои способности в области музыки, литературы, искусства, не порывая, даже формально, со своими историческими корнями и не отрекаясь от еврейской идентичности…»
    ================================================================
    Возможно, Вы случайно, пропустили проявления возможности еврейского народа в военном искусстве, беспримерную храбрость
    перед смертельной угрозой и громадным превосходством врагов.
    Удивительно, что политик Израиля Фейгин,подававший надежды -не смог ясно ответить мне:» Почему в политическом лексиконе
    Израиля используются термины: палестинцы; Западный берег ?» Фактически согласившись с якобы легитимностью этих определений. Вероятно, это был результат Мадридской конференции? Как-то так.

    1. Но Западный берег действительно — Западный берег.
      Здесь нет вранья.
      Или это тот же случай, когда американского негра не следует называть негром ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *