Борис Гулько: Русский вечер

 210 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В тот вечер я не узнал ничего нового об окрестных ресторанах. Никто не курил, да и пили мало. Но темы московских кухонь — хоть гости были в основном бывшие ленинградцы — после десятилетий интеграции в американскую культуру, продолжают занимать уже бывалых американцев на далёких от Москвы кухнях.

Русский вечер

Борис Гулько

В 1990-м году Юлий Ким создал «пьесу в 22-ти песнях» Московские кухни, посвящённую духовной жизни оппозиционной московской интеллигенции последнего советского периода. Важнейшей частью той жизни было застолье, обычно на кухне:

Чайхана, пирожковая-блинная,
Кабинет и азартный притон,
И приемная зала гостиная,
По-старинному значит — салон,

И кабак для заезжего ухаря,
И бездомному барду ночлег, —
Одним словом московская кухня:
Десять метров на сто человек!

Ну ещё, конечно, эта кухня служила дискуссионным клубом. В непременных клубах сигаретного дыма и с возлиянием, как в той же песне Кима:

Стаканчики граненые,
Стеклянный разнобой,
Бутылочки зеленые,
С той самой, с ей, родной…

Да, бывало, пивали и гуливали,
Но не только стаканчиков для
Забегали, сидели, покуривали,
Вечерок до рассвету продля…

… еще с незапамятных пор
Найпервейшее дело кухонное —
Это русский ночной разговор…

Те застолья были интенсивным общением, образованием, познанием жизни. Перебравшись в 1986-м году в Америку, я был разочарован, узнав, что в американской культуре такой вид общения — на кухне, или, из-за изобилия жилой площади, в столовой, не принят.

Застолья, конечно, случаются. Я оказывался в американских кампаниях — не шахматистов — там особый случай, а программистов или финансовых работников, сотрудников жены. «О чём говорили на твоём конце стола?» — спросил я Аню, с которой оказался разлучён, после первого такого опыта. — «О ресторанах. Где кому как приходилось поесть.»

Мои соседи говорили о том же. Был там ещё господин, которого представили как любителя рыбной ловли. И действительно, он весь ужин пытался поведать, как ловил рыбу.

Может быть, дело в компании? Как-то молодой раввин пригласил к себе на обед нескольких уважаемых членов нашей синагоги. «Ну уж тут-то я услышу что-нибудь интересное» — понадеялся я. Сидевший рядом со мной врач, знаток Талмуда, стал делиться… как заказывать в нашей городской пиццерии пиццу, чтобы она была с пылу с жару…

Постепенно я узнал, что среди американцев считается неприличным обсуждение двух тем — политики и религии. Но это же те две темы, которые обсуждать интересно! Что же тогда остаётся? Остаются еда и погода.

Местом для содержательного общения с местными жителями в Америке неожиданно оказываются дома скорби — это когда ты приходишь сказать слова утешения соблюдающему шиву по умершему родственнику. Обычно умерший — кто-то из родителей.

Судьбы евреев, выживших в ХХ веке, подчас невероятны. Ты узнаёшь истории о польских евреях, прошедших через немецкие и советские концлагеря, венгерских, сбежавших из своей страны после подавления восстания 1956-го года. Профессор немецкой литературы, сын и внук которого долго возили его в инвалидной коляске в синагогу по Шаббатам, оказывается, успел поработать в родной Чехии, после предательского мюнхенского сговора 1938-го года, переводчиком в гестапо, а потом повоевать против нацистов в американской армии.

Менее драматичны были, как правило, судьбы немецких евреев — «яки» — как их почему-то называют. В нашей синагоге много семей яки. Они имели время обдумать происходящее в Германии и вовремя бежать из Европы. Увы, бежали не все.

Покойный дедушка моей невестки был старшим сыном в большой семье яки. Семью забрали в Дахау. Потом к ним пришла виза на одного человека в Америку. Послали его… Остальные погибли.

Погружаясь в семейные истории перенесших утрату, начинаешь понимать этих людей и невольно сближаешься ними. Почему-то это происходит куда реже, пока все живы.

Много легче налаживается общение с русскоязычными американцами. Образуется круг друзей, с которыми общие — культурный багаж, интересы, волнующие темы. Это некое русскоязычное культурное гетто.

Интересно, насколько мы с годами меняемся под влиянием американской традиции общения? Недавно у меня был повод подумать об этом. Мой добрый знакомый — знаток и коллекционер живописи — пригласил меня посетить его по поводу приобретения им двух новых картин.

В тот день был Шаббат. В нашей синагоге выступал известный израильский политолог и арабист Мордехай Кейдар. Гость высоко отзывался о приехавших в Израиль евреях из бывшего СССР, значительно увеличивших в Израиле количество выдающихся учёных, высококвалифицированных инженеров и программистов, врачей, музыкантов. Отправившись смотреть картины, я встретил там незнакомых мне людей, вроде тех русских израильтян, о которых говорил Кейдар, только избравших Америку.

На обсуждение картин я опоздал. За чаепитием, естественно, попытался расспросить своих новых знакомых об их отношении к волнующей меня теме — к происходящей в Америке политической революции. «Что Вы думаете о нашем новом президенте?» — задал я вопрос профессору-химику, преподавателю одного из нью-джерсийских университетов. «Он лгун» — ответил решительно профессор. Я попросил уточнить, какую ложь имеет в виду мой собеседник. Подумав, тот сказал, что Трамп завышал размеры толпы, пришедшей приветствовать его на инаугурации. Можно было почувствовать, как представляет себе последние события круг преподавателей его университета.

Постепенно среди гостей завязался спор о Трампе и его политике. Но тут же раздалось требование прекратить это обсуждение как вызывающее негативность. Я вспомнил, что нахожусь в Америке.

Хозяин дома и картин, по поводу которых собрались гости, человек хорошо образованный, предложил нейтральную тему и рассказал об удивительных исследованиях морских черепах, о которых недавно прочёл. Эти существа — черепахи, появляющиеся на свет где-нибудь на пляжах Флориды или Мексики, уплывают за многие тысячи километров от места рождения, к струям Гольфстрима. Позже взрослые особи пересекают океан вторично, чтобы в один день собраться для спаривания на родном пляже, на котором годы назад вылупились. Подробно исследовали черепах, которые пересекли Тихий океан из Индонезии в США — расстояние в более чем 20 тысяч километров — за 647 дней. Эти черепахи тоже плыли к пляжу, где родились, чтобы отложить там яйца. Находили путь к родному пляжу на любовное свидание и особи, которых в целях эксперимента выпускали где-нибудь в середине океана. Как черепахи определяют свой путь в океанских водах?

От безысходности учёные предложили версию, что путешественницы ориентируются по магнитному полю Земли. Правда, магнитные полюса постоянно меняют своё положение. Так что черепахи должны бы были столь же постоянно делать поправку на эти изменения… Аналогичные загадки таят путешествия перелётных птиц, лососей, тунцов…

Гости призадумались. Предположить роль естественного отбора в формировании механизма поведении черепах трудно. Для этого каким-то неведомым образом суперлокатор с суперкомпьютером должны были как-то возникнуть в мозгу примитивного животного и не менее невероятным образом передаться его потомкам. Вспоминалось звучащее по-научному английское словосочетание “intelligent design”, означающее попросту замысел Создателя. Может быть, в этих чудесах содержится какое-то послание нам?

«Я в Бога не верю», — прервал задумчивость гостей химик, не согласный с Трампом в оценке толпы на инаугурации. — «Бога нет, его никто не видел».

После слов химика мне показалось, что я стал лучше понимать рассуждение о химии в прелестном раннем рассказе Зощенко. В нём поп на исповеди пытает бабку Фёклу: почему её сын не верит в Бога?

— Бог есть,— строго сказал поп.— Не поддавайся на это… А чего, вспомни, сын-то ещё говорил?

— Да разное говорил.

— Разное, — сердито сказал поп. — А откуда всё сие окружающее? Откуда планеты, звёзды и луна, если Бога-то нет? Сын-то ничего такого не говорил — откуда, дескать, всё сие окружающее? Не химия ли это? Припомни — не говорил он об этом? Дескать, всё это химия, а?

— Не говорил, — сказала Фёкла, моргая глазами.

— А может, и химия, — задумчиво сказал поп. — Может, матка, конечно, и Бога нету — химия всё…

В тот вечер я не узнал ничего нового об окрестных ресторанах. Никто не курил, да и пили мало. Но темы московских кухонь — хоть гости были в основном бывшие ленинградцы — после десятилетий интеграции в американскую культуру, продолжают занимать уже бывалых американцев на далёких от Москвы кухнях.

Print Friendly, PDF & Email

18 комментариев к «Борис Гулько: Русский вечер»

  1. Сэм, Вы напрасно обиделись. Любить поспорить — это наша национальная черта. Я сам большой любитель поспорить, если оппонент не обидчив. Американский комментатор как-то заметил: «Евреи — не террористы. Они могут лишь заспорить до смерти».

  2. … Постепенно я узнал, что среди американцев считается неприличным обсуждение двух тем — политики и религии. Но это же те две темы, которые обсуждать интересно! Что же тогда остаётся? Остаются еда и погода. …
    —————-
    ИМХО: среди «оппозиционной московской интеллигенции последнего советского периода» просто НЕ было серьёзных расхождений в важных мировоззренческих вопросах вроде политики и религии — как и среди «номенклатуры», «простых работяг» и прочих важнейших социальных групп и под-групп.
    Но огромная проблема в том, что МЕЖДУ мировоззренниями этих единых соц. групп была НЕПРЕОДОЛИМАЯ ПРОПАСТЬ.

    В результате: ОБЩАТЬСЯ внутри своей соц. группы было довольно комфортно, но для РЕАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА условий было очень мало: между соц. группами была «игра с ОЧЕНЬ отрицательной суммой», а как следствие — было довольно мало условий для «игры с положительной суммой» даже внутри вроде-бы единых соц. групп.
    В таком обществе НЕ БУДУТ уважать закон и законную власть, то есть ДА будут брать взятки, жить по-понятиям (своей соц. группы) и втихаря саботировать любое решения властей, которые не выгодно им лично и их соц. группе.

    В американском обществе (до массового внедрения «политкорректности») это было совсем по-другому: важнейшие соц. группы скреплялись не столько единым политико-религиозным мировоззрением, сколько ВЗАИМНЫМ УВАЖЕНИЕМ граждан, основанном на общем уважении закона и законной власти — и на той глобальной «игре с положительной суммой» внутри общества, которую эти закон и власть сумели создать.
    В таком обществе будет неприлично не уважать друг друга — и для обычных средних людей с разными взглядами это делает неприличным обсуждение политики и религии, которое очень часто создаёт НЕвежливость.

    К огромному сожалению: политкорректность очень сильно меняет американское общество в сторону «последнего советского периода» — правда, с большим количество «истинных ленинцев», искренне верующих в политкорректные ценности.

  3. По поводу сообщения С.Л. В Калифорнии этой зимой закончилась 6-ти летняя засуха, которую только ленивый не связывал с ГП, вызванным трудами человека. Не очень известно (мне) как там было до прихода американцев в Калифорнию, но с 1850 циклы из 6-7 летних засух в 19 веке были нормой. Неким исключением были 1930-е почти по всей с-х Америке, когда засуха была уж слишком длительной и тяжелой. Но обвинить человека тогда как-то не додумались. Что касается потепления, то оно есть. За последние лет 20 ночная температура в долине Напы выросла примерно на 2 градуса Фаренгейта, что очень плохо для вина. Каберне уходит из долины все выше в горы. Зинфандель — блаженствует и распространяется. Шардоне теряет нюансы и становится «проще». Смысл и значение более холодного северного штата Орегон, как винного региона, становится все более признанным. Жизнь. Когда-то викинги назвали открытую ими Америку «Винной Землей», сегодня это Ньюфаундленд.

  4. Бог его знает, кто и что такое американец. У меня на работе политические споры, в том числе «за» и «против» Обамы, а потом — предвыборной компании 16 года доходили чуть ли ни до драки. У нас в отделе был один абсолютно зашоренный анти-Обамовец и один 146% про-Обамовец. На них смотрели с сожалением все остальные. Другие же пытались друг другу что-то доказать, хотя противников режима Демпартии было существенно больше. Но что такое американец? В отделе были эмигранты из Китая — 2, СССР -1, Пуэрто-Рико -1, Мексики -2, Филиппин — 1, родившихся в США — 8. Эмигранты все без исключения были анти-Обамовцы, среди «коренных» разделение было поровну и они действительно были менее активны в наших «драчках». Кроме тех двух, что были идиотами (в упертости своей).

  5. Элиэзер, в Коннектикуте в парке на берегу океана отмечено место, на котором когда-то остановилось оледенение. А потом было глобальное потепление, и всё растаяло. Без всякого человеческого фактора.
    По-моему, это большое самомнение — считать нас столь важными.

    1. Согласен. И всё-таки возможно. Проблема не в наших с Вами догадках, а в сдаче науки политкорректности.

  6. «…считается неприличным обсуждение двух тем…» — мне кажется неприличным закрывать (условно, конечно) какие-то темы для свободного обсуждения. Почему так «среди американцев», не знаю, да что я, бывающий в США наездами, — автор, по-моему, тоже не очень понимает. В моих американских компаниях запретных тем нет. Вероятно, это менее «элитарное» общество, нежели профессора химии, но люди симпатичные и интересные. У нас на кухне им было бы нескучно.
    Могу только предположить: политика и религия — потенциально «взрывные» темы, когда собеседники могут говорить друг другу неприятное. Чего доброго могут еще и обнажать душу, так и до разрыва рубахи на груди недалеко. А зачем такие эмоции в приличном, ровном «обществе химиков»? Толерантность, спокойствие, доброжелательность, лучезарность — сколько в этом процентов не фальши — неважно. Важна форма общения, ради которой провокационного Трампа заменяют трехсотлетней, нескандальной черепахой.
    Вообще нужно жить ровно, правильно, предсказуемо и цивилизовано и не разрушать нервные клетки. Еще безопаснее просто не родиться.

  7. «Еким», никак не «яки».
    Но дело не только в изменении в статье произношения ( возможно «американизации») прозвища репатриантов из Германии в Израиль (см. ссылку ниже). Интересно еще сопоставление «немецкой» алии с «русской» алией и еще одна важная тема в материале по этой же ссылке
    http://netzulim.org/R/OrgR/InfoR/Lukimson.html

  8. Постепенно я узнал, что среди американцев считается неприличным обсуждение двух тем — политики и религии. Но это же те две темы, которые обсуждать интересно! Что же тогда остаётся? Остаются еда и погода.

    И погода? Можно ли обсуждать глобальное потепление?

      1. Глобальное потепление — это факт, отрицание которого превращают в политику.

        1. Сэм, Ваше послание — типичная реакция расскоязычного еврея, о которой я писал — при первой возможности вступать в спор о политике. Человек не может воспринять факт наличия или отсутствия глобального потепления. Для этого у него нет инструмента. Моё доказательство отсутствия потепления: в него верят Гор и Обама. а эти мужики всегда неправы. Почему вдруг в этом случае они окажутся правы?

          1. Моё доказательство отсутствия потепления: в него верят Гор и Обама. а эти мужики всегда неправы. Почему вдруг в этом случае они окажутся правы?

            Уважаемый Борис, у Вас очень сильный аргумент, почти как таблица умножения. Все-таки — это не совсем так. Потепление — почти факт, мы его чувствуем на своей шкуре, и, кроме одного, остальные ледники отступают. Совершенно иное дело: влияние человеческой деятельности на процесс, есть или нет, и здесь наука дико политизирована. Где-то я читал, что несколько веков назад Гренландия была зеленой, а потом похолодела, т.е. такие процессы бывают циклическими.

          2. Бродский говорил: «Если Евтушенко против колхозов, то я — за!». Но с потеплением все пока что не доказано, а значит спор — не по существу, а политика.

          3. «Моё доказательство отсутствия потепления: в него верят Гор и Обама. а эти мужики всегда неправы. Почему вдруг в этом случае они окажутся правы?»

            Автор пошел гораздо дальше Бродского: это аргумент из разряда — «Если Евтушенко против колхозов, то колхозы не существуют».

          4. Это мой любимый довод. Сколько наврал Обама! Или черное выдавал за белое ( сорри да нечаянный каламбур), или относился индифферентно к серьезным проблемам , а тут вдруг за глобальное потепление — рубаху на груди рвёт, «только преступники не верят в потепление!». Нет, ему я, конечно, не верю, и Гору тоже. Но может это deep state? Сейчас все вдруг заговорили о deep state. Ну, не могли эти двое так мощно, так уверенно все раскрутить.

          5. Сэм, Ваше послание — типичная реакция русскоязычного еврея, о которой я писал — при первой возможности вступать в спор о политике
            Борис Гулько 9 марта 2017 at 0:00
            —————

            Вообще то про политику написали Вы «глобальное потепление — это не погода, а политика» Я же не имею никакого понятия, имеет ли деятельность человека влияние на сегодняшний цикл потепления, или нет. (Вот то, что на проблемы экологии вообще влияет, в этом уверен не только я. Спросите у любого живущего в районе Хайфского залива). Большинство учёных и Нобелевский комитет считает, что влияет, есть учёные, что не согласны. Но я вижу, что есть и те, у которых неприятие этой версии связано исключительно с личностями политиков, эту версию продвигающих. Что, собственно, подтвердили и Вы сами.
            И ещё. Я помню, уважаемый Борис, с каким восхищением следил я за Вашими блестящими шахматными достижения и с не меньшим – за Вашей диссидентской деятельностью и борьбой за право выезда. Вы действительно были Отказник с большой буквы.
            А вот сегодня ничего кроме сожаления у меня не может вызвать прочтение Ваших многочисленных статей и тот факт, что из «штучного товара» вы превратились в одного из массы «русскоязычных евреев», пишущих абсолютно однообразно и абсолютно не объективно, обличая «всемирный лево-либерастический заговор».

    1. среди американцев считается неприличным обсуждение двух тем — политики и религии.

      Статья интересная. Я, Элиэзер, хотя и был в Штатах (один раз и давно), но с их менталитетом, кроме своих родственникоов не очень-то знаком. Однако, тоже абсолютно исключаю споры на темы религии и политики. Не разговоры, а именно споры. Особенно, если чувстствую, что собеседник(и) другого мнения. Такие споры (примеров масса) превращают очень быстро друзей во врагов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *