Владимир Лумельский: Америка, Смутные Времена — февраль 2017. Окончание

 430 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Теперь очередь ученых — через месяц-полтора в Вашингтоне пройдет Марш за Науку, американские ученые против Трампа. Как знак протеста идет и техническая работа: в университетах образованы группы по спасению федеральных баз данных — их копии переводятся на хранение в нефедеральные вычислительные центры…

Америка, Смутные Времена — февраль 2017

Владимир Лумельский

Окончание. Начало

Первый конфликт. По мнению экспертов обеих партий, описываемый здесь конфликт уже нанес Трампу серьезный удар. Сам Трамп тоже так говорит, добавляя, «Мы еще поборемся». Что он имеет в виду, пока неизвестно. По существу речь идет о попытке разрушить или сильно ослабить конституционный принцип разделения власти между тремя ветвями правительства. В своих твитах и речах до и после выборов Трамп высказал достаточно непонимания — или неприятия, выбирайте — этого принципа, так что конфликты между ним и другими двумя ветвями правительства, конгрессом и судами, ожидались. Вопрос был во времени. Как обычно с Трампом, конфликт пришел быстрее, чем ожидали. Было ощущение лобового удара поезда в стенку — неожиданно и жестко. Конфликт касается одного из важнейших для Трампа декретов — без него не обходилась ни одна его речь — Immigration Ban, запрет на иммиграцию и даже визиты в США жителей из семи «провинившихся» стран с мусульманским большинством.

Этот декрет несомненно войдет в историю. Он же классический пример феномена первого удара гири. Сам декрет уйдет — «начали ломать не подумавши» — но следы его останутся. Уже в день подписания декрета в аэропортах страны и многих аэропортах мира воцарил хаос, равного которому трудно припомнить. Около ста тысяч человек — с билетами на самолет, с визами, многие с green cards (право на постоянное жительство в США), а то и граждане США были остановлены в аэропортах таможенной службой. (Сколько людей поменяли планы, отказались от поездок дабы избежать болезненных последствий, подсчету не подлежит.) Бывший премьер-министр Норвегии был задержан в аэропорту Вашингтона на два часа. Причина допроса — в его дипломатическом паспорте оказалась иранская виза.

Людей депортировали, арестовывали, не пускали на рейсы отправлявшиеся в США. Многие американские компании — Facebook, Microsoft, Amazon, Apple… несть числа — были подняты на ноги их служащими, которые не могли вернуться в Америку или отказались от вылета за границу в страхе, что не смогут вернуться. Компании подняли крик. Прокуроры 16 штатов потребовали от правительства отмены декрета. Но первый — до сих пор единственный — удар гирей был уже нанесен. Газеты мира написали о «настоящем лице Америки». Теперь многим странам будет простительно то, что не было простительно до этой истории.

Как обычно, у декрета есть несколько слоев. Все нелегально и полулегально живущие в США теперь в страхе. Женшина, прибывшая из Мексики в возрасте 14 лет и прожившая в США 22 года, раз в год отмечалась в полиции, получая право на жительство на следующий год. Придя для очередной отметки несколько дня назад, она была арестована и тут же выслана из страны. Позади остались двое детей рожденных в США, американские граждане. Телеканалы мира показали ее лицо через решетку в задней двери полицейской машины отвозившей ее в аэропорт на депортацию. Эксперты говорят, шансы вернуться у человека, депортированного из США, равны нулю.

Получив судебное прошение от компаний выше, федеральный судья в Сиэтле приказал немедленно остановить действие декрета по всей стране, помочь всем пострадавшим закончить их путешествие, и аэропортам функционировать как до декрета, пока не пройдет судебное разбирательство. Все соответствующие службы подчинились — тоже ведь нетривиальный факт — перед людьми извинились, они продолжили свое путешествие, многие из них (например, уже депортированные) за счет правительства США. Телеканалы показали счастливые лица целующихся родственников ближневосточной наружности.

Задумаемся на минуту. То, что Трамп наверняка рассчитывал запугать суды, переводит эту историю на некий новый уровень. Трамп решил поставить под вопрос сам конституционный принцип разделения власти. Дискриминация по религиозному принципу запрещена первой поправкой к конституции США: нельзя — а вот он будет — и посмотрим, кто еще возьмет верх. Происходит эксперимент над конституционным принципом, который продержался 240 лет. На самом деле это был не первый его эксперимент. В своих речах и действиях Трамп выступил против серии истин, которые в Америке до сих пор воспринимались как данное, не подлежащее вопросу. До этого президента люди не задумывались, почему немало «правил» не были записаны как формальные требования. Их выполнение ожидалось — вроде как вежливость у воспитанного человека.

Например, считалось, что президент, владеющий значительной собственностью, обязан перевести ее в независимую от него форму (trust), так, чтобы его деятельность как президента не могла обогащать ему как собственника. Члены семьи президента не могут служить на правительственных постах связанных с Белым Домом. Они не могут пользоваться положением президента для собственного обогащения. Президент обязан раскрыть всю информацию о себе как налогоплательщике. И т.д., много такого. Все эти правила Трамп уже нарушил. И всё это, обратите внимание — знаки власти: мы думали, президенту нельзя это делать, а он доказал, что можно. Он показал, что у президента больше власти, чем мы думали. И до сих всё это прошло ему безнаказанно.

Оглядываясь назад, «безнаказанно» неподходящее слово. Тут правильнее сказать — очень даже заметили, ждали подходящего случая. Когда правила не записаны, когда это общепринятые нормы поведения, бороться трудно. Подходящим случаем стал его небрежный вызов судам — «так называемый судья из Сиэтла», написал он в твите. Это уже попытка взорвать фундамент.

В течение часа после решения судьи из Сиэтла администрация Трампа подала на апелляцию на следующий уровень судов, требуя восстановления действия декрета. И каков же аргумент апелляции? Тут сказывается наша проблема с Трампом — не знаешь, то ли они дураки, то ли сознательно посягают на принципы: аргумент был святая простота: «Страна в опасности, президенту нужны срочные меры». К несчастью для себя, Трамп сопроводил апелляцию несколькими твитами с критикой судов и обещанием, «Если что-то случится, виноваты будете вы». Президент угрожал судам. Эта комбинация — туманная аргументация плюс твиты оскорбляющие американское судопроизводство — оставили мало сомнения, что суд поставит президента на место. Единогласное решение трех судей апелляционного суда Сан-Франциско от 9-го февраля запретил правительству применять декрет до полного расследования его деталей.

В соответствии с привычкой Трампа делать себе хуже, он тут же ответил твитом в духе его полной судами карьеры торговца недвижимостью: «See you in court» («Увидимся в суде»). Хоть как-то спасло Министерство юстиции (с новым министром во главе) — их официальный ответ гласил, они «изучают возможные действия». Единогласие апелляционного суда подсказывает, юстиция права в своей осторожности. Одно можно пока сказать с уверенностью — дойдет ли дело до Верховного Суда или нет, рекорд Трампа в скорости восстановления одной ветви власти против другой обещает отсутствие прецедента на века.

Даже если эта инициатива засохнет на суку, колоссальный вред стране от декрета уже нанесен, практически до начала его действия. Это хрестоматийный пример — страна пилит сук, на котором сидит. Америке бесконечно важны эмигранты, которым Трамп пытаются закрыть дверь. Чтобы пояснить, возьмем сначала пример попроще, который я хорошо знаю: главный хлеб маленькой страны по имени Израиль приносится ее разработками в хайтеке — в микробиологии, мед-аппаратуре, электронике, фармацевтике. Большинство результатов, которые дают начало и подпитывают израильские стартапы, идут от двух-трех университетов, в частности Института Вайцмана. По сравнению с остальными университетами Институт невелик — дабы не загружать его звезд-ученых преподаванием лекций, в Институте нет обычных студентов, есть только аспиранты и большой обслуживающий персонал. Институт Вайцмана — рай для ученого, место, о котором говорят, «Это отличный западный исследовательский институт, и от Израиля недалеко».

Так вот, ключевая группа в обслуживающем персонале Института — постдоки (от слова postdoctorate), молодые доктора наук. Это их первая или вторая работа после 5-6 лет работы над докторской диссертацией. Без достаточного количества таких людей серьёзная работа такого рода сегодня невозможна. В любой данный момент в Институте таких постдоков около 400 — половина из которых из одной страны, из Индии. В Индии отличные университеты, известные программы PhD. Думаю, еще 100-150 из тех 400 постдоков из других стран — Европы и т.д. Кроме численного удовлетворения нужд в профессиональной компетенции, такая система дает важный для прогресса в науке круговорот мировой экспертизы. Не все поверят, но дело обстоит просто — у Израиля нет никакой возможности удовлетворить такие нужды в профессионалах за счет израильтян. Запрети въезд этим людям в страну, и точные науки и новые технологии в Израиле остановятся. (Кстати, заметьте — таким людям надо хорошо платить; постдоку платят в Израиле 3-4 тысяч долларов в месяц; может ли Россия позволить себе такую систему?)

Вернемся к США. Потребности США в подобном персонале высокого профессионального уровня превышают потребности Израиля не только количественно, но и качественно. Запрети въезд в Америку не постдоков, а ниже — претендентов на степень PhD и даже MS (Master of Science) — и наука, и все центры хайтека остановятся. Надежда справиться с помощью своих, американцев — нулевая. Как один из результатов роста экономики Евросоюза, резко сократился приток европейцев в американскую науку. В любой серьезной научной лаборатории США 80-90% главной рабочей силы — молодых людей, работающих над степенями PhD и MS — иностранцы. Из них 90% — из Азии.

Я только что вернулся из командировки в два главных научных центра штата Техас, в городках Austin (столица штата) и College Station. В каждом есть университет, на 50 и 60 тысяч студентов соответственно. Обратите внимание: Техас, один из наиболее политически консервативных штатов в стране, голосовал за Трампа — который пытается закрыть въезд в страну людям с Ближнего Востока. А в лабораториях мне сказали, что без таких людей у них остановится наука. Кстати, там особенно ценят выпускников иранских университетов. (Оба городка, конечно, голосовали за Клинтон.) Многие из этих людей по получении дипломов переходят в центры хайтека. Среди компьютерщиков Силиконовой Долины в возрасте 25-45 лет, 75% рождены вне США. В моих разьездах по стране я вижу много компаний-стартапов, основатели и большая часть персонала которых вышли из тех самых стран с мусульманским большинством, перечисленных в декрете Трампа. Реализация этого декрета равносильна удушению науки и передовых технологий в Америке.

Вернем шахты шахтерам. Так обещал Трамп своим сторонникам. Мы не знаем, верил ли он сам в свои обещания — с него станет. Шахты нельзя вернуть; а если бы можно, возвращать шахты было бы ошибкой. Факт газо— и нефте-достаточности Америки в последние 10 лет привел к последовательному уменьшению доли «грязной энергии», в частности доли угля, в энергетике Америки. Верите вы или нет в пагубную роль человека в глобальном потеплении, с влиянием угля как топлива на нашу жизнь всё просто — там, где его добывают и жгут, люди умирают раньше. Меняется и экономика добычи. Трамп может говорить речи перед семьями шахтеров в городках Вирджинии, но их угольные компании давно обанкротились, они исчезли, их нельзя возродить. С 2000г доля угля в энергетическом балансе Америки уменьшилась с 50% до 30%, почти вдвое.

Один из факторов в этом процессе динамика цен на газ и на уголь — а цены в свою очередь определяются развитием технологий добычи и обработки и федеральным регулированием. Два года назад департамент защиты водопутей в правительстве Обамы ужесточил правила сброса отходов открытой добычи угля в окружающие водопотоки. То есть уголь немного подорожал, стал менее конкурентноспособным. Печать «следов Обамы» вызвала клятву Трампа «вернуть уголь Америке». Республиканский сенат сегодня рассматривает возвращение правил на уровень до указа Обамы. Полегче правила, подольше продержатся шахты. Вернуть шахты нельзя, но замедлить умирание существующих шахт можно. Тысячи миль ручьев и рек получат новую дозу ядов.

Упростим финансовый мир. Один из факторов в кризисе 2008г. была волна судов над семьями, которые не могли платить по ипотекам на купленные ими дома. Речь идет о сотнях миллиардов долларов, о сотнях тысяч банкротств семей среднего класса; у людей отобрали дома, купленные за несколько лет до этого. Малого потребителя обманули финансовые акулы, деятельность которых слабо регулировалась правительством — банки торгующие ипотеками, консультанты по покупке-продаже недвижимости, курсы по «наилучшему» сохранению и умножению ваших сбережений. В обход традиции, по которой банк должен убедиться, что финансовое состояние покупателя позволит ему платить по ипотеке в обозримое время, эти акулы убедили людей, что все в ажуре, и продали им ипотеки. Далее миллиарды долларов таких сбитых в пакеты ипотек были распроданы инвесторам. Эти пакеты были упакованы так, что среднему инвестору нереально было докопаться, что в их пакетах было немало гнилых ипотек. Потом пришел кризис, и карточный дом рухнул.

По предварительным подсчетам, Федеральное Бюро Финансовой Защиты Потребителя, созданное правительством Обамы для защиты потребителей от подобных «консультантов», сэкономит потребителям 19 миллиардов долларов в год. Один из недавних декретов Трампа закрывает это Бюро — разумеется, для «уменьшения расходов на правительство и поощрения свободного предпринимательства». Обратите внимание: как многое другое в декретах Трампа, и то и другое верно — затраты понизятся, свобода расширится. Но это то же, что закрыть городской департамент полиции в целях экономии средств.
Это Бюро было создано как часть DoddFrank Law, Закона Додда-Франка — широкой сети мер по регулированию разных типов риска в финансовой системе, в частности риска кризисов подобных кризису 2008г. Другая, гораздо более широкая по своему действию часть этого Закона направлена на проблему, которую безуспешно пытались разрешить президенты до Обамы. Многие из нас припомнят заколдованный круг под именем «Too big to fail» в кризисе 2008г.: государство не должно тратить деньги налогоплательщиков, чтобы выручить от банкротства попавшего в передрягу из-за своей жадности богатейшего банка — но кризис усилится и мы все пострадаем если этот банк не выручить. Приходилось выручать.
Происходит это так: В большом банке «лежат» сотни миллиардов долларов его вкладчиков. Каждый вкладчик свободен забрать свои деньги в любой момент, но по статистике это происходит нечасто и в случайные моменты. Банк живет на разнице между процентом, который он платит вкладчикам на их вклады, и процентом, который он получает от инвестиции idle money, «лежащие без дела»деньги, в подходящие инструменты. На всякий случай банк хранит часть вкладов в резерве. Разумеется, банк заинтересован в том, чтобы инвестировать как можно больше из его запасов, уменьшив резерв до минимума. Меньше резерва, больше заработок, богаче владельцы и верхушка банка, очень просто. Все идет хорошо, банк богатеет.

Но вот подходит кризисная ситуация — одновременно у многих вкладчиков бизнес пошел вниз, им нужны их вклады, чтобы отдать по взятым займам. Происходит bank run, атака на банк, денег в резерве не хватает на удовлетворение спроса — и вот банк катится к дефолту. Руководство банка бежит к правительству — спасайте, велите Федеральному Резерву печатать для нас деньги. Не спасете — пойдет эффект домино, обрушится вся система. И это правда, это действительно страшно. Произошло это по жадности кучки людей, но теперь выхода нет, их надо спасать. А на них ответственности нет, все делалось по закону; они на этой истории жирели, а платят налогоплательщики.
Все было по закону — потому как закон плохой. От этого есть защита — усилить регулирование, заставить банки хранить в резерве больший процент их запасов. Насколько больше? Это сложная система, у экспертов есть формулы и тесты на прочность. Из всего этого и получился Закон Додда-Франка, великое достижение в истории финансового мира. Вот это интеллектуально-прагматичное сокровище и поклялся сейчас уничтожить Трамп. Увидеть его логику нетрудно: во-первых, долой наследие Обамы; во-вторых, ну как же — из-за какой-то бюрократии деньги лежат в банке, вместо того чтобы служить «простым американцам». Всё вроде правильно — меньше денег лежит без дела, больше заработаешь, любимая логика в пол-шага.

Как дела со стеной? Разговоры о стене между США и Мексикой — за которую, по Трампу, «поверьте мне, Мексика заплатит» — похоже, затихли. Пo последней оценке Department of Homeland Security новой администрации, стена (частями стена, частями забор попроще) обойдется в 21 миллиард долларов; ее строительство потребует трех с половиной лет. Похоже, эти цифры слегка охладили энтузиазм Трампа. Сомнительность этого мероприятия уже привела к значительному росту мексиканского песо. Сегодня Мексика одна из наиболее успешных стран мира. Чтобы увидеть как это важно: по своему национальному продукту Мексика уже обогнала Канаду и вот-вот догонит Францию, а там гляди и Россию.

В городке Austin в Техасе мне указали на шоссе, которое они называют Highway NAFTA, по имени того самого торгового соглашения между США, Мексикой и Канадой, которое Трамп пообещал убить. Шоссе идет из Мексики, и далее на север через всю Америку. По нему идет непрерывный поток экспорта-импорта. В Техасе этот хайвей называют также Дорога Жизни — закрой границу, и экономика Техаса, одна из самых сильных в Америке, умрет. Трамп говорит, Мексика ввозит в Америку больше, чем вывозит из нее — не позволим. Его же сторонники в Техасе объясняют ему, что это мелочи. Важно другое: экспорт США в Мексику составляет более 200 миллиардов долларов в год, и большая часть этой суммы приходится на Техас — гигантская экономическая машина. Торговая война США с Мексикой, которую Трамп обещает, остановит экономику Техаса («Texas will hit the wall»). Но эта логика больше чем в пол-шага, это трудно; кроме того, «стирать следы Обамы» важнее логики.

Культура, наука… Вашингтон не Париж — голосуя за своих кандидатов, американцы не задаются вопросом об их культурном уровне. Это не значит, что бескультурье новой верхушки проходит незамеченной. Пару дней назад в случайной компании я услышал крик души молодого адвоката из министерства юстиции: «Что делать — идет массовое уродование языка». Трамп в общем-то знает английский язык, но с точки зрения американца с приличным образованием Трамп в общем-то не знает английского языка. (Если уж это очевидно мне, эмигранту…)

Для политических журналистов и политической сатиры Америки наступил золотой век. Тут полезно вспомнить, что такое хороший американский журналист. Если вы умеете хорошо и быстро думать, так же быстро писать, хорошо пробежать стометровку, не спать и не есть неделями, легко сносить любую ругань, легко расположить к себе любого, от премьер-министра до проститутки и террориста с гранатой, не боитесь ни бога ни черта, знаете языки и мировую историю и литературу, и у вас хорошее чувство юмора — вам путь в серьезный журнализм. Без этих качеств трудно, конкуренция колоссальная. Но если вы уже там, вы наслаждаетесь компанией равных и делаете любимую работу. Вы видите свою задачу в том, чтобы менять мир, раскрывая ему глаза на хорошее и плохое вокруг нас. И лучших из таких людей припишут к освещению в прессе Белого Дома.

И тут порой возникает проблема. Вы не обижаетесь на дураков — человек не виноват, это вроде хронической болезни, с ним надо быть осторожней, внимательней. Но если этот человек кичится своим умом и говорит вам и равным вам, «А вот вы, там, помолчите» — запаса качеств см. выше может не хватить. И тогда вы превращаетесь в бритву столь острую, что ее пореза жертва не заметит, узнает о порезе позже. Заметят соседи и зрители. Такого не могло быть с Обамой, или с Джоном Кеннеди, или с Никсоном. Другое дело когда перед журналистами предстают Трамп или его пресс-секретарь Шон Спайсер. Здесь я сочувствую обеим сторонам: для журналистов событие есть издевательство над разумом, а для человека на трибуне это страсти Христовы от подонков человечества. (Трамп так их и называет, в лицо, с трибуны.) Человек на трибуне в каждом вопросе подозревает издевательство, а задавший вопрос издевается, зная, что ответа на нормальный вопрос все равно не будет.

То, что Трамп люто ненавидит пресс-конференции и всячески старается их минимизировать, не помогает их улучшению. Его первая (как президента) пресс-конференция, два дня назад, представляла редкий спектакль, 80 минут хаоса и драмы. (Это легко найти на интернете.) Хорошая четверть времени ушла на поношение прессы. «Да-да, вы все, вы все такие». Повторения, предложения без конца и без начала. Вот пример, трагикомический курьез: Неясно как в зале пресс-конференции оказался 30-летний репортер от крохотного консервативного еврейского журнала, о котором мало кто до этого слышал. (Списком приглашенных заведует ассоциация журналистов, но устроители тоже могут «посоветовать»; попасть в список этому ортодоксальному еврею якобы помогло на редкость положительное отношение редактора журнала к Трампу.)

Человек с длинными пейсами, в ярмолке, белой рубахе, и черной безрукавке смотрелся экзотично. Возможно, на это и был расчет. При возможности задать вопрос на такой встрече поднимается лес рук. В некий момент Трамп заметил и ортодоксу слово, предварив это шутливым, «А вы-то, вы дружеский к нам репортер? Давайте посмотрим, дружеский ли он репортер». Начав с глубокой уверенности, что сам президент не антисемит, так как у него даже есть еврейские внуки, репортер далее перешел к случаям антисемитизма в стране. Тут Трамп, взвинченный ожиданием подвоха от всех и вся, его оборвал: «Хватит. Сядьте» — и выдал длинный параграф о том, что мир еще не видел менее антисемитского человека чем он, Трамп, и он абсолютно не расист, и он ненавидит репортеров, называющих его антисемитом. Побелевший журналист пытался вставить слово; президент резко отмахнулся — нечего, хватит тут лгать. В полном ужасе эту сцену наблюдал по телевизору редактор журнала.

У Трампа такие встречи по крайней мере редки. А Спайсер обязан страдать регулярно, его press briefings идут каждые день-два. Посочувствуешь. Ему и так с этой бандой тяжело, а тут еще — защищать президента, соединять его заявления с реальностью…

Резко подскочил кверху рейтинг и количество зрителей у комической субботней видео шоу Saturday Night Live (SNL). Последние годы это шоу еле держалось на плаву. Для сатириков Обама, скажем прямо, цель неважная. Пошутить там не над чем, задираться не получится, он и сам может отбрить. В итоге они его попросту приняли в свою среду, и он участвовал в целой серии спектаклей, нередко импровизируя на лету. Совсем другое дело сейчас. По субботам люди ждут SNL. Специально для изображения Трампа и его когорты на SNL приходят лучшие звезды Голливуда. Глядя на пресс-конференцию Трампа, теперь думаешь, да ведь этот кусок просто клад для SNL — ничего не надо придумывать, переноси целиком. После нескольких слабых попыток Трамп и Спайсер поняли, что критиковать это шоу это как плевать против ветра. Из имперсонации Спайсера талантливая актриса М. Маккарти сделала целую карьеру. Страна обменивается мнениями о последней находке Маккарти-Спайсер — вроде как после важного футбольного матча. Тем временем на каждой briefing Спайсер подает материал, который даже неспециалисту смотрится как золотое дно для сатирика. Это действительно очень смешно.

А вот и грустное. Мобилизуются в ожидании тяжких времен люди в американской науке. От Марша Женщин 21-го января (мы о нем говорили раньше) ожидается большое и долгосрочное влияние. До следующих выборов в конгресс меньше двух лет; конгрессмены помнят, в Марше были люди и из их штатов. Идут попытки повторить этот успех. Вчера закрылись множество ресторанов по всей стране, в знак солидарности с нелегалами иммигрантами. Два десятка городов в стране объявили себя sanctuary cities (Бостон, Чикаго, Нью Йорк, Сиэтл…) — они не выдадут правительству живущих в них нелегалов иммигрантов. Стачка в Нью Йорке около полумиллиона водителей компании такси Uber заставила главу этой компании выйти из членства в совете большого бизнеса при Трампе.

Теперь очередь ученых — через месяц-полтора в Вашингтоне пройдет Марш за Науку, американские ученые против Трампа. Как знак протеста идет и техническая работа: в университетах образованы группы по спасению федеральных баз данных — их копии переводятся на хранение в нефедеральные вычислительные центры. Под угрозой уничтожения находятся материалы, собиравшиеся десятилетиями разными федеральными организациями, особенно по окружающей среде: в агентстве по охране окружающей среды (EPA), департаменте сельского хозяйства (USDA), центре по контролю и предотвращению болезней (CDC), космическом агентстве NASA.

Многие ведущие члены администрации — например, новый глава EPA — известны своей воинственной враждебностью к феномену глобального потепления. (Как сообщил на одном из своих ралли Трамп, «Сказку о влиянии человека на климат придумали китайцы».) Частично повезло медицине — самая массивная и дорогая стадия по разработке средств для лечения HIV (СПИД) — еще одна из нелюбимых тем администрации — уже позади, сегодня там можно обходиться меньшими фондами. Но под угрозой научная работа по искусственному оплодотворению, по средствам контроля над рождаемостью, по новым источникам энергии. В команде Трампа есть люди, связанные с Discovery Institute — это почти гарантия атак на все, что связано с теорией эволюции. Где есть лишние области науки, там найдутся лишние департаменты и лаборатории. Объяснять увольнения нетрудно — неча разбазаривать народные деньги. А голосовавшие за Трампа несомненно одобрят.

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Владимир Лумельский: Америка, Смутные Времена — февраль 2017. Окончание»

  1. Дорогой г-н Носовский ,
    я совершенно не хотел Вас задеть высокой зарплатой. Я понимаю что это самая не приличная вещь о которой говорят в Америке. Но к сожалению суть то в этом и я точно в таком же положении как и вы.
    Когда Я приехал в Америку и получил свой первый месячный чек я не поверил своим глазам и сразу побежал в банк поменять его на реальные деньги. Я работал точно так как в России а получил в 100 раз больше. Я и тогда и сейчас считаю что это не моя заслуга а людей которые построили эту страну и которые в большинстве своём относятся к тем презренным 47%. Трамп хочет зачитить этих лудей и меня и Вас. Он ещё ничего не сделал чтобы его так ругать.

    В случае абсолютно глобальной экономики зарплаты за равный труд должны выровняться. Я надеюсь что Вы согласитесь с этим. Зарплаты во вём мире не могут сравняться с американскими. Не может быть у всех людей такой дом как у меня да наверное и у Вас, наш шарик слишком маленький. Так что при глобализации первым делом уже страдают те 47% , это начинает касаться меня а Вы на очереди. Это всё что я
    хотел сказать.
    Теперь об ученных и научных работниках. Вы не нашли моих публикаций на Гугл а значит и ни какой не научный работник. Вы посмотрите вокруг себя Вы увидете много удивительных вещей и все они созданы не универсететскими профессорами а прикладными научными работниками которые в Америке не печатаются. Я не удивлюсь если Вы как профессор имеющий отношение к механике в данный момент пользуетесь моей программой. Но с другой стороны может я какой то троль и что с ним говорить.
    Поэтому завтра а может после завтра я раскажу Вам о себе.
    С уважением.

    1. Дорогой мистер Старобин, зарплаты профессоров в Америке не очень большие в сравнении с другими профессионалами и менеджерами среднего звена (врачей, программистов, инженеров). В Америке на каждую вакансию профессора (ассистента) обычно 100-500 претендентов с PhD. Это не обычная рядовая работа. А высокий конкурс поддерживается притоком людей на нижние этажи пирамиды — аспирантов и постдоков, которые в основном иностранцы и готовы работать за небольшие по американским меркам деньги имея мизерный шанс когда-либо стать профессорами. В Америке действует принцип «победитель забирает все», отсюда и относительно высокие зарплаты у тех, кому повезло пробиться. Во Франции или в Израиле зарплаты раза в два меньше. Но. между прочим, французские и израильские профессора тоже довольны жизнью и в Америку не рвутся. У них другие плюсы есть помимо зарплаты. Если же вы хотите сравнивать со странами третьего мира, с Перу и Туркменией, то извините — там у преподавателя ВУЗа совсем другая работа, другие навыки, другие знания, поэтому и сравнивать не с чем, это другая профессия. Поэтому Ваши опасения, что в результате глобализации зарплаты американских профессоров сравняются с туркменскими, преувеличены… Однако это абстрактные философские рассуждения, а в статье речь идет о совершенно конкретном смутном времени.

      1. Добавлю еще, что бывают случаи, когда в результате глобализации в менее развитых странах ищут американских специалистов. Например, есть люди, которые из Америки поехали преподавать в (сомнительный) ун-т Сколково под Москвой или в ун-т Назарбаева в Астане, или в американский университет в Саудовскиой Аравии. Как я слышал, им платят зарплату не меньше американской, а зачастую выше. То же касается западных МБА или специалистов по финансам, которые едут работать в Московские банки — у них, как я слышал, очень неплохая зарплата. Так что глобализация, наверно, не всегда срабатывает так уж прямолинейно, как Вы предполагаете. Образованные американцы, которым есть что предложить миру и рынку, от глобализации зачастую выигрывают.

  2. Комментарий к комментарию господина Носоновского.
    Господин Носоновский является професором Американского универсетета и естественно получает американскую зарплату и он руками и ногами за глобализацую. На этом сайте обсуждается энтропия в обществе и профессор Носоновский участвует в этом обсуждении. Но если произойдёт полная глоболизация, то согласно тем же законам поведения энтропии нет никаких оснований зарплате Носоновского быть в 40 раз больше, чем зарплата такого же профессора в России.
    А если в недалёком глобальном будущем зарплаты всех профессоров сравняются, то у господина Носоновского отпадёт необходимость ездить за аспирантоми в Иран, Индию, Китай…

    Если быть серьёзным то я, как научный работник не в академии а в частной компании, мог бы добавить много чего на эту тему. У нас это будущее уже наступает теперь.
    Смысла нету, я думаю суть профессор Носоновский понял.

    1. Mr. Simon Starobin, спасибо за комментарий! Он мне напомнил отрывок из произведения писателя Викторa Олеговича Пелевина:

      «Наши космонавты получают за полет двадцать-тридцать тысяч долларов. А американские — двести или триста. И наши сказали: не будем летать к тридцати штукам баксов, а тоже хотим летать к тремстам. Что это значит? А это значит, что летят они на самом деле не к мерцающим точкам неведомых звезд, а к конкретным суммам в твердой валюте. Это и есть природа космоса. А нелинейность пространства и времени заключена в том, что мы и американцы сжигаем одинаковое количество топлива и пролетаем одинаковое количество километров, чтобы добраться до совершенно разных сумм денег. И в этом одна из главных тайн Вселенной…»

      Если серьезно, мне не удалось найти в Гугле ни упоминания о Bашей деятельности научного работника, ни публикаций. А автор статьи — заслуженный ученый, помимо работы в частном секторе и в престижных университетах, участвовавший в комиссиях и панелях в Арлингтоне и других местах, и хорошо понимающий, как устроено управление наукой; в том числе и соответствующие аспекты госслужбы. Поэтому его мнение мне интересно.

  3. Очень разумная статья, спасибо. Но почему-то мало кто обращает внимание на системную проблему. Трамп ведь победил под лозунгами «очистить вашингтонское болото» и «анти-глобализм». Это социальный заказ тех 47% избирателей, которые его выбрали: убрать из Вашингтона коррумпированных умников и заменить их теми, кто воротит дела по-простому, по рабоче-крестьянски. Без всякой там оглядки на суды или на то, что такое «гринкарта» и «виза» с юридической точки зрения. Трамп добросовестно выполняет обещания, данные этим 47% анти-глобалистов, желающим жить по принципу «где родился, там пригодился». Отсюда и пограничные препоны.

    Научные и университетские работники — это другие люди, они много путешествуют, у них родственники и друзья за границей, международные проекты, международные конференции и журналы. Скажем, на моей кафедре из 16 преподавателей только 3 американца, множество постдоков и аспирантов из Ирана, Индии и Китая. У многих родители или семьи за границей, все хотели бы ездить без препонов и по возможности без виз. Поэтому ученые никогда не будут за анти-глобалистов, они от этой линии проигрывают. Хотя я не исключею, что инженерное и строительное дело на среднем западе может как раз преуспеть (я сам доцент на инженерной кафедре на Среднем Западе) и получить какие-то новые ресурсы: и увеличение интереса со стороны местных студентов, и интереса компаний к новым технологиям.

    Однако, проблема здесь системная. Раньше голос популистов, которым не нужно ездить по заграницам, не нужно нанимать иранских или индийских постдоков, и вообще ничего не нужно, не был столь отчетливо слышен. Теперь их стало большинство, во многом из-за культуры твиттера, фейсбука и токбэков. Понимаю, насколько смешно писать об этом в токбэке к статье на самиздатовском сайте любительских публикаций, но вот так. Это культура поверхностности и непрофессионализма. Благодаря интернету те люди, которых мы раньше никогда бы не услышали, получили голос и даже выбрали президента, который обещал не вести дела профессионально, не быть как профессиональные политики, лоеры, журналисты и прочие умники.

    Оговорюсь, для Израиля, по крайней мере для поселений, Трамп, конечно, лучше.

  4. Прям таки не знаешь, кому верить. Г-н Лумельский, конечно, голова, Но вот msn news (не путать с Fox News) от Февраля 22 утверждают:
    http://www.msn.com/en-us/news/politics/president-trump%e2%80%99s-approval-rating-hits-48-percent-politico-poll/ar-AAndPq4?li=BBnb7Kz
    President Trump’s approval rating has hovered near 50 percent during the one month he has been in office. According to a new poll conducted by Politico and Morning Consult, 48 percent of voters approve of the job Trump has done in office so far, while 45 percent disapprove.
    Пропаганда, наверно. Или агитация?

  5. Кому интересно. Данные приведенные автором вызвали вопросы, которые ,видимо из-за лихорадочной подготовки людей в американской науке к выступлениям за свержение президента Трампа, оказались не очень достоверны.
    Загрязнение «водопутей?!» ядами из отходов переработки углей, видимо это имел в виду автор. Есть открытые водные поверхности, есть водоносные горизонты. Возможно описка или автор не в теме. Шлак используется как наполнители -широко.
    Странно, что Иран с огромными запасами нефти строит атомную энергетику с военной компонентой. Иран подписав «филькину грамоту» признал военную программу. Договор имеет секретную часть. Я тоже житель земли и гражданин США -почему от меня надо скрывать угрозы для моей и моей семьи жизни.
    Вернуть шахты кому? Владельцам, государству или в эксплуатацию. Не понять простому избирателю.
    Всё, что касается угля, автор может посмотреть на сайте eia.gov . Ваши данные не верны. Угли бывают разные как и шахты.
    Сборщик ягод с доходом $17к в год, получал ссуду на покупку дома стоимостью $700к. Кто давал или кто брал, не под пистолетом, совершали подлог. Правда банкам грозило обвинение в дискриминации-в случае отказа. Закон Дода-Франка включал в себя блокировку подобных ситуаций. Не храните деньги в сберегательной кассе. Жизнь бордель, а люди аферисты, говорил старый Фроим, сидя на заборе 2-го еврейского кладбища в Одессе /по И.Бабелю/. Не мешает помнить-иногда случается, когда подтасовывают данные для получения грантов и не только.
    У автора видимо аллергия на пейсы,ярмолки, лапсердаки и возможно белые чулки. А как насчёт толерантности или это на нас не распространяется. Попутно вопрос: «Как автор реагирует на движение J-стреет, BDS»? А инициативы надо оплачивать. Не так ли? Готовому к борьбе автору, возможно хватит мужества ответить на простой вопрос, без научного тумана и терминов.
    С еврейскими внуками — Трампа просто начинают травить. Автору не кажется, что это личное дело их семьи.
    После тёток- настала очередь учёных. Ну и что? Возмётесь за оружие? Не понятны угрозы автора.
    Клинтон помиловал Рича; Барбара Страйзенд заплатила за ночь, переспав в Белом Доме. Минеты не кастеты. Товарищам не стыдно. Кстати в рабочее время. Ну не втерпёж стало. Бывает. Как с чистотой платья, морали, достоинства на двоих?
    Учёные могут присоединиться к требованию-исполнения приговора в отношении Надала Хассана, расстрелявшего солдат в Форте Хоод 10.5.2009 года. Да парализован- и что. Как говорили на Вашей бывшей Родине: «Собаке-собачья смерть».Закон есть закон.
    А как быть тем-кто проголосовал за Трампа, по разным причинам. Ваш выбор уважают. Почему не уважать мой выбор. Как-то так.
    P.S. Ваша информация в отношении Израиля и института Вейцмана не точна. Если едут в Израиль -значит есть у кого учится.

    1. Сборщик ягод с доходом $17к в год, получал ссуду на покупку дома стоимостью $700к
      ==
      При займе под 3% годовых выплата одних только процентов в первый год составила бы $21,000.00. Так что либо это врака, либо просьба: представить подробности сделки.

    2. Да, про Институт Вейцмана я как-то забыл написать. Поскольку институт расположен рядом с местом моей работы, свидетельствую, что азиатские аспиранты и постдоки там — китайцы, юж. корейцы, индийцы, т. е. из стран никак не упомянутых в декрете Трампа.

  6. Насчет шахт. Обама ввел закон о шахтах в декабре 2016 г. А где же он был раньше? Не кажется ли Владимиру, что это был просто пропагандистский шаг: ввести закон для «наследника»? Если и другие его аргументы против Трампа так же сомнительны, то скажу словами Бродского: «Если Евтушенко против колхозов, то я за».

  7. «департамент защиты водопутей в правительстве Обамы»
    ——————-
    Откуда это ?
    «Водопутями» традиционно занимается Корпус военных строителей. За чистотой воды должно смотреть ЭПА — Ведомство охраны природы. Кто ещё ими занялся ?

  8. В этой отлично написанной статье много справедливого. Мне трудно обсуждать внутриполитические обстоятельства Соединённых Штатов — я и не касаюсь этого. Хотя последние действия Обамы чересчур бросаются в глаза: активнейшее вторжение Президента в выборы наследницы (хотя законом это категорически запрещено), мерзкое требование российским дипломатам убираться из страны буквально накануне Новогодья, когда все рейсы забиты, билеты распроданы, прочие подобные страсти далеко не политического, но наглядно личного характера…
    Ну, а внешнеполитические провалы Обамы и его предшественников слишком уж очевидны. И это (перефразирую) «хуже, чем ошибки; это — преступления»: Магриб, Бл.Восток, Югославия, Украина с демонстративно разгуливавшими по «майдану незалежностi» вашингтонскими постояльцами…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *