Владимир Лумельский: Почему русские американцы голосуют за республиканцев?

 378 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Представьте что вы на семинаре. Доклад закончился, вы подняли руку, вам дали слово. Разница между семинаром и этим сайтом одна — в анонимности авторов комментариев. Но анонимность есть деталь жанра, не билет в безответственность. Когда пишете ответ, думайте, что вы на семинаре.

Почему русские американцы голосуют за республиканцев?

Владимир Лумельский

Шутка о битье батогами тех россиян-американцев «с дипломом колледжа», кто голосовал за Трампа (см. мою предыдущую заметку) имела, скажем так, умеренный успех. Но серьезный вопрос за ней — почему голосовали? — остается. Прагматически он не важен для США — из-за размера и географии этой группы влияние ее голосов равно нулю — но концептуально, да и практически для Израиля и России, ответ важен. Дело не в Трампе — речь идет о прочно укоренившемся, явно завезённом с собой, консерватизме, который резко отделяет нас как от нам подобных, так и от привычного образа эмигранта. Мало того — этот консерватизм невозможно оправдать рационально.

Есть очевидный пример: практически во всех русско-эмигрантских семьях в США были или есть старшее поколение, родители, люди в возрасте 55 лет и выше к моменту приезда в США. Никогда не работая в США, почти все они живут на пособия и медицинской страховке из специальных штатских и федеральных фондов (SSI, Medicaid, Medicare, и.т.д.). Если бы не эти фонды, все эти семьи жили бы кардинально иначе — многие родители работали бы на трудных и малооплачиваемых работах, их активным детям пришлось бы много труднее в финансовом плане. Тут нет вопроса — практически все эмигрантские семьи жили бы неизмеримо хуже, если бы не эта помощь. Тем не менее, эти люди голосуют за республиканцев — партию, которая планомерно, в течение многих лет, пытается закрыть или максимально урезать эти фонды. Можно по-разному оценивать эти планы с точки зрения идеологии — но нет сомнения, что их результатом будет резкое урезание бенефитов, и семьи эмигрантов пострадают больше, чем любые другие группы. На ваш вопрос — как же так? — вы услышите ответы, которые даже авторы этих планов не сочтут рациональными. Почему мы такие? (Наученный опытом, я опущу шутку о генетическом мазохизме.)

Вопрос в заголовке часто обсуждается в эмигрантских компаниях. С серьезным анализом хуже, но попытки есть, как правило на английском языке. Например, в журнале The Atlantic, где обычно поднимаются темы общесоциального значения, была длинная статья о консерватизме русскоязычных эмигрантов в Америке. (Заголовок: Why Soviet refugees arent buying Sanderss socialism?») Там есть интересные наблюдения — например, о резком полевении и отходе молодого поколения от взглядов родителей. (Ровно то же происходит в Израиле.) «Нашим детям тут промыли мозги», сетуют родители эмигранты. Это наблюдение интересно и тем, что сегодня в американской семье примерно с тем же доходом, местожительством (как правило, в городах) и уровнем образования родителей типично обратное — политическoе согласие между двумя поколениями. Забавна punch line в последних строках: г-жа Татьяна Менакер, бывшая ленинградка а ныне владелица туристского бюро в Силиконовой Долине, одинокая мать с тремя детьми, бросает: «Чтобы спасти страну от Хиллари Клинтон, я проголосую и за динозавра!» (Не находка ли для заголовка! — «Те, кто привели в Белый Дом динозавра».) Реально ответа на поставленный вопрос статья, однако, не дает.

Много интереснее кажется короткий очерк с заголовком «Why do Russian-Speaking Immigrants Always Vote Republican?» («Почему русскоязычные эмигранты всегда голосуют за республиканцев?») Не в пример статье в Atlantic, этот текст конкретен, по-молодому безапелляционен, порой несправедлив; утверждения идут без доказательств — дескать, и так понятно. Смягчать и балансировать явно не во вкусе автора. Это, конечно, отталкивает многих читателей эмигрантов, но некоторых (я в их числе) именно это и привлекает — неприкрытое приличиями мнение вдумчивого постороннего. Нередко текст вызывает протест, хочется сказать «это неправда» — но возразить нелегко. Вспоминаешь, что слышал подобное и от других американцев. Привлекает и постановка вопроса:

«Почему группа эмигрантов, которым пришлось труднее, чем какой-либо другой группе, адаптироваться к жизни в США, всегда голосует за партию, которая не любит эмигрантов?»

Хорошо замечено, правда? Действительно, почему? А уж слова «труднее, чем КАКОЙ-ЛИБО другой группе» и вовсе поражают — неужто правда? С какой стати нам отличаться от ВСЕХ других групп? Очерк не подписан — ни имени, ни происхождения и рода занятий, ни причины интереса к теме. Ниже я называю автора очерка Кларисса, по имени хозяина сайта. Судя по косвенным отметинам на сайте, Кларисса молодая женщина, преподает в одном из университетов США. Похоже, она из семьи русских эмигрантов волны 1970х-90-х годов, привезена родителями и выросла в США. Ниже я привожу очерк целиком; затем следует мой комментарий, густо сдобренный обсуждением очерка с группой друзей.

Почему русскоязычные эмигранты всегда голосуют за республиканцев?

Русскоязычные эмигранты составляют слишком маленькую группу в США, чтобы быть важным фактором в любых выборах. Но если вам любопытно, за кого они голосуют и почему, я могу ответить.

Большинство русскоязычных эмигрантов в Америке неимоверно консервативны. Когда я говорю «большинство», я имею в виду всех, кроме меня и N. Это, пожалуй, единственная группа эмигрантов в стране, которая полностью и страстно идентифицирует себя с анти-иммигрантской позицией республиканской партии.

Как получилось что они, эмигранты, люди которым было труднее, чем любой другой группе эмигрантов, адаптироваться к жизни в США, всегда голосуют за партию людей, которые не любят эмигрантов?

Вот несколько ответов:

1. Расизм. Арийское братство было бы шокировано, узнав, какое количество расистской грязи может излить в течение одной минуты тихий, интеллигентный русский эмигрант (здесь и далее упоминаемый как РЭ), скажем профессор химии или медсестра. Одна из причин, почему я избегаю РЭ, я не выдерживаю расистских комментариев, которые начинают изливаться из их ртов через две минуты после знакомства с ними.

2. РЭ прошли через столь жестокие и болезненные исторические события, что идея человеческого сострадания им чужда. Бесполезно пытаться говорить с ними о страданиях бедных, о безработных, об инвалидах и нуждающихся. Менталитет «каждый за себя», «собака грызет собаку» настолько укоренен в них, что идея о помощи — кому угодно, где угодно — отвергается ими сразу же.

3. Они страстно верят в менталитет и риторику холодной войны. Как эмигранты, абсолютное большинствоРЭ глубоко несчастны. Они, конечно, не могут признать, что их решение эмигрировать было ошибкой, поэтому они утешаются мифом американской исключительности и поддерживают вторжение США в другие страны.

4. РЭ ведут феминистский образ жизни, и компенсируют это страстным отрицанием феминизма. [Вторая часть предложения понятна, не возразишь, но первая ставит в тупик. ВЛ]

5. Если в РЭ есть качество более отвратительное, чем расизм, это их гомофобия. Идея охраны прав гомосексуалистов их травмирует очень лично.

6. Концепция уплаты налогов исторически чужда РЭ. Уплата налогов, которые потом пойдут на социальные нужды, им еще более чужда.

7. На метафизическом уровне, РЭ глубоко беспокоит идея перемен. Исторически их жизнь сложилась так, что они испытали слишком много нестабильности. При этом наибольшая персональная трансформация, которую они прошли — эмиграция — оказалась ошибкой. Вот почему они цепляются за консерватизм.

8. Слова «социализм» и «коммунизм» несут для РЭ очень личный и болезненный набор коннотаций. Почему это так, мне, надеюсь, не надо объяснять.

9. Эмигрантская община, отрезанная от своей новой страны настолько, насколько отрезаны РЭ, неминуемо захочет идентифицировать себя с политическим движением, которое подает себя как представляющее подлинные местные ценности и образ жизни. Факт подачи их голосов за республиканцев позволяет РЭ чувствовать, по крайней мере в момент голосования, что они наконец принадлежит к ядру, к основе.

10. РЭ редко комфортабельны с английским языком. Это означает, что на англоязычном телевидении и радио они могут воспринимать лишь лингвистически простой материал. Читателю не надо объяснять, какие каналы и станции являются, в терминах уровня языковой компетентности, самыми простыми для понимания.

(Конец текста Клариссы)

Обсуждение. Переслав текст Клариссы группе друзей, я конечно ожидал возражений, но был удивлен их количеством и резкостью. Это не было нашей первой дискуссией, все они знают меня лично. Обмен был интересен в нескольких плоскостях: а) неожиданным разбросом по политическому спектру — были возражения и «слева» и «справа» (см. ниже); б) эмоциональностью — чем-то текст Клариссы людей задел; в) широтой захвата — возражения идут дальше категорий «эмигрант — не эмигрант», «русский — еврей — американец», «за республиканцев или против»; упоминались параллели в Израиле и в России.

Текст Клариссы несомненно слишком категоричен. Но — права ли она? Права ли она хоть частично? Ниже я свел суть высказанных возражений на ее очерк к нескольким пунктам, с моими комментариями. Прежде чем перейти к этой части, небольшое отступление с целью обрисовать «широкую картину».

В декабре 2014 г. в Колумбийском Университете прошла конференция под названием «Новая Волна Русско-Еврейской Культуры» (New Wave of RussianJewish Cultural Production). Слово «еврейская» здесь лишь отражение биографий — произведения многих из представленных на конференции авторов не имели ничего общего с еврейской тематикой. У всех этих авторов жизнь сложилась схоже: вывезены родителями из России в волне эмиграции 1970х-90х годов, выросли в западной культуре, пишут по-английски но сохранили русский язык. С детства жили в эмигрантской среде, знают её изнутри. Они полностью американцы. (Как пример, чтобы было яснее: Иосиф Бродский сформировался как поэт в России, он никак не из этой Новой Волны; Гари Штейнгарт [«Absurdistan»] и Ольга Грушина [«Dream Life of Sukhanov»] из этой группы.)

Подобные симпозиумы и встречи меньшего масштаба прошли в разных местах. Авторы Новой Волны несомненно очень талантливы. Сегодня они играют серьезную роль в американской культуре. Они пробились туда, куда пробиться трудно, особенно иностранцу. Их читают, их фильмы и картины смотрит широкая публика, в клубах проходят чтения их книг. Они уже мэтры, ведут классы для молодых писателей. Если их книг пока нет на русском языке, скорее всего это изменится.

К чему мое отступление? То, что писатели Новой Волны пишут о русской эмиграции, очень напоминает текст Клариссы. Одно важное назидание молодому писателю гласит: Если хочешь сделать себя как писатель, пиши честно, и пиши о том, что знаешь. А что молодой писатель знает лучше, чем свои корни, свою семью? Работает и сакраментальная фраза великого писателя Америки Филипа Рота: «Когда в семье рождается писатель, семья обречена». Они пишут, что видят. Иначе говоря, есть причины принять книги авторов Новой Волны всерьез. Так вот, слово «отрицательный» будет мягковато для описания образов родителей и других россиян в их книгах. Мы видим моральных уродов.

Прочтите нашумевшие мемуары Гари Штейнгарта «Little Failure». Лениградская интеллигентная семья, инженер и учительница музыки, способный сын — ну что тут может быть плохого! А у читателя волосы встают дыбом от описания родителей автора. Или, посмотрите прошедший в США большим экраном фильм «Natasha», по одноименной новелле талантливого Давида Безмозгис. Та же история — кажется, хуже людей не бывает. И интересный перекос: те, кто приехали из России недавно, морально много хуже тех, кто приехали давно и уже как-то адаптировались.

Писателей Новой Волны часто спрашивает об этой странности в их творчестве. Все же такого нет, уж точно нет столь универсально, в книгах других писателей. В своих интервью они говорят, что любят своих родителей и благодарны им за многое. «Просто мы пишем, как видим». В той или иной форме мы встретим тезисы Клариссы и у писателей Новой Волны. Да еще с деталями пострашнее, и литературно красочнее. Похоже, не надо спешить бросать камень в Клариссу — ее мнение не так уж необычно.

В чем дело? Обвинить этих писателей в «бездоказательности»? Потребовать от писателя статистики? Речь идет о лучших, самых талантливых из второго поколения русских эмигрантов. Они знают то, о чем пишут. Как происходит, что эти дети, благодарные своим родителям эмигрантам из России, видят их столь морально ущербными?

Кое-что здесь просто, большой психологии не надо. Положа руку на сердце, так ли уж редко мы услышим от нашего брата: «Если я не одобряю сексуальный интерес моего сына к его «другу», или недолюбливаю моих коллег кротов-трудяг индусов и китайцев, или мне не нравится то, что миллион арабских беженцев оказались в Европе — это еще не значит, что я расист». Громко, пожалуй, не скажут, а в узком кругу скажут, верно? Проблема в том, что для наших детей такая фраза ставит на нас печать: мои родители — моральные динозавры. В Израиле такие же дети мне объяснили проще: «На серьезные темы мы с родителями не говорим — бесполезно».

Вспомним роман «Тени в раю» Эриха-Мария Ремарка, о еврейских беженцах из Германии и Австрии в 1930е годы. Около 100 тысяч (из 400 тысяч бежавших) оказались в США. Они называли себя немцами. Это был цвет немецкой культуры, из страны номер один в мировой науке, литературе, искусстве. После их ухода Германия никогда уже не вернула себе первенства. Мы читаем о тяжком психологическом состоянии врача, о невозможности ему быть врачом в Нью Йорке; о подавленности гуманитариев, инженеров. Как же тошно им было в этом Нью Йорке, с точащей мозг мыслью — слава богу, я не в Германии, я жив — но какой ценой? Или вспомним рассказ Короленко «Без языка», о русском парне в Нью Йорке, который вдруг осознал, как страшно жить без языка. Почему бы русские эмигранты чувствовали себя иначе?

Фраза «Эмиграция — это катастрофа» так затерта, что ее автора уже не найти. «Я мог бы дать моей стране больше того, что дал / Если бы камень не резать мне, как Тереку Дарьял». Борис Слуцкий сказал это о другом, но здесь это очень подходит. От победного настроя так не пишут. Эмиграция есть борьба с трудностями, которых могло бы не быть. Нашей эмиграции пришлось резать много камня, поэтому нас не хватило на другое. Что Кларисса и отметила — может слишком кратко и зло, но верно.

Вернемся к возражениям моих друзей на текст Клариссы. Естественно, было много повторений: ниже я свел главные возражения к пяти пунктам (курсив), с моими комментариями.

1. Кларисса неправа, что адаптация русских эмигрантов в США была более болезненной, чем у других групп — скажем, тех, кто бежали от конфликтов в Азии и Африке. Не совсем верно также, что русские эмигранты «прошли через жестокие и болезненные исторические события» у себя дома.

Это критика тезисов Клариссы «слева». Действительно, нелепо сравнивать «болезненность» жизни в СССР с тем, что пришлось пережить беженцам из Сирии. Тут Кларисса сочувствует нам больше, чем мы заслуживаем — она не очень знает и хочет думать о нас лучше.

Что касается адаптации в эмиграции, у неё есть две компоненты — материальная и психологическая адаптации. В западной стране материальная адаптация эмигранта, откуда бы он ни прибыл, проходит просто, без драмы: с голоду не помрешь, обижать не будут, работать против твоей воли не заставят, заработанного хватит на жизнь, а то и останется.

С психологической адаптацией сложнее. Проиграем сценарий: Вот Андреа из Гватемалы — она одинокая мать, без образования; у себя в стране она и ее двое детей часто жили на грани голода и в страхе физического насилия. Андреа решается: оставляет детей на своих родителей, и год идет по бездорожью; скрывается от полиции в пещерах и товарных вагонах, тратит последние деньги на помощь в переходе границ. И вот она в Калифорнии — без языка, без цента в кармане, без профессии. Через неделю она уже cleaning lady в Лос Анджелесе, моет полы и туалеты в частных домах. Она illegal alien, незаконная, без визы, поэтому ей платят меньше, чем другим. Проходит год, два. Как насчет «болезненности» адаптации, что сегодня с психикой Андреа? Да она счастлива: она на своих ногах, работа всегда есть, половину заработка она шлет в Гватемалу; ее деньги кормят не только семью, но и ее страну. (В год такие, как она, шлют из Америки в свои страны 160 миллиардов долларов.) Проходит еще несколько лет, и у нее есть гринкарта, постоянное жительство. Она готовит переезд её детей в США, жаждет дать им хорошее образование.

А вот Лариса, врач из Санкт-Петербурга. Дома она была частью элиты: заработки не американские, но для России отличные. Кандидатская степень, культурные запросы, она в центре жизни. По приезде в Америку со своими двумя детьми Лариса сделала пару попыток сдать экзамен на право практиковать медицину. Не получилось. (У кого-то получилось, кто-то и не пытался — трудно.) На медсестру надо доучиваться года два, тоже трудно; попробовала санитаркой — тяжело, ночные смены. Последние 15 лет Лариса косметолог в парикмахерской; там же ее подруга, тоже бывший врач, ныне массажистка. Лариса тоже на своих ногах, работа ей гарантирована. С карьерой вопрос закрыт.

У кого адаптация к эмиграции прошла более болезненно, у Ларисы или у Андреа? У кого из них больше чувство удовлетворения от прошедших лет и принятых решений?

2. Неверно, что большинство русских эмигрантов «глубоко несчастны в эмиграции» и не хотят признать, что их решение эмигрировать было ошибкой. Доказательств тому масса: успехи русской эмиграции в США и в Израиле, то, как хорошо профессионально и материально многие устроены, как счастливы их семьи.

Возражения Клариссе были особенно сильны здесь. Давайте посмотрим: каждый из нас знает десятки, сотни бывших старших инженеров, ведущих инженеров, главных инженеров, кандидатов и докторов наук — которые у себя дома в России решали интереснейшие проблемы, руководили коллективами, получали премии. Они были в центре науки, культуры, промышленности их страны. Их отъезд обеднил Россию столь же резко и необратимо, как отъезд еврейских ученых из Германии 1930х годов. Но разве можно сравнить их уровень там с их уровнем в эмиграции?

Да, мы слышим о блестящих карьерах — у этого своя компания, у того просто-таки гигантская компания, тот известный профессор. Но сколько таких, какой процент? Такой статистики нет (и может, слава богу, что нет) — но несомненно, что больше 90% понизились в своем социальном статусе в эмиграции. Кандидат наук стал «простой инженер», инженер стал инженером пониже, а нередко техником или программистом. А уж о профессиях, которых, по западным меркам, в России всерьез и не было — экономист, социолог, историк, архитектор, киновед — и говорить не приходится, многие начали с нуля. Да и об успешных надо говорить иначе: если он так пробился в эмиграции, переборол трудности, которых бы не было дома — как же он поднялся бы в России, без проблем адаптации?

Это всё про «если бы камень не резать мне» — цена резки камня, позднего начала. Приехали действительно лучшие, умные, активные. Но в 45 лет не начнешь играть на скрипке, не переучишься с пианино на саксофон. А если надо? Тогда переучивались — и конечно не без потерь. Кто приехал в 30, успел больше — но какой смысл приводить их в пример, в России они поднялись бы еще выше. Мозг отказывается задать себе вопрос, не была ли эмиграция ошибкой. Работает физиология, импульс самозащиты. Но глядя со стороны, такая мысль — а не зря ли он сюда ехал — не так уж редка. Может Кларисса говорит то, что нам не хочется слышать?

3. Неверно, что русские эмигранты расисты. Если мне не нравится идея брака между двумя мужчинами, или новый друг моей дочери, или то, что сегодня Европу заполняют арабы, это еще не значит, что я расист.

У расизма есть формальное определение, и по нему — да, значит. Для западного человека, тем более для поколения Клариссы, все эти «мне не нравится» переводятся как, «Он расист». И наоборот — если я настаиваю на моем праве на эти «мне не нравится», уж лучше признать, «Да, я расист». Будет хотя бы ощущение честности. Что и делают, заметьте, крайне-правые группы с подобными взглядами (в прессе они идут как «фашиствующие») — в Австрии и Венгрии, ЛеПен во Франции, Ку-Клукс-Клан в Америке.

Соединяя наши «мне не нравится» с тем, что они знают о России, наши дети видят нас как моральных монстров. А Россия при чем? Ну как же — тут и царско-советское «русский народ — старший брат», и московско-петербургское «эти черные все рынки захватили» (о кавказских продавцах мимозы и мандарин), и «почему азиатским детям позволяют портить наши школы», и «арабы идут крушить Европу» Юлии Латыниной и Михаила Веллера. Для тех, кто выросли на принципах западной демократии, это всё одно — расизм.

Мало кто возразит наблюдению Клариссы, что «идея охраны прав гомосексуалистов травмирует РЭ лично», но многим не понравится ее мнение, что это гомофобия. Кого-то заденет ее отделение гомофобии от расизма. В западной мысли всё это расизм, но есть тут и тонкость, которую Кларисса не заметила. Российское и советское мировоззрение — до-демократическое, оно исключает идею защиты меньшинства. С какой стати, если большинство приняло А, общество будет менять свой взгляд лишь из-за того, что А неприемлемо для меньшинства? Это въелось нам в кожу с советским образованием. Оттуда же враждебность к гомосексуализму (куда оно пришло прямиком из Библии).

Расизм помогает объяснить кое-что в главном вопросе Клариссы — почему русские евреи в Америке голосуют за республиканцев. Округляя, 75% американских евреев голосуют за демократов, а 75% русских эмигрантов голосуют за республиканцев. Если бы не помощь американских евреев, не было бы эмиграции, эти русские сидели бы сегодня в России. Тут нет противоречия — их не гложет чувство неблагодарности, потому что для них привычный расизм притягательнее незнакомых идей демократии и либерализма. Многие республиканцы не расисты, но общеизвестно, что практически все американские расисты республиканцы. Вражда к эмигрантам есть один из устоев республиканской партии. Рыбак рыбака узнал издалека.

4. Неверно, что русские эмигранты редко комфортабельны с английским языком; материалы ценза говорят, что 75% русских эмигрантов говорят по-английски хорошо.

Путаница здесь из-за слова «хорошо». Кларисса говорит о другом — для большинства эмигрантов их знания языка недостаточно, чтобы воспринимать что-то помимо лингвистически простого материала. Их усеченного языка хватает на работе, где все хватается на лету, но не дальше. В этом легко убедиться. Как часто ваши русскоязычные друзья присылают вам политический материал на английском языке? А как часто на русском? Прикиньте процент того и другого, это даст неплохую оценку ситуации.

Если тест и поточнее: насколько вы и ваши русскоязычные друзья следите за материалами о Верховном Суде США — скажем, о борьбе сегодня вокруг назначения нового члена Суда? Как много из нас знают имена верховных судей, могут описать их взгляды и решения? Этот тест более информативен по двум причинам: а) Этой темы практически нет на русском языке, поскольку для российской пропаганды она трудна — тут легко ошибиться, лучше уж ее избегать; в итоге здесь меньше зашумленность, вся информация приходит по-английски; б) Для образованного американца вопрос о заполнении вакансий Верховного Суда важнее, чем президентские выборы: от президента можно избавиться через четыре года, да и Конгресс может его остановить, а верховный судья полностью независим, куёт важнейшие законы (практически навечно), и служит до могилы.

Мы живем в ключевой момент истории США — сегодня на слушаниях по утверждению номинированного Трампом судьи Н. Горсуча идет поразительная в истории этой республики борьба. Это уж точно важнее, чем упражнения Трампа с визами и здравоохранением. (Слава богу, последнее уже почило в бозе, и первое следует туда же). Опуская детали, имеет место драма столетия: республиканцы готовы пожертвовать неким столетним правилом (понимая, что это ударит по ним позже), лишь бы провести Горсуча, а демократы готовы пожертвовать явно компетентным и популярным судьей во имя утверждения системы разделения власти между тремя ветвями правительства. Один из принципов под вопросом — президент, которого расследуют по подозрению в коллюзии с враждебным правительством (с Россией), не должен влиять на построение юридической системы страны. Как много из русскоговорящих знают об этой схватке и о том, что за ней стоит? Мало — и не потому, что не интересуются, а из-за нехватки инструмента «лингвистически непростого материала».

Чуть повыше уровнем, языка хватает для понимания тех, с кем мы согласны, и не хватает, чтобы рассудить между противоположными мнениями. Происходит смешное. Одна из популярных в стране станций ТВ и радио, Public Broadcasting Service (PBS), имеет твердую репутацию «политически нейтрального источника». Независимые ранжирующие организации определяют PBS как «правее центра». А среди русских эмигрантов PBS ходит в «либералах». Репутация «нейтральности» идет от правила — в любом обсуждении на PBS слово даётся представителям противоположных мнений. Скажем, за столом будет один республиканец и один демократ. Услышав доводы демократа, россияне спешат объявить PBS «оплотом либералов», потому что понимание разницы во взглядах требует более сложного языка. Точно то же произошло в нашей русскоязычной дискуссии по документальному фильму «Нетаньяху». Стержень фильма — отношения между Нетаньяху и Обамой. Эксперты всех окрасок, сами герои, и даже помощники Нетаньяху, которых интервьюировали для фильма, сочли фильм политически нейтральным — а в присланных мне комментариях приговор был, «это либеральный фильм, он против Нетаньяху». Кларисса конечно же права.

5. Утверждение о политической консервативности русских эмигрантов сильно преувеличено. По данным русского источника, на выборах в городе Нью Йорке 55% русских в Брайтон-Бич голосовали за республиканцев, и 45% за демократов.

Этот тезис забавен тем, что сами жители Брайтон-Бич вряд ли с ним согласятся — они считают себя консервативнее, и они правы. По официальным источникам, около 70% русско-говорящих евреев голосуют за республиканцев. (На Брайтон-Бич эта цифра, думаю, выше.) Тут важнее другое: и 55% и 70% означают большинство, т.е. в согласии с тезисом-парадоксом Клариссы — политические взгляды русско-говорящих евреев США противоположны взглядам американских евреев.

Кстати, Кларисса не отметила еще один парадокс: допустим, 70% американских евреев голосуют за демократов — а кто те 30% американских евреев голосующих за республиканцев? Оказывается, около половины этих 30% — ортодоксальные евреи (те самые «в черных шляпах и с пейсами»). Т.е. большинство русско-говорящих эмигрантов — которые как правило не религиозны — голосуют как «фанатики-ортодоксы». Очень схожая ситуация, пожалуй еще резче, в Израиле.

Суммируя, ответ на поставленный вопрос — почему русские американцы столь консервативны? — должен по крайней мере включать две черты: а) расизм; б) идею, что защищать меньшинство по определению неправильно, или даже аморально. Обе черты толкают людей в сторону консервативных групп, как-то республиканской партии. Обе черты довольно необычны для эмигрантов, обе привезены с собой с прежней родины, обе сильны — для большинства эмигрантов это не меняется после многих лет жизни на Западе. Возможно тут найдутся и другие факторы — этот разговор конечно не заменит серьезного анализа. Выход из такого анализа может быть неожиданно велик — как-никак, консерватизм россиян развернул историю Израиля в ранее непредсказуемом и даже невозможном направлении. Важно это и для тех в России, кто пытается что-то там менять.

P.S. Просьба к читателю — в комментариях давайте стараться говорить по теме. Тема указана в заголовке. Сегодняшняя резкая разница между характером англо- и русско-язычных блогов идет от того, что российское образование не включало обучению цивилизованной дискуссии. Но в данном случае научиться несложно, надо лишь захотеть. Представьте что вы на семинаре, скажем о науке или о политике. Доклад закончился, пошла дискуссия, вы подняли руку, вам дали слово. На вас все смотрят: вы уж конечно не станете читать стихи, рассказывать вашу биографию, или говорить, что докладчик идиот (даже если он идиот) — вы выскажетесь по теме. Разница между семинаром и этим сайтом одна — в анонимности авторов комментариев. Но анонимность есть деталь жанра, не билет в безответственность. Когда пишете ответ, думайте, что вы на семинаре.

Print Friendly, PDF & Email

36 комментариев к «Владимир Лумельский: Почему русские американцы голосуют за республиканцев?»

  1. Далеко не все русские эмигранты голосуют за республиканцев (д-р Лумельский сам тому живое свидетельство). А статья этой Клариссы какая-то расистская, кек если бы она обсуждала «почему все русские евреи такие жадные?» Я думаю, что за республиканцев среди русскоязычных голосует примерно столько же, сколько среди других белых. То есть большинство, но не подавляющее.

    Двайте возьмем наш штат, Висконсин. Если Лумельский в вечер после выборов следит за прогнозами и оценками, то он должен знать, чем определяется результат выборов в нашем штате. Он определяется явкой. Когда на выборы приходит два миллиона человек, то побеждают республиканцы. Так было в 2010 и в 2014 годах, когда не избрали Файнгольда и избрали Волкера. Если на выборы приходит четыре миллиона человек, то побеждают демократы. Так было когда избрали Обаму и когда избрали Болдуин. Вот вы замечали, когда в вечер выборов обработано еще 30% голосов, а по телевизору объявляют «по нашей модели однозначно победил Х»? И правда, через три часа оказывается, что победил Х. Откуда они знают? Эти модели основаны на данных о явке, которые появляются раньше на несколько часов, чем результаты выборов. И закономерность очень простая: низкая явка — победили республиканцы, высокая явка — победили демократы. Работает безотказно.

    А почему так происходит? Да потому что в штате есть порядка миллиона человек, которым выборы неинтересны. Они живут в трущобах и гетто в Милуоки и нескольких других местах. Это не белые люди в основном. Если активистам удается их уговорить прийти на выборы, они приходят и голосуют за демократов. Когда баллотировался афроамериканец Обама, с энтузиазмом пришли проголосовать многие из тех, кто никогда в жизни не голосовал. Вот в цикле 2008 и 2012 и победили демократы: Болдуин и др. А когда такого кандидатам, выбводящего гетто на избирательные участки, нет, как в циклах 2010 или 2014, победил Волкер. И получается — какие проблемы ни обсуждай (ИГИЛ, налоги, беженцы, госдолг), хоть ты тресни, решают все не позиции по этим проблемы, а расовая демография.

    Соответственно, демократические политики обсуждают вопросы, интересные для конкретной группы. Если вы помните дебаты Сандерс-Клинтон у нас в Милуоки, все обсуждаемые темы крутились вокруг проблем одной группы. Проблемы преступников, полиции и тюрем (с точки зрения преступникоив, а не жертв), проблемы еще бог знает чего, к нам отношения не имеющие. Под конец задали неожиданный вопрос: «кто ваш любимый политик»? Сандерс сказал что-то про Кененди, а Хиллари с торжествующим видом заявила «Мол любимый политик — Нельсон Мандела!» Мол, вот какая я находчивая. На праймериз ее избрали, хотя большинство белых демократов были за Сандерса. У меня от таких дебатов осталось ощущение, что эти политики ДЛЯ НАС ничего делать не собираются. И если бы республиканцы выставили кандидата в 2016 (Трампа я настоящим республиканцем не считаю), то я, конечно, проголосовал бы за республиканцев.

  2. Статья как статья. Вполне толковая. С чем-то согласен, с чем-то — нет. Оценить в целом не могу — за малым знанием предмета. Но отлично знаком со стайной травлей автора — когда уже не до рассмотрением сказанного, не до частностей. А ведь тема важная, интересная, наблюдения автора представляются мне (при сопоставлении с прочитанным на подобные темы), во всяком случае, спорными — т.е. подлежащие не очернению, охаиванию, безусловному отвержению, но — нормальному рассмотрению. Тому, что именуется дискуссией.

  3. Честно говоря разбирать эту многословную статью и полемизировать с автором нет ни малейшего желаний. Хочется обратить внимание читателей на применяемые методы изложения. Они из арсенала пропагандистов, бойцов невидимого фронта. Методы эти многократно описаны и легко узнаются в этой статье:

    Например «метод абсолютной очевидности», при котором читателю нужно сообщать то, что хочется, как очевидное, само собой разумеющееся и потому безусловно поддерживаемое преобладающим большинством населения. А единица любит прислониться к большинству, с ним она сильнее, защищённее, с большинством как-то спокойнее.
    Примеры?
    Их есть у меня:
    1. «Мало того — этот консерватизм невозможно оправдать рационально. Есть очевидный пример: практически во всех русско-эмигрантских семьях в США…»
    2. «например, о резком полевении и отходе молодого поколения от взглядов родителей. (Ровно то же происходит в Израиле.)»
    3. «Если хочешь сделать себя как писатель, пиши честно, и пиши о том, что знаешь. А что молодой писатель знает лучше, чем свои корни, свою семью?»
    4. «В Израиле такие же дети мне объяснили проще: «На серьезные темы мы с родителями не говорим — бесполезно»»
    И так далее.
    Есть и «метод гнилой селедки».
    Например:
    «Почему группа эмигрантов, которым пришлось труднее, чем какой-либо другой группе, адаптироваться к жизни в США, всегда голосует за партию, которая не любит эмигрантов?»
    Есть тут и «Принцип “40 на 60”», но умеющий видеть да увидит. А не умеющему это не нужно.

    1. Почему группа эмигрантов, которым пришлось труднее, чем какой-либо другой группе, адаптироваться к жизни в США, и т.д.
      ==
      На фоне всего материала статьи есть одна мелочь, но цепляет внимание: до ужаса неверная сентенция «… пришлось труднее, чем какой-либо другой группе …». Надо поговорить с вьетнамцами, или, допустим, с супружеской парой из Афганистана. Мужу повезло — он был из семьи дипломата старого режима, и в момент русского вторжения учился в школе в Вирджинии. А вот его жена, совсем еще маленькой, с родителями под русскими бомбами пробиралась в Пакистан. Ее отец, кстати, учился в СССР — но потом, уже в Америке, не мог без ужаса слышать русский язык …

      1. Видимо, автор статьи опирается на собственный опыт. Ему, бедняге, в процессе адаптации пришлось дойти до Южного полюса — согласитесь, дальше некуда:)

  4. Зоя Мастер:
    …. Неужели те самые две трети забрасывают «других» камнями, отрезают головы, прилюдно оскорбляют? Не замечала. Да, они не приветствуют парады гомосексуалистов, не понимая, почему надо всем окружающим сообщать, как именно они занимаются сексом и почему они требуют для себя каких-то особенных льгот. Мне вот непонятно, в каких, собственно, правах их ущемляют? Не дают учиться, лечиться, одеваться как им хочется, не берут на работу??? Ну что Вы имеете в виду, говоря о нетерпимости? ….

    Нетерпимость к гомосексуалистам в лево-либеральной версии:

    1) Надо верить, что «склонность к гомосексуализму» на все 100% обусловлена генетикой и 0% личным выбором — и кто с этим несогласен, то он примитивный и социально-опасный гомофоб.
    Государство обязано заставить граждан игнорировать любые противоречащие этой вере факты.

    2) Но с «гендерной самоидентификацией и социальной ролью» надо верить, что это ПОЛНОСТЬЮ НАОБОРОТ: на все 100% это личный выбор и на 0% это обусловлено наличием соответствующих половых органов (=генетика) — а кто с этим несогласен, то он примитивный и социально-опасный злодей.
    Государство обязано заставить граждан игнорировать любые противоречащие этой вере факты.

    3) в вопросах «1» и «2» без всяких доказательств постулируется полное отсутствие «плохих побочных эффектов для общества» от изменения общественных норм (Overton Window) в сторону абсолютного главенства «свободы личности» над «общей пользой».

    Но вот с «глобальным потеплением» и с «социальной справедливостью» это ПОЛНОСТЬЮ НАОБОРОТ — и кто с этим несогласен, то он примитивный и социально-опасный злодей.

    Логика понятна: «Я ХОЧУ» это превыше всего, а другие (=государство) должны мне это позволить — и обязательно освободить и защитить меня (и только меня!!!) от неприятных последствий моего выбора.

    Спорить с этим бесполезно: правила спора будут постоянно меняться, но цель «Я ХОЧУ это превыше всего» обязательно останется.

    Надо просто не дать им себя обмануть — иначе это обязательно закончится ТОТАЛИТАРИЗМОМ (любой ценой необходимо принуждать других игнорировать) и антисемитизмом (любой ценой необходимо найти виноватых в своих неудачах).

  5. Ленин Владимир Ильич, по специальности был юристом, адвокатом. Ни дня не проработал по специальности
    ———————
    Ошибаетесь. До отъезда в СПб Ленин (Ульянов) был помощником прис.поверенного в Самаре и проиграл 4 уголовных дела. (одно, кажется, о богохульстве). Зато выиграл своё против самоуправства откупщика переправы через Волгу. Ленин переправлялся «на на той» лодке. Люди откупщика лодку перехватили и завернули. Как будто, Ленин а суде бил на то, что пострадал он, пассажир, который к нарушению монополии откупщика отношения не имел.

  6. «Почему группа эмигрантов, которым пришлось труднее, чем какой-либо другой группе, адаптироваться к жизни в США, всегда голосует за партию, которая не любит эмигрантов?»

    Я бы поставил вопрос жестче:
    «Почему группа эмигрантов, которым пришлось труднее, чем какой-либо другой группе, адаптироваться к жизни в США, не любит других эмигрантов?» — ведь таков смысл вопроса, не так ли? И вопрос — сивокобыльный. Я не заметил, чтобы мой круг опасался китайцев, корейцев, индусов, сикхов, хотя они — конкуренты на рабочем рынке. Мы боимся мусульман, потому что они представляют собой физическую опасность и потому, что они не скрывают цели исламизации Запада.

  7. Лумельский: … К сожалению, все комментарии норовят уйти от темы. Текст — о том, что в Америке две трети русских эмигрантов голосуют за партию, которая терпеть не может эмигрантов; …
    ———————-

    Я ответил не по существу потому что вопрос некорректный.
    Автор заменил слова ‘нелегальные эмигранты’ на ‘эмигранты’.
    Все кто живет в Америке знает, что ни одна партия с таким подходом не выграет ни одной компании.
    Любой ответ на некорректно заданный вопрос будет не по существу.

  8. Уважаемый Владимир! Ваши соображения по поводу голосования русскоязычных американцев мне понятны, спасибо. Может быть, и Вам будет интересно узнать соображения израильтянина по поводу выборов в Америке. Все мои здешние «американцы» и большинство тамошних знакомых голосовали за республиканцев — и вовсе не потому, что они шовинисты и гомофобы, как представляется Вам, а потому, что предыдущая власть — демократов — принесла и Израилю, и Америке, и Бл. Востоку, и всему миру, и мировому еврейству столько проблем, что оставлять их у власти представлялось катастрофой. Более антиизраильской и происламистской власти, кажется, никогда и не было. При чем тут пособия, щедро раздававшиеся ею, когда речь идет о потере страной всех ее основных ценностей. Как можно под одну гребенку грести всех эмигрантов — и несущих потенциальную пользу для страны, и — прямую угрозу ее идеалам и просто жизни ее граждан? Это, извините, выглядит демагогией. И — евреям — не замечать антиеврейской и антиизраильской направленности, лживости и коррумпированности (чего стоят хотя бы Фонд Клинтонов или договор с Ираном!) прошлой власти — граничит с политической слепотой и неумением за сегодняшними подачками видеть неуклонно надвигающуюся завтрашнюю беду. По крайней мере, так это видится отсюда.

  9. Я прошу прощения за «самопиар», но полагаю, что эта моя статья http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer17/Girin1.php позволит поспорить с г-ном Лумельским, так сказать, «от противного». И теперь «довесочек», как говорит ув. Элла.

    1. Мы, советские евреи, не имеем в своем подсознании предрассудков против республиканцев, потому что мы их отождествляем с тем, что было НА НАШЕЙ памяти: это республиканец Рейган угробил СССР, это республиканец Никсон привел войска в боевую готовность во время Войны Йом-Кипур и заставил СССР отказаться от вмешательства в этот конфликт, так что мы к ним, республиканца, испытываем больше симпатий, чем к демократам с их Картером и Обамой, Клинтоншей и прочими.

    2. В двухпартийной системе особого выбора нет: или Клинтонша, или Трамп, — поэтому многие наши, я в их числе, голосовали по принципу «меньшего зла», т.е. за Трампа.

    3. Беда нашего брата, советского человека, в том, что мы выросли в системе, где господствовала не нормальная логика, но «диалектическая» -, поэтому против велфера выступаю не я, который платит на него налоги, но те, кто не желают понять, что отмена того же велфера ударит и по ним, и по их детям, которым придется их содержать. С этим связаны еще два аспекта. Первый — мы выросли в стране, где «закон что дышло», где «закон — тайга, а прокурор — медведь», потому многие из нас не понимают и принимают основног приниципа НОРМАЛЬНОГО государства — «закон для всех». Второй — озлобленность, вызванная и нашим прошлым: дефицитом, по много раз в день ставивший в отношения борьбы за самое необходимое: исхитриться, словчить, обмануть и нахамить, чтобы пролезть первым, сделать так, чтобы мне досталось, а остальным нет, и, конечно же, лагерным принципом «умри ты сегодня, а я завтра». А озлобленность ведет к нетерпимости — оттуда расизм, любовь к сильной руке, так сказать, к «фашизму с человеческим лицом».

    4. Демократы стали партией защиты меньшинства, а не партией простого человека, составляющего большинства. Да, я против расизма, но почему политкорректность надо доводить до абсурда?! Я не считаю, что гомосексуалистов надо отправлять в концлагеря, пусть они даже браки заключают, это их дело, но почему они имеют право НАВЯЗЫВАТЬ свой стиль жизни мне и другим, бросая обвинения в гомофобии каждому встречному и поперечному?! Вот это раздражает не только меня, но и миллионы людей, включая «русских», которые увидели в Трампе человека, который не стесняется говорить о том, что наболело у них, потому и голосовали за него, а не за Клинтоншу, олицетворяющую все вышесказанное.

    5. Помните, как у Гашека — «он был рабочий, переплетчик, сохранивший чувство национального достоинства»? Так и мы, «русские» евреи тоже сохранили это чувство и потому при голосовании учли и знаменитый вопрос: «А как это для евреев?», — ответ на который был ясен — ТРАМП.

    1. Илья Гирин : … почему политкорректность надо доводить до абсурда?!
      ——————-
      Потому что иначе НЕЛЬЗЯ продолжать утверждать, что «белые обязаны вечно нести групповую ответственность за расизм» (даже если его мало), но «мусульмане никогда не должны нести групповую ответственность за джихадизм» (даже если его много).

      У либеральных прогрессистов есть несколько дюжин не менее абсурдных утверждений — и отказ от любого из них УНИЧТОЖИТ их мировоззрение и очень часто будет КАТАСТРОФОЙ для их личного социального статуса.
      Они будут продолжать доводить до абсурда (=обманывать) любой ценой.

    2. Илье
      Уважаемый Илья, всегда с удовольствием читаю написанное Вами, обычно объективное и умеренное.
      И мне было поэтому удивительно прочесть Ваш краткий экскурс в историю отношений США — Израиль, Илья Гирин 29 марта 2017 at 21:45.
      Вы абсолютно правы упомянув действия республиканских президентов Никсона в 1973 году (особенно ценно, учитывая его не слишком тёплые чувства по отношению к евреям и Рейгена. Хотя тот же Рейген наложил после уничтожения иракского реактора эмбарго (временное) на поставку самолётов.
      Но ведь можно и вспомнить республиканскиого президента Эйзенхауэра, заставившего Бен Гуриона в 1956-7 году уйти из Синая. Или Дж. Буша ст., не давшего возможность Израилю в 1991 г. самому (впервые в истории) ответить на обстрелы иракскими Скадами. А потом поставившего условием получения американских гарантий на абсорбцию алии не расселение её на Территориях. А Президент Дж. Буш мл., действительно очень благоволивший к нам, заставил Израиль допустить Хамас к выборам в ПА. Это примеры с одной стороны.
      С другой: Ваша память не охватывает 1947-8 годы и демократа Трумэна? А при следующим президенте-демократе Билле Клинтон началось сближение между США и Изрилем. А Президент Картер очень способствовал подписанию мирного договора с Египтом. Не говоря же о его борьбе за право на выезд. А при Президентн Обаме было подписано новое 10-нее соглашение о помощи Израилю.
      Я уже один раз попал впросак, не зная об общепринятом у вас обращении к высокопоставленной женщине не «миссис», а «мадам». Поэтому буду считать, что и ….ША, это тоже так принято у вас.
      Замечу только, что госпожа Хиллари Клинтон, ни в должности Госсекретаря ни сенатора, ни в каких антиизраильских поступках замечена не была.
      Уважаемый Илья, повторю в какой раз:
      для Израиля очень важно, чтобы его отношения с США никак не связывались с партийной принадлежностью ваших политиков.
      С уважением Сэм

      1. Уважаемый Илья, повторю в какой раз:
        для Израиля очень важно, чтобы его отношения с США никак не связывались с партийной принадлежностью ваших политиков.

        ********************************

        Вы правы, уважаемый Сэм. Поэтому меня возмутило, когда Нетаньяху и Либерман говорили во время кампании 2008, что «для Израиля лучше МакКейн, чем Обама». Касательно же прошедших выборов, ИМХО огромную роль в голосовании «русских» сыграло тотальное неприятие Обамы по всем параметрам: от его расы до его деятельности, — а Клинтон рассматривалась как его креатура. И еще одно: вопреки тому, что говорил Быков, большинство «русских» настроены и про-путински, и про-русски: во-первых, потому что Путин для них — «человек с яйцами» (если использовать выражение Юлии Латыниной, или «а штаркер», как говорили о «крутых евреях» времен Меира Лански и Луиса Бухгалтера), а не эти западные «слабаки»; во-вторых, из-за, мягко говоря, специфического отношения «нашего брата» к Украине и украинцам, которым потому «так и надо»; в-третьих, из-за того, что в чем в чем, а уж в антисемитизме Владимира Владимировича обвинить никак нельзя. А коли так, то Трамп с его позитивными высказываниями о Путине и России и безразличием к Украине, естественно, выглядел для «русских» намного лучше, чем «русофобка Клинтон», поддерживающая «нацистскую киевскую клику».

  10. Прежде всего хотелось бы определиться в терминах — либерализм (Л) и расизм (Р). Мне представляется, что в последние десятилетия эти слова перестали означать те понятия, которые существовали изначально. Приверженность к свободе, к равенству перед законом, к борьбе с несправедливостью (в обществе или государстве) характеризуют традиционный Л. Но нынешний Л провозглашая эти истины, превратил их в лозунги для оправдания представления об абсолютном равенстве людей (т.е. во всем — независимо от их реальных генетических, социальных и прочих различий). Следствием такой подмены стала политика защиты ВСЕХ «угнетенных» и во ВСЕХ случаях. А в нашем случае — защита арабов от израильского колониализма. Хотя Израиль такая же колониальная держава как и США или Канада или Австралия. То же самое произошло с понятием Р, под которым всегда подразумевалось жестокое унетение, а чаще уничтожение другого, в большинстве случаев соседнего народа. Точнее — это нацизм, но у многих он сливается с национализмом, понятием здоровым для любого народа на своей земле. Теперь же В. Лумельский и его подзащитная Кларисса называют расистом всякого, кому не нравятся чужестранцы или геи. Но «не нравятся» — ведь это же мнение, а не действие, тем более такое, как упомянуто выше. Почему же неолибералы требуют, чобы у всех было то же мнение, что и у них? Вспоминается анекдот: «-Тебе нравятся помидоры? Кушать да, а так нет». Еще одно «ругательное» слово — ксенофобия. В основе его лежит глубоко подсознательное ощущение недоверия к чужаку, из-за боязни возникающей в связи с ним какой-то опасности. Когда-то оно имело основание, но теперь успешно преодолевается воспитанием, социальными отношениями.

  11. В. Лумельский : …. крепко заложенным в нас расизмом и враждебностью к меньшинствам ….
    —————-
    1) Это лживая пропаганда, тут нет никакого «нас»:
    «обратная дискриминация» афро-американцев и свободная нелегальная иммиграция даёт единомышленникам автора Власть, Деньги и чувство Морального Превосходства — а обычным средним американцам это делает ОГРОМНОЕ ЗЛО.

    2) Это лживая пропаганда: «равноправие меньшинств» и «контроль над границами» это НЕ «расизм и враждебность к меньшинствам».

    3) Но правда в том, что именно в единомышленниках автора крепко заложен Гуманненький Тоталитаризм и враждебность к Достоинству и Свободе граждан: они фанатично верят ТОЛЬКО В СВОЁ право определять и распределять «Социальную Справедливость» и они чрезвычайно сильно ненавидят и глубоко презирают несогласных с ними граждан.

    4) Они сейчас так напуганы трампизмом, что если следующий президент будет их человеком, то ГУЛАГи и концлагеря обязательно будут — но называться они будут «министерствами Правды и Милосердия» или чем-то таким же политкорректным.

  12. Вспомнился анекдот.
    Двое мужчин идут по улице. Один другого спрашивает:
    — Вася, а который час?
    Второй отвечает ему:
    — Петя, живи проще.

  13. Я, наверное, опять буду не по теме. Но мне две вещи не нравятся в последней русскоязычной волне.
    Во первых, это отношение к глубоко религиозным людям (из ортодоксальной и особенно любавической общины). Автор называет их фанатиками , те которые в пейсах. Это очень типично в нашей волне.
    Второе, в моем темпле (реформистская община) как-то подошёл ко мне пожилой человек.
    Он сказал что услышал мой акцент, решил что я из России и решил поговорить. Спросил откуда приехал , какое мнение о теперешнем положении в России и между прочим узнал сколько лет член общины. Американцы очень деликатные ( не то что я со своими упрёками автору). После этого он сказал, что недавно переехал из Бостона в Калифорнию и стал членом вашей общины. Он сказал что у них было много русских. Сказал мы им помогали, они все образованные , постепенно все нашли работу, купили хорошие дома, дети поступили в лучшие университеты. А дальше с горёчью добавил, ни один не стал членом общины. Вот здесь мне стало стыдно.
    С уважением

  14. Уважаемый Владимир Лумельский, спaсибо Вам за эту статью: я с Вами абсолютно согласна, и не только потому, что мой сын, его семья и все его друзья голосуют за демократов, а я очень считаюсь с их мнением: они своей блестящей карьерой и образом жизни доказали, что достойны всяческого уважения.
    Я еще потому стою за демократов, что мне омерзительно видеть, как мои соплеменники — получатели бенефитов — ловчат, чтобы ухватить куски побольше (они весьма искусны в этом), но при этом не хотят, чтобы государство заботилось о других. Когда я их напрямик спрашиваю, ответ такой: «Ну раз дают, что же отказываться? Но я не хочу, чтобы мои таксы( вариант: таксы моих детей) шли на всяких там “мексов” или «загорелых»!»
    У меня есть знакомый, еврей, бывший муж моей приятельницы. Он в Америке около 40 лет, но получает SSI и живет в субсидированном доме. Его жена, русская, сделала карьеру, поставила детей на ноги (пока он гонялся за каждой юбкой), развелась с ним и вышла замуж за успешного американца. Все трое — фанатичные республиканцы: она сочла Игоря Юдовича чересчур либеральным на основании его вполне нейтральной книги об Америке и, говоря об этом, кричала на меня так, что сорвала свой голос. На мой вопрос, как она относится к иждивенчеству ее бывшго мужа, она сказала, что он, де, не смог найти себя, т.к. не технарь по духу (образование при этом у него именно техническое — такое же, как у нее) Но, может, и кто-то другой не смог найти себя или заболел, или у него заболели близкие, и он посвятил себя уходу за ними?

    Другой мой знакомый, у которого родители его жены и его самого получили от государства все, что только возможно, рассуждает о том, что он не хочет вообще платить таксы, а его талантливого сына должны взять в Стэнфорд и платить там стипендию. «Из каких денег? – интересуюсь я. – Стэнфорд — частный университет. Значит, кто-то должен заплатить вместо тебя? Я понимаю, если бы ты был не в состоянии, но ты ведь достаточно обеспечен?» В ответ все то же: «Я заработал, почему я должен отдавать?»

    Я далека от мысли, что с распределением льгот все чисто и гладко, но надо не бенефиты всем снижать, а удалять из списка тех, кто незаконно ими пользуется.

  15. Опять повторюсь: не могу судить о том, правильно или нет автор описал американские дела. Но читая зачастую чуствовал, за исключением описания некоторых специфических обстоятельста, что читаю не про Америку, а про Израиль. Так много сходного.
    К сожалению и у автора не нашёл ответа на вопрос: куда деваются все эти либеральные интеллигентые российские евреи, когда они перелетают через что Средиземное море, что Атлантический океан?
    Неужто перелёт так кардинально действует?

    1. Сэму:
      Я понял ваш вопрос так (не уверен, что правильно) — почему в России было вобщем-то немало «либеральных интеллигентых евреев», а в эмиграции они стали резко консервативными? Во-первых, тут есть неверное предположение, что живя в России, мы могли об этом судить. Мы не могли — все там были примерно схожи, не с кем было сравнить. Перелет через Средиземное море их не изменил: просто при непосредственном сравнении с западным человеком выяснилось, что эти евреи не были в России интеллигентами. А далее, прибывая на Запад с крепко заложенным в нас расизмом и враждебностью к меньшинствам, меняться тяжело. Это особенно сложно в Израиле (именно ваш вопрос я там много обдумывал), где информация россиян идет только из русского и иврита, они изолированы от западных языков. (Да и от других групп в Израиле; будучи вхож в другие группы, я был там редкостью.) Все же Израиль маленькая ближне-восточная страна, и это там видно. Израилю трудно отличаться от соседей уже потому, что Сефарды и Арабы, выходцы из тех же стран-соседей, составляют около 75% его населения. Но, ко второй части вашего вопроса, интеллигентые евреи в Израиле очень даже есть. Это как правило Сабра, дети и внуки поколений израильтян 1900-1920х годов. Обычно это Ашкенази, по слухам, есть и Сефарды. Что касается вашего замечания, «чувствовал… что читаю не про Америку, а про Израиль… много сходного» — вы несомненно правы; да и как иначе — речь идет о тех же людях; эмиграция их не изменила…

      1. «… при непосредственном сравнении с западным человеком выяснилось, что эти евреи не были в России интеллигентами. А далее, прибывая на Запад с крепко заложенным в нас расизмом и враждебностью к меньшинствам, меняться тяжело …»

        Во-первых, это заявление кажется мне на редкость снобским, во-вторых, это попросту неправда. В чем, собственно, состоит критерий определения «интеллигент»? В готовности всегда голосовать влево?

        Кстати — а что это такое, «западный человек»?

        Если брать примеры из американского политического ландшафта, то доктор Чарльз Краутхаммер — он как, человек восточный? А Джордж Уилл? И те родившиеся в СССР люди, которые видят мир похожим образом — они не прошли правильной возгонки от «тупого варвара» к «западному человеку»?

        Нехорошо все-таки а) провозглашать превосходство собственных ценностей, б) рубить буденновской шашкой несогласных, в) делать и то и другое одновременно …

        1. «Нехорошо все-таки а) провозглашать превосходство собственных ценностей, б) рубить буденновской шашкой несогласных, в) делать и то и другое одновременно …»
          ——
          Жаль, г-н Лумельский и согласные с его статьей комментаторы, не про-анализировали эти три характерных качества (так называемого) «советского человека».

        2. Действительно, точно определить понятие «интеллигент» нелегко. Но так со многими человеческими понятиями — определить не могу, но узнаю если увижу. Проще говорить примерами. В данном случае помогают две черты выделенные в моем тексте: расизм и враждебность к меньшинствам есть черты несовместимые с интеллигентностью. Для интеллигента отсутствие этих черт недостаточно, но необходимо. Так же с вопросом, «что это такое, «западный человек»?» — в данном случае это не тот, кто живет на Западе, а тот кто не расист и т.д. В Москве, будучи в Академии, я нередко встречал людей с Запада; четко видел — чем-то они от меня отличаются, но чем? Дело явно было не в «лево-право». А они, как оказалось, были интеллигентны…
          К сожалению, все комментарии норовят уйти от темы. Текст — о том, что в Америке две трети русских эмигрантов голосуют за партию, которая терпеть не может эмигрантов; что они голосуют противоположно тому, как голосуют евреи, которые их вызволяли из России; утверждается, что это в большой мере из-за их расизма и нетерпимости к другим (скажем, к гомосексуалистам) — а комментарии о чем угодно, но не об этом…

          1. «Текст — о том, что в Америке две трети русских эмигрантов голосуют за партию, которая терпеть не может эмигрантов; » Уточню: — НЕлегальных эмигрантов, а также эмигрантов-паразитов.
            «…утверждается, что это в большой мере из-за их расизма и нетерпимости к другим (скажем, к гомосексуалистам)». А в чём, собственно, проявляется эта нетерпимость? Неужели те самые две трети забрасывают «других» камнями, отрезают головы, прилюдно оскорбляют? Не замечала. Да, они не приветствуют парады гомосексуалистов, не понимая, почему надо всем окружающим сообщать, как именно они занимаются сексом и почему они требуют для себя каких-то особенных льгот. Мне вот непонятно, в каких, собственно, правах их ущемляют? Не дают учиться, лечиться, одеваться как им хочется, не берут на работу??? Ну что Вы имеете в виду, говоря о нетерпимости? Ну, не нравятся многим гомосекуалисты, а почему ими надо восхищаться или жалеть и считать какими-то особенными? И за какие заслуги перед этой страной надо ласково, с пониманием и любовью относиться к эмигрантам-халявщикам (русским ли, арабским или латиноамериканским) — особенно к тем, кто заведомо приехал сюда вредить? Почему Вы не пишете о враждебности меньшинств к белому населению? Мне вот видится, что расизм наоборот, как раз и расцвёл за последние 8 лет: именно нетерпимость меньшинств (особенно неработающих эмигрантов из нищих стран) проявляется всё более агрессивно, нагло и безнаказанно.

          2. в Америке две трети русских эмигрантов голосуют за партию, которая терпеть не может эмигрантов; что они голосуют противоположно тому, как голосуют евреи, которые их вызволяли из России; утверждается, что это в большой мере из-за их расизма и нетерпимости к другим (скажем, к гомосексуалистам) — а комментарии о чем угодно, но не об этом…
            ==
            Последуем желанию уважаемого автора и пойдем комментировать, так сказать, «… об этом …».

            По пунктам:
            1. «… в Америке две трети русских эмигрантов голосуют за партию, которая терпеть не может эмигрантов …» — неправда. Республиканская партия не исчерпывается отморозками вроде «законно избранного», правда? В ее программе есть многие вещи, с которыми совсем нетрудно согласиться — например, ограничение роли государства в экономике, снижение бюрократических барьеров, предоставление отдельным штатам возможности решать какие-то свои проблемы, не оглядываясь на федеральный центр — и так далее. К эмигрантам как таковым вражды не имеется — но есть желание ограничить нелегальную иммиграцию.

            2. «… голосуют противоположно тому, как голосуют евреи, которые их вызволяли из России …» — ну, пожалуй, поначалу так и есть. Разный жизненный опыт. Какие-то вещи все-таки поражают своей несуразностью. Пример 35-летней давности: получил приглашение поучаствовать в собрании в нашем местном еврейском центре. Программа была такая: а) голодовка в знак солидарности с советскими и эфиопскими евреями — 8:00 утра. б) ланч (с пирожными), организованный женским отделением центра — в полдень, 12:00. Показалось, я бы сказал, экзотичным …

            3. «… утверждается, что это в большой мере из-за их расизма и нетерпимости к другим (скажем, к гомосексуалистам) …» — может быть верным в отношении значительного числа, и причиной действительно является цивилизационный разрыв. Но, возможно, стоит принять во внимание, что и в западном обществе совсем недавно на вещи смотрели столь же узко? Расовые проблемы в США сглажены, но далеко не решены, нормализация отношения к однополым парам начала двигаться вперед разве что на моей памяти, лет так 30-35 назад — что для страны очень недолго.

            Кроме того, само по себе объединение «русско-еврейской эмиграции» в единый блок грешит очень основательным упрощением. Как-никак, есть разница между булочником с Брайтон-Бич, и, допустим, кинематографистом из Лос Анжелеса? Пожилой эмигрант, не говорящий по-английски, отличается от того, кто приехал подростком, и за 20-30 лет говорит без акцента? Сапожник отличается от ученого?

            М.б., столь широкое обобщение вообще не имеет значимого смысла?

          3. Лумельский: … К сожалению, все комментарии норовят уйти от темы. Текст — о том, что в Америке две трети русских эмигрантов голосуют за партию, которая терпеть не может эмигрантов;
            ———————-
            Это тоже лживая пропаганда.

            Прошу отметить: моё утверждение обоснованно и агрессивно в той же мере, как и утверждение автора.

      2. Автору
        Вы поняли правильно.
        Насчёт еврейской интеллигентности в бывшем СССР спорить не буду — вопрос отдельный и прежде всего вопрос терминологии. Солженицын не зря употребил термин «образованщина».
        Но когда я писал о потере интеллигентности, то я имел ввиду потерю одного из основных ИМХО её атрибутов — терпимости к инокамыслию. Потерю многими, но конечно же не всеми,
        примеры чему есть и на этом сайте. И ещё одно ИМХО. Жаль, что сегодня т.н. «правые» добровольно отдали т.н. «левым» основу основ толерантности — либерализм.
        Что же касается написанного Вами про Израиль то не могу согласиться:
        Израиль отличается от своих соседей много больше, чем США от своего соседа. (так мне кажется)
        И ещё про языки. Что такое «западные» языки? Английский, немецкий, французский?
        Иврит, конечно, язык «восточной», но на нём пишут очень-очень много либерального-интеллигентного.
        Дело не в том, что не пишут.
        Дело в том, что не читают.

  16. Смысл статьи господина Лумельского вовсе не в социологическом анализе сколько российских эмигрантов голосует за республиканцев и почему. Смысл статьи в том, чтобы изобразить российских эмигрантов бездушными особями, неспособными на сочувствие и сострадание. Как любой социалист, а потому популист, господин Лумельский является яростным приверженцем очень простой формулы. Ведь что такое социализм? Социализм есть УЧЁТ и РАСПРЕДЕЛЕНИЕ. Вернее, ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ. Добавьте в эту формулу ещё КОНТРОЛЬ. Кто будет учитывать, перераспределять, контролировать? А он и будет.
    Напомню, величайший социалист тов. Ленин Владимир Ильич, по специальности был юристом, адвокатом. Ни дня не проработал по специальности. Всю жизнь был озабочен учётом, переаспределением и контролем.
    По странному стечению обстоятельств чета Клинтонов — тоже из юристов. Как-то не донесла нам история об их успехах на ниве юриспруденции. Всё больше щёки раздували и учитывали, учитывали, распределяли, распределяли, контролировали.
    И чета Обамы. Тоже из юристов. Напомните мне хотя бы одно нашумевшее дело, где бы они выступили адвокатами?
    Не. Они за учёт и распределение. А кто будет учитывать и распределять? Они же и будут.
    Вот и весь смысл этой статьи. Дайте ему учитывать распределять и контролировать.

    1. Yakov Kaunator
      28 марта 2017 at 22:05
      Ленин Владимир Ильич, по специальности был юристом, адвокатом.
      ———————————————————————————-
      Ленин имел юридическое образование, но адвокатом не был. Чтобы стать адвокатом, он должен был проработать требуемое по российскому закону количество лет помощником присяжного поверенного или на юридической службе, подать просьбу в организацию адвокатов и быть принятым ею. А до тех пор Ленин был только стажером.

  17. Я повторяю опять мой ответ Дмитрию Быкову на эту тему в ответ на его выступление от 4 марта 2016 г. по телефону из Америки в «Эхе Москвы». В частности, он сказал:

    «Очень многие спрашивают (по крайней мере, три вопроса таких пришло на почту) насчёт того, что я сейчас в Штатах, и что будет с Трампом.
    Я, как вы понимаете, не эксперт в этой области, в литературе я понимаю больше. Главный вопрос связан с тем, в какой момент его бортанут и бортанут ли его. Я наблюдаю тенденцию очень странную. Есть такая замечательная прослойка людей — очень меня пугающая прослойка, очень для меня болезненная, она мне представляется очень опасной. Это, как в армии, из самых чмошных первогодок, из самых чмошных «слонов», условно говоря, получаются самые лютые «деды». Так и люди, которых, казалось бы, советский опыт, российский опыт должен был приучить к демократии, приучить уважать права меньшинств и так далее, — эти люди парадоксальным образом, дорвавшись до свободы, становятся страшными адептами «сильной руки». И уже сейчас… Ну, я думаю, что до этого не дойдёт, конечно. Мы знаем, что традиционно значительная часть российских эмигрантов голосует именно за республиканцев, причём чем эти республиканцы более антисоветски и антирусски настроены, тем им это больше нравится.»
    Жирный шрифт — мой.

    Я поместил там такой комментарий:
    Я думаю, что было бы лучше, если бы уважаемый г-н Быков действительно ограничился областью его экспертизы, в которой он заслужил уважение – литературой, потому что его переход в область американской политики и его характеристика русской эмиграции в Америке настолько неквалифицированны, что проявляется сомнение в том, так ли он хорош в той области, где мы привыкли ему доверять.
    Это, несомненно, верно, что старшее первое поколение эмигрантов из России чаще голосует за Республиканскую партию – партию Авраама Линкольна, Тедди Рузвельта, Дуайта Эйзенхаура, Рональда Рейгана. Предположить, что именно это партия «сильной руки» — значит до смешного не знать американскую историю. Именно потому, что мы «дорвались до свободы» после десятилетий предельной несвободы в бывшем СССР и предельной неудачи социализма как экономической модели, мы ценим партию консервативную, приверженную к традиционным ценностям, к свободному предпринимательству, которые и сделали Америку страной духовной и экономической свободы. Именно поэтому мы, в отличие от большинства американских евреев, относимся с определенным недоверием к Демократической партии, которая склонна к большему радикализму и к большему контролю государства над экономикой. Наши дети больше склонны к голосованию за Демократов.

    Поразительно Ваше осуждение нашего брата за то, что мы поддерживаем эту партию тем более, чем «республиканцы более антисоветски и антирусски настроены». Во-первых, что же это Вы, как хороший русский националист, смешивате антисоветское с антирусским в одну кучу? Разве Вы сами не антисоветски настроены? Если нет, то разговаривать с Вами, в общем, не о чем. Не мне читать Вам лекцию о преступности советского строя. Да, мы ценим американских лидеров за их антифашистскую и антикоммунистическую позицию. Мы рады, что Рональд Рейган и Михаил Горбачев совместно покончили с тем, что Рейган называл «злой империей». Не приписывайте нам, следом за Шафаревичем, «русофобию» за нашу коммунистофобию. Но правда и то, что мы, как правило, без сочувствия относимся к тому, что мы видим в сегодняшней России. Я думаю, что обещания 90-х преданы, и Россия вновь стала опасна.

    Во-вторых, Вам трудно понять те изменения в США, которые к настоящему времени сдвинули Демократическую партию довольно резко влево, а Республиканскую привели к тому, что многие из нас видят как раскол и, возможно, распад, именно в силу ее отказа от консерватизма. Но для понимания явления Трампа, за которого, скорее всего, многие из нас, традиционно республиканских избирателей, откажутся голосовать, и Вам, и Вашим слушателям лучше почитать статьи квалифицированных американских политологов, например Энн Эпельбаум. Вы говорите о правах меньшинств, не замечая, что уже давно в демократиях речь идет о подавлении прав большинства. Это совершенно возможно, что мы наблюдаем давно предсказанный распад Западной цивилизации, но Вы не можете рассмотреть эту проблему в нескольких строчках ответа на вопрос слушателя и в рамках того профессионализма (или его отсутствия), который Вы продемонстрировали в Вашем ответе.

  18. Подумал, взвесил и с полной ответственностью за содеянное, несмотря на и невзираю на них же, отвечаю «ведущему семинара», автору Владимиру Л:
    Не знаю объяснения яснее, чем в замечательной научной фантастике братьев Стругацких. Помещаю свой унылый комментарий, на этот раз -здесь. Обещаю впредь и дальше пользоваться во время «семинара» цитатами из трудов классиков научной и не научной фантастики, которой являтся почти вся литературная деятельность всех авторов. Этот коммент — также реакция на ком-ий уваж-ых БМТ и ЛШ, прошу извинить уваж-го автора Владимира Л., работа которого — imho — без сомнения, станет элементом будущего монументального труда по соц.поведению и пр. эммиграции последней четверти 20-го — начала 21-го века. Увы, ни один из приведённых 10 пунктов «заповедей» автора, так же как интересное вступление к статье, не связаны — imho — с реальной жизнью, а отражают субъективные идеи, присущие «аборигенам» далёкой несчастной великой страны, занимающей 1/7 небольшой планеты Земля. Из уважения к любой работе, не пытаюсь оспОривать ни единого пункта этой работы, так как на это требуется много времени, да и результат заранее предсказуем:каждый из участников «сам с усам» и знает, что почём. И это — ещё одна из причин, почему, imho — прибегая к классикaм, к авторитетам прошлых век-ов, есть мизернейший шанс на некоторое внимание читателей и комментаторов этой, без сомнения, любопытной работы В.Л.
    :::::::::::::::::::::
    сайт: http://eva-vi.livejournal.com/72049.html
    Сомневайся уверенно. Поверив — сомневайся.
    eva_vi
    Eugeniya
    ***
    «тревожно
    Обнаружила как-то на книжном развале книгу в яркой обложке «Миры братьев Стругацких, время учеников, 21й век». Известно, что АБС вообще с интересом относились к фанфикам на свои произведения.Так в комментарии к роману, завершающему трилогию о Максиме Каммерере, БН раскрывает идеи так и ненаписанной ими книги и замечает, что ему даже кажется, что этот роман будет со временем кем-то написан.
    Каждый, рожденный в Империи, неизбежно оказывался в «своем» круге, общество деликатно (а если надо, грубо) вытесняло его туда, где ему было место — в соответствии с талантами его, темпераментом, и нравственной потенцией. Это вытеснение происходило автоматически, и с помощью соответствующего социального механизма (чего-то вроде полиции нравов). Это был мир, где торжествовал принцип «каждому — своё» в самом широком его толковании. Ад, Чистилище, Рай. Классика.
    …Максим Каммерер, пройдя все круги и добравшись до центра, ошарашенно наблюдает эту райскую жизнь, ничем не уступающую земной, и общаясь с высокопоставленным и высоколобым аборигеном, и узнавая у него детали устройства Империи, и пытаясь примирить непримиримое, осмыслить неосмысливаемое, состыковать несостыкуемое, слышит вдруг вежливый вопрос: «А что, у вас разве мир устроен иначе?»
    И он начинает говорить, объяснять, втолковывать: о высокой Теории Воспитания, об Учителях, о тщательной и кропотливой работе над каждой дитячьей душой… Абориген слушает, улыбается…»

  19. Ответ на вопрос заголовка содержится в самом начале статьи: В семьях из России на благотворительную помощь жили те, кто по возрасту не мог работать: на физическую нет сил, на другую не берут, да и переучиваться поздно. Но им (и мне тоже!) не кажется нормальным, что на гоударственную благотворительность содержатся люди, которые могут работать, но не хотят. Вот и все. Остальное, даже если правильно описано (что не всегда!) по существу к делу не относится.

  20. С разрешения автора, начну с «истории из жизни»:

    В 90-е годы я работал в небольшой химической компании, в отделе мат.моделирования. Из 26 сотрудников компании, имевших доктроскую степень, 23 родились вне Соединенных Штатов, а из трех счастливцев, по рождению имеющих право быть избранными в президенты, один был мой ровесник, родители которого, польские евреи, попали в США в 1947.

    Так вот, он страстно интересовался политикой. Т.е. этот термин надо бы пояснить: не внешней политикой, не международной политикой, а политикой внутренней, американской. Он даже сам себя называл «political junky», примерно как бывают бейсбольные болельщики, которые знают не просто всех игроков любимой команды, а каждый «питч/кэтч» каждого из них. Так вот, был он очень левый человек, страшный прогрессист, неутомимый борец за все прогрессивное против всего застойного — а поскольку мы с ним делили оффис, а я-то интересовался только внешней политикой, и всегда — с уклоном вправо — то мы, случалось, спорили довольно резко.

    И вот он как-то сказал мне памятную вещь:

    «Ты — как мои родители. В их глазах Соединенные Штаты не могут быть неправы».

    Мне кажется, он был прав. Я-то был «первым поколением», как и родители моего оппонента. И они, и я смотрели на систему, в которую попали из совершенно другой среды — и не хотели ее менять. Она нас полностью устраивала — как есть, пусть так и будет. И неистовая борьба «… за права китов-гомосексуалистов …» тогда казалась мало привлекательным занятием — как, собственно, и сейчас.

    Можно назвать это естественным консерватизмом?

    С другой стороны: вот у моей жены есть задушевная подруга, итальянка в третьем поколении. Голосует обычно за республиканцев. Но ее дед, начинавший свою американскую жизнь шахтером в Пенсильвании, прожил почти до 100 лет — и на каждых выборах шел на избирательный участок и с железной неуклонностью голосовал за демократов. Потому что во времена его молодости эта партия открыла двери для всяких там презренных католиков — и он хранил ей верность все свои долгие «американские» годы, от шахты в Пенсильвании и до собственной фермы в Охайо.

    Можно назвать это естественным прогрессизмом?

    Мне кажется, что все люди в США — хоть новые иммигранты с докторскими степенями, хоть закоренелые реднеки из глубинки — голосуют в пользу того, что, как им кажется, ассоциируется с их интересами/симпатиями/взглядом-на-мир — и тут, конечно, есть и разрыв поколений, и разница между Нью-Йорком и Небраской, и т.д. — но принцип остается один и тот же.

  21. 1)Много лишних отступлений. Без нужды уводит в сторону.
    2) «рассказ Короленко «Без языка», о русском парне в Нью Йорке,»
    По-моему, это рассказ Ивана Франко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *