Исраэль Дацковский: Комментарии Торы. 2.8 Тецаве

 113 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Сегодня же в условиях либерализма (признания права на существование любого мнения, признания отсутствия абсолютной истины) группы в еврейском народе, хотя и сильно отличаются, НЕ являются палитрой Хошена, описывающей полноту и единство Его народа, а являются признаком его разъединения и разделения.

בס»ד

Комментарии Торы

2.8 Глава Тецаве

Исраэль Дацковский

2.8.1

При описании четырех святых предметов, которые должны были находиться внутри здания Мишкана (три из них — Ковчег Завета, Менора и Стол Хлебов Предложения описаны в предыдущей недельной главе Трума и четвертый, Золотой Жертвенник для воскурений описан в нынешней недельной главе), Тора лишь для трех (кроме Меноры) указывает на наличие колец и шестов для их переноски. Причем, только для Ковчега Завета четко и однозначно указано (стих 25:15), что шесты не должны выниматься из колец. Про Стол Хлебов Предложения написано (стихи 25:27-28): «… да будут кольца вместилищами для шестов, чтобы носить Стол. И сделай шесты …, посредством их носим будет Стол». Про шесты и кольца Золотого Жертвенника стихи почти такие же (стихи 30:4-5) с одним существенным отличием — колец нужно сделать только два. Носить Золотой Жертвенник вполне можно и при помощи двух колец (по сути, подвесив его в двух симметрично расположенных точках — совсем не обязательно в углах квадрата. Да и написано (стих 30:4) на иврите: «ал штэ́й цальота́в», что можно прочесть и как «на двух ребрах», то есть углах, и как «на двух сторонах», скорее намекая на середины сторон, но можно воспринять: на двух противоположных сторонах симметрично относительно середины квадрата, не обязательно посередине сторон, вплоть до углов. Однако в стихе 25:12 недельной главы Трума в рассказе о кольцах Ковчега Завета углы названы «паамота́в», а стороны — це́ля, причем эти понятия нельзя перепутать, так как кольца нужно разместить на четырех углах по два на каждой стороне (в стихе 25:26 той же недельной главы при рассказе о Столе Хлебов Предложения углы названы другим словом — пеа́). Поэтому логично предположить, что в рассказе о Золотом Жертвеннике все-таки местом расположения колец для переноски имеются ввиду стороны, а не углы. Но нужно учесть, что при расположении колец не в середине сторон, во время переноски Жертвенник будет колебаться не вдоль и не поперек шестов, а под некоторым углом до 45 градусов с направлением движения и нагрузка на разные шесты в руках каждого из двух носильщиков будет неодинаковая, да и удары колеблющегося жертвенника по шестам «на срез» быстро повредят (помнут) золотое покрытие шестов). Но держать шест в одном кольце при установке Золотого Жертвенника в Мишкане для работы — некрасиво, так как шест не будет горизонтальным, проходя через одно кольцо, а неизбежно обопрется о землю одним из концов и будет находиться в наклонном положении (кроме случая кольца, сделанного в форме короткой трубы и шеста, диаметр которого достаточно строго соответствует диаметру отверстия в трубке. Заметим, что при предположении сохранения шестов в Золотом Жертвеннике в период нормальной работы Мишкана, прикрепление шестов по углам при их направлении параллельно диагонали квадрата верхней плоскости Жертвенника, они будут мешать подходить к Жертвеннику и воскурять на нем, а располагать кольца по углам и направлять шесты параллельно сторонам квадрата не представляется нам логичным, хотя и возможно как в виде коротких трубок, так и в виде колец, добавив выступы для удержания шестов по той же боковой плоскости в других углах. При расположении колец не по углам, а по серединам сторон квадрата можно также сделать не описанные Торой пары коротких выступов на тех же сторонах квадрата (скорее всего, близко к углам) под шестами, что удержит шесты в горизонтальном положении при установке Золотого Жертвенника на период его работы в Мишкане и по сути будет эквивалентом четырех колец Стола как при стоянии Жертвенника в Мишкане, так и при его переноске (исключит колебания Жертвенника при движении). Но это — сложности и нарушение простоты конструкции). Поэтому приходится признать, что, одним из мнений может быть то, что шесты Золотого Жертвенника вынимались на период его стояния в Мишкане (и сразу возникает вопрос: где их хранили?), а по аналогичному построению стихов придется этот вывод распространить и на Стол Хлебов Предложения. Мои дети утверждают, что Гемара́ из факта, что Тора явно потребовала шесты из Ковчега Завета не вынимать, а про шесты Стола Хлебов Предложения и Золотого Жертвенника ничего не написала, делает вывод, что шесты из этих предметов вынимались на стоянках. Мы, не споря с Гемарой, для избегания однозначности наличия вопроса о месте хранения шестов на стоянках оставим в рассмотрении оба варианта.

Дополнительно заметим, что тонкое золото облицовки священных предметов не позволяло достаточно прочно припаять кольца. Во-первых, нужны утолщенные пояса золота для создания системы передачи веса предмета на кольца, и, во-вторых, кольца (и шесты) должны быть овальными для создания линии припаивания кольца к предмету вместо точки контакта круглого кольца с плоскостью, к которой нужно его припаять. Однако, Тора указывая места колец, ничего не говорит о способе их крепления к предмету переноски. Отсюда можно сделать вывод о прикреплении колец, например, золотыми болтами (иной материал нам трудно себе представить), проходящими насквозь деревянный слой и закрепленными изнутри предмета переноски или золотыми шурупами, закрепленными в деревянной толще предмета переноски.

Также остается неясным сохранность золотого покрытия на шестах, так как тонкое покрытие должно было промяться от давления золотых колец при переноске даже нетяжелых предметов, а Ковчег Завета с четырьмя каменными скрижалями и тяжелой золотой крышкой с керувами к легким предметам никак нельзя отнести.

Но утверждение о вынимании шестов на стоянках противоречит идее, что евреи всегда, по сигналу поднявшегося Облачного Столба, должны были быть готовыми к перемещению Стана. На примере Исхода мы учим, как выглядит готовность к движению (стих 12:11 из недельной главы Бо книги Шмот): «… чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посох ваш в руке вашей …». Мы не настаиваем, что евреи на стоянках проводили все ночи в одетом и готовом к перемещению виде, но даже частичная разборка предметов службы в Мишкане вызывает вопросы. Повторим: если идея сохранения шестов в кольцах Стола Хлебов Предложения, хотя и прямо не упомянута в Торе, но и не опровергается ей без необходимости дополнения конструкции неописанными Торой элементами, то сохранение шестов в кольцах Золотого Жертвенника требует дополнительных технических решений. Поэтому вторым, по нашему мнению более правильным мнением может быть сохранение шестов при Столе и при Жертвеннике на стоянках (что косвенно опровергает идею диагонального расположения шестов Жертвенника и требует расположения колец Жертвенника по серединам противоположных сторон с дополнительными выступами по углам).

В недельной главе Бемидба́р одноименной книги имеется косвенное указание на сохранение шестов в кольцах Стола Хлебов Предложения и золотого Жертвенника на стоянках. В стихах 4:6, 4:8 и 4:11 Тора в одинаковых выражениях говорит о подготовке шестов к движению всех трех этих священных предметов. Одинаковые выражения в Торе могут быть истолкованы как описывающие одинаковые действия с подобными предметами — в данном случае, с шестами. Постоянное нахождение шестов в Ковчеге Завета сомнений не вызывает, а из-за одинаковости выражений Торы это указание можно распространить и на шесты двух других священных предметов.

Особые вопросы вызывает перенос Меноры. Менора представляет собой очень тонкое и легкое изделие (скорее всего, тонкостенную трубчатую конструкцию, хотя непонятно как это можно сделать ковкой цельной конструкции. Или конструкцию, состоящую из сплошных стержней, например, крестообразного сечения для увеличения поперечных размеров элементов). Дело в том, что золото — металл тяжелый и на один кикар веса (около 60 кг.) приходится весьма малый объем материала, а Менора при ее относительно больших (по длине элементов) размерах содержит и довольно далеко уходящие от центрального ствола консольные стержни. Даже есть вопросы об устойчивости Меноры в стоячем, рабочем положении (и об этом написана книга). Тем более, большие трудности связаны с ее подниманием и переносом при сохранении ее целостности. В этом смысле изображение Меноры (не оригинальной бецалелевской, а Меноры Второго Храма) на триумфальной арке Тита, переносимой в наклонном положении оставляет много вопросов.

Мы предположим, что решения этой проблемы существовала коробка, состоящая из двух плоских, по высоте и ширине Меноры половин, в которых был «слепок» Меноры в виде каналов. Эта коробка при подготовке Меноры к переноске одевалась на нее с двух сторон, половины коробки скреплялись между собой и с основанием Меноры, и тогда эту коробку с Менорой внутри уже можно было безопасно переносить. Однако Тора (в недельной главе Бемидбар одноименной книги, в стихах 4:9-10) несколько иначе описывает упаковку Меноры для транспортировки. Хотя слова «и вложат его [светильник] в покров из кож тахашевых» можно прочитать, как указание на то, что отпечаток Меноры в ящике для ее транспортировки был выложен для мягкости шкурами тахашей.

Отдельно нами задан вопрос о гашении огня (в остающейся гореть лампаде Меноры и на Медном Жертвеннике), перенос огня, когда-то спустившегося с неба, на факеле и разжигание его на месте очередной стоянки от этого факела. Это наделяет сам огонь свойствами отдельного вида материи, что соприкасается с взглядами философов Древней Греции (в первую очередь — со взглядами Аристотеля), мнение которых внес в иудаизм РАМБАМ.

2.8.2

В ряде последних глав книги Шмот в связи с изготовлением элементов переносного Храма (Мишкана) многократно упоминается мудрость сердца исполнителей работы в качестве признака, отличающего тех, кто имеет способности изготавливать элементы Мишкана при отсутствии подробной проектно-технической документации, от всех остальных евреев. Причем, явно указывается источник этой мудрости — Тв-рец лично вкладывает ее в сердце, но только тем, кто изначально имеет мудрое сердце.

В нашей современной цивилизации все функции мышления и чувств человека связываются исключительно с головным мозгом, точнее — с его большими полушариями. Остальным частям мозга (спинному мозгу, мозжечку, стволу головного мозга) приписываются больше функции исполнения инстинктов и функции технического управления процессами жизнедеятельности организма. Даже понимание последнего времени, что связанные в сеть нейроны (нервные клетки) блуждающего нерва, находящиеся в грудной и брюшной полостях, обгоняя по количеству нейронов спинной мозг, представляют собой отдельную и пока неисследованную мозговую конструкцию (дополнительный мозг), не приводит к изменению базовых взглядов на месторасположение в организме частей, ответственных за мышление и чувства. Сердце и почки в органы мышления и хранения чувств и мудрости (в первую очередь, хранения аппарата анализа действительности, способности адекватно понимать окружающий мир) не включены.

Многочисленные поэтические выражения о чувствах в сердце, даже соответствующие выражения царей Давида и Шломо (о мудрости сердца, о слышащем сердце, об исследовании Тв-рцом почек именно в смысле факторов, описывающих состояние души), об обрезании сердца, о замене каменного сердца на человеческое (Йехезкель 11:19 и 36:26), «… и сердца их не разумеют» (Йешаягу 44:18) или стих 5:21 в книге Даниеля о замене именно сердца на звериное у Навухаденецера могли бы статься только поэтическими выражениями, несмотря на пророческий характер текстов этих великих авторов (а текст о слышащем сердце царя Шломо напрямую включен в пророческую книгу Млахим Алеф), если бы не стихи Торы, говорящие о мудрости сердца.

Тора (в узком понимании Пятикнижия), несмотря на свою поэтическую красоту — текст очень точный и конкретный, описывающий реалии нашего мира, и ее указания невозможно и неправильно рассматривать только как поэтические образы и гиперболы. Поэтому можно весьма обоснованно предположить направление следующего прорыва в биологической науке — выяснение роли сердца в материальной составляющей высшей нервной деятельности человека (расположении именно в сердце, а не в головном мозге мудрости и понимания мира именно и как подарок Тв-рца, и как место развития высших способностей и талантов человека).

При этом евреям уже несколько тысячелетий понятно, что высшая нервная деятельность не является собственно нервной деятельностью, функцией материального тела, хотя и проявляется через его функционирование, а является функционированием души — отдельной структуры нематериального плана, которая только связана с материальным телом и реализует через него материальные действия, но не отождествляется с ним. Но мышление, мудрость адекватный анализ действительности прекрасно сохраняются и продолжают свое функционирование и при гибели этой телесной материальной субстанции. Наоборот, их возможности познания и понимания безмерно расширяются при ликвидации ограничений, налагаемых на мышление материальным телом и всем материальным миром.

2.8.3

Стих 28:40 описывает предельно скромную одежду простых коэнов (льняные рубашка, пояс, головной убор типа чалмы и короткие штаны, которые будут описаны в стихе 28:42, работают коэны всегда босиком, в том числе и в относительно суровые иерусалимские зимы) и добавляет «для чести и для украшения» (иврит: лехаво́д ултифъа́рет). Понятно, что такая скромная одежда особым украшением быть не может. Значит, здесь речь идет о том, что не одежда красит человека, а о том, что этой формой одежды коэны выделены из народа и заслуживают чести из-за их постоянного стояния перед Тв-рцом и из-за того, что они представляют перед Ним весь еврейский народ. И именно их положение служит их украшением.

2.8.4

Отметим, что уполномочивание нового первосвященника требует семь дней. Это означает, что при смене первосвященника (например, из-за смерти действующего и назначения следующего) семь дней в Храме не будет уполномоченного на службу действующего первосвященника. Традиция подробно описывает как идет служба (например, служба Йом Кипура) в этом случае или в случае когда действующий первосвященник не может исполнять службу из-за внезапно наступившей ритуальной нечистоты.

2.8.5

Стих 30:7, говорящий о необходимости постоянства при возжигании душистой смеси трав «кто́рет» на внутреннем золотом жертвеннике использует редкий для Торы словесный оборот, в котором слово повторяется дважды в одной и той же грамматической форме «… утром, утром (иврит: бабо́кер, бабо́кер) …». Повтор слов в разных грамматических формах для усиления смысла, для особого ударения (бару́х умевура́х (сильно благословен), сагу́р умесуга́р (плотно закрыт), рац уметраце́ц (много и быстро бегающий)) достаточно характерен для иврита. Повтор слов в одной и той же грамматической форме тоже часто встречается, но не с целью усиления, а с целью разделения, последовательного упорядочивания (пара́-пара́, турки́-турки́, леа́т-леа́т). Но здесь у повтора явно имеется другой смысл — смысл подчеркивания необходимости особо тщательно соблюдаемого ежедневного постоянства. Основой для такого вывода является сочетание двух смежных стихов Торы. Один из них, стих Торы 30:8, где постоянство вечернего воскурения душистой смеси трав «кто́рет» явно задается словами: «… воскурение постоянное перед Г-сподом на все ваши поколения, иврит: ледоротейхе́м)», задает постоянство действия на все поколения (но, может быть, Тора имеет ввиду, что это нужно делать раз в год или при «воцарении» очередного первосвященника? Это слово в качестве указания на постоянство, распространяемое на все поколения, встречается в Торе 27 раз. Например, о заповеди обрезания в стихе 17:12 в недельной главе Лех Леха́ книги Берешит это слово указывает, что каждый родившийся мальчик один раз в жизни (а не каждый день) должен быть обрезан на восьмой день жизни, но это указание распространяется на все ваши поколения), а другой стих (30:7) указывает на ежедневность как утреннего, так и вечернего воскурения именно повтором в одной грамматической форме слова «утро». Так как мы не можем допустить, что вечернее воскурение является более строго постоянным, чем утреннее или наоборот, и понимаем, что в описании утреннего воскурения тоже должно присутствовать указание на строгое ежедневное постоянство этого действия, мы читаем повтор слов «… утром, утром (иврит: бабо́кер, бабо́кер) …» как уточняющее указание на постоянство, параллельное по смыслу слову «…на все ваши поколения иврит: ледоротейхе́м)», но указывающее именно на ежедневность действия, а теперь обратным переходом читаем и о вечернем воскурении как строго ежедневном. Тора для указания постоянства процессов (или постоянства повторяемости процессов) кроме выражений «… утром, утром (иврит: бабо́кер, бабо́кер) …» и «на все ваши поколения» (иврит: ледоротейхе́м) использует еще два выражения: выражение «вечный устав» (иврит: хука́т ола́м) — в стихе 27:21 и еще много раз, и слово «всегда» (иврит: тами́д), причем все четыре выражения постоянства обильно обсуждаются комментаторами.

А теперь идея о том, что повтор слова в одной и той же грамматической форме указывает на особо тщательно соблюдаемое постоянство, дает нам возможность так же взглянуть на двойной повтор слова в одной и той же грамматической форме в недельной главе Шофтим книги Дварим (стих 16:20): «Справедливости, справедливости добивайся (иврит: це́дек, це́дек тирдо́ф) …». Основная линия комментария на эту фразу в недельной главе Шофтим состоит в поисках разных смыслов каждого слова в этой паре (таких комментариев немало). Ни в какой мере не отвергая эти комментарии, мы в добавление к ним полагаем, что такой тип повторения слов указывает на требование особого постоянства — Тора требует добиваться (искать, преследовать) справедливости, не прекращая и не отвлекаясь, всю жизнь, обязывает в этом не только от судей, но и каждого еврея так же, как требует от коэнов (в нашей недельной главе) ничем не прерываемого постоянства в утреннем и вечернем возжигании душистой смеси трав «кто́рет» на внутреннем золотом жертвеннике.

Несколько в стороне от сказанного находится повторение дважды в одной и той же грамматической форме слова «вокруг» (иврит: сави́в — сави́в) в книге пророка Йехезкеля 43:12 (автара́ нашей недельной главы). Это выражение требует отдельного комментария, так как неясно как объявить святая святых территорию ВОКРУГ Храма и на какую площадь это требование распространяется.

2.8.6

Тора повелевает (стихи 28:17-20) вставить в судный наперсник (иврит: Хо́шен мишпа́т) двенадцать камней. Удивляет большая разница в типе и стоимости камней, предназначенных для разных колен. С одной стороны в списке есть драгоценные камни большой стоимости (прозрачные камни с правильной кристаллической решеткой) — рубин, изумруд, сапфир, алмаз (заметим, что рубин и сапфир одинаковы по химической формуле, без примесей являются бесцветным прозрачным кристаллом и отличаются примесями — рубин имеет примесь хрома, а сапфир — железа и титана). С другой — относительно дешевые прозрачные (полудрагоценные) камни — топаз, аметист, хризолит, и поделочные непрозрачные (условно называемые самоцветами) — агат, оникс, бирюза, опал, яшма. Хотя в природе имеется еще достаточно видов как кристаллов, так и самоцветов.

На одном из уроков мы слышали, что именно вся палитра (разные цвета) очень разных сынов Израиля составляет целостность еврейского народа и каждый цвет имеет свою ценность, без него палитра будет неполной, так и все группы современного еврейского народа (урок был незадолго до очередных выборов в Кнессет и говорилось о многочисленных политических партиях) ценны и составляют палитру сынов Израиля. Нам трудно согласиться с такой трактовкой. Цветные камни Хошена относились к коленам Израиля, обладающим разными характерами и особенностями, но их верность Тв-рцу, их несколько разная, но безусловная служба Единому и непрерывное познание Его не подвергалась сомнению. Сегодня же в условиях либерализма (признания права на существование любого или почти любого мнения, признания отсутствия абсолютной истины, то есть, иными словами, поклонение пантеону неограниченной ширины, включающему любых богов, современной реинкарнации древнего и примитивного идолопоклонства) невозможно говорить о службе всех «цветов» Единому и Всевышнему, а потому группы в еврейском народе, хотя и сильно отличаются между собой по цвету, НЕ являются палитрой Хошена, описывающей полноту и единство Его народа, а являются, к сожалению, признаком его разъединения и разделения.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *