Галина Хейфец: Эдуард Табачник — художник и архитектор

 226 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Одна из картин Табачника воссоздаёт Большую Берлинскую Синагогу, сожжённую фашис­та­ми. Он заполнил интерьер молельного зала евреями, покрытыми талесами, скорбящими и мо­ля­щимися за души всех невинно загубленных.

Эдуард Табачник — художник и архитектор

Галина Хейфец

Эдуард Табачник по профессии художник и архитектор, по призванию — мечтатель.

Эдуард Табачник
Эдуард Табачник, автопортрет

Когда у него берут интервью или смотрят полотна — начинаются расспросы о его би­ографии. Всегда у людей возникает желание понять, откуда берутся его сюжеты, что он хотел изо­бра­зить, о чем рассказать.

Его можно назвать строителем “замков воздушных” — на его картинах, и “замков руко­твор­ных” — построенных по его архитектурным проектам.

Эдуард закончил сначала художественную школу при Академии, а затем и саму Петер­бург­скую (в то время, Ленинградскую) Академию Художеств с двумя дипломами —архитектора и ху­дожника.

Академия — старейшее и очень престижное учебное заведение — была основана Екате­ри­ной Второй в 1787 году. В числе выпускников Академии были Репин, Суриков, Вру­бель, Брюл­лов, Антокольскйй, учитель Шагала Иегуда Пэнн, и множество других из­вестных жи­во­пис­цев и скульпторов. Как школа, так и сама Академия давали студентам классическое обра­зо­вание, умение работать с натурщиками, глубокое понимание цвета и материала.

Закончив Академию Эдуард вскоре переехал в Москву. Он начал работать в Моспро­екте, в группе, которая проектировала Останкинский Телецентр. В тот период жизни он очень увлёк­ся рисунком, иллюстрациями.

Скоморохи
Скоморохи

Несколько его работ экспонировались на Всесоюзной выставке графики в Русском музее. Он участвовал в неофициальных выставках московских художников нон­кон­фор­мис­тов. Как член Союза Архитекторов — устраивал персональные выставки в Доме Архи­тек­то­ра. Он также рабо­тал иллюстратором в издательстве “Советская Россия”, в журнале “Вокруг Света” пуб­ли­ко­ва­лись его иллюстрации.

В журнале “Вокруг Света”
В журнале “Вокруг Света”

Однако, возможность выставляться была ограничена официально дозволенными стилями, из ко­торых единственно правильным признавался так называемый cоциалистический реализм. Для ху­дож­ника, который хотел работать в другой стилистике, все двери были практически закрыты.

В 1972 году Эдуарду с семьёй удалось уехать в Израиль. Там он стал работать в мас­тер­ской из­вестногo архитектора Эль Хаанани над такими крупными проектами, как Центр Кон­грес­сов, Коммерческий центр, многоэтажное здание крупного отеля.

Коммерческий центр в Тель-Авиве
Коммерческий центр в Тель-Авиве

Параллельно он про­должал заниматься живописью, имел персональную выставку в Ашке­ло­не, участвовал в не­скольких выставках в Тель-Авиве.

Маски. Ашкелон, персональная выставка
Маски. Ашкелон, персональная выставка

Жизнь только начинала налаживаться, как грянула война Судного Дня. Когда отзвучали сире­ны и война закончилась, началось затишье в экономике, архитектурных проектов станови­лось всё меньше и меньше.

Эдуард решил искать работу в Европе. Он летит в Бельгию, где устра­и­ва­ет­ся в архи­тек­тур­ный офис в пригороде Брюсселя. Там он спроектировал большую се­рию жилых домов, ко­то­рые очень довольный владелец компании успешно продавал прямо “на корню”. К сожа­ле­нию, в то время Бельгия была страной, где иммигранту почти невозможно было не только по­лу­чить какой-либо статус, но и адаптироваться в замкнутом, закрытом для посто­рон­них об­щест­ве. В итоге, семья решает перехать в страну, более открытую для иммигрантов — в Кана­ду.

Опять нужно было начинать всё сначала. Канада не признавала иностранных дипломов, так что Эдуарду предстоял ещё длинный путь, чтобы подтвердить свое звание архитектора. Он был обязан отработать семь лет в архитектурном офисе под началом архитектора, имею­щего мест­ную лицензию. После этого он сдал все необходимые экзамены по специальности, а также по языку. Эдуард стал членом Королевского Архитектурного Института Канады.

Он открывает свой собственный архитектурный офис в Торонто. Параллельно сдаёт экзаме­ны на звание архитектора в США и получает лицензию в штате Нью-Йорк.

Он проектирует различные административные здания в Торонто и в провинции Онтарио, участ­вует в ряде ар­хитектурных конкурсов. Спроектированное им здание было удо­сто­ено на­гра­ды “Лучший Проект” и специального диплома одного из муниципалитетов Боль­шо­го Торонто.

Перспектива, эскиз
Перспектива, эскиз

Все эти годы Эдуард продолжает активно заниматься живописью. Темы полотен меняются, но при­верженность своим идеалам остаётся. С тех пор, как еще в студенческие годы Эдуард по­зна­комился с кружевными башнями собора “Святое Семейство” Гауди в Барселоне, он по­лю­бил эти ажурные, улетающие ввысь, полные света башни. Возможность создать из камня лег­кое кружево, пропускающее свет, привлекает Эдуарда и в архитектуре, и в живописи. Он исполь­зовал эту идею и в архитектурных проектах, сделанных для участия в конкурсах.

Мемориал памяти жертв Холокоста, конкурсный эскиз
Мемориал памяти жертв Холокоста, конкурсный эскиз

Mожно понять, как важен для художника свет, как он умеет передать не только ощу­ще­ние времени дня и ночи, но и настроение, присущие каждому моменту. Увлечение светом и ком­позицией идут у него от приверженности и восхищения Рембрандтом. Для Эдуарда рабо­ты Рембранта — это цель, к которой должен стремится каждый художник, считающий клас­си­ческую традицию живописи основой своей работы. По мнению Табачника, чтобы стать мас­тером в живописи, скульптуре нужно тщательное и кропотливое изучение техники ри­сун­ка и живописи старых мастеров — вдохновение приходит в познании.

Полярное сияние над площаью Св. Марка
Полярное сияние над площаью Св. Марка

Эдуард путешествует, всегда проводя много времени в музеях, находя в них радость и источ­ник творческой энергии, открывая все новые «секреты» старых мастеров, которые помогают ему находить новые идеи и темы своих работ.

Гейша. Воспоминание о Японии
Гейша. Воспоминание о Японии

Тема происхождения Мира в его работах естественно связана с еврейской мистикой и каб­ба­лой.

Башня Света. Дерево Жизни
Башня Света. Дерево Жизни

Прошлое, настоящее и будущее — что это? Можно ли это изобразить? Как показать связь и пе­ре­ход от прошлого к настоящему и к будущему? Неизвестность, неопределенность, ги­по­те­зы — всё это стимулирует воображение художника, рождает желание найти способы, сим­во­лы для воплощения на полотне.

Эдуард верит в существование “энергии искусства”, которая проявляется через вдохновение.

Он считает, что мы постоянно “путешествуем” из прошлого через настоящее в будущее, туда и обратно. Время в “энергии искусства” не имеет направления, настоящее и будущее могут со­су­ществовать одновременно.

Прозерпина. Голубая скрипка. Прибытие Неизвестной Планеты
Прозерпина. Голубая скрипка. Прибытие Неизвестной Планеты

Обычно художник пишет “серии”. Появляется идеа, тема картины, но чаще всего ему трудно “высказаться” на полотне. За годы жизни в Канаде были созданы ностальгические “серии”, та­кие, как “Залы Эрмитажа”, в которых залы предстают в причудливо редак­ти­ро­ванном виде.

Выставка в Эрмитаже
Выставка в Эрмитаже

Интересна серия “Античные музыкальные инструменты”. Композиции в ней различные, фор­мы может быть пейзаж, театральный зал, ложи которого отражаются в зеркальной воде озера, му­зейный зал, стены которого увешаны картинами Эдуарда, или многоплановый мираж “па­рал­лельных” миров. На каждой картине этой серии изображен какой-либо старинный, уже не су­ществующий сегодня, музыкальный инструмент.

Секреты. Параллельные Миры. Античный Ксилофон
Секреты. Параллельные Миры. Античный Ксилофон

Италия — всегда образец неповторимой красоты в природе, архитектуре, живописи.

У Эдуарда был, и до сих пор продолжается, свой “итальянский” период. По мере того, как картины уходят в дома коллекционеров и поклонников его работ, он всегда испытывает по­треб­ность вернутся к итальянским темам. Это — Венеция в серебристом тумане и собор Свя­то­го Марка на фоне мерцающего золотом закатного неба, натюрморты, где фоном служат уз­на­­ваемые, красивейшие уголки Италии.

Аллегро, концерт на площади Св.Марка
Аллегро, концерт на площади Св.Марка

Одна из “итальянских” картин была представлена на передвижной европейской выставке, по­свя­щенной Миллениуму. После выставки был выпущен альбом “Мировая художественная кол­лекция: 1001 причина любить Землю”, в которой помещена работа Э. Табачника.

Художник удостоен звания Рыцаря Ордена Александра Македонского, основанного с целью от­ме­тить и признать заслуги людей, внесших значительный вклад в различные области куль­ту­ры, искусства, науки и общественной жизни. Среди основателей и членов этого ордена — ху­дожник Сальвадор Дали, скульптор Генри Мур, поэт Жан Кокто, писатель Э. Юнгер, астро­навт Джон Глен, президент Р. Рейган, артист Петр Устинов и многие другие. Присуждение Э. Табачнику звание рыцаря Ордена Александра Македонского происходило в Торонто в при­сут­стви большого числа гостей из Канады и США Вице-Грандмастером Ордена.

Oбед с Сальвадором Дали, основателeм Ордена
Oбед с Сальвадором Дали, основателeм Ордена

В работах художника важное место занимает еврейская тематика. Такие близкие его твор­чест­ву темы, как происхождение Мира, Пространство, Время, связаны для него с еврей­ской мис­тикой, тайнами Каббалы, с еврейской историей. Он использовал идею «Дерева Жиз­ни» каб­балы в архитектурных проектах. С одним из них он участвовал в конкурсе на ме­мо­ри­ал жерт­вам авиационной катастрофы в Пенсильвании, происшедшей в трагический для Аме­ри­ки день 11 сентября 2001 года.

11-го сентября, конкурсный эскиз
11-го сентября, конкурсный эскиз

Одна из картин Табачника воссоздаёт Большую Берлинскую Синагогу, сожжённую фашис­та­ми. Он заполнил интерьер молельного зала евреями, покрытыми талесами, скорбящими и мо­ля­щимися за души всех невинно загубленных.

Большая Берлинская Синагога (взорвана фашистами), реконструкция
Большая Берлинская Синагога (взорвана фашистами), реконструкция

Исход евреев из Египта, обретение ими Торы, еврейские символы воды, огня, земли — всё это он пытается передать в своих работах.

Исход из Египта. Десять заповедей
Исход из Египта. Десять заповедей

По словам Эдуарда, он, как архитектор, не раз задумывался об архитектуре Второго Храма. Появилось несколько картин, на которых он «выстроил» Храм, основываясь на знакомстве с ар­хи­тектурой периода Царя Ирода. Конечно, это не проект, а живопись отражающая ат­мо­сфе­ру времени и величие Храма.

Второй Храм Ирода
Второй Храм Ирода

Можно закончить это далеко не полное описание творчества художника, вернувшись снова к его парящим “носителям” времени, например, к картине “Прибытие Третьего Храма”, как к обе­щанию надежды мира и покоя.

Прибытие Третьего Храма в Иерусалим
Прибытие Третьего Храма в Иерусалим

Большая подборка работ и контактная информация на сайте художника: http://www.edtabachnik.com

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Галина Хейфец: Эдуард Табачник — художник и архитектор»

  1. Thank you very much for giving us the opportunity to follow Edik’s creative life.
             With great pleasure we went through the impressive collection of his artworks.
            Undoubtedly he is very talented Artist with rich imagination and throughout knowledge
            of Architecture and History! Keep going, dear Edward!
                                          With Best wishes, Larisa and Sasha Salman. 

  2. Постоянно восторгаюсь творчеством Табачника. Преклоняюсь за мастерство, полет фантазии и движение души. Надеюсь, мое отношение разделит огромная аудитория ценителей настоящего искусства.

  3. Чрезвычайно интересный художник с богатым духовным и колоритным воображением. Спасибо.

  4. Я рад что с твоим творчеством познакомятся коллеги и гости этого сайта. Оно напоминает нам, что мир не двухмерный, и даже не трехмерный. Есть глубина в нем, не сводима к полярности каких либо категорий и воззрений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *