Эдуард Гетманский: Котин Жозеф Яковлевич

 305 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Усвоив тяжкие уроки прошедшей войны, Жозеф Яковлевич сформулировал свое видение задач, стоящих перед конструкторами оружия: война — это не то, кто кого перестреляет, а кто кого передумает.

Котин Жозеф Яковлевич

(евреи, ставшие Героями Социалистического Труда в годы Великой Отечественной войны)

Эдуард Гетманский

Эдуард Гетманский

Котин Жозеф Яковлевич (1908-1979) — конструктор тяжелых танков, гусеничных машин специального назначения и тракторов, генерал-полковник инженерно-технической службы. Родился 26 февраля (10 марта) 1908 года в Павлограде Екатеринославской губернии (ныне Днепропетровской области Украины) в семье польских евреев. Он был пятым ребенком в семье и самым желанным для отца — наследник, продолжатель семейной фамилии. Паровые мельницы, которые обслуживал отец, приносили приличные доходы, и этих средств вполне хватало на жизнь и на то, чтобы обучать сына и дочерей в гимназиях Павлограда. Первая мировая война, и последовавшая за ней Гражданская война, превратили жизнь павлоградцев в сущий ад. Грабили горожан все без исключения — немцы, австрийцы, меньшевики, большевики, анархисты, гайдамаки, петлюровцы, белые, красные, зеленые. Ко всем бедам в начале 1920-х годов на павлоградцев обрушился голод. Город остался без хлеба, вымирали семьями. Спасаясь от кровавого террора, насилия и грабежей, семья Котиных бежала из Павлограда в Харьков, но и тут ее преследовали несчастья — дочери переболели тифом, старшая — Анна умерла в 1921 году. В те годы Жозеф мечтал об одном: сытно поесть. Тринадцатилетним мальчишкой пошел на Харьковскую биржу труда. Брался за любую работу. Только в 1923 году Жозефу удалось устроиться «подручным слесаря с тарифной ставкой по пятому разряду» на котельно-механическом заводе «Труд». Здесь молодой слесарь усовершенствовал слесарные тиски и, неожиданно для себя, получил на них патент. Одновременно он учился на вечернем рабфаке. Родители мечтали, что их единственный сын станет врачом, но Жозефа влекла техника. С 1927 года Котин учился в Харьковском политехническом институте, но после третьего курса всех отличников учебы направили в Военно-техническую академию РРКА имени Ф.Э.Дзержинского (Ленинград).

Завершая обучение на факультете механизации и моторизации, Котин защитил дипломный проект по колесно-гусеничному танку на базе узлов грузового автомобиля АМО-3. Ж.Я.Котин вспоминал: «Диплом в академии я защитил успешно, но прошло несколько дней, и вдруг начальник факультета сообщил, что назначена повторная защита. Оказывается, в академию приехал командующий Ленинградским военным округом Тухачевский, познакомился с работами слушателей, отобрал те, которые его заинтересовали, и решил лично послушать, как мы будем отстаивать свои проекты. Моя вторая защита оказалась счастливой. Меня оставили в академии (Военной академии механизации и моторизации РККА имени И.В. Сталина — Э.Г.) и назначили военным инженером-конструктором научно-исследовательского отдела» По материалам дипломного проекта было изготовлено несколько танков МС-1. Здесь же, Котину поручают создать пулеметную установку на базе мотоцикла. Установка с пулеметом конструкции Дегтярева демонстрировалась на параде на Красной площади. Занимаясь исследованиями бронетанковой техники, Котин по собственной инициативе начал совершенствовать отдельные узлы и агрегаты боевых машин. Руководство академии поддержало инициативу молодого инженера — приказом по академии Жозефа Котина назначили начальником им же созданного проектно-конструкторского сектора». В сферу его деятельности входила разработка конструкций сверхтяжелых танков, эксперименты по воздушному десантированию и приводнению плавающих танков Т-37 путем сбрасывания их с самолетов с небольшой высоты без применения парашютов. В феврале 1933 года Комитет по изобретательству при Совете труда и обороны СССР выдал конструктору Ж.Котину авторское свидетельство на изобретение снегоочистителя. По просьбе специалистов научно-исследовательского института, Котин одновременно с основной работой по «танковым проблемам» занялся созданием специальных устройств по определению степени стойкости к летным перегрузкам.

Котинские тренажеры послужили базой для разработки испытательной техники. Дружба с медиками и летчиками-испытателями на этом не закончилась. Герой Советского Союза летчик-испытатель Петр Стефановский в книге «Триста неизвестных», рассказывая о первых испытаниях по десантированию малых плавающих танков Т-37 и Т-38 на воду, подчеркнул «это серьезная, ответственная и, прямо скажем, опасная работа выполнялась под руководством известного инженера-кон­структора бронемашин Ж.Я.Ко­тина». Продолжая развивать «авиационную» тему, Котин занялся разработкой танка воздушного десанта. Тема оказалась весьма перспективной, и приказом по академии ее утвердили в качестве основной при подготовке кандидатской диссертации. Неожиданно молодого конструктора вызвали в Кремль. Там он получил задание чрезвычайной важности: в кратчайшие сроки разработать новые образцы тяжелых танков противоснарядного бронирования. В мае 1937 года Жозефа Котина назначают начальником специализированного конструкторского бюро (СКБ-2) крупнейшего в стране Кировского (бывшего Путиловского) завода в Ленинграде. Положение там сложилось критическое — прежних руководителей, в том числе директора завода и главного конструктора, арестовали как «врагов народа». К тому времени Кировский завод серийно изготавливал средние танки Т-28. Это были достаточно сложные и совершенные, по состоянию на середину 1930-х годов, боевые машины.

Первой его самостоятельной конструкторской работой стала модернизация среднего танка Т-28. Приход Ж.Я.Котина в КБ завода несколько изменил направленность работы бюро. Были выполнены поверочные расчеты конструкции танка Т-28, позволившие повысить его надежность и улучшить некоторые характеристики. Одновременно бюро нацеливалось на перспективное проектирование танков в соответствии с задачами, выдвинутыми на первый план в связи с появлением новых, более эффективных средств поражения. Много сил и энергии Котин отдал созданию конструкторского бюро, организации его работы, подбору специалистов, совершенствованию методов проектирования. Бои в Испании, а затем военные конфликты с Японией в районе озера Хасан и на реке Халхин-Гол подтвердили необходимость значительного повышения уровня броневой защиты современных танков, пересмотра концепции танкостроения первой половины 1930-х годов. Однако, изучая опыт боевых действий в Испании, Котин пришел к выводу о неэффективности легких и средних танков с легкой броней, главным достоинством которых считалась высокая скорость и хорошая маневренность. СКБ Котина из ветхого деревянного барака переехало в новое капитальное помещение. В августе 1938 года Комитет Обороны СССР принял постановление о системе танкового вооружения Красной Армии. Директором Кировского завода назначили 32-летнего Исаака Зальцмана.

Кировцы разработали два варианта тяжелых танков по заказу автобронетанкового управления — тяжёлый танк прорыва массой 55 тонн с установкой одной 76-мм и двух 45 — мм пушек в трёх башнях СМК (Сергей Миронович Киров) и по собственной инициативе — однобашенный КВ (Клим Ворошилов) с 76-мм пушкой и противоснарядным бронированием. 9 декабря 1938 года на совместном заседании Комитета обороны и политбюро ЦК ВКП(б) Котин доложил об основных тактико-технологических характеристиках будущей машины — танка СМК. Котин вспоминал: «После обсуждения проекта Сталин подошел к деревянному макету танка СМК и спросил: — Товарищ Котин, зачем на танке три башни? — Это заказ автобронетанкового управления, — ответил главный конструктор. — Мощное вооружение: одна пушка 76 мм и две по 45 мм. — Нечего делать из танка «Мюр и Мерилиз»! — сказал Сталин. («Мюр и Мерилиз» — российский торговый дом (18421922). Основали фирму шотландцы Арчибальд Мерилиз и Эндрю Мюр, ныне в нём ЦУМ — Э.Г.). Сталин подошел к макету, снял с него заднюю башню с 45 мм пушкой и спросил главного конструктора: — Сколько я снял? — Три тонны, — ответил Котин. — Обратите их на усиление броневой защиты, — сказал Сталин. — Нужно ориентироваться на утолщение брони и усиление защиты экипажа».

Танки были созданы в кратчайшие сроки. Котин и его команда постоянно занимались усовершенствованием этих танков. Повышению технического уровня танков способствовала разработка экспериментальных узлов и систем, таких как индивидуальная торсионная подвеска, опорные катки с внутренней амортизацией, планетарный бортредуктор и др. Работы под общим руководством Ж.Я.Котина выполняли группы конструкторов, где ведущими по машинам были А.С.Ермолаев (по СМК) и Н.Л.Духов (по KB). Первый образец танка KB был изготовлен в сентябре 1939 года и вместе с СМК и рядом других машин отправлен на Карельский перешеек для участия в прорыве линии Маннергейма. Толстобронные танки показали в этой операции неоспоримые преимущества, причем танк KB, снабженный новым дизельным двигателем типа В-2, оказался более подвижным и менее уязвимым, чем танк СМК. В результате СМК был забракован. 19 декабря 1939 года тяжелый танк KB, как и новый средний танк Т-34, был принят решением правительства на вооружение Красной Армии. Название танку КВ придумали военные, которым очень хотелось угодить наркому обороны. Серийное производство KB было начато вместо танка Т-28. Вместе с тем, в боях на линии Маннергейма выявилась настоятельная необходимость применения еще более мощного орудия, чем 76-мм танковая пушка Л-II танка КВ. Поэтому для подавления вражеских дотов в начале 1940 года была срочно разработана установка 152-мм гаубицы M-10 в башне увеличенного размера. Четыре образца нового танка КВ-2 в начале 1940 года были изготовлены и проверены на завершающем этапе боев. Они показали высокую боевую эффективность и полную неуязвимость от огня противотанковой артиллерии противника.

Сразу же Котин развернул работы по созданию его модификации, в том же 1940 году принятой на вооружение под наименованием КВ-2. Его ведущим конструктором был Н.Л.Духов. Уступая иностранным тяжелым танкам по ряду показателей, тем не менее, КВ-2 был достойным соперником гитлеровских танков в первый период Великой Отечественной войны. СКБ-2, продолжая под руководством Котина работу по совершенствованию тяжелого танка, разработало в 1940 году еще более мощный танк — изделие 220 (КВ-220) весом в 63 тонны. На нем была установлена 85-мм пушка Ф-30 конструкции В.Г.Грабина, применена планетарная трансмиссия. В 1940-1941 годах в СКБ-2 разрабатывался вариант легкого танка с противоснарядным бронированием Т-50. К этому периоду относятся работы в области создания литых башен, выполненные на Ижорском заводе. Были развернуты работы и по созданию других тяжелых танков и самоходных артиллерийских установок: танка КВ-3, САУ с 152-мм пушкой Бр-2 и др. Однако до начала войны эти работы завершены не были. Довоенный период деятельности Котина в целом можно охарактеризовать как направленный на становление советского тяжелого танкостроения, намного опередившего эту область производства, как в фашистской Германии, так и в странах-союзниках по антигитлеровской коалиции времен второй мировой войны.

С началом Великой Отечественной войны образуется Наркомат танковой промышленности (НКТП). Уже 24-25 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло ряд мер, направленных на расширение выпуска танков. Государственный Комитет Обороны постановлением №1 от 1 июля 1941 года принял решительные меры по налаживанию выпуска танков, и в первую очередь KB и Т-34. Однако в условиях начавшейся блокады Ленинграда снабжение производства тяжелых танков необходимыми материалами, и в первую очередь металлом, было нарушено. В первые дни Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, Котин был назначен заместителем Народного комиссара танковой промышленности, где до 1943 года координировал опытно-конструкторские работы на танковых заводах. Одновременно Котин работал главным конструктором наркомата танковой промышленности и главным конструктором танкового завода в Челябинске (Челябинский Кировский завод). В первые месяцы войны Котин непосредственно занимался эвакуацией Кировского завода на Урал. Захватив Киев, Минск, немцы рвались к Москве, подошли к Ленинграду, а Кировский завод день и ночь продолжал выпускать танки. Они шли в бой прямо с заводских цехов. Поздней осенью 1941 года Кировский завод эвакуировался на Урал. В это время Жозеф Яковлевич в ранге главного конструктора наркомата и заместителя наркома танковой промышленности занимался налаживанием на Урале крупнейшего центра танковой промышленности, известного во всем мире как «Танкоград». Главным конструктором этого гиганта назначили Ж.Я.Котина. Туда в октябре 1941 году была эвакуирована значительная группа конструкторов из Ленинграда. Основной базой производства тяжелых танков в стране становился ЧТЗ, который с октября 1941 года именовался «Челябинский Кировский завод» (ЧКЗ). Кроме работы по совершенствованию тяжелого танка, возникли неотложные задачи по упрощению его конструкции, снижению трудоемкости, поиску заменителей дефицитных материалов. Одновременно надо было обеспечивать повышение надежности серийного танка и вести поисковые, перспективные разработки.

Машины, разработанные в годы Великой Отечественной войны Ж.Я.Котиным, воплощали в себе много оригинальных идей и конструктивных решений. В деятельности Ж.Я.Котина просматривается предпочтительное отношение к отдельным видам техники, в частности — к тяжелым танкам, стремление максимально насытить эти машины новыми конструктивными решениями. Жорес Яковлевич Котин возглавлял работы по созданию тяжёлых танков КВ-2, КВ-16, КВ-85, ИС-1.Созданный под руководством Ж.Я.Котина тяжелый танк ИС-2, вооруженный мощной 122-мм пушкой, с броней 120 мм, был признан самым мощным танком Второй мировой войны. Любопытна история его названия. В первые годы войны было создано несколько моделей танков КВ. К 1943 году конструкторы провели глубокую модернизацию тяжелого танка КВ, который получил индекс КВ-13. Всесторонние испытания нового танка показали — именно о таком танке мечтали в войсках. В историю войны он вошел под индексом «ИС» (Иосиф Сталин). Создавая новую технику, совершенствуя ее, Котин значительно расширил представления о профессии конструктора. Его постоянно видели в конструкторских отделах, в цехах Танкограда и везде, где проходили крупнейшие танковые сражения. Из документов военного времени: «СССР. Совет народных комиссаров. 15 февраля 1942 г. № МВ-100. Москва. Кремль. Настоящее удостоверение выдано заместителю народного комиссара танковой промышленности генерал-майору тов. Котину Ж.Я. в том, что он командируется на Южный фронт по особому заданию правительства. Зам председателя Совета народных комиссаров Союза ССР В.Малышев».

После разгрома крупнейшей немецкой группировки под Корсунь-Шевченковским (январь-февраль 1944 года) командующий войсками 2-го Украинского фронта Маршал Советского Союза И.С.Конев ознакомил Котина с любопытным документом: секретный приказ предписывал немецким войскам «избегать встречного боя с танком ИС и стрелять по нему только из засад и укрытий». За выдающиеся заслуги в создании и освоении производства тяжёлых танков в трудных условиях военного времени Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1941 года Жозефу Яковлевичу Котину присвоено звание Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда (№ 19). В конце 1941 года — начале 1942 года были изготовлены новые образцы танка с установкой нескольких орудий в не вращающейся башне (КВ-7), в башне ставились огнеметное вооружение (КВ-8) и гаубица калибра 122 мм (КВ-9). На серийный танк KB была поставлена более мощная пушка 76-мм калибра ЗИС-5, литая башня, на лобовые листы корпуса наваривалась дополнительная броня. Весной 1942 года началась разработка нового танка KB-13, который, будучи выполненным в массе среднего (порядка 30 т.), должен был обладать свойствами тяжелого. Для повышения надежности танка KB к середине 1942 года в него было внесено много изменений. С сентября облегченный танк КВ-1C был запущен в серийное производство. Во второй половине 1942 года на ЧКЗ (Челябинский Кировский завод) было развернуто проектирование перспективного тяжелого танка ИС (Иосиф Сталин) с повышенными параметрами по сравнению с опытным танком KB-13, предполагалась установка новой более мощной танковой пушки.

В конце октября Ж.Я.Котину было поручено организовать проектирование самоходной установки, предназначенной для сопровождения и огневой поддержки средних танков Т-34. Для этой цели в КБ завода Уралмаш была образована группа конструкторов, которая совместно с конструкторами-артиллеристами под руководством Ф.Ф.Петрова на базе Т-34 осуществила разработку конструкции самоходной установки с 122-мм гаубицей М-30, получившей индекс СУ-122. Ее производство началось в конце 1942 года на том же заводе. Вслед за СУ-122 было принято решение о проектировании тяжелой САУ с 152-мм мощным орудием (первоначально обозначалась машина KB-14). Работа выполнялась в исключительно сжатые сроки. Рабочее проектирование началось 3 января 1943 г., а 25 января первый образец САУ был собран. В ней использовалось шасси КB-1C, в рубку была поставлена мощная корпусная пушка-гаубица MЛ-20, приспособленная для артсамохода конструкторами под руководством Ф.Ф.Петрова. СУ-152 сыграла значительную роль в уничтожении немецких танков «Тигр», «Пантера» и САУ «Фердинанд», примененных в крупном масштабе в боях 1943 года. За эту работу Ж.Я.Котину вместе с С.Н.Махониным, Л.С.Трояновым, Ф.Ф.Петровым и С.П.Гуренко постановлением СНК СССР от 22 марта 1943 года была присуждена Сталинская премия.

Бои на советско-германском фронте летом 1943 года выявили необходимость дальнейшего повышения параметров тяжелых танков. В этой обстановке было принято решение запустить в производство на ЧКЗ вместо танка KB-1C его модификацию КВ-85 с мощной пушкой Д-5 конструкции Ф.Ф.Петрова. В августе 1943 года танковые заводы СССР перешли к устойчивому выписку продукции для фронта, в связи, с чем было принято решение об освобождении Котина от обязанностей заместителя Народного комиссара танковой промышленности СССР. Для концентрации усилий на конструкторской деятельности Ж.Я.Котин назначается главным конструктором и начальником опытного танкового завода № 100 в Челябинске. С этого времени работа конструкторов завода №100 под руководством Котина была направлена исключительно на создание перспективных тяжелых машин. Вслед за танком ИС были разработаны и поставлены на производство на ЧКЗ в конце 1943 года артсамоход ИСУ-152 (вместо СУ-152) и танк ИС-2 с мощной 122-мм пушкой Д-25 конструкции Ф.Ф.Петрова. За разработку нового образца тяжелого танка постановлением СНК СССР от 26 января 1946 года Ж.Я.Котину, а также Н.Ф.Шашмурину, Г.Н.Рыбину, Н.Г.Каструлину и др. была присуждена Сталинская премия. Далее велись работы по созданию танков ИС-3, ИС-6, ИС-7, мощных артсамоходов ИСУ-122, ИСУ-122-2, ИСУ-152-1, ИСУ-130, ИСУ-122БМ и др. Машины, разработанные в годы Великой Отечественной войны и в первый послевоенный период на Кировском и на опытном заводе, руководимом генерал-майором технических войск (6 января 1942 года), а затем генерал-лейтенантом инженерно-танковой службы (31 июля 1944 года) Ж.Я.Котиным, воплощали в себе много оригинальных идей и конструктивных решений.

К их числу можно отнести планетарные трансмиссии и новые типы механизмов поворота, амортизаторы, встроенные в балансиры ходовой части, эжекционную систему охлаждения, механизм досылания снаряда и заряда, пучковые торсионы и ряд других узлов и устройств. Была, в частности, предпринята попытка создать электрическую трансмиссию для тяжелого танка (изделие 253). В тяжелые годы войны со стороны Ж.Я.Котина особенно ярко проявились наряду с высоким чувством ответственности и долга, требовательностью и строгостью, такие черты, как чуткое отношение к сотрудникам, стремление максимально облегчить тяготы военного быта, поддержать моральный дух и физические силы сотрудников. Привычной, специфической особенностью работы коллектива КБ, возглавляемого Котиным, было высокое напряжение сил всех сотрудников — конструкторов, расчетчиков, исследователей и испытателей. Центральной фигурой при решении поставленных задач Котин считал конструктора. При решении особо сложных вопросов задания давались параллельно двум — трем исполнителям. В случае неудач Жозеф Яковлевич всегда старался морально поддержать конструктора. При решении принципиально новых вопросов каждый конструктор, независимо от выполняемой в КБ работы, мог вносить свои идеи и предложения. В период 1943-1944 годов под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском Кировском заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

Окончилась война в 1945 году Котин вернулся в Ленинград на должность главного конструктора СКБ-2. Начался новый период в творческой жизни конструктора. 19 марта 1949 года в Министерстве среднего машиностроения СССР создается Всесоюзный научно-исследовательский институт (ВНИИ-100), главной задачей которого является конструирование новых танков и тракторной техники. Директором и главным конструктором института назначается Ж.Я.Котин. В 1951 году из состава ВНИИ-100 было выделено отдельное Опытное конструкторское бюро (ОКБТ) на базе Ленинградского Кировского завода, начальником и главным конструктором которого вновь назначен Котин. В послевоенные годы были созданы трелевочный трактор КТ-12, плавающий танк ПТ-76 и мощный колесный трактор К-700, продолжался выпуск боевой техники.

Наиболее известной послевоенной конструкцией Котина стал последний советский серийный тяжелый танк Т-10, который являлся самым совершенным в своем классе и самым массовым тяжелым танком в истории мирового танкостроения. Новый танк предназначался для замены машин ИС-2, ИС-3 и ИС-4. Опытные образцы танка вначале носили обозначение «объект 730», но в конце 1953 года он был запущен в производство под названием «Т-10». Корпус танка сложной формы с наклоненными верхними и гнутыми нижними бортовыми листами имел конфигурацию лобовой части по типу ИС-3 («щучий нос») с толщиной брони 120 мм. Литая обтекаемая башня с различными углами наклона стенок обладала переменной толщиной до 250 мм. На танке монтировалась 122-мм танковая пушка Д-25ТА с двухкамерным дульным тормозом. Дополнительное вооружение составляли спаренный с пушкой 12,7-мм пулемет ДШКМ и второй зенитный пулемет ДШКМ, оборудованный коллиматорным прицелом. Танк состоял на вооружении Советской Армии в течение 40 лет, последние Т-10 были сняты с вооружения уже Российской Армии только в 1993 году. На экспорт Т-10 не поставлялся, участия в боевых действиях не принимал. Т-10 можно однозначно назвать лучшим тяжелым танком своего времени. Запустив в серию новый тяжелый танк Т-10, Котин занялся модернизацией ранее созданных машин, продлевая, таким образом, их боевую жизнь.

Неожиданно главного конструктора вызвали в Москву. Новый министр обороны СССР и заместитель председателя Совета министров СССР маршал Николай Булганин, выслушав доклад главного конструктора о состоянии работ по новым объектам, поблагодарил за краткий, обстоятельный доклад и вдруг спросил: «Сколько вам лет, Котин?» — Сорок семь. — Золотой возраст, — заметил Булганин. — А здоровье как? — Благодарю, товарищ маршал! Пока не жалуюсь. — Вот именно — пока! — Булганин сделал ударение на котинском «пока», забарабанил пальцами по столу, — а у меня, Жозеф Яковлевич, есть другие сведения. Булганин встал, медленно прошелся по кабинету. Минуту-две помолчал. — Товарищ Котин, вы понимаете, что совершаете преступление? — резко сказал Булганин. — Да, да, я не оговорился. Мне стало известно, что последние 17 лет вы не были в отпуске. Как прикажете это понимать? Такого поворота событий главный конструктор явно не ожидал. Он начал объяснять, как все произошло. — Мне не нужны оправдания, — подчеркнул Булганин. — Нет необходимости напоминать, за что вы несете персональную ответст­венность. Чего ждать от главного конструктора, который не знает, что создание техники требует колоссальных сил, мужества и здоровья. Извольте немедленно получить путевки в санаторий на всю семью. Соответствующие указания уже даны. Срок отпуска — два месяца. Это — приказ!»

В июне 1953 года было образовано Министерство среднего машиностроения (МСМ), под крышей которого объединили всех создателей ядерного оружия. Возглавил новое министерство Вячеслав Малышев, бывший танковый нарком, министр тяжелого машиностроения. В годы войны общее дело сблизило Малышева и Котина, дружили они семьями, а их дочери были как родные сестры. Возглавив «атомное» министерство, Малышев начал очередную «атаку» на Котина: «Жозеф, всю жизнь ты занимался танками, но эпоха танков прошла, оборона страны легла на плечи атомщиков и ракетчиков. Почему ты упорствуешь и не хочешь заняться новым делом?» После войны Котину было много интересных предложений, но он не оставил созданное им КБ и остался танковым конструктором. Даже, создавая сугубо мирную технику, Котин делал ее, как и боевые машины, — максимально надежной. Первый его трактор КТ-12 для трелевки леса выпускался серийно более десяти лет, а легендарный степной богатырь К-700 «Кировец» (1963), отмеченный высшими наградами на многих международных выставках, стал гордостью отечественного тракторостроения. Накануне Международного геофизического года известный исследователь Арктики Михаил Сомов обратился к конструктору с просьбой создать вездеход, способный выдержать небывало низкие температуры. Семь «Пингвинов», созданных на Кировском заводе, позволили достичь Полюса недоступности и Южного геомагнитного полюса, обеспечить надежную работу трех советских научных станций по программе Международного геофизического года.

Котин был полон новых идей и замыслов, но новейших тяжелых танков страна уже не получила — лидер партии и страны Никита Хрущев увлекшись ракетами, прикрыл все новые разработки по танкам, самолетам, надводным кораблям… 10 марта 1958 года Жозефу Котину исполнилось 50 лет. Поздравить юбиляра в Ленинград приехал Сергей Павлович Королев, в те годы фантастически засекреченный главный конструктор межконтинентальных баллистических ракет. Сергей Павлович вручил Жозефу Яковлевичу Котину приветственный адрес от коллектива ОКБ-1 и сувенир «Первый в мире искусственный спутник Земли». «Наш первый спутник, — подчеркнул Королев, — выведен в космос ракетой Р-7, к которой вы, Жозеф Яковлевич, имеете самое непосредственное отношение. Работая в составе комиссии, проводившей научную экспертизу эскизного проекта ракеты Р-7, вы были в числе первых, кто дал «добро» нашей разработке». Дружба Королева с Котиным продолжалась долгие годы. Под научным руководством С.П.Королева были разработаны первые в стране подвижные грунтовые комплексы с ракетным вооружением. И здесь не обошлось без кировцев: самоходные пусковые установки — «объекты 280, 281, 282, 287» создавались на базе опытных танков конструкции Ж.Котина. Прославленный конструктор оказался не только конструктором танков, он был выдающимся и универсальным конструктором: под руководством Ж.Котина были созданы более десяти установок и агрегатов для тактических, оперативно-тактических и стратегических ракет.

Ж.Я.Котин долго и успешно сотрудничал с основоположником практической космонавтики, академиком АН СССР С.П.Королевым, потом судьба его свела с конструктором ракетно-космических комплексов, академиком АН СССР М.К.Янгелем. Котин разработал первый мире подвижный ракетный комплекс РТ-20П с межконтинентальной ракетой 8К99. Вес подвижной установки с заправленной ракетой составлял 78 тонн. Скорость движения по шоссе — до 40 км/ч, по бездорожью — 15 км/ч. Запас хода по конструкции танка — 15 000 км. Американцы прозвали этот комплекс «железной девой». Котину было особо приятно: этот ракетный комплекс собирали в его родном городе Павлограде. Уникальная самоходка Ж.Я.Котина стала последней разработкой главного конструктора Кировского завода. В 1968 году генерал-полковника инженерно-технической службы Ж.Котина назначили заместителем министра оборонной промышленности СССР. Усвоив тяжкие уроки прошедшей войны, Жозеф Яковлевич сформулировал свое видение задач, стоящих перед конструкторами оружия: война — это не то, кто кого перестреляет, а кто кого передумает. Доктор технических наук, профессор Ж.Я.Котин опубликовал ряд статей о мастерстве конструктора, читал лекции в институтах, редактировал военно-технический журнал. В 1971 году Котину присваивается воинское звание — генерал-полковник-инженер. С 1972 года Котин — член научно-технического совета Министерства оборонной промышленности СССР.

В отличие от многих конструкторов и военачальников, Котин не взялся за воспоминания и размышления, он говорил: «за нас и о нас должны говорить наши дела …». 21 октября 1979 года Жозефа Яковлевича Котина не стало. Он похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Он награждён золотой звездой Героя Социалистического Труда, четырьмя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Суворова первой и второй степени, орденом Отечественной войны первой степени, тремя орденами Красной Звезды, двумя орденами Октябрьской Революции, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Знак Почёта, медалями, в том числе «За боевые заслуги». Жозеф Яковлевич Котин — четырежды лауреат Сталинской премии, депутат Верховного Совета СССР в 1946-1950 и в 1966-1970 годах, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, почётное звание Заслуженный деятель науки и техники РСФСР. Одновременно Котин был руководителем кафедры профессором в Ленинградском политехническом институте.

На территории Кировского завода установлен мраморный бюст Жозефа Яковлевича Котина. Ветераны КБ, соратники и ученики Котина издали о нем книгу «Конструктор боевых машин» (1988). Свято чтят память о своем земляке в Павлограде, в краеведческом музее развернута экспозиция о его жизни и деятельности, на высоком пьедестале установлен один из котинских тяжелых танков ИС-З. В 1986 году альпинисты Днепропетровска совершили восхождение на безымянный пик 4820 м в районе Туркестанского хребта Тянь-Шаня и назвали покоренную ими вершину в честь Жозефа Яковлевича Котина. На мемориальной доске, установленной на вершине, отлиты в бронзе слова: «Пик Котина. Назван в честь советского конструктора танков, Героя Социалистического Труда, четырежды лауреата Государственной премии СССР Котина Жозефа Яковлевича». Павлоград-Харьков-Санкт-Петербург-Москва. Именем конструктора названы улицы в Павлограде, Челябинске и Санкт-Петербурге. Также именем Котина названы Ленинградский машиностроительный техникум. На доме № 17 проспекта Ленина в Челябинске, где жил конструктор, ему установлена мемориальная доска. Также мемориальная доска Котину установлена в Санкт-Петербурге, где он жил. В городе Челябинске, в школе № 86 есть музей в честь его имени. Памятная доска с его именем украшает корпус кафедры колесных и гусеничных машин НТУ ХПИ в Харькове.

Экслибрис Котина
Экслибрис Котина
Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Эдуард Гетманский: Котин Жозеф Яковлевич»

  1. Спасибо за интересную статью о интересном человеке.

    Гия : Если танк «участия в боевых действиях не принимал», то как можно его «однозначно назвать лучшим тяжелым танком своего времени»?!
    ————
    Это был последним советским «тяжелым танком», потом в мире началось новая эпоха «основных боевых танков», которые имели броне-защиту на уровне «тяжёлых» , а скорость, проходимость и запас хода на уровне «лёгких».

  2. На экспорт Т-10 не поставлялся, участия в боевых действиях не принимал. Т-10 можно однозначно назвать лучшим тяжелым танком своего времени.

    Если танк «участия в боевых действиях не принимал», то как можно его «однозначно назвать лучшим тяжелым танком своего времени»?!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *