Эдуард Гетманский: Зальцман Исаак Моисеевич

 207 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Рассказывают, что в Муроме опальный Зальцман приходил в иной выходной день в ресторан и заказывал три по сто граммов — за героя Зальцмана, за генерала Зальцмана и за наркома Зальцмана. Директор завода Левчук всеми силами старался избавиться от инженера с характером с загадочным статусом.

Зальцман Исаак Моисеевич

(евреи, ставшие Героями Социалистического Труда в годы Великой Отечественной войны)

Эдуард Гетманский

Эдуард Гетманский

Зальцман Исаак Моисеевич (1905 -1988) — организатор производства танков, генерал-майор инженерно-танковой службы. Родился 26 ноября (9 декабря) 1905 года в поселке Томашполь Ямпольского уезда Подольской губернии (ныне Винницкая область, Украина) в семье портного-еврея. Его мать — Молка — едва знала грамоту. Во время одного из погромов петлюровцев отец был искалечен и вскоре умер. Исаак, старший в семье, где было семеро детей. «Тяжёлым и безрадостным было моё детство, — писал он в своих воспоминаниях. — Постоянная нужда, тяжёлая борьба за кусок хлеба были постоянными спутниками нашей семьи. С большим трудом родители смогли мне начальное образование. В 1919 году я окончил двухклассную народную школу. С 14 летнего возраста начал свою трудовую деятельность». Четыре года Зальцман работал на свекловичных плантациях и на сахарном заводе. В 1922 году вступил в комсомол. Живой, энергичный по натуре он с головой окунулся в молодежные дела: это и борьба с бандитами, и шефство над местным детским домом. В ту пору на Украине свирепствовали до конца не разбитые вооруженные петлюровские и махновские отряды. Части особого назначения (ЧОН), членом которых был Исаак, вели борьбу с бандитами, охраняли хлебные обозы. В одной из перестрелок он был ранен. В 1926 году Зальцмана избрали секретарем Тростяницкого райкома комсомола, а в 1927 году — секретарем комсомольской организации города Брацлава. В апреле 1928 года его приняли в члены ВКП(б). ХV съездом партии в стране был объявлен курс на коллективизацию, и молодой партиец деятельно участвовал в организации колхозов. Его детище — созданный в селе Гриненко колхоз — был одним из первых в районе.

Годы активной комсомольской работы не помешали осуществить заветную мечту — получить образование, ведь за его плечами была только двухклассная народная школа. В 1929 году без отрыва от работы, Исаак закончил Брацлавскую профтехшколу, получил среднее образование и профессию токаря. Винницким окружным комитетом партии Зальцман был направлен на учебу в Одесский индустриальный институт. Но и здесь беспокойная натура давала о себе знать. Все годы учебы в институте он был секретарем комитета комсомола, членом партбюро. В 1933 году Исаак Зальцман окончил Одесский индустриальный институт и получил направление на ленинградский завод «Красный Путиловец» (позднее — Кировский завод). Здесь началось становление его как выдающегося организатора производства. Первая заводская должность И.М.Зальцмана — мастер участка в ремонтном цехе. Работалось интересно, многое поражало и более всего — люди завода, трудовые династии, сложившиеся с ХIХ века. Некоторое время спустя Зальцмана назначили заместителем начальника цеха. Первым серьезным испытанием на новом месте стало создание технологического цикла в турбинном цехе. Через год он уже руководил этим цехом. Только за год работы под его началом объем производства в цехе вырос в 4 раза. Впереди Исаака Моисеевича ждало новое назначение — главным инженером завода. 1937 год заводчане пережили, как и вся страна — были непостижимые человеческие потери, чувство страха, неуверенности, боязнь ошибиться. Люди не шли на ответственные решения — ломались. О Зальцмане этого не скажешь. Хотя уже в должности начальника цеха его трижды вызывали в «органы». После ареста прежнего руководства завода в начале 1938 году Зальцман был назначен директором этого прославленного завода. Ему было всего 33 года.

Предприятие было привлечено к работе по реконструкции ленинградских мостов. Была проведена детальная разработка, предложены свои решения. Но представитель заказчика остался недоволен. Зальцмана вызвали для объяснений. Тогда Исаак Моисеевич впервые так серьезно рисковал. Но он был молод и уверен в своей правоте. Рассказал об испытаниях, показал образцы и — убедил оппонентов. В 1939 году и завод, и его директор были награждены орденами Ленина. К этому времени на предприятии был накоплен немалый опыт проектирования и выпуска боевой техники — пушек, двигателей, танков. К началу войны Кировский завод стал одним из крупнейших в стране. К Зальцману пришла уверенность в своих силах. В 1940 году был создан принципиально новый тип тяжелого танка с противоснарядной броней — «Клим Ворошилов» (КВ). Первые образцы этих машин применялись во время боевых действий с Финляндией. За обеспечение Красной Армии различными видами вооружения Кировский завод был награжден орденом Красного Знамени, директор — орденом Трудового Красного Знамени (1940). С началом войны Исаак Моисеевич назначен членом комитета обороны Ленинграда. В 1941 году Кировский завод находился практически на линии фронта, всего в четырёх километрах от врага. Все цеха заминированы. Чтобы оборудование не досталось противнику. Уполномоченный комитета обороны в Ленинграде Д.Е.Павлов писал в своих мемуарах: «Были вырыты траншеи, поставлены надолбы, расчищены секторы обстрела для орудий и пулемётов. В цехах рвались снаряды, завод бомбили, стоял страшный грохот, земля горела под ногами, но никто не покидал своего рабочего места».

Ни днём, ни ночью Зальцман не уходил с предприятия. Его директорский кабинет был подлинным командирским пунктом, оттуда осуществлялось руководство сложными боевыми операциями. Под его руководством завод, несмотря на ожесточенные бомбежки и непрерывные артиллерийские обстрелы, в несколько раз увеличил производство тяжелых танков. Д.В.Павлов отмечал: «Директор Кировского завода И.М.Зальцман отличался высокой работоспособностью, обширными техническими знаниями, к тому же он умел просто и откровенно вести разговор с рабочими, многих он знал лично. Его зоркий глаз замечал новаторов производства, смелых, энергичных, не боявшихся риска инженеров». Он провёл эвакуацию Кировского завода в Челябинск и в кратчайшие сроки развернул производство танков на неприспособленных для этого площадях, при дефиците работников, специалистов, оборудования и сырья. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1941 года за выдающиеся заслуги в обеспечении Красной армии танковой техникой в трудных условиях военного времени ему присвоено было звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и молот» (№ 18). Эвакуация была в город Челябинск. Там в 1933 году был реализован один из крупнейших проектов первой пятилетки — построен гигантский тракторный завод. ЧТЗ строили так, чтобы в случае необходимости можно было быстро перевести предприятие на производство танков. В начале 1940 году заводу было приказано приступить к освоению выпуска машин Ленинградского Кировского завода — тяжелых танков КВ. 31 декабря 1940 года стал днем сборки на ЧТЗ первой боевой машины.

День объявления войны ознаменовал собой новый этап в истории Челябинского тракторного завода. По решению Правительства на Урале создается комбинат по производству тяжелых танков. 11 октября 1941 года в Челябинск прилетели 16 человек. Группу возглавлял И.М.Зальцман. Он стал новым директором ЧТЗ и одновременно заместителем наркома танковой промышленности СССР. Обычной его одеждой была танкистская куртка и бесформенная шапка-ушанка. В таком виде он носился по железнодорожным станциям и аэродромам Урала, где ругаясь матом, а то и размахивая заряженным пистолетом, разворачивал эвакуированное в Сибирь оборудование военных предприятий. Впрочем, все на заводе знали, что пистолет этот ни разу не выстрелил. В работе Зальцмана строжайшая взыскательность сочеталась с бережным отношением к рабочим. Через месяц Зальцман разрезал алую ленту и с территории завода сошёл первый челябинский танк. История не знает таких примеров, чтобы в течение оного месяца весь завод перестроили на производство новых машин. Считается, что это технически невозможно. В самые трудные дни битвы под Москвой, именно Челябинск обеспечивал фронт так необходимыми танками.

На Челябинский тракторный завод, частично или полностью, перебазируются восемь различных предприятий. Так в 1941 году перебазировались в Челябинск Ленинградский Кировский, харьковские дизелестроительный и станкостроительный заводы, московские заводы «Красный пролетарий» и шлифовальных станков, цехи завода «Динамо». В 1942 году перебазировались — Воронежский завод резинопаронитовых изделий и Сталинградский тракторный завод. Во главе этого сложного, смешанного коллектива стал Зальцман. В начале 1942 года он становится заместителем наркома танковой промышленности. Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин предоставил ему неограниченные полномочия и право принимать решения самостоятельно. Осень 1941 года и начало 1942 года были особенно трудными. С запада на восток шли бесконечные вереницы эшелонов, эвакуирующих исполинскую армию рабочих, инженеров, служащих, технику. К 1 января 1942 года на Челябинский тракторный завод прибыло 30 тысяч рабочих и их семей. А люди все прибывали и прибывали. Всех надо было принять, накормить, разместить. Но главным для директора был запуск производства танков и максимальное увеличение их выпуска.

Началась перестройка производства — реконструкция действующих цехов, изменение технологии, перестройка всей системы оборудования завода. Скоростными методами велось строительство 17 новых цехов. Всем, от ведущего инженера до подсобного рабочего, надо было работать по-новому. Строительные и монтажные работы, выпуск деталей и сборка танков — все шло одновременно. Исаак Моисеевич решает еще одну, не менее трудную задачу — объединить трудовые коллективы нескольких предприятий, преодолеть проблемы межнационального общения (на ЧТЗ работали представители 50 национальностей). Общепонятный для всех людей язык долга перед Родиной сгладил противоречия. В лихорадке этих дней и бессонных ночей поднимался великан советского танкостроения — Танкоград. Зальцман вел свой коллектив к главной цели — организации массового производства танков. К концу 1941 года Челябинский Кировский завод превратился в крупнейший арсенал по снабжению фронта тяжелыми танками и дизель-моторами. В феврале 1942 года Исаак Моисеевич был направлен в Нижний Тагил Свердловской области, куда был эвакуирован Харьковский танковый завод. Здесь необходимо было организовать массовое производство средних танков. Зальцман подобрал специалистов, сформировал кадры рабочих, создал в цехах специальные технологические потоки — и через 5 месяцев танковый конвейер завода каждые сутки давал по 25 танков — целый эшелон. За организацию поточного производства средних танков в исключительно короткие сроки Зальцман был награжден орденом Ленина (1942).

Массовое производство танка Т-34 началось и в Танкограде. При этом не прекращался выпуск тяжелых танков. История не знает таких примеров, когда в считанные дни, без остановки производства, перестроился весь завод на выпуск новой машины. Невозможное было сделано — понадобилось всего 33 дня, чтобы с конвейера сошел первый серийный танк Т-34. В июле 1942 года Зальцман возглавил Наркомат танковой промышленности, который в годы войны находился в Челябинске в доме № 46 по проспекту Ленина (сейчас в том здании находится магазин «Детский мир»). Из Челябинска наркомат танковой промышленности управлял более чем сотней предприятий, расположенных в разных уголках страны. На них работало более 200 тысяч человек. Осуществляя руководство всей танковой промышленностью страны, Зальцман не порывал личной связи с родным заводом. И, когда в июле 1943 года перед Челябинским Кировским заводом правительство поставило очередную задачу — в 50-дневный срок освоить выпуск нового тяжелого танка «Иосиф Сталин» (ИС), Исаак Моисеевич вновь возглавил свой родной завод. Все процессы изготовления этого танка переводились на поток. Для этого была проведена реконструкция почти всех механических и сборочных цехов, переставлены тысячи станков, изготовлены новые приспособления. Несчетное число головоломок пришлось решать инженерам и техникам. Впервые в мировой практике сборка тяжелых танков была поставлена на конвейер. Во время этой перестройки производства завод не останавливался ни на один час. Задание было выполнено с честью. И.М.Зальцман был награжден орденом Красной Звезды (1943). «Станок — оружие, участок — поле боя» — под таким девизом трудились фронтовые бригады. В конце 1942 года на Танкограде было около 300 фронтовых бригад, в 1943 году их насчитывалось — 700, к концу войны — 1800.

Главная задача — увеличение производства военной продукции до уровня, позволившего переломить ход войны в пользу СССР — была решена. И это потребовало от всего коллектива огромного напряжения сил — и моральных, и физических. Нечеловечески трудны были будни танкового тыла. «Можно привести массу примеров трудового героизма, когда задачи решались на пределе возможного, — писал И.М.Зальцман, вспоминая те годы. — Пока заканчивалось строительство нового корпуса, танки собирались на морозе под открытым небом. День и ночь горели костры, которыми приходилось отогревать обледенелый металл брони. Все годы войны люди трудились без отпусков и выходных дней. Рабочий день продолжался по 11 часов… Люди недосыпали и недоедали, иногда по многу суток не уходили с завода домой…». Люди работали как никогда — без скидки на возраст, иногда по 12 — 16 часов в день, а порой и сутками не покидали цеха. Зальцман не засиживался в кабинете. Его приход в цех или на участок, к станку или стенду был обычным рабочим моментом. Он знал сотни рабочих не только по фамилии, но и по имени-отчеству. Заботился директор и об улучшении положения рабочих. В 1943 году на заводе удалось ввести двухразовое питание. Для рабочих, систематически перевыполнявших сменное задание — дополнительное третье питание (УДП). Люди шутливо называли его «Умрешь днем позже». В виде премий отличившимся выдавали табак и продуктовые талоны. Он смог сделать почти невероятное — в военные годы построил шершневские дачи. Туда отправляли отдыхать на 3-10 дней рабочих завода. Это было неслыханно — отпуск в тылу во время войны! Он даже распорядился организовать мастерскую по производству валенок и обул ими треть работавших на заводе, прежде всего эвакуированных, чем буквально спас их здоровье и жизнь в те морозные зимы. Зальцман был щедр на награды и поощрения, отличившихся в деле. Премировал он не только одним-двумя окладами, но и особенно ценными для эвакуированных вещами: пальто, отрезами на костюм и платье, продовольственными наборами, которые завозили прямо на квартиру.

С именем Зальцмана связан и пуск в 1942 году первой троллейбусной линии города «ЧТЗ — Парк культуры и отдыха» для рабочих завода, вынужденных добираться на работу со всех концов города. Всё это было, как и скорая расправа с теми, за кем директор видел вину. Писательница Мариэтта Шагинян писала: «Зальцман — бархатный орешек с металлом внутри». Летом 1944 года за массовый выпуск новых тяжелых танков, артсамоходов и новых дизель-моторов правительство наградило Челябинский Кировский завод орденом Красной Звезды, опытный завод — орденом Ленина, а директора — орденом Трудового Красного Знамени (1944). Война близилась к концу, когда конструкторы завода предложили идею создания нового танка «ИС-3». Эта последняя боевая модель тяжелого танка конструктивно была на голову выше своих предшественниц. У Исаака Моисеевича было чутье на все новое, неординарное, он умел видеть перспективу и не боялся рисковать. «ИС-3» был поставлен на серийное производство. То, на что в обычных условиях потребовались бы годы, заводчане выполнили за несколько напряженных месяцев. Уже в начале 1945 года армия получила «танк Победы». За выдающиеся заслуги в организации производства и освоении нового типа танка Зальцман был награжден орденом Кутузова 2-й степени (1945), а заводское конструкторское бюро по дизелям — орденом Ленина.

Отгремела война с Германией. Но завод работал с прежним напряжением. Угроза войны еще не была снята. Теперь продукция Челябинского Кировского завода шла на восток. И здесь челябинские танки показали свою силу и мощь. Руководство страны высоко оценило труд танкоградцев. На знамени завода появилась еще одна награда — орден Кутузова 1-й степени, а директор был награжден орденом Суворова 1-й степени (1945). За годы Великой Отечественной войны 75-тысячный коллектив Танкограда, руководимый И.М.Зальцманом, разработал и поставил на серийное производство 13 типов танков и САУ, 6 типов танковых моторов, отправил на фронт 18 тысяч танков, изготовил 48,5 тысяч двигателей. В сравнении с довоенным периодом производительность труда на заводе увеличилась в 3 раза, выпуск продукции — в 10 раз. Самым характерным в работе завода было скоростное освоение массового производства машин новейших конструкций На тыловой «линии фронта» были свои великие танковые сражения. И.М.Зальцман их выиграл. В 1945 году ему было присвоено звание генерал-майора, американцы и англичане называли его «королем танков», а завод — «танковой империей». Пришла долгожданная Победа. Еще в годы войны Исаак Моисеевич начал готовить завод к переходу на выпуск мирной продукции. Перед коллективом была поставлена задача создания нового трактора. Началось проектирование и изготовление опытных образцов «Сталинца-80» (С-80). С окончанием войны сложное, высокоорганизованное производство танков было свернуто. Снова началась реконструкция цехов, создание новых линий, перестройка всей системы оборудования завода. Был проведен огромный объем работ в условиях действующего производства.

5 января 1946 года был изготовлен первый трактор, а 12 июня запущен главный сборочный конвейер и началось массовое производство тракторов. В 1946 году И.М.Зальцман был избран депутатом Верховного Совета СССР. К его наградам добавилось звание лауреата Государственной премии СССР (1946). В 1947 году Исаак Зальцман, руководитель организовал первую в городе хоккейную команду. По сути, она явилась прародительницей хоккейного клуба «Трактор». Еще в 1944 году руководством завода была намечена широкая программа жилищного и культурно-бытового строительства. Завод построил жилой городок «Кировец», стадион, спортивный зал, кинотеатр «Кировец», заводскую библиотеку, был реконструирован театр, заложен детский парк, заасфальтированы улицы. И это далеко не полный перечень. Как ни парадоксально, но самыми тяжелыми годами для Исаака Моисеевича стали годы послевоенные. Зальцман боготворил театр Михоэлса, песни Соловьева-Седого, Клавдию Шульженко. Соловьева-Седого перед концертом в зале совещаний заводоуправления он на радостях так напоил, что композитор, играя на рояле, свалился со стула. Это только прибавило ему симпатий и любви ценителей музыки. Покровительствуя театру Михоэлса, Зальцман распорядился отгрузить в его адрес вагон стройматериалов для ремонта. Позже этот факт станет одним из пунктов обвинений против него, выдвинутых комиссией КПК обвинений, закончившихся исключением его из партии и снятием с работы.

В 1949 году началась кампания по борьбе с космполитизмом, и Берия, наконец, сумел «достать» ранее неприкасаемого наркома: будучи ранее директором Кировского завода, Зальцман не мог не общаться с секретарем Ленинградского обкома партии Дмитрием Кузнецовым. По «кузнецовскому» делу его и провели через Комитет партийного контроля (КПК) — зловещую по тем временам организацию. Только через много лет директор узнал, как его снимали с работы. Сталину доложили о разбирательстве в КПК и связях Зальцмана с выявленными «врагами народа». Он отказался написать компрометирующие материалы на руководителей Ленинграда, надуманное дело которых разбиралось тогда в Москве. В вину Зальцману, по его словам, было поставлено также и то, что завод в честь снятия блокады Ленинграда послал подарки членам Военного Совета Ленинградского военного округа, а Верховного Главнокомандующего при этом забыл. Но тогда, видимо, сыграли свою роль симпатии вождя, не зря, же Зальцмана считали сталинским любимцем. Сталин тогда спросил: «А кем он начинал?» Узнав, что мастером смены, распорядился: «Ну. и пошлите его куда-нибудь мастером на завод». В сентябре 1949 года И.М.Зальцман был уволен с работы за связи с арестованными по «Ленинградскому делу» и делу Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) и за отказ дать показания против некоторых арестованных высокопоставленных партийных и государственных руководителей, сам же он не был арестован по личному указанию Сталина, который помнил его военные заслуги. В документах в вину Зальцману были поставлены «затягивание технического перевооружения завода», срыв плана выпуска тракторов более чем на 3000 штук, многочисленные факты «барства», а также «грубое и унизительное отношение к работникам». А дело было в том, что поскольку партийное задание не учитывало реальные возможности производства, нужно было на полную мощность использовать «человеческий фактор». Эту задачу директор попытался решить методами, применявшимися в войну. Но заводчане, прежде всего руководители среднего звена, принимавшие тогда жёсткий зальцмановский стиль и оправдывавшие его неизбежные издержки суровостью военного времени, в новых мирных условиях не склонны были мириться с перегибами. Говорят, что во время войны о недостатках директора рассказывали Сталину. И он якобы ответил: «Вы забываете, ещё один недостаток Зальцмана: он умеет делать танки». Да, он умел действовать жестко, был очень требовательным, обладал железной волей и решительностью. Он не мог быть другим в то военное и послевоенное время. Много лет спустя в 1988 году Е.Мамонтов на страницах челябинской заводской многотиражки писал: «Характер у него был вспыльчивым, но ругался он по делу. И если ругань не относилась лично к тебе, можно было заслушаться, как классически он это делал». В 1949 году Зальцман был исключен из партии. Так закончился челябинский период жизни Зальцмана, который включал в себя восемь лет работы, четыре из которых пришлись на войну.

Исаак Моисеевич Зальцман был направлен сменным мастером в город Муром на завод запчастей. Зальцман писал об этом в марте 1968 года Рафаилу Шнейвайсу: «И я тогда поехал работать мастером на завод. Главное сохранил жизнь. Ведь некоторые ленинградцы из числа руководителей города были реабилитированы лишь посмертно…». Новый работник сразу завоевал авторитет. Кое-как наладился быт. С ним была его верная спутница жена. Чтобы хоть как-то прожить на небольшую зарплату, завели небольшой огород. Рассказывают, что в Муроме опальный Зальцман приходил в иной выходной день в ресторан и заказывал три по сто граммов — за героя Зальцмана, за генерала Зальцмана и за наркома Зальцмана. Директор завода Левчук всеми силами старался избавиться от инженера с характером с загадочным статусом. Пришлось в 1952 году уехать в Орёл на завод, где делали тракторные запчасти. На орловском «Трансмаше» он стал мастером, начальником участка. Здесь к нему долго присматривались, но он любил и умел работать. Ему дали комнату в коммунальной квартире. Директор завода говорил «Зачем мне на заводе нарком, да ещё беспартийный?» Он всеми силами хотел от него избавиться. Но только благодаря рабочим, заводскому коллективу, который вступился за него и отстоял его, он продолжал работать начальником участка. Позднее его признает руководство завода, а с сослуживцами его свяжут дружеские отношения.

В 1955 году Зальцмана вызвали в Комитет партийного контроля, он был полностью реабилитирован и восстановлен в партии. Тогда в 1955 году он стремился вернуться в Ленинград, но его уговорили задержаться в Орле. Чтобы пустить новый цех. Он выполнил и это задание. Летом 1951 года с направлением ЦК Зальцман приехал в Смольный к первому секретарю обкома КПСС Ф.Р.Козлову. Зальцман очень хотел перебраться в Ленинград, где в институте учились его сын и дочь, а в полуподвальном помещении жили мать и сестра. Козлов Исаака Моисеевича Зальцмана не принял, он не пожелал разговаривать с бывщим директором Кировского завода. Через секретаря партийный руководитель Ленинграда передал «танковому королю», чтобы он ехал обратно в Орёл. Зальцман купил обратный билет и вышел погулять по городу. Но неожиданно остановился автомобиль, из которого вышел председатель Ленинградского горисполкома Н.И.Смирнов. Зальцман рассказал ему о своём желании вернуться в Ленинград. Смирнов предложил ему работу в системе исполкома и обещал помочь с квартирой. Так благодаря случаю всё же появилась вторая ленинградская глава в биографии Зальцмана.

Сначала Исаак Моисеевич Зальцман работал главным инженером в тресте «Ленгорлес». В 1958 году Зальцману поручено организовать новое производство. В Советском Союзе разворачивается массовое жилищное строительство. Страна остро нуждается в специальном оборудовании. Чтобы решить эту проблему в системе Ленинградского исполкома создается механический завод. Зальцман возглавил строительство опытного механического завода, где делали башенные краны и радиаторы. 20 лет Зальцман проработал директором этого завода, до ухода на пенсию. В одном из писем в Челябинск он написал: «Челябинск — город, где прошли самые важные, самые значительные в моей жизни годы… это… скажу откровенно… звездные часы моей жизни». Фамилию Зальцмана, наркома танковой промышленности в годы войны нет в Большой советской энциклопедии. В 1986 году Исаак Моисеевич Зальцман ушёл на пенсию. Жил в Ленинграде, где и умер 17 июля 1988 года, похоронен на Богословском кладбище. И.М.Зальцман написал книгу воспоминаний «Срочное задание // Т-34. Путь к Победе» (Киев, 1989). В 1995 году на здании заводоуправления Челябинского тракторного завода была открыта мемориальная доска в память Исаака Моисеевича Зальцмана. В 2007 году в Челябинске в Тракторозаводском районе в честь Зальцмана названа улица.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Эдуард Гетманский: Зальцман Исаак Моисеевич

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *