Александр Бизяк: Живые души

 121 total views (from 2022/01/01),  1 views today

По дороге в винный магазин, Михаил однажды встретил пса. Без ошейника, с облезлой шерстью, скорей всего, бродячего. Пёс неожиданно бросился к нему на грудь, протяжно заскулил, прижался мордой к его щеке и принялся ее лизать. Михаил испуганно отпрянул от собаки…

Живые души

Реинкарнационные фантазии

Александр Бизяк

Так кто есть кто, так кто был кем? Мы никогда не знаем.
Кто был никем, тот станет всем — задумайся о том!
Быть может, тот облезлый кот был раньше негодяем,
А этот милый человек был раньше добрым псом.

Владимир Высоцкий. «Песенка о переселении душ»

За окном еще потёмки. Кто-то тарабанит в дверь.

— Николай, отвори немедля! Это Михаил.

Что за хренотень? Николай переполз через жену. Спросонок отдавил ей ляжку. В ответ получил удар по селезёнке.

Отворил соседу дверь.

— Ну, чё тебе? Я в такую рань не пью, ты знаешь.

— Да ладно врать! Но не за этим я к тебе. На-ка, прочитай! — И протянул газету «Пахомовский рабочий». А в газете — объявление:

Профессор-консультант по реинкарнации Яков Фрейдис принимает посетителей по вторникам и пятницам с 8:00 до 19:00 без перерыва на обед. Улица Двадцати шести бакинских комиссаров, дом №8, второй этаж. Предварительная запись. Посетители приходят в трезвом виде, имея при себе метрики и справку от психотерапевта».

— Николай, ты грамотный мужик. Что за реинкарнация такая? Растолкуй мне, скотобою, — просит Михаил.

— А на кой она тебе сдалась?

— Мне она нужна, как бантик на ширинке. Тут такое дело: ложимся ночью в койку, сую под нос Тамарке объявление. Говорю ей: прочитай. А вдруг? Пятый год родить не можешь.

— Значит, плохо ты стараешься, — пожурил соседа Николай.

— Обижаешь! В этом деле я мастак. А тут — никак. Как думаешь, может, эта самая реинкарнация поможет?

— Ты бы лучше к гинекологу ее направил.

— Была она у гинеколога. Вернулась, шепчется с подругой, чтобы я не услыхал. А уши у меня локаторы! Тамарка ей и говорит: «Только что пришла от гинеколога. Такое он со мной выделывал! Ой, боюся я, Танюха, как бы от него не залетела». Ну, скажи, не курва?!».

— Еще какая! Неощипанная курва! — Согласился Николай. — Такую бабу придушить не жалко.

— А передачки в зону ты таскать мне будешь?

— Не засадят, не боись. Меня мой кореш научил. Когда она уснет, придави ей гланды. Я свою вторую таким манером порешил. Сбегай к телефонной будке, вызови милицию и скорую. Те приедут, повинись. Так и так, мол. Во сне неловко повернулся, жене локтем на горло наступил. Очнулся, а она, голубушка, не дышит. Лежит холодная, как глист. Слезу пусти для виду.

Михаил прислушался к совету Николая, решил так и поступить. Но не успел. Каким-то сучьем нюхом Тамарка мужнин замысел учуяла. Побежала к гинекологу-дружку. Тот ей гланды-то и вырезал. Да перестарался. Оскопил до самой носоглотки. Теперь она гундосит, как сифилитичка.

— Что делать, Коля? Подскажи.

— Отправляйся к консультанту. Он подскажет.

— Видал в гробу я этих консультантов! — Михаил налился краской, как буряк на грядке. — Нынче их, мошенников, как собак нерезаных.

— А ты все-таки сходи. Расскажешь про Тамарку. Может, путное чего подскажет. Хоть и мошенник, а всё — мужик.

Матюгнулся Михаил, почесал за ухом:

— А что, пойду, и пощекочу ему яички!

х х х

В кабинете за столом, не меньше биллиардного, сидел розовощекий молодой мужчина: улыбчивый, в пенсне, с бородкой клинышком, с бакенбардами, похожими на пейсы. Ему на голову еще бы кипу, и — вылитый раввин из местной синагоги.

Проникнуть в душу пациента Консультанту было проще, чем с помощью консервного ножа вскрыть банку с кильками в томате.

На столе — старинный микроскоп, миниатюрный молоточек с гвоздодёром, гусиное перо в бронзовой чернильнице, офтальмоскоп и электрошокер.

В углу — топчан, застеленный бумажной простыней. Над топчаном свисает кружка Эсмарха. Рядом с клизмой — три портрета. На одном изображен мужчина с волевым лицом, в военном френче, с глубоким шрамом на щеке.

— Джеймс Лейнингер, — пояснил Профессор-консультант. — В двухлетнем возрасте он как-то закричал: «Самолет в огне! Малыш не может выбраться!». Ребёнок, только-только начавший учиться говорить, принялся взахлёб рассказывать родителям об американском летчике Джеймсе Хьюстоне, чей самолет в марте 45-го был сбит японцами в бою близ Иводзимы и разбился. Военный летчик, участник тех событий Ральф Кларбур под присягой это подтвердил. Вскоре вышла книга Кларбура «Уцелевшая душа», мгновенно ставшая бестселлером.

Многие отметили удивительное сходство мальчика и трагически погибшего Джеймса Хьюстона.

Михаил сорвался с места и бросился к портрету.

— Я знаком с Лейнингером! Прошлым летом он приезжал сюда к своей двоюродной сестре. Пятнадцать лет назад эта дура бросила Америку и переехала в Пахомово. Устроилась кастеляншей во дворце культуры. За примерный труд получила орден «Знак почета», стала депутатом Горсовета. В Пахомово каждая собака ее знает. С Лейнингером я сошелся сразу. Виски презирает, водку глушит похлеще русского. Уважает сало, воблу, маринованный чеснок и пиво Жигулевское. После первого стакана мы с ним побратались. Он-то мне и рассказал о воздушном бое в небе Иводзимы. Книгу «Уцелевшая душа» на память подарил, с автографом. Решил в Пахомово остаться. Но я его отговорил: «Гляди, американец, сопьешься здесь. Возвращайся в Штаты!».

— И он уехал? — Дознаётся Фрейдис.

— Уехал. В гости пригласил.

— И вы поедете?

— Поехал бы, да ведь моя увяжется. А на кой мне ляд она нужна в Америке? Там своих блядей хватает.

— Ну, вы в соседний Питер хотя бы съездили. В Эрмитаж сходили бы.

— Тамарка не пускает. «Тебе бы там по кабакам валандаться да венерических шалав снимать на Невском. Учти, из Питера вернешься, в койку не пущу!».

— На втором портрете, — продолжил Консультант,— госпожа Барбро Карлен. Поэтессу и писательницу из Швеции с раннего детства терзали жуткие кошмары, связанные с темой Холокоста. В конце концов, после ряда удивительных совпадений, женщина пришла к выводу, что она — воплощение Анны Франк, еврейской девочки, автора знаменитого «Дневника», написанного ею во время преследования евреев нацистами и переведённого на многие языки мира. О своих ощущениях от прошлой жизни Барбро Карлен рассказала в книге «И волки выли».

— И, наконец, — закончил Фрейдис, — портрет Сергея Анатольевича Торопа. Уникальнейшая личность! Перепробовал множество профессий. Был слесарем, электриком, преподавателем физкультуры, художником и даже сотрудником ГАИ. Но вскоре, по его словам, он вдруг «переродился» и назвал себя Виссарионом, возвратившимся на Землю в образе Христа. Основал религиозное движение «Церковь последнего завета». Адепты «Церкви» обязаны придерживаться строгих правил: им запрещено есть мясо, курить, употреблять алкоголь и пользоваться деньгами. Их цель — объединение всех мировых религий. Сегодня число сторонников учения насчитывает пять тысяч человек. При желании вы можете к ним присоединиться.

— Извиняйте, ни за что на свете! — Воскликнул Михаил.

— Вы ко мне явились трезвым? — Спросил Профессор.

— А как же, доктор, как вы в объявлении велели! Махнул для храбрости чуток и к вам направился. Для меня сто грамм, что слону дробинка.

— А ну, дыхните!

Михаил дыхнул. От него попёрло сивушным перегаром.

Консультант скривился:

— Дышите в сторону и давайте ближе к делу. Как вас зовут?

— Михаил .

— Цель вашего визита?

— Пришел на реинкарнациию, если она не обрезание. Я-то я ведь православный.

— Не пугайтесь. Обрезание вам не грозит. Вы в курсе, кем вы раньше были?

— А то! Кем я только не был! И завмагом в Кишиневе был, и в Мариуполе на продуктовой базе замдиректора по сбыту. Сейчас в Пахомово на мясокомбинате — начальник цеха по убою крупного рогатого скота.

— Похвально! Постоянно на руководящих должностях.

— Не верите, могу представить трудовую книжку. Она всегда при мне.

— Охотно верю. А кем вы были до Мариуполя и Кишинева?

— Меня тогда еще на свете не было!

— А вот и заблуждаетесь, любезный! Уверяю вас, вы жили на Земле и при первобытном строе, и в Древнем Риме, и во времена средневековой инквизиции, и даже до Рождества Христова.

— Не врубаюсь… — Растерялся Михаил.

— Хотите в этом убедиться, разденьтесь догола и ложитесь на топчан кверху ягодицами.

Профессор снял со стены кружку Эсмарха и наполнил ее какой-то мутной жидкостью.

— Делать клизму ни за что не дамся! — Взвился Михаил.

— Голубчик, сеанс реинкарнации возможен только после чистки вашего желудка.

— Он пустой, как мой карман назавтра опосля получки.

— Но ведь сегодня утром вы чем-то закусили, когда «махнули сотку»?

— Такой привычки не имею. Занюхал рукавом. Не верите, спросите у моей Тамарки.

— Хорошо, от клизмы мы откажемся, — успокоил пациента Фрейдис. — А теперь внимательно слушайте меня.

— Валяйте! — Согласился Михаил.

— Сеанс реинкарнации позволит вашей памяти вернуть события и ситуации из прошлого, в котором вы принимали активное участие. Вы могли быть китайским императором, рабом, крепостным холопом. Ваши родители могли быть в прошлом вашими детьми, а королева Англии Елизавета была вашей любовницей. Александр Македонский был вашим близким другом и просил у вас совета, как победить в очередном походе. Петру Великому вы помогали прорубить окно в Европу. Сократ ходил у вас в учениках и с благодарностью внимал вашим философским наставлениям.

Лоб Михаила покрылся капельками пота.

— Жаль, Тамарка вас не слышит… Сегодня в койке я ей расскажу об этом.

— Расскажите, если вам другим заняться будет нечем. И еще, учтите, что душа меняет место жительства независимо от гендерного признака той телесной оболочки, в которую она переселяется.

— Гендерные признаки? Снова не врубился! — Признался Михаил.

— Гендерные признаки, — пояснил Профессор, — это принадлежность человека к тому или иному полу. Так, душа мужчины может вселиться в тело женщины, и наоборот. Но возможны варианты и по профессиональной принадлежности. Так, поэт вселяется в прозаика, отоларинголог — в гинеколога, нейрохирург — в проктолога, воин — в землепашца, плотник — в сталевара…

— А скотобой в кого может вселиться?

Консультант задумался. Походил по кабинету.

— Вы меня простите, Михаил, за мою дурацкую идею. А вдруг вы переселитесь в тургеневскую девушку? Вы знакомы с творчеством Тургенева?

— Обижаете, профессор! Мы этого Тургенева в школе проходили. Это тот, который сочинил Му-му? В собаку я не хочу переселяться! А вот залезть в девицу и оттуда её подёргать за пупок, не отказался бы. Только чтоб Тамарка не узнала…

— Ну и фантазии у вас, милейший! — Развел руками Фрейдис. — Так вы готовы к сеансу реинкарнации?

— Валяйте!

Профессор зашторил окна, зажег свечу, электрошокером проутюжил позвоночник Михаила, молоточком обстучал его лопатки, сдавил ему виски.

Михаил закрыл глаза и спустя минуту доложил профессору:

— Есть контакт!

— Отлично! Расскажите, кого и что вы видите.

— Тамарку вижу. В цирке, дрессировщицей зверей. Запёрла меня в клетке и кнутом мне в морду тычет.

— А вы?

— Матом её крою. Погоди, кричу, домой вернемся, уж я тебя потыкаю!

Профессор прекратил сеанс, привел клиента в чувство.

Михаил набросился на Консультанта с кулаками:

— Оборвал на самом интересном. Хочу обратно в цирк! Я не всё еще высказал Тамарке.

— Выскажете завтра. Предлагаю вам принять участие в завтрашней автобусной экскурсии. Вас ждет сюрприз реинкарнации.

— Экскурсия бесплатная? — Оживился Михаил. — Отчего же не поехать! На халяву и уксус сладкий. А можно, я возьму с собой Тамарку? Одного меня она на экскурсию не пустит. Мало ли, какую бабу я там закадрю.

— Конечно, можно, — согласился Фрейдис. — За вами, мужиками, нужен глаз да глаз.

— Почему «за вами»? А вы разве не мужик?

— Я целиком и полностью принадлежу науке, — со строгой скромностью ответил Консультант. — Только убедительная просьба — приходите трезвым.

Михаил вскипел:

— Далась вам эта трезвость!

— Не сердитесь, я о здоровье вашем беспокоюсь.

— Да вы хоть знаете, почему я пью? Из-за Тамарки. Как трезвым в койку лягу с ней, у меня шкворень судорогой сводит.

Фрейдис покраснел:

— Сочувствую, но в этом деликатном деле я вам не советчик.

— А в объявлении советы обещались дать!

— У меня, любезный, иная сфера деятельности. По вопросам секса я советов не даю. Запишитесь к сексотерапевту.

. — Все вы шарлатаны, одним миром мазаны! — Воскликнул Михаил и хлопнул дверью так, что в окнах зазвенели стекла.

х х х

На 45-м километре Фрейдис велел водителю остановиться. Экскурсанты вышли из автобуса. На обочине шоссе за решетчатой оградой стоял старинный двухэтажный особняк, окруженный липами.

— Здесь жил когда-то помещик Двоекуров. — Пояснил Профессор. — Сейчас в нем располагается Музей крепостничества в России.

На крыльце особняка гостей встретила молоденькая, симпатичная экскурсовод.

— Пройдемте внутрь, товарищи! Вы увидите, как жил типичный российский крепостник.

Экскурсанты потянулись в особняк. У порога Михаил неожиданно скинул сапоги, размотал портянки и босиком вошел в музей, оставляя на полу влажные следы. Его скулы побелели, налились свинцом. Миновав прихожую, он уверенно вошел в просторную гостиную и придирчиво оглядел ее.

— Тут в гостиной, помню, красовался стол на гнутых ножках. Где он? Небось, завхоз музея к себе домой упёр?! А в этой комнате располагался кабинет крепостника. Бывало, призовет меня к себе, поставит на колени, и давай хлестать кнутом промеж лопаток. Потом холопы меня тащили на конюшню, и на виду у лошадей лупцовали до кровей. Лошади, и те с испугу ржали, табунились в стойле. А куда диван девался? Он ведь тут стоял! На нем Двоекуров крепостных крестьянок драл.

Экскурсовод смутилась.

— Этому дивану место на помойке. Двоекуров так перепахал его, что экспонировать его не представляется возможным.

— Михаил, вы говорите так, как будто здесь уже бывали? — Провокационно спросил его Профессор.

— Бывал, а как же!

Тамара одернула супруга:

— Чё ты мелешь? Окстись! Ты никогда мне не рассказывал об этом. Когда же это было?!

— При графе Аракчееве. Гореть ему в аду!

— Сейчас же замолчи и не позорься при народе!— Одернула его Тамара.

— А ты закрой свою ширинку и слушай, что я говорю! — Взъярился Михаил.

— Что с ним? — Испуганно спросила молоденькая гид у Фрейдиса.

— Рецидив вчерашнего реинкарнационного сеанса, — объяснил ей Консультант.

х х х

Когда в журнале «Реинкарнация и жизнь» профессор Яков Фрейдис опубликовал статью «Феномены преображений», основанную на конкретных фактах из жизни скотобоя из Пахомова, он был приглашен в Чикаго на съезд реинкарнаторов с докладом. В качестве живого экспоната повёз в Чикаго Михаила. Тот, на халяву за счет профессора, с радостью поехал, так как не только в Эрмитаже, но и в Америке бывать ему еще не приходилось. Тем более, Чикаго издавна славилось своими скотобойнями.

Необходимо сообщить читателю, что к тому моменту убойный цех пахомовского мясокомбината был на грани ликвидации. Поступление крупного рогатого скота резко сократилось, а потом и вовсе прекратилось. Скотина в Пахомовском районе полностью была истреблена. Пахомовские власти приняли повышенные соцобязательства по сдаче государству мяса. Михаил вовремя сообразил, что в Чикаго он найдет работу по своей профессии, и решил в Америке остаться в качестве невозвращенца. Принял американское гражданство и устроился работать на одной из чикагских скотобоен.

Женился на молоденькой блондинке, удивительно похожей на Мерилин Монро. Научил ее говорить по-русски. О женитьбе Михаил послал Тамаре телеграмму.

В ответ в Чикаго от Тамарки приходили жалобные письма, в которых бывшая жена умоляла бывшего супруга вернуться к ней в Пахомово. Клялась, что лучше мужика, чем он, не знает. Михаил отвечал ей, что нельзя войти в одну и ту же речку дважды. Сообщал, что с Мерилин Монро несказанно счастлив. Особенно в постели.

Духовные и физические скрепы с Мерилин Монро оказались настолько крепкими, что Михаил по Скайпу связался с Фрейдисом и попросил профессора переселить их души в тела друг друга. Профессор такой сеанс реинкарнации осуществил.

Это событие молодожены отметили пирушкой. В торжестве приняли участие звезды Голливуда — Том Круз, Бред Питт, Мерил Стрип, Джек Николсон, Кевин Костнер, Эдди Мерфи, Барбра Стрейзанд и Сильверст Сталлоне. Мерилин предложила дорогим гостям на ее личном самолете полететь в Пахомово, чтобы exultation завершить на исторической родине молодожена. Предложение было принято единогласно.

Подобного нашествия vip-персон Пахомово не помнит с того памятного дня, когда здесь проводился 14-й Съезд победителей соцсоревнования нечерноземных областей России.

Голливудских кинозвезд встречали хлебом-солью и букетами цветов. В их честь звучали здравицы и произносились приветственные речи. Председатель Исполкома товарищ Волобуев каждому артисту вручил памятные знаки «Почетный гражданин Пахомова». В ответ заморские актёры подарили Волобуеву статуэтку Оскара.

Голливудцев повезли на лучшую в районе птицеводческую ферму «Заветы Ильича», где показали им яйценоских рекордисток знаменитой «пахомовской» породы. Птицеводы накрыли стол, ломившийся от яств. Главным блюдом было томленое в кисло-сладком соусе жаркое, приготовленное из кур знаменитой «пахомовской» породы.

После посещения Музея крепостничества
Михаила вконец замучили прозрения.

1431-й год. Пахомово, площадь имени Юрия Гагарина (бывшая Базарная). Михаила тащат на костер за то, что на сходе крепостных крестьян открыто выступил против преступной местной власти.

— Еретик, пока не поздно, отрекись от своих кощунственных речей! — Потребовал прокурор Пастрыкин.

— Не отрекусь! — Упрямо произнес пахомовский Джордано Бруно. — Пусть от своих открытий отрекается Галилео Галилей!

Палач поднес горящий факел к хворосту, и полыхнул костер. Всё было кончено. Душа Михаила перенеслась в иное тело. И в тот же миг с небес над городком прозвучала песня: «Пахомово слышит, Пахомово знает, где в облаках ее сын пролетает».

х х х

У Двоекурова, крепостника-тирана, имелась дочь Аглая о семнадцати годах. Румяное, еще никем не надкусанное яблочко. Михаил до беспамятства втрескался в Аглаю. Не спал ночами, строил планы затащить ее на сеновал и обездевственнить молодку.

Однажды, как только Двоекуров на дрожках скрылся за воротами, отправившись к соседу вечерять, Михаил по лестнице стал подниматься к спальне молодой помещицы, да оступился и полетел на землю. На шум сбежались сторожевые псы и чуть не разодрали крепостного Дон Жуана. Михаил с позором пустился наутёк.

х х х

Будучи мальчишкой, Михаил приехал в Горки навестить великого вождя. Ильич сидел в шезлонге на терраске — сухонький, болезный, с впалыми черными глазницами. Он усадил мальчишку ходока на свои коленки, угостил конфеткой.

— Сам откуда будешь, мальчик? Как зовут тебя? — Спрашивает вождь.

— Миша из Пахомова.

— Пахомов, говоришь? Хороший город, нашенский! — Отозвался Ленин.— Я на митингах там часто выступал с броневика. И давно живешь там?

— Как мамка родила меня.

— Передай ей мой привет. Достойного сынишку произвела на свет! Подрастешь, станешь комсомольцем, а потом партийцем. Готов будешь бороться за идеи коммунизма?

— Всегда готов, товарищ Ленин!

— Ну, то-то же. Как зеницу ока береги традиции пахомовских рабочих! — Ильич легонько, точно кошку, сбросил мальчика с колен и тут же задремал. Надежда Константиновна, чтобы не будить его, Мишу тихо проводила в дом, раздула самовар и принялась поить подростка морковным чаем вприкуску с сухарями. И пообещала:

— Вот поднимем республику с колен, непременно угощу тебя пирожным. Пирожные ты любишь?

— Не знаю, тётенька, я их никогда не кушал. Я люблю квашеную мамкину капусту.

х х х

Дважды в тело Михаила вселялись души Розы Люксембург и Клары Цеткин. Причем, одновременно. Но вынести обеих сразу, как и Боливар в рассказе писателя О.Генри, Михаил не мог. Пришлось революционеркам феминисткам вселяться в душу Михаила поочередно. Сначала на восемь суток в тело Михаила вселялась душа Клары Цеткин, а затем на такой же срок её место занимала Роза Люксембург.

х х х

По дороге в винный магазин, Михаил однажды встретил пса. Без ошейника, с облезлой шерстью, скорей всего, бродячего. Пёс неожиданно бросился к нему на грудь, протяжно заскулил, прижался мордой к его щеке и принялся ее лизать. Михаил испуганно отпрянул от собаки, но тут его остановил мудрый старый иудей Давид, живший по соседству. «Миша, это добрый знак Всевышнего. Пёс признал в тебе родственную душу. Собаки — это последние ангелы, населяющие Землю». Михаил прислушался к словам Давида, привел пса к себе домой (черт с ней, с некупленной бутылкой!), отогрел и сытно накормил. Пса назвал Пахомом. Усыновил его и прописал на своей жилплощади. Научил Пахома бегать в магазин и приносить хозяину в зубах бутылку.

Afterword

В респектабельном журнале «Chicago news» появляется реклама:

«Reincarnation Center marrieds Mihael and Marilyn Pahomoff. Chicago, Michigan Avenue, apartment №8, the forty-second floor. Pre-entry. Tuesdays and Fridays. From 8:00 to 19:00. Have your passport and a certificate from the psychiatric clinic».

Перевод на русский для читателей, не владеющих английским:

«Центр реинкарнации супругов Михаила и Мэрилин Пахомовых. Чикаго, Мичиган-авеню, дом №8, сорок второй этаж. Предварительная запись. По вторникам и пятницам. С 8:00 до 19:00. При себе иметь паспорт и справку из психиатрической больницы».

P.S. Спустя три года Михаил получил от Тамары телеграмму: «Миша, я образумилась и решила перед Богом чистосердечно замолить свои плотские грехи. Ушла в Ново-Тихвинский женский монастырь, приняла монашеский постриг. Теперь молюсь за тебя и за твою супругу Мэрилин. Пусть ваша мирская жизнь в Америке сложится счастливо. Храни вас Бог! Ваша матушка Паисия».

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Александр Бизяк: Живые души»

  1. Поднял настроение! Спасибо, брат! Так ценно, особенно после чтения Гостевой.
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *