Юрий Ноткин: Хай-тек. Продолжение

 223 total views (from 2022/01/01),  2 views today

К счастью моему, общение происходило как минимум на три четверти в письменной форме. К счастью, поскольку из четырех умений, необходимых для свободного владения языком — понимать на слух, разговаривать, писать и понимать прочитанное, я по-прежнему владел на вполне приличном уровне лишь двумя последними.

Хай-тек

Отрывки из книги

Юрий Ноткин

Продолжение. Начало

На просторах Нового Света

В один из своих коротких приездов в Израиль Руби поделился со мной рядом важных новостей. Дик Дорти хочет перевести всю деятельность нашего отделения в США — только американские потребители, только американские стандарты, только американские счетчики. Его зам по маркетингу нацелился на Нью Йорк, там намечается крупная программа городских властей по автоматизации считывания показаний счетчиков в трех из пяти крупнейших районов города— Бруклине, Квинсе и Манхэттэне. Наша фирма участвует в конкурсе.

Кроме того, у Дика новый заместитель по технике, молодой пробивной парень Бад Росс. Он нащупал проект в Фениксе, штат Аризона. Там требуется установка системы дистанционного считывания показаний в коммьюнити, объединяющих дома для населения с невысоким доходом, главным образом латинос. Поэтому для нас очень важно найти достаточно дешевые однофазные и трехфазные счетчики, в которые бы можно было встраивать наше оборудование.

Руби уже связывался с одним предпринимателем из Южной Каролины. Некий Сэнди Остин предлагает поставлять в любом количестве и по дешевой цене восстановленные и прошедшие калибровку трехфазные счетчики знаменитой американской фирмы General Electric.

У одного из исполнительных директоров Smartcomm есть контакт с фирмой Landis + Gyr, крупнейшим производителем, выпустившим новые однофазные счетчики Focus c резервным внутренним объемом для встраивания модулей AMR. Они объявили тендер, ищут подрядчика. Их штаб-квартира в Лафайетте, штат Индиана.

Надо заменять также все оборудование, разработанное при Дэйве Дугласе. Переводить на нашу технологию. Короче дел невпроворот.

Мне и Вите Семенову надлежит вскоре вылететь вместе с Руби в Нью-Йорк и провести осмотр домов в Бруклине. Затем мы полетим в Атланту. Руби останется там на своем хлопотном посту, а мы продолжим в Южную Каролину или Аризону, а может статься туда и сюда. Нашу беседу Руби заключил указанием: «Готовься сам и подготовь Виктора.»

В Южной Каролине

У Сэнди Остина рубашка сильно топорщилась под напором мощного живота. Шляпа стетсон, кожаная расстегнутая безрукавка с множеством карманов, джинсы, заправленные в невысокие с отворотами сапоги — все выдавало в нем южанина. Мы с Витей увидели его сразу по выходе из аэропорта Шарлотт Дуглас. В ожидании нас он стоял, опершись на капот своего внушительного пикапа Шевроле — Сильверадо.

Устроив три наших чемодана в открытом кузове, набитом бухтами медных проводов, гирляндами изоляторов и еще какой-то электротехнической снастью, Сэнди пригласил нас в кабину, где мы разместились — Витя сзади, а я рядом с Сэнди.

Наш путь лежал в небольшой городок Йорк в Южной Каролине, милях в тридцати на юго-запад от аэропорта, где находилось предприятие Остин Сэнди.

По приезде туда мы увидели, что оно размещается в шести сдвинутых вместе и вытянутых в одну линию ангарах. За ними находилась пустая площадка, на которую могли заезжать контейнеровозы. Внутри под потолком в ангарах сияли лампы дневного света, негромко, басовито гудели невидимые агрегаты, продувавшие через помещения воздух. Все шесть строений были соединены крытыми переходами, позволявшими пройти их из конца в конец, не выходя наружу.

Следуя гуськом за Сэнди, мы поглядывали на поблескивающие по обеим сторонам, лежавшие на каменном полу россыпи целых, полуразобранных и полностью разобранных на детали электромеханических счетчиков.

Здесь же лежали шкафчики с встроенными по две или по три «кастрюлями» -гнездами для установки счетчиков, разного рода трансформаторы, мощные нагрузочные реостаты, здоровенные конденсаторы для компенсации реактивной мощности и прочая электротехническая утварь.

Кое-где около этих сокровищ сидели на низких скамеечках черноволосые смуглые женщины в синих комбинезонах, не то сортируя детали, не то занимаясь их сборкой.

В последнем ангаре мы миновали щит с развешанными разного рода кабелями, проводами и аккуратно устроившимися, каждый в своей скобке, отвертками, пассатижами и прочими инструментами. Рядом размещались небольшой универсальный токарно-фрезерный станочек с программным управлением и три разновеликих сверлильных станка.

В самом конце зала стояли буквой «Г» три стола с компьютерами, за которыми сидели два белых и один темнокожий. Параллельно верхней перекладине «Г» размещался еще один стол. Подойдя к нему — судя по всему, это было его рабочее место — Сэнди представил нам своих сотрудников,

— Жак, Эдвин и Ганнибал, моя команда. А это Юри и Викт’ор, добрались к нам из Израиля, из самой Святой Земли, чтобы делать бизнес с фирмой Austin International. Ганни, будь любезен, принеси им пару стульев, а заодно прихвати откалиброванный трехфазный Джи-И.

Одарив нас дружелюбной белозубой улыбкой, Ганнибал поспешил исполнить поручение босса, а Сэнди грузновато опустился в свое вращающееся кресло, развернулся к рядом стоящему холодильнику, извлек из него несколько бутылочек Кока— Колы и поставил на стол вместе с большими бумажными стаканчиками.

Ганни вернулся с двумя высокими табуретками в руках и счетчиком подмышкой. Это был тот самый GE VM 65A или попросту Джи-И, который высмотрел Руби, совершая cтавший теперь безоговорочно необходимым site survey и обходя комнаты для счетчиков в домах Бруклина, Квинса и Манхеттена в сопровождении представителя городских властей Нью-Йорка. Руби выпросил в одном из домов с гарантией возврата счетчик, установленный для давно пустовавших апартаментов, и привез его для нашего тщательного обследования в Израиль. Осмотрев его внимательно, мы пришли к выводу, что он фактически идентичен ранее использовавшемуся нами в Венесуэле счетчику фирмы Sangamo, а следовательно для него у нас имеются готовые электронные платы.

Теперь самое время рассказать чуть подробней, зачем мы с Витей прилетели в провинциальный городишко Йорк в Южной Каролине, «за тысячи вёрст киселя хлебать».

Как только вся деятельность нашей фирмы переместилась в Америку, Дик Дорти поставил перед Руби нелегкую задачу. Ни один крупный конкурсный проект в США, связанный так или иначе с системами AMR, не должен был ускользнуть от нашего внимания. В первую очередь это касалось города Большого яблока, где находился предмет наших вожделений — электронная биржа NASDAQ.

Как раз в эту пору муниципальные власти Нью-Йорка начали весьма амбициозную программу превращения этого мегаполиса в город чистой энергии. Это означало в первую очередь все больший отход от использования традиционных ископаемых безвозвратно сжигаемых видов топлива и постепенный переход на восстанавливаемые источники.

Не меньшую роль в программе играл переход на новые технологии, позволяющие повысить эффективность использования энергии и тем самым сократить ее общий расход. Естественно всему этому должно были сопутствовать улучшение окружающих условий и экономия финансовых затрат.

В развитие этой программы ведающий городской энергетикой отдел мэрии объявил конкурс на установку пилотной системы дистанционного управления электрической нагрузкой и автоматического считывания показаний электрических счетчиков в трех крупнейших районах Нью-Йорка — Бруклине, Квинсе и Манхеттене.

В условиях тендера в частности упоминалось, что выигравший его обязуется поставить все необходимое оборудование, включая сами электрические счетчики, и обеспечить всю необходимую инсталляцию за свой счет. В связи с этим в поле зрения Руби попала фирма Сэнди Остина, рекламирующая поставки счетчиков, в том числе требующегося нам Джи-И, по сверх привлекательным ценам.

Сэнди скупал электрические счетчики, не прошедшие очередную метрологическую проверку в электрической компании либо выработавшие положенный по регламенту ресурс, а также счетчики поврежденные, разбитые, и т.п. и т.д. Все это разбиралось и сортировалось на отдельные механизмы и детали, каждая из которых тщательно проверялась.

Великое американское детище — стандарты, обеспечивало взаимозаменяемость всех частей и позволяло воссоздать из двух, а то и из трех, инвалидов один вполне пригодный к новой длительной жизни образец, который отправлялся на тренировку, а затем и тщательную калибровку и финальную проверку на соответствие своему классу точности. Попадались и пустяковые неисправности, устранение которых в забракованном инспекцией счетчике, не требовало никаких затрат.

По той же великой американской традиции Сэнди начинал свой бизнес в маленьком сарайчике. Теперь же, помимо упомянутых шести ангаров в Йорке, он открыл отделение в Канаде и добавил к названию своей фирмы существенный хвостик -International.

— Вот эти два джентльмена, — сказал он, когда все сделали по нескольку добрых глотков ледяной Коки,— прибыли из Израиля, чтобы предложить нам свое ноу-хау. Давайте послушаем, что там они напридумывали в своем хай-теке, а затем посмотрим, Жак, сумеют ли переварить это твои мозги, а главное внутренности нашего старого доброго Джи-И.

Витя извлек и разложил на столе перед собой наши электронные платы, свою знаменитую отвертку, небольшой пластиковый мешочек с разнокалиберными крепежными деталями, лист с наклейками и, взяв в руки счетчик, разглядывал его через стекло, будто впервые, критическим взглядом.

— Ну что ж, засекайте время, джентльмены,— произнес я торжественно и, встав со своей табуретки, отошел слегка в сторону. Жак и Эдвин также вскочили со своих мест, устроились по бокам у Вити, чтобы видеть каждое его движение и взглянули каждый на свои часы. Сэнди и Ганни, сидевшие лицом к Вите, поерзали, устраиваясь поудобнее.

Привычным движением Семенов повернул в направляющих против часовой стрелки стеклянный колпак и отделил его от счетчика. Орудуя своей отверткой, он легко снял механический регистр вместе со стрелочными индикаторами показаний, открывая доступ к диску счетчика. Аккуратно отклеив матовый прямоугольник от листа с наклейками и приведя диск в нужное положение, Витя нанес на него «черную метку».

Я заученно комментировал каждую новую операцию, а мой партнер по представлению, выполнив ее, взглядывал на Сэнди, вопрошал лаконично: «О’кей ?», Сэнди кивал, и я начинал описание следующего этапа.

Наконец, Витя закончил установку наших плат, подтянул все винтики, затянул в двух местах для надежности одноразовые пластиковые ремешки с замочками, обрезал лишние «хвостики», вернул на место регистр с механическим дисплеем и завернув стеклянный колпак, произнес : «Финита!»

— Четыре с половиной минуты,— констатировал Эдвин.

— Дюжина счетчиков за час, если не валять дурака,— произвел подсчет Сэнди.

— А работает ли это все?— подвел итог Жак.

— А вот это действительно не факт, — сказал я и направился к стенду, на котором был прикреплен шкафчик с гнездами для установки собранных счетчиков при их проверке.

Обернувшись и получив издали одобрительный кивок Сэнди, я воткнул в одно из гнезд собранный Витей счетчик, подвигал нагрузочный реостат, пока диск не начал крутиться довольно резво, совершая один оборот за три-четыре секунды, и взглянул снизу через стекло корпуса на плату нашего модуля. Каждый раз, когда невидимая теперь наблюдателю черная метка проходила через поле зрения оптического сенсора, красный и зеленый светодиоды на плате уверенно перемигивались.

Подошедший в сопровождении возглавляемой Сэнди свиты Витя, подсоединил к электрической сети наш испытанный в боях тестер, подключил выведенный из него кабель к лэптопу и поставил лэптоп на табурет, так чтобы бы зрители могли видеть его дисплей.

— Тест полуавтоматический,— объявил я сосредоточенным зрителям,— вручную надо установить с клавиатуры индивидуальный идентификационный номер ID встроенного модуля АMR, вот он виден на серебристой наклейке на нашей плате. Теперь нужно ввести текущие показания с механического дисплея счетчика в киловатт-часах. Ну а теперь, поехали!

Витя нажал кнопку на клавиатуре лэптопа, на дисплее появилась надпись Communication[1] и побежал так называемый пинг-понг тест: запрос-ответ, запрос ответ… Успешно прошедший тест ознаменовался результатом — ОК, а надпись Communication сменилась надписью Time. Компьютер установил дату и время в электронные часы модуля и продемонстрировал результат на дисплее.

При появлении надписи Consumption[2] мы сверили показания счетчика с результатом их считывания нашей электроникой, отображенным на дисплее лэптопа, и не обнаружили ни малейшей разницы.

— Вот и все. Теперь мы готовы ответить на все ваши вопросы.

Во время последовавшей оживленной беседы я достал и вручил хозяевам три экземпляра инструкции по инсталляции нашего модуля в счетчик и проверки результатов. Документы включали цветные фотографии, иллюстрировавшие разборку счетчика и его последующую сборку вместе с нашим модулем.

— А как насчет программы для компьютера и тестера? — спросил Сэнди.

— Пока что мы оставим вам один тестер для тренировок, а программу Виктор перебросит со своего лэптопа,— ответил я.

— Нет проблем, — откликнулся Витя.

— Я постарался побыстрее сменить тему, потому что нам обоим было хорошо известно, что именно здесь-то и могут быть серьезные проблемы. Дело в том, что тестирующие программы, разработанные Алексом Хаскиным, прекрасно исполнявшиеся у нас дома на наших лэптопах, сплошь и рядом наотрез отказывались запускаться на компьютерах наших партнеров в других странах.

Каждый раз Алекс толковал мне что-то о разнице в операционных системах и необходимости перевести все наработанные у нас для DOS тестовые программы под Windows, то есть выполнить требующую больших временных затрат работу, которую Тедди никак не может включить программистам в план.

— А без этого сам понимаешь,— Алекс тяжело вздыхал, я шел к Тедди, тот вздыхал еще более тяжело, пеняя на постоянную перегрузку программистов.

Я шел к Перецу, писал отчаянные реляции Руби по электронной почте, но воз не сдвигался с места.

Сэнди доставил нас в аэропорт на своем вездеходе. На этот раз в кузове не было ничего кроме наших чемоданов.

В аэропорту он крепко пожал руку Виктору. Со мной он стукнулся ладонями, как делают болельщики победившей команды в футболе или хоккее.

— А вы неплохие ребята,— сказал он перед расставанием.

You bet!1 — откликнулся я. На этом мы расстались довольные друг другом.

Перелеты в три этапа стали вскоре привычной процедурой. Прибыв в Атланту с пересадкой в Нью-Йорке, мы, как правило, занимались вначале делами по все более втягивающим нас в свою орбиту проектам, начатым при Дэйве Дугласе, затем получали новое задание от Руби и отбывали в конечный пункт назначения для тщательного изучения объекта в каком— нибудь новом проекте.

В Аризоне

 

Дэвид Гланс вместе с своим шефом, одним из новых вице -президентов фирмы Бадом Россом прибыли из Атланты ранним рейсом. Бад остался в отеле, а Дэвид отправился в аэропорт Феникса, чтобы встретить нас с Витей.

Как только мы тронулись, в салоне арендованного Глансом автомобиля заговорил приятный женский голос.

— Смотри, Юрий какая штучка! Очень секси! Неправда ли? Я взял ее напрокат в аэропорту, поскольку, как и вы, первый раз в Фениксе,— Гланс указал на прилепленную к лобовому стеклу коробочку тогда еще только входившего в моду автомобильного GPS-навигатора.

— На следующем углу поверните направо и придерживайтесь правого ряда до выезда на дорогу 45, -проворковал, как бы в подтверждение его оценки тот же приятный женский голос. Маленький дисплейчик бортового микропроцессора показывал температуру снаружи 90 градусов по Фаренгейту, что соответствовало привычным для нас дома 32 градусам Цельсия.

Утром после совместного завтрака в ресторане отеля представительная делегация нашей фирмы во главе с Бадом Россом выехала на рекогносцировку. Объект представлял собой жилищный кооператив для лиц, доход которых был ниже установленного среднего уровня. Обитателями одноэтажных домиков, по две квартирки в каждом, являлись в основном латиноамериканцы, имевшие работу в коммунальном хозяйстве города либо на окружавших его хлопковых или цитрусовых плантациях.

Квартирка включала спальню, гостиную и туалет с душевой кабинкой. Все окна были оборудованы жалюзи, надежно защищавшими обитателей от безжалостного Аризонского солнца. На крыше были смонтированы два агрегата кондиционирования. По-видимому, их установка была проведена сравнительно недавно, поскольку около домиков велись работы по прокладке кабелей в специально вырытых траншеях. Каждая квартира была снабжена холодильником, телевизором, двухкомфорочной электрической плитой и микроволновкой.

Осмотр одного временно пустующего домика, завершился отпиранием дверки электрического ящика при входе в квартиру, которое произвел по моей просьбе представитель местной власти. Затем, не обратив внимания на полные тревоги взгляды, которыми при этом обменялись мы с Витей, он пригласил всех на короткое совещание, открывшееся его же вступительным словом.

Я приведу его здесь от первого лица в том виде, который вспоминаю сегодня и только в той части, которая отражала специфические технические требования проекта, уже получившего у нас имя «Феникс».

— «Я хотел бы подчеркнуть, что в технических требованиях тендера не идет речь о системе автоматического считывания показаний электрических счетчиков (АMR), подобной тем, какими известна фирма Smartcomm Inc. Причина — отсутствие электрических счетчиков в домах кооператива. До настоящего момента плата за электричество взымалась с жильцов кооператива одинаковая для всех квартир на основании расчетной усредненной оценки потребления и включалась в общую помесячную арендную плату.

В связи с осуществляемой в настоящее время федеральной программой сокращения использования не восполняемых энергетических ресурсов и улучшения экологической обстановки в стране, в штате Аризона разработана местная программа, с материалами которой все участники тендера и в том числе присутствующие здесь представители уважаемой фирмы Smartcomm Inc., надеюсь, имели возможность детально ознакомиться. Программа предусматривает дифференцированный подход к регистрации потребления электрической энергии ее пользователями — жильцами.

В соответствии с указанной программой фирма-исполнитель обязуется установить оборудование, обеспечивающее снятие текущих показаний потребления электрической энергии, а также электрической нагрузки с минимальным интервалом 1 минута внутри каждой квартиры. Отдельно и независимо должно обеспечиваться снятие таких же показаний для агрегатов кондиционирования, установленных на крышах зданий.

При этом недопустима инсталляция заново индивидуальных стандартных счетчиков, а также любого другого стандартного или нестандартного электрического оборудования и подводящих к нему электрических проводов внутри домов, в местах, доступных для квартирантов.

Все данные измерений потребления электричества и электрической нагрузки в квартире не должны иметь максимальную погрешность (ошибку), превышающую 1% от измеряемой величины.

Все данные измерений по каждой квартире с указанием даты, времени снятия показаний и имени жильца должны быть доступны владельцам (пайщикам) кооператива через интернет-портал электрической компании APS (Arizona Public Service) при вводе туда с подключенного к интернету персонального компьютера соответствующих паролей. Вопросы присутствующих?»

Наученный нашим израильским опытом попытки выпуска собственного электрического счетчика, я еле дождался окончания выступления и задал вопрос,

— Предусматривается ли метрологическая аттестация и выдача сертификата какой-либо дополнительной организацией помимо заказчика для устройств измерения потребления электрической энергии, поставляемых фирмой-исполнителем?

Полученный ответ меня несколько успокоил,

— Поскольку результаты измерений не будут использоваться непосредственно электрической компанией для биллинга — выписки счетов квартирантам, а будут предоставляться только владельцам-пайщикам кооператива для введения дифференцированной квартплаты жильцам-съемщикам, то метрологические и другие проверки оборудования, поставляемого фирмой-исполнителем, будут производиться только заказчиком по согласованной программе приемо-сдаточных испытаний.

Вот так или примерно так выглядел «казенный» язык нашего хай-тека. Конечно, в моей в нем реальной жизни, к счастью моему, общение как внутри нашей фирмы, так и с заказчиками происходило как минимум на три четверти в письменной форме.

К счастью, поскольку из четырех умений, необходимых для свободного владения языком — понимать на слух, разговаривать, писать и понимать прочитанное, я по-прежнему владел на вполне приличном уровне лишь двумя последними. Первое становилось мне более-менее доступно лишь примерно через неделю непрерывного пребывания в исключительно англоязычной среде, что случалось довольно редко. Что же касается второго, то мне требовалось предварительно время, чтобы заготовить фразу.

На этот раз обошлось без переспрашиваний с обеих сторон. Наклонившись ко мне, Бад вполголоса спросил, сколько нам с Витей понадобится времени, чтобы произвести необходимый обзор объекта, выяснить все вопросы и подготовить конкретные предложения по инсталляции нашей пилотной системы.

Я также вполголоса ответил, что нам понадобится два дня в сопровождении полномочного представителя хозяев для обеспечения доступа во все интересующие нас места. Затем нам нужно будет все обсудить хорошенько вчетвером между собой и возможно переговорить с Руби, ну а затем можно будет проводить заключительное совещание в том же составе, что и сегодня.

Бад изложил наши требования, пообещал, что Дэвид заедет за нами около пяти пополудни и препоручил нас с Витей хозяевам в лице того самого молодого человека, как выяснилось по имени Мишель, который показывал нам пустовавший дом.

Затем Бад с Дэвидом отбыли восвояси. Мишель отвел нам с Витей небольшую комнату, показал где мы сможем его найти в любое время, поинтересовался, устроят ли нас через час ланч из сэндвичей, салатов и кока-колы и, получив наше согласие, оставил нас вдвоем.

— Да! А шкафчик то типа «Гей, славяне»,— заметил Витя, сразу, как только закрылась дверь за Мишелем. За долгие годы совместных командировок мы научились понимать друг друга с полуслова, и мне не нужно было объяснять, что эта не совсем уместная здесь цитата из «Золотого теленка» относится к электрическому шкафчику, дверку которого отпирали по нашей просьбе во время обхода пустовавшего домика. Именно на внутренности этого шкафчика мы возлагали свои главные надежды.

Конечно, еще перед отъездом из Израиля, мы знали, что на объекте, с которым нам предстояло, иметь дело в Фениксе, нет и не будет стандартных квартирных электрических счетчиков, в которые мы наловчились встраивать наши модули связи, как бы разительно ни отличалась конструкция счетчика в новой стране от предыдущей.

Однако к этому моменту мы уже умели проектировать и изготавливать компактные электронные счетчики, которым не нужен был вращающийся диск с черной меткой. Достаточно было пропустить через «дырки от бубликов» — отверстия в тороидальных трансформаторах тока, провода, подводящие электрическое напряжение к нагрузке потребителя, то есть ко всем электрическим приборам в квартире от осветительной лампы до холодильника, и мы получали все необходимые данные о потреблении, электрической нагрузке и т.д.

Оставалось теперь соединить наш электронный счетчик с нашим же модулем связи, поместить их в одну сравнительно небольшую коробку и установить ее у потребителя. Где? Ну конечно не посреди квартиры, а в имеющемся в каждой квартире электрическом шкафчике, куда вводятся нужные нам провода, чтобы затем, пройдя как у всех порядочных людей через счетчик и предохранители-выключатели войти в квартиру и разбежаться скрытой проводкой к люстрам, розеткам и прочему электрическому хозяйству.

Эти богатенькие американцы «забыли» поставить счетчики, а теперь им, видите ли, понадобились данные о потреблении электричества в каждой квартире. Для этого им требуются хитроумные израильтяне. Что ж, мы поставим в их электрические шкафы наши умные коробочки. Очень хорошо, что наши коробочки не надо будет ни у кого аттестовывать, а то бы мы напоролись на мину с сертификацией, о которой не хотел меня слушать вице-адмирал Одем (Руби) в Израиле.

Отлично, что в их знаменитых community нет своих счетчиков! Нам же больше останется места для наших коробочек в электрических шкафчиках. Так рассуждали мы с Витей в Израиле, и как раз в этом месте, судя по всему, напоролись на новую мину. Когда при обходе Мишель открывал дверку этого самого встроенного в стенку шкафчика, мы успели заметить, что наряду с уже имевшимися там мотками проводов и щитком выключателей-предохранителей там оставалось свободного места разве что для пары спичечных коробков.

— Ну что делать будем, Юра? — с легкой ухмылкой спросил Витя.

— Думать! Думать будем, Витя! — ответил я, стараясь изо всех сил придать бодрости своему голосу.

И впрямь нам оставалось подумать в этом проекте о многом, помимо указанной проблемы, и не только куда «впихнуть» нашу аппаратуру, но и, как всегда, о надежности связи.

Домиков в кооперативе было около тридцати. На каждые восемь домиков был свой трансформатор, изолирующий домики от подводимого подземным кабелем многокиловольтного напряжения и подающего каждому из восьми обычные по американским стандартам две фазы, по 120 Вольт каждая. От них питалось как электрическое оборудование в каждой квартире, так и расположенные на крыше, минуя электрические шкафчики, агрегаты для кондиционирования.

Трансформатор был установлен в большом шкафу снаружи, у глухой стены одного из домов, где-то ближе к середине всей обслуживаемой им восьмерки. Ясно было, что наш концентратор надо было устанавливать где-то поблизости, но где?

И потом в этом конкретном случае мы вряд ли могли рассчитывать на наш знаменитый протокол автоматической маршрутизации. Домов было немного, от трансформатора они были примерно равноудалены, а агрегаты на крыше подводились к трансформатору отдельными кабелями. Так что скорей всего «шерочка» здесь не могла помочь «машерочке», по образному выражению незабвенного Бакенрута. Оставалось надеяться только на то, что каждый модуль связи найдет свой прямой путь к концентратору без ухабов и помех на этом пути.

Что касается агрегатов кондиционирования на крыше, то будучи еще в Израиле, после пребывания в Южной Каролине, мы намеревались установить для них «старые добрые» Джи-И Сэнди Остина с встроенными нашими модулями связи. Так что нам с Витей предстояло еще, подставив себя немилосердно жгучему аризонскому солнышку, слазить на крышу, чтобы убедиться, нет ли каких-нибудь неожиданных препятствий и для этих наших планов. Последний подводный камень высунулся, когда я надумал позвонить в Атланту с помощью мобильного телефона, выданного нам нашей фирмой, и посоветоваться с Руби. Экранчик моего телефона светился и показывал полный заряд батареи, но ни имени провайдера, ни черточек, показывающих уровень связи, не было и в помине.

Это было тем более странно, что всего лишь несколько дней назад я звонил именно с этого аппарата в Израиль из аэропорта им.Кеннеди в Нью-Йорке и не мог нарадоваться тому, как теперь легко и просто разговаривать через океаны и моря.

Мишель любезно предоставил мне свой мобильник, а когда, поговорив с Руби, я вернул телефон владельцу, он поинтересовался, какая система беспроводной связи используется в моем аппарате, я не задумываясь ответил:

— CDPD, — что-что, а уж эту аббревиатуру я хорошо помнил, поскольку именно с этим видом связи работали модемы, использовавшиеся до сих пор в комплекте с нашим концентратором для беспроволочной связи.

— Тогда все ясно,— ответил Мишель, — CDPD у нас покрывает лишь немногие штаты, Аризона не принадлежит к их числу. Да и вообще в США все телефонные провайдеры намерены перейти на единую систему связи типа GSM.

Два дня мы работали с Витей в буквальном смысле в поте лица. Один из нас оставался у трансформатора вместе с лэптопом и одним из наших полевых тестеров для проверки связи, другой с таким же тестером переходил в один из домиков, из числа тех в которые Мишель обеспечил доступ, а также залезал с помощью переносной лестницы на крышу.

Естественно, мы не смогли обойти все дома, но зато побывали в трех «восьмерках», каждая из которых обслуживалась одним трансформатором. Связь между тестерами везде работала безотказно. А связь друг с другом, чтобы синхронизировать действия с тестерами, мы поддерживали с помощью двух стареньких уоки-токи, которыми снабдил нас Мишель.

— Юра, подойдите ко мне на минутку, я в доме тринадцать-восемь, здесь есть кое— что интересное, — внезапно прозвучал Витин искаженный помехами голос во время одной из проверок. Домик, в который я немедля прибыл, был внутри еще не достроен и стенка, ведущая из тамбура с электрическим шкафчиком внутрь квартиры, представала как бы в разрезе.

В незаполненном промежутке между двумя древесно-волокнистыми плитами (ДВП), составлявшими основу будущей стенки, были проложены кабели, выходившие из шкафчика. Кой— где, невысоко от пола, они выходили внутрь помещения через отверстия просверленные в ДВП, видимо там, в конце строительства должны были расположиться электрические розетки.

— А? — спросил Семенов, — что скажете?

— И ты замерил расстояние межу стенками? — спросил я после того, как молча обдумывал с минуту невысказанную Витину мысль.

— Есес-с-сенно! — воскликнул Витя, — почти шесть сантиметров, то есть два с половиной дюйма по-ихнему.

— А что может получиться… у нас самая высокая деталь сорок семь миллиметров, плюс толщина печатной платы, плюс толщина коробки и крышки… ты знаешь, вполне…

— Но как они всунут внутрь коробку в готовых домах и дотянут до нее провода? — поскреб в затылке Семенов.

— Ну это их головная боль, — откликнулся я, — а в принципе выпилить в такой ДВП квадрат, скажем сантиметров тридцать на тридцать, чтобы удобно было залезть туда обеими руками и закрепить шурупом нашу открытую коробочку с электроникой к противоположной стене — плевое дело. Ну, хотя бы вот здесь, поближе к входному тамбуру.

Потом просунуть из электрического шкафчика, через ту же трубку, через которую входят все провода в квартиру, жесткий поводок, поймать его за хвост в вырезанной дырке и протащить с его помощью все нужные провода из шкафчика для питания и измерения тока нагрузки — тоже не проблема.

Затем присоединить все провода под винты на терминале нашей платы, закрыть крышку коробочки, вставить вырезанный квадрат на место в стенке и подмазать швы.

А измерительных токовых трансформаторов-тороидов полно на всех интернет сайтах. Купить заранее и надеть прямо в электрическом шкафчике на нагрузочные провода. Эти «бейгеле»[3] сантиметров по пять наружным диаметром спокойно туда влезут. И вся игра. Я сегодня же вечером в отеле им инструкцию по инсталляции распишу и разрисую на лэптопе в виде слайдов, в лучшем виде. Теперь только найти подходящую коробочку и дело в шляпе. Молодец, Витеич, котелок у тебя шурупит, как надо!— закончил я, наконец, свой монолог.

— А то! — скромно отозвался Семенов.

Как ни странно это может показаться посторонним, но последние годы самой трудной задачей для нас было вовсе не найти инженерное решение, спроектировать и изготовить новую электронику, выполняющую все фокусы, требуемые заказчиком.

Самым трудным делом было найти подходящую коробочку, коробку, а то и шкафчик для нашего нового изделия и разработать простейший и кратчайший процесс их инсталляции на объекте. Инсталляторы — механики, электрики, монтажники— представляли привилегированную касту и час их работы стоил сплошь и рядом дороже самого нашего оборудования.

Что касается коробок, то они помимо малогабаритности должны были отвечать требованиям доброго десятка американских стандартов безопасности, климато-, износо-, пожаро— и т.д и т.п устойчивости. Но самое главное, при всем при этом они должны были быть секси, то есть иметь вид приятный и привлекательный для глаза.

Руби утверждал, что мы ничего в этом не понимаем и наши коробки выглядят как сабониот[4]. Два вечера в отеле я пыхтел, используя все графические и текстовые программы своего лэптопа, готовясь к презентации. Наши технические предложения были одобрены на заключительном совещании, еще более представительном, чем первое. Бад Росс послал в штаб— квартиру фирмы в Атланте победную реляцию, а Дэвид доставил нас в аэропорт.

Предел для нас — только небо

Просто удивительно, как мои давние предложения начальству, проигнорированные в свое время в силу различных факторов, ныне вдруг начали сбываться с пугающей быстротой. Едва мы вернулись в Атланту из Феникса, как Руби достал из ящика и выложил передо мной на широченную поверхность своего начальнического стола новехонький весьма изящных форм счётчик.

Сквозь его невысокий стеклянный колпак блестела круглая белая панель с зеленоватым жидкокристаллическим дисплеем, способным отобразить крупные буквы и цифры. Под ним располагались многочисленные значки, говорящие о том, что изделие соответствует всем мыслимым американским и европейским стандартам, аттестовано для массового использования и имеет класс точности 0.5%.

Еще ниже были приведены технические данные, свидетельствующие, что этот однофазный счетчик предназначен для использования в квартирах с электрическим напряжением 120 Вольт или 240 Вольт, по выбору. Над дисплеем было нанесено крупным выпуклым шрифтом «FOCUS» и чуть ниже имя производителя Landis + Gyr.

Покрывавший всю эту красоту стеклянный колпак, опирался на примерно такой же по высоте серый пластмассовый цилиндр из черного днища которого выходили стандартные ножи-контакты, предназначенные для вхождения при инсталляции на объекте в раздвижные губки гнезда-«кастрюли».

— Красиво! Секси!— сказал я явно ждавшему моей реакции Руби, -ну а в чем, собственно говоря, фокус?

— А фокус я тебе сейчас покажу! — торжествующе произнес босс и, повернув стеклянный колпак против часовой стрелки, снял его и положил на стол рядом верхнюю и нижнюю части счетчика. Теперь стали видны внутренности и соединительные провода. Фокус очевидно заключался в нижней части: закрепленная на дне ее полукруглая электронная плата занимала ровно половину полезной площади, вторая половина была пуста, если не считать двух небольших выступов с резьбой, позволявших при желании установить еще одну плату.

Как бы в подтверждение моих мыслей Руби продолжил,-

— Главный фокус этого ФОКУСА заключается в том, что он представляет собой новый счетчик электричества фирмы Landis + Gyr, аттестованный для массового применения, так что с этим не будет никаких проблем. Теперь, как я уже тебе, по-моему, говорил, объявлен конкурс на лучший модуль AMR для встраивания в счетчик. Эти счетчики будут выпускаться миллионами. Если нам удастся пробиться с нашим модулем, то одно это обеспечит нам хлеб с маслом на долгие годы,

Но и это еще не все, — Руби встал, открыл дверь на веранду своего великолепного кабинета, затем вернулся на место, достал коробку сигар, неторопливо раскурил одну и продолжил,

Landis + Gyr сейчас ведет атаку по всему полю и намеревается, если не вытеснить с мирового рынка электрических счетчиков, то, по крайней мере, заставить войти с ней в долю таких гигантов как Siemens, ABB, Sangamo и даже General Electric за счет использования самых современных технологий производства однофазных и многофазных электронных счетчиков, а также устройств дистанционного считывания их показаний. Вот тут их еще одна затея,— Руби снял с полки трехфазный счетчик, — это электронный счетчик фирмы Sangamo, которую вот-вот проглотит Landis + Gyr. Обрати внимание, какой у него нестандартный высокий стеклянный колпак, под ним вверху остается пустой объем. Зачем? Для той же цели, что и в FOKUS’е— добавить модуль AMR для дистанционного считывания показаний счетчика. Только на этот раз это должна быть не связь по электрическим проводам, а беспроволочная селлюлярная, как у мобильного телефона системы СDMA, — Руби перевел дух и притушил остаток сигары в пепельнице.

Я немедленно воспользовался паузой:

— А почему именно СDMA, вот только недавно в Фениксе, где мы собирались использовать покупные телефонные модемы системы CDPD, которые применялись во всех разработках Атланты еще со времен Дэйва Дугласа, меня убеждали, что вся Америка скоро переходит на единую систему GSM? Не получится новая «фашла»?

Это раз. Во-вторых, правильно ли я понимаю, что нам придется запихнуть под стекло не только телефонный модем, но еще и антенну. Проектирование антенн вообще-то штука довольно капризная, последний раз я этим занимался на предпоследнем курсе института. Не думаю, что у Вити иди Яши больше опыта в этом деле. И все это, конечно, надо сделать «завтра»?

Телефонный звонок прервал мои излияния. Коротко переговорив, Руби посмотрел на меня и продолжал молча меня разглядывать, будто видел впервые,

— Юра, — так доверительно, по-домашнему, он обычно ко мне обращался, когда хотел сообщить что-то важное,— вчера у меня была встреча тет-а-тет с боссом, с Диком Дорти. Если ближайшие год-два наша фирма не выйдет на Нью-Йоркскую биржу, то финита ля комедия. Я понимаю, что тебе трудно, но ты не даже не представляешь, какой у них тут балаган творится после ухода Дэйва Дугласа. Ты спрашивал раньше, почему пейджеры, теперь спрашиваешь, почему СDMA. Да они привыкли перекладывать одни и те же свои разработки многолетней давности из проекта в проект и совсем неплохо при этом жили. Но теперь так не проживешь. Я пытался всех их собирать, говорить по душам. Пустое. Теперь они разбегаются. Первым ушел Майкл Харрисон. Теперь смотрят в лес Стив и Дэнни, помогает мне только Майк Гир, он хоть и всего-лишь техник, однако единственный, кто знает отлично все их старые разработки, да и вообще отличный парень,— Руби помолчал и продолжил,

— Надо выстоять. Платит нам тот, кто заказывает музыку. Поэтому хотят СDMA— сделаем СDMA. Завтра потребуют GSM— будет им GSM. Нужна антенна под стеклом— “aye aye Sir”[5]. Кстати этот проект пока условно так и называется «Under Glass»[6]. И нужно все это не «завтра», как ты говоришь, а « вчера». Ты меня понял, ах’и[7]?

Продолжение

___

[1] связь

[2]потребление

[3] здесь бублики! (ивр)

[4] мыльницы (ивр)

[5] Есть,сэр! (англ)

[6] Под стеклом (англ)

[7] Брат мой

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Юрий Ноткин: Хай-тек. Продолжение»

  1. Уважаемый miron, искреннее спасибо за Ваш неподдельный интерес к публикации.
    Поскольку она ведется от моего лица и потому не может претендовать на полную объективность, я. в большинстве случаев, намеренно изменил названия фирм и имена персоналий, хотя всем им без исключений соответствуют реальные предприятия и конкретные личности.
    Этой участи избежали лишь крупнейшие и широко известные многонациональные корпорации, крупнейшие в мире производители счетчиков такие, как например GE или Landis +Gyr , а также совершенно уникальные и многогранные личности, с которыми меня прямо или косвенно свела судьба благодаря хай-теку, например, Исраэль Клабин в Бразилии или Юваль Нееман в Израиле.
    Вы совершенно правы, не усмотрев связи между простым учетом потребления электрической энергии и экономией ресурсов. Суть, которую я сам ухватил, лишь после месяцев изучения технических статей и рефератов, в том, что создаваемые нами устройства должны были измерять и передавать в центр не только потребленную каждым пользователем электрическую энергию (ватт- часы), но и электрическую нагрузку (ватты) в том числе пиковую, создаваемую каждым и вместе взятыми пользователями.
    Электрическая лампочка мощностью 10 ватт, горящая непрерывно 100 часов потребит ту же энергию, что и лампа прожектора мощностью 1000 ватт, работающая 1 час. Но для обеспечения работы последнего понадобится источник электричества в 100 раз более мощный, чем в первом случае. Дальнейшие разъяснения по поводу связи нагрузки с требуемыми для ее обеспечения ресурсами превратили бы мой ответ на Ваш очень дельный комментарий в еще один «забубенный техно-триллер» по замечательно образному определению ув. Б.М. Тененбаума.
    Мозговой центр –это «сумма мозгов» и соответственно «сумма технологий». Это же касается и превращения финансовых вложений в $$$$$$.

  2. Кому интересно. Интересно двигаться с автором, стараясь найти свой ответ, на вопросы ,которые возникнут строчкой ниже по тексту. Грустные ассоциации ,вспоминая время и место ,где оказывались в одном отдельно взятом месте земного бытия-Бруклин, манхаттен…
    Не увидел связи между учётом потребления эл.енергии и экономией ресурсов.
    Кто же был мозговым центром в компании , который почувствовал новый уровень развития и «поля чудес»? Впечатляет энергия ,напор, размах. Где был источник $$$$$$?
    Не нашёл на NASDAQ названий фирм ,которые названы автором. Вероятно поменялись владельцы, названия.
    Спасибо автору и благодарность за сделанное и ярко написанное. Как-то так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *