Игорь Волошин: Open House Chicago — 2016. Чикаго. День открытых дверей. 15 октября

 340 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Центр Чикаго до начала 20-х годов располагался южнее одноименной реки. Застройщики не торопились осваивать заброшенный и не представляющий интереса участок к северу от реки. Как это нередко случается, необходим неординарный человек, чтобы увидеть то, что остальным видеть не дано.

Open House Chicago — 2016
Чикаго. День открытых дверей

15 октября

Игорь Волошин

Шестой год в Чикаго проводится День Открытых Дверей. Это событие, по установившейся традиции, стало для горожан не просто очередным городским мероприятием, а настоящим праздником. Все больше и больше малоизвестных и хорошо известных мест открывают для посетителей свои двери, и все больше горожан в третьи выходные октября откладывают все свои насущные дела и выходят в любимый город, который не устает нас удивлять и радовать неожиданными открытиями.

Каждый год мне кажется, что уж теперь-то Downtown меня ничем не удивит, и каждый год я, к счастью, ошибаюсь и снова еду в центр, чтобы увидеть нечто необычное.

Поездку первого дня я назвал «От Голдберга до Голдберга», поскольку самое северное и самое южное здания на нашем маршруте имели непосредственное отношение к выдающемуся архитектору Бертрану Голдбергу (Bertrand Goldberg), чей уникальный комплекс Marina City хорошо известен каждому жителю Чикаго. Но не о ним пойдет речь, а о двух других проектах замечательного мастера.

Поездку этого года мы начали с одного из наиболее респектабельных уголков северной части центра Чикаго, именуемого Gold Coast (Золотой Берег).

Chicago. Downtown and Gold Coast
От Голдберга до Голдберга

Florsheim Mansion
1328 N. State Parkway
Архитекторы Andrew Rebori, 1938 и Bertrand Goldberg, 1947

Наша первая остановка была у кажущегося небольшим дома, который с трудом вписался в щель между красавцам особняком и многоэтажным «шкафом». Однако этот домик оказался не прост. Он был построен в 1938 году известным архитектором Эндрю Рибори (Andrew Rebori) для своей семьи. Рибори я упоминал в OHC-2013 году, когда рассказывал о Frank Fisher Apartments (1209 N. State Pkwy). Первоначально дом Рибори состоял из двух частей — Main House и Coach House, разделенных небольшим проходным двором. Фасад Рибори выполнил закругленным и выложенным из стеклоблоков, что характерно для ряда его проектов. Однако жил он здесь недолго, и уже в 1946 году продал особняк скульптору и одновременно наследнице владельца обувной империи Лилиан Флоршайм (Lillian Florsheim). Через 10 лет Лилиан решила дом перестроить. Кто бы это мог сделать лучше ее зятя, молодого, но уже известного архитектора Бертрана Голдберга? Помимо ряда изменений интерьера, Голдберг предложил неожиданное, но важное решение — он соединил обе части особняка кухней-мостом Galley-Kitchen, перекинутым через двор, и напоминающим по замыслу архитектора железнодорожный вагон. Мост занял примерно половину двора по ширине, создав таким образом своеобразный навес. Main House хозяйка использовала как жилое помещение, в то время как в Coach House устраивались вечеринки, в которых принимали участие многие известные писатели, художники и музыканты.

Несмотря на кажущиеся небольшие размеры, в доме 5 гостевых комнат, в которых одновременно могут остановиться до 12 человек. Все комнаты обильно декорированы картинами китайской художницы Люси Лиу (Lucy Liu) и скульптурами. В гостиной же расположена хорошая библиотека на любой вкус.

Гостиная, вид с внутреннего балкона.

После смерти Лилиан, ее семья продала особняк директору и СЕО Музея Современного Искусства Роберту Фитцпатрику (Robert Fitzpatrick). Цель покупки состояла в том, чтобы перебить сделку с другим покупателем, который собирался снести мост. В 2006 году Роберт перепродал исторический дом «безопасному» предпринимателю Расу Розенцвейгу (Russ Rozenzweig), в планы которого перестройка не входила. Сейчас в особняке никто постоянно не живет, и он сдается приезжим знаменитостям, а также используется для разного рода мероприятий, таких как небольшие свадьбы или встречи бизнесменов в узком кругу.

Внутренний двор, справа нависает кухня-мост.

Кухня-мост (Galley-Kitchen).

Living Room in Main House with Steinway “Grand Concert B” Piano.

Holy Name Cathedral (A Roman Catholic Church)
735 N. State St.
Архитектор Patrick Charles Keely, 1875

Holy Name Cathedral, пожалуй, один из самых красивых соборов Чикаго, и не зря здесь находится офис чикагского епископа Блэйза Купича (Blasé J. Cupich).

Чикагская епархия возникла в 1843 году. В первые годы она неоднократно меняла свое местонахождение, пока печально-знаменитый чикагский пожар 1871 года не сделал свое черное дело, уничтожив здание церкви, вместе с большей частью города. Тогда епископ Томас Фолей (Thomas Foley) и отец МакМюллен (McMullen) отправились в поездку по стране, собирая средства на восстановление церкви, создание школ, госпиталей и приютов для бездомных. Вояж прошел успешно, и в 1874 новое здание собора было заказано известному бруклинскому архитектору Пэтрику Чарльзу Кили (Patrick Charles Keely), специализировавшемуся на церквях. На его счету 600 церквей, включая 16 кафедральных соборов.

Внутренний вид собора с главным органом.

21 ноября 1875 новый собор украсил, поднимающийся из обгоревших руин, город. Храм был построен в архитектурном стиле Gothic-Revival (именуемый также — Late Victorian Gothic), однако после нескольких перестроек в конце 1960-х были добавлены витражы очень современного дизайна. Собор имеет достаточно внушительные размеры — 233 фута (71 м) в длину, 126 футов (38 м) в ширину и 150 футов в высоту (46 м). Шпиль достигает 210 футов в высоту (64 м). В 1989 году здесь был установлен самый крупный в Чикаго орган, производства голландской фирмы Flentrop Orgelbouw, состоящий из 5558 труб. Впрочем, справа от кафедры есть еще один меньший орган.

Панели святилища, работы Атиллио Селва (Attilio Selva).

Чтобы не занимать слишком много места в очерке, я не буду вдаваться в почти полуторастолетнюю историю храма — она богата и достаточно интересна, но предложу желающим заглянуть на сайты — здесь.

Часовня.

В Holy Name Cathedral мы как-то побывали на экскурсии Игоря Славина. Однако тогда шла служба, и у нас не было возможности свободно разгуливать по собору, так что увидели немного. На сей раз храм открыли на два часа для посещения всеми желающими. Гидами были сами прихожане, но посетители могли заглядывать в любые углы, чем мы и воспользовались. В мои планы не входит давать подробный отчет — это заняло бы слишком много места, могу только сказать, что собор стоит посещения, ну хотя бы ради художественной его стороны, ибо скульптуры, декоративные панели и даже витражи, которые несколько контрастируют с величественностью внутреннего убранства, стоят того, чтобы их увидеть.

Однако, одно необычное место — Галерею Кардиналов — не могу не упомянуть. Она расположена над кафедрой, под самым куполом собора. В ней выставлены красные широкополые шляпы с кисточками, принадлежавшие всем чикагским кардиналам — George Mundelein, Samjuel Stritch, Albert Gregory Meyer, John Cody, Joseph Bernardin и Francis George. Шапки остаются под куполом до тех пор, пока они не обвисают под слоем пыли — символом того, что земная слава проходит (sic transit gloria mundi).

Шапки кардиналов под куполом собора.

Holy Name Cathedral в 2000 году внесен в Регистр исторических мест США (National Register of Historic Places).

Совсем неподалеку находится не менее значительная для католиков церковь Saint James Chapel, которую мы также поторопились посетить, ибо и она была открыта те же самые два часа.

Saint James Chapel at Archbishop Quigley Center
835 N. Rush St.
Архитекторы Gustav Steinbeck и Zachary Taylor Davis, 1917

Saint James Chapel расположена в одном квартале от золотой мили на территории административной штаб-квартиры чикагской римско-католической епархии Archbishop Quigley Center. Эта уникальная часовня в стиле Neo-Gothic построена в 1917 году двумя архитекторами — Густавом Стейнбеком (Gustav Steinbeck) из Нью Йорка и Закри Дэйвисом (Zachary Taylor Davis) из Чикаго. За основу дизайна была принята знаменитая парижская церковь Сен Шапель. Но, говоря по-совести, стоит признать, что парижская жемчужина более эффектна, хотя и чикагская хороша необыкновенно. По всему периметру часовни расположены большие окна с изящными круглыми и остроконечными арками, а между окнами в нишах мощных контрфорсов, придающих часовне вид небольшой крепости, смиренно расположились фигуры святых. Внутри же здания скрывается средневековый двор. Целью архитекторов и заказчиков было воссоздать обстановку средневекового учебного заведения, ибо здесь должна была расположиться семинария.

Внутренний двор Центра.

Сердце часовни — алтарь, вырезанный из знаменитого кайенского камня, привезенного из Нормандии.

Однако наибольшее впечатление производят витражи часовни, которые стоят отдельного рассказа. Именно они обязаны Сен Шапель своим происхождением. Витражи иллюстрируют Ветхий и Новый Заветы, а также историю церкви. Они были созданы выпускником Art Institute of Chicago Робертом Жилсом (Robert Giles). Их сразу окрестили «драгоценными камнями в короне чикагских архитектурных сокровищ» («the crown jewels of Chicago’s architectural treasures”). Каждый витраж достигает высоты 40 футов и состоит из 20 — 45 тысяч кусочков античного английского цветного стекла. В общей сложности на создание витражей было использовано 700 тыс. осколков. Причем, в отличие от иных широко распространенных витражей, цвет им придает не наружная раскраска стекла, а минералы вкрапленные в расплавленное стекло. Это создает совершенно неожиданный эффект. Сделаю маленькое отступление. Дело в том, что впервые мы оказались возле часовни во время экскурсии чрезвычайно интересного чикагского гида Игоря Славина. В тот раз нас, к сожалению, в часовню не пустили — там проходила свадьба. Но Игорь предупредил — если нам удастся попасть внутрь, необходимо попросить служащего приглушить свет, тогда мы будет поражены увиденным. Игорь оказался прав. Когда во время OHC-2016 мы наконец-то попали в часовню, она была слабо освещена, и удивительные витражи мерцали, переливались и колыхались в тусклом свете, пробивающемся с улицы, а святые пробуждались и жили своей далекой и загадочной для нас жизнью.

Увы, фотография не в состоянии передать невыразимую прелесть витража.

Административный центр епархии занял нынешнее помещение только в 2007 года, а до это в течении почти 90 лет в здании находилась семинария.

Под конец рассказа о Saint James Chapel, мне бы хотелось добавить пару слов об одном из архитекторов этого уникального комплеса. Закри Дэйвис (Zachary Taylor Davis) (1869 — 1946) построил в Чикаго несколько зданий. Преимущественно это были церкви и школы. Однако самыми известными его проектами являются вовсе не церкви, как вы могли бы подумать, а стадионы. Два названия знакомы каждому чикагского любителю спорта — Comiskey Park и Wrigley Field. За это Дэйвиса прозвали «бейсбольным Фрэнк Ллойд Райтом». Историки архитектуры считают его самым значительным из забытых чикагских архитекторов.

Помимо богослужений в Saint James Chapel проводятся концерты классической музыки, собирающие любителей классики со всего города.

Также как и Holy Name Cathedral Saint James Chapel внесена в Регистр исторических мест США.

Fourth Presbyterian Church
126 E. Chestnut St.
Архитекторы Ralph Adams Cram и Howard Van Doren Shaw, 1914

Вероятно, некоторых чикагцев может удивить, что церковь, заложенная в 1912 году, и построенная в 1914 году, является одним из старейших зданий в северной части улицы Мичиган. Старше ее только переживший великий чикагский пожар 1871 года Water Tower. Для тех кто не очень хорошо ориентируется в истории города, сделаю небольшое отступление. До десятых годов 20-го века центр города — Downtown — располагался только южнее реки Чикаго. Не существовало ни северной части улицы Мичиган с Великолепной Милей, ни моста, который бы связывал две части города в этом месте. В те, не столь уж отдаленные от нас годы, здесь лежала малозаметная улочка Pine Street, которая не шла ни в какое сравнение с соседней блистательной Rush Street, застроенной в конце 19 века особняками крупнейших чикагских промышленников и финансистов. В районе Water Tower Pine Street делала небольшой изгиб и далее меняла свое название на Lincoln Parkway, ведущий в Lincoln Park мимо новых дворцов, расположенных вдоль дороги, которая впоследствии стала хорошо нам известным Lake Shore Drive. Именно здесь в начале Lincoln Parkway, между улицами Delaware Place and Chestnut Street, быстро растущая и очень небедная конгрегация Fourth Presbyterian Church решила построить здание своей новой церкви.

Для этой цели были приглашены два знаменитых архитектора Ральф Адамс Крэм (Ralph Adams Cram) и Говард Ван Дорен Шоу (Howard Van Doren Shaw). Ральф Крэм, к сожалению, мало построил в Чикаго, однако он хорошо известен как автор самого большого в мире готического собора Cathedral of St. John the Divine в Нью Йорке. В то же время его соавтор Говард Шоу, не столь знаменитый за пределами Чикаго, оставил в нашем городе исключительный след. Шоу работал вместе с Ле Барон Дженни (Le Baron Jenny) над проектом первого в мире небоскреба Home Insurance Building, ему принадлежит проект перестройки одной из самых красивых чикагских церквей Second Presbyterian Church, о которой я писал в OHC-2013, а также Шоу спроектировал уютнейший центр одного из красивейших чикагских пригородов Lake Forest, по которому многие из нас любят прогуливаться в выходные дни. Для Fourth Presbyterian Church Крэм, взяв лучшее из английской и французской готики, разработал храм в стиле возрожденной готики (Gothic revival), а Шоу в стиле Тюдор (Tudor-style) — здания прихода, расположенные вокруг внутреннего дворика.

Для декоративного оформления церкви были приглашены два известных художника. Витражи создал витражных дел мастер из Бостона Чарльз Конник (Charles J. Connick), а интерьеры расписал Фредерик Клей Бартлет (Frederick Clay Bartlett). Бартлет вполне состоялся как художник, но в историю города его имя вписано в первую очередь как коллекционера произведений искусства. Именно благодаря Клею Бартлету и его супруге Art Institute of Chicago украшают работы Сезанна, Гогена, Ван Гога, Дерена, Модильяни, Пикассо, Матисса, Лотрека и других европейских мастеров.

Из всего вышесказанного, я думаю, понятно почему Великолепная Миля формировалась фактически вокруг Fourth Presbyterian Church, особенно после открытия моста через реку Чикаго в 1920 году.

В 2012 году архитектурная компания Генслер (Gensler), о которой, уж извините за навязчивость, я писал в OHC-2012, пристроила к западной стороне церкви новый ромбовидный корпус Gratz Center. Это здание стало своего рода культурно-образовательным центром. Здесь расположены офисы, воскресная школа, учебные классы для взрослых, выставочный зал, часовня Бюкенен (Buchanan Chapel), кухня со столовой и многое другое. Особый интерес представляет часовня Бюкенен, пол которой выполнен в виде лабиринта по образцу французского кафедрального собора в Шартре. В Fourth Presbyterian Church нас ожидал еще один сюрприз — как раз на OHC-2016 пришлась весьма необычная выставка современных художников, посвященная 400-летию со дня смерти Шекспира

Gratz Center.

Экспонат выставки. Anne Farley Gaines. Separate Paths (Sonnet 113). Керамическая композиция по мотивам 113 сонета Шекспира

Shakespeare. Sonnet 113

Since I left you, mine eye is in my mind;
And that which governs me to go about
Doth part his function and is partly blind,
Seems seeing, but effectually is out;

For it no form delivers to the heart
Of bird of flower, or shape, which it doth latch:
Of his quick objects hath the mind no part,
Nor his own vision holds what it doth catch:

For if it see the rudest or gentlest sight,
The most sweet favour or deformed’st creature,
The mountain or the sea, the day or night,
The crow or dove, it shapes them to your feature:

Incapable of more, replete with you,
My most true mind thus makes mine eye untrue.

Шекспир. Сонет 113

Со дня разлуки — глаз в душе моей,
А тот, которым путь я нахожу,
Не различает видимых вещей,
Хоть я на все по-прежнему гляжу.

Ни сердцу, ни сознанью беглый взгляд
Не может дать о виденном отчет.
Траве, цветам и птицам он не рад,
И в нем ничто подолгу не живет.

Прекрасный и уродливый предмет
В твое подобье превращает взор:
Голубку и ворону, тьму и свет,
Лазурь морскую и вершины гор.

Тобою полон и тебя лишен,
Мой верный взор неверный видит сон.

Перевод С.Маршака

Также, как и в предыдущих церквях, в Fourth Presbyterian Church регулярно проводятся концерты классической музыки. Расписание их можно найти на сайте церкви.

The Wrigley Building. Perkins+Will
410 N. Michigan Ave., Suite 1600
Архитектурная компания Graham, Anderson, Probst & White, 1921 и 1924

Вид на Wrigley Building c восточной стороны.

Вид через реку с южной стороны.

Знаменитая архитектурная компания Perkins+Will, всего за 7 месяцев до OHC-2016 переехавшая в новое помещение, вновь открыла двери для посетителей. Однако, поскольку я рассказывал о Perkins+Will в своих записках OHC-2012, еще тогда, когда компания находилась в расположенном по-соседству небоскребе IBM, не вижу необходимости повторяться и лучше расскажу немного об их новом жилище — The Wrigley Building, одном из красивейших зданий города, в котором мне бывать раньше не доводилось.

Как я уже писал выше, центр Чикаго до начала 20-х годов располагался южнее одноименной реки. Застройщики не торопились осваивать заброшенный и не представляющий интереса участок к северу от реки. Как это нередко случается, необходим неординарный человек, чтобы увидеть то, что остальным видеть не дано. Этим человеком оказался магнат и владелец империи по производству жевательной резинки Уильям Ригли-младший (William Wrigley Jr.). Именно он обратил внимание на то, что участок земли неопреденной формы, примыкающий к реке в том самом месте, где возводится новый мост, можно использовать для здания нестандартной конфигурации, которое непременно будет приковывать внимание.

Уильям Ригли заказал проект комплекса для новой штаб-квартиры своей компании известной архитектурной фирме Graham, Anderson, Probst & White. По его требованию архитекторы спроектировали два здания. Южное здание, высотою в 30 этажей, одной стороной смотрело на реку Чикаго, а другой стороной, выходящей на непрезентабельную Pine Street, задавало направление всей будущей Великолепной Миле. Северное здание, высотою в 23 этажа, служило продолжением первого, а на уровне третьего этажа фасады обоих зданий соединялись мостом. Непременным условием также являлась облицовка всего комплекса белой терракоттой — Уильям Ригли влюбился в этот отделочный материал, после посещения White City of Columbian Exposition в 1893 году.

Таким образом уже в апреле 1921 году было построено первое здание, а еще через 3 года — второе. Великолепный комплекс ослепительно сверкал даже ночью. Какое другое здание могло с ним сравниться? Даже выросший спустя год через дорогу новый корпус газеты Chicago Tribune, при всей его уникальности, не смог затмить The Wrigley Building . В те годы многие чикагские здания выполнялись по мотивам известных европейских архитектурных шедевров. Не избежали моды и архитекторы The Wrigley Building — в южной башне угадываются контуры башни Геральда севильского кафедрального собора.

В проект комплекса The Wrigley Building было заложено немало новых инженерных решений, но одно из них можно назвать основополагающим. Здесь была установлена одна из первых в городе систем кондиционирования производственных помещений. В 1931 году оба здания были соединены еще одним мостом на уровне 14 этажа. Внешний вид комплекса тщательно поддерживается — наружная терракотта регулярно моется вручную, поэтому The Wrigley Building всегда выглядит свежим и нарядным.

Архив Perkins+Will. Эскизы проектов.

Хорошо узнаваемые контуры зданий.

Во время OHC-2016 в The Wrigley Building пускали только членов Chicago Architecture Foundation (CAF), а поскольку мы таковыми не являемся (из жадности), то нам вход был закрыт, но блат, как известно, и в Чикаго блат. На нашу удачу в очереди высокомерных членов CAF стоял мой родной брат Александр с супругой Натальей, выделяясь среди остальных ростом, благородством и очарованием. Они милостиво взяли нас под свое покровительство, и мы — бедные родственники-безбилетники — попали в здание, наряду с настоящими белыми людьми.

Вестибюль The Wrigley Building.

Веранда, принадлежащая Perkins+Will, с моим братом в главной роли.

LondonHouse Hotel Chicago (London Guarantee & Accident Building)
85 E. Upper Wacker Dr.
Архитектор Alfred S. Alschuler, 1923

В начале 20-х по обеим сторонам реки, в непосредственном соседстве со строящимся мостом, который должен был связать южную деловую часть центра города и северную, в которой застройка еще только начиналась, возник архитектурный узел, вскоре ставший новым лицом города. В северной части строились Wrigley Building и Chicago Tribune, в южной — London Guarantee & Accident Building и 333 North Michigan Av. (здание, так и не получившее персонального имени).

Здание страховой компании London Guarantee & Accident Building — так первоначально назывался LondonHouse Hotel — расположилось прямо напротив Wrigley Building, через реку. Оно было построено в 1923 году в историческом месте. Именно здесь в 1803 году возникло поселение Fort Dearborn, разрушенное индейцами потоватоми в 1812 году, от которого ведет свою хронологию город Чикаго. Архитектором нового здания стал Алфред Алшулер (Alfred S. Alschuler) — человек более чем известный в архитектурных кругах. Достаточно вспомнить построенные им, хорошо известные чикагцам, здания — Michigan and Lake Building (180 N. Michigan Ave.) или синагога K.A.M. Isaiah Israel Temple (1100 E. Hyde Park Blvd.), о которой я писал в OHC-2013.

Алшулер был большим мастером Beaux Arts, поэтому и новый 23-этажный небоскреб, построенный по заказу страховой компании, выдержан в этом стиле, ярком примере чикагского City Beautiful Movement. Трапецевидное здание своей северной вогнутой стороной, являющейся фасадом, удачно вписано в изгиб реки. Пятиэтажное основание с четырьмя колоннами коринфского ордера и трехэтажная верхняя часть декорированы в классическом стиле. На самом верху, как корона, здание украшает детально проработанная ротонда.

Здание неоднократно меняло постояльцев, но, пожалуй, самый яркий период в его истории пришелся на 50-70 годы, когда в нем располагался популярный ресторан с джаз-клубом. Многие знаменитые джазмены считали за честь выступить на его сцене — Дэйв Брубек (Dave Brubeck), Рамси Льюис (Ramsey Lewis), Бил Эванс (Bill Evans) и многие другие.

В 2016 году на свободном участке, прилегающем к зданию, по заказу нынешнего хозяина отеля Oxford Capital Group, архитектурная компания Goettsch Partners построила новый 22-этажный стеклянный корпус, прекрасно вписавшийся в общий комплекс зданий по Wacker Drive. Goettsch Partners одна из ведущих архитектурных компаний мира. Ее двери также ежегодно открыты на Open House Chicago.

Для посетителей OHC-2016 были открыты фойе старого здания, которое на самом деле открыто всегда, надо только не лениться войти, а также бар на верхнем этаже нового здания. Мне раньше не приходилось бывать в LondonHouse Hotel, поэтому я был приятно удивлен декоративной отделке небольшого, но эффектного, фойе, вестибюля с кессонным рельефным потолоком, а также изящными дверями лифтов. Однако самое большое впечатление производит изумительный вид из верхнего открытого бара на реку Чикаго и окружающие, так хорошо знакомые, здания — Jewelers, Kemper, Marina City, Trump Tower и многие другие.

Потолок фойе.

Вид из бара LondonHouse Hotel на реку Чикаго.

Hard Rock Hotel (Carbide and Carbon Building)
230 N. Michigan Av.
Архитекторы Daniel Jr. и Hubert Burnham, 1929

В середине 20-х годов 20 века химическая компания Union Carbide and Carbon Corporation считалась в своей области одной из ведущих в стране. Разработанные ее специалистами дешевый способ производства этиленового газа; компактные батареи, выпускаемые под брендами Everyready и Energizer, антифриз Prestone и особенно первый синтетический пластик бакелит, быстро ставший популярнейшим материалом в производстве игрушек, телефонов, радиоприемников и многих других товаров народного потребления, вывели компанию в число лидеров химического производства. Компания процветала, поэтому возникла необходимость в строительстве новой штаб-квартиры — эффектного небоскреба, которой мог бы соответствовать достигнутому уровню бизнеса.

Заказ на строительство нового здания получили братья Даниэл и Хюберт Бернхем (Daniel Jr. и Hubert Burnham), сыновья знаменитого архитектора Даниэла Бернхема (Daniel H. Burnham), создателя генерального плана Чикаго. Построенный ими в стиле Art Deco в 1929 году новый небоскреб, высотою 503 фута (153 м) украсил Michigan Av и стал ярчайшим архитектурным творением. Это был первый в мире небоскреб, в котором широко использовались цвета в оформлении фасада. Вместо распространенного однотонного серого известняка, архитекторы заложили в основание здания полированый черный гранит с черным мрамором и бронзовой отделкой, далее по всей высоте использовалась глубокая зеленая терракота, а на самом верху — листы настоящего 24-каратного золота. Интерьеры вестибюля были покрыты бельгийским мрамором с бронзовой отделкой. Золото крыши должно было олицетворять великолепие ревущих 20-х, что, к сожалению, вскоре было опровергнуто начавшейся Великой Депрессией. Однако золото не потускнело, а значит символически можно допустить, что и времена великолепные еще не закончились.

Вестибюль.

Лифты в вестибюле.

Со зданием связано несколько мифов. Один из наиболее распространенных гласит, что братья Бернхем стремились построить небоскреб, напоминающий бутылку дорогого шампанского, поэтому поверхность имеет темнозеленый бутылочный цвет с украшаюшей его золотой фольгой на пробке.

В 1996 году здание было приобретено отелем Hard Rock Hotel Chicago, и в 2004 году, после продолжительных ремонтных работ, обошедшихся отелю в $106 млн, было вновь открыто и по-прежнему продолжает украшать город. Однако по программе OHC-2016 для посещения были открыты только фойе и ресторан. Честно говоря, развешанные по стенам гитары, как-то мало ассоциируются у меня с Art Deco, поэтому увиденный интерьер, если не считать вестибюля, не произвел большого впечатления.

Здание Union Carbide and Carbon Corporation оказалось одним из последних, построенных в Чикаго перед началом Великой Депрессии.

River City
800 S. Wells St.
Архитектор Bertrand Goldberg, 1986

Наша субботняя прогулка, которую я назвал “От Голдберга до Голдберга», подошла к River City — замечательному творению архитектора Бертрана Голдберга (Bertrand Goldberg), и, прежде чем я расскажу о здании, небольшая биографическая справка о мастере.

Бертран Голдберг родился в Чикаго в 1913 году. После окончания школы в 1930 году он поступил в Cambridge School of Landscape Architecture (сейчас это часть Harvard University), однако уже через два года, уехал учиться в Германию в знаменитую школу архитектуры Bauhaus. Некоторое время он работал в мастерской Мис Ван дер Роэ, но уже в 1933 году, после прихода к власти фашистов, когда евреям оставаться в стране стало небезопасно, переехал в Париж, однако и там не задержался и вскоре вернулся в Чикаго. Первое время он работал в мастерских архитекторов-модернистов Keck and Keck, Paul Schweikher и Howard Fisher, но к 1937 году понял, что и сам в состоянии сказать свое слово в архитектуре и открыл собственный офис. Начинал Голдберг с малых форм — киоски для мороженого, разборные транспортабельные небольшие магазины и частные дома. В годы второй мировой войны выполнял государственные заказы — портативные медицинские лаборатории и склады для хранения оружия и боеприпасов.

После окончания войны Голдберг поначалу снова вернулся к частным домам, но при этом будучи человеком невероятно творчески активным, занимался дизайном самых неожиданных вещей, включая автомобили и мебель. Однако страсть к архитектуре возобладала, и Голдберг расширил область своих профессиональных интересов на крупные промышленные и офисные корпуса, художественные центры и больницы, что в итоге привело его к еще более масштабным проектам. Решительный перелом наступил в 1959 году, когда Голдберг получил заказ на строительство Marina City. Новый комплекс, состоящий из 5 зданий и законченный в 1964 году, буквально обновил лицо города. Нельзя пройти мимо и не восхититься двумя главными кукурузоподобными небоскребами на берегу реки, с многоэтажной автомобильной парковкой и мариной для яхт и моторных лодок под зданиями на реке. Однако, в мои планы не входит рассказывать об этом выдающемся архитектурном сооружении, и упоминаю о ним лишь для того, чтобы стало ясно почему Голдберг спроектировал близкий по духу комплекс River City, о котором и пойдет дальше речь.

Бертран Голдберг создал своей легко узнаваемый и неповторимый стиль. Чикагцы хорошо помнят удивительной красоты Prentice Women’s Hospital, принадлежащий Northwestern University, который городу, к сожалению, не удалось сохранить.

Архитектор умер в 1997 году, и я хорошо помню обширную статью в Chicago Tribune, посвященную его памяти. Это был один из самых выдающихся архитекторов в истории Чикаго второй половины 20-го века.

Но вернусь к River City. В первоначальном варианте River City, разработка которого началась в 1970 году, представлял собой S-образный комплекс из шести 72-этажных небоскребов, сгруппированных в триады. Этот масштабный проект комбинированного назначения на юго-западе центра города был задуман как расширенный вариант Marina City, как «город в городе». В нем должно было проживать порядка 20 тыс. человек. Нижние этажи отдавались торговым и культурным центрам, начальной школе и большой парковке для автомобилей. Со стороны реки располагалась марина с 70 местами для яхт и катеров. Однако сей амбициозный проект не был утвержден городскими властями, и архитектору пришлось внести целый ряд изменений в проект, который получил наименование River City-II. Исчезли небоскребы, значительно сократились жилые и коммерческие площади, но, к счастью, необычная форма комплекса сохранилась, а сравнительно небольшие размеры придали ему уютный и очень привлекательный для потенциальных жильцов вид.

На первых четырех этажах располагаются магазины, офисы, рестораны, конференц центр, тренажерные залы, а над ними — 8-12 жилых этажей, с открытым внутренним пространством River Road (Речная Дорога), перекрытым стеклянной крышей, состоящей из стеклоблоков, закрепленных в бетонных балках. За счет этого потребляется значительно меньше электроэнергии, не говоря уже о чисто эстетической красоте. За пределы стен, на крышу коммерческой части комплекса, вынесены довольной большой зеленый сад с детской площадкой. Марина же сохранила свои первоначальные параметры на 70 яхт и катеров.

Сохранился проект Бертрана Голдберга по расширению River City-II, однако, к сожалению, он так никогда и не был претворен в жизнь.

Строительство River City было закончено в 1986 году.

Один из последних вариантов River City.

River Road.

В обычные дни в жилую зону River City могут заходить только жильцы комплекса, поэтому ранее мне никогда не удавалось попасть внутрь. Когда же на сей раз мы наконец-то получили такой шанс, оказалось что воспользоваться им не так-то и просто — очередь на 10-минутный тур заняла 1 час 15 мин. Но мы не пожалели. У нас была возможность пройти по внутренней улице River Road, заглянуть в свободные квартиры, выйти к марине и в сад. Не знаю насколько хорошо можно судить по фотографиям, но на нас River City произвел большое впечатление.

Марина.

Внутренний сад River City.

На этом первый день OHC-2016 для нас был закончен.

Про второй день ОНС-2016 читайте здесь
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Игорь Волошин: Open House Chicago — 2016. Чикаго. День открытых дверей. 15 октября»

  1. Очень содержательный материал и хороший слог. Автор не поленился самостоятельно сфотографировать достопримечательности Чикаго, что ещё более делает его рассказ привлекательным для чтения. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *