Игаль Кармон: Мусульмане — не несчастные неудачники

 471 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Они не «неудачники», «нигилисты», «поклонники смерти», не «больные тру́сы» — но истинно верующие и идеалисты, которые совершают ужасающие убийства и жертвуют своими жизнями во имя утопического будущего мира, управляемого их верой.

Мусульмане — не несчастные неудачники

Игаль Кармон
Перевод с английского Юрия Ноткина

После теракта 22 Мая в Манчестере премьер-министр Соединенного Королевства Тереза Мэй назвала тех, кто за ним стоял «больными тру́сами», а не исламистами. Между терактом у Вестминстера в Марте 2017 и субботними автомобильным наездом и ножевым нападением на Лондонском мосту были предотвращены еще пять терактов.

Мы перепечатываем вновь эту статью, написанную президентом MEMRI Игалем Кармоном и опубликованную исходно 30 Мая 2017. Она сфокусирована на глубокой связи между исполнителями этих терактов и их верой и выражает необходимость, остановить лицемерие, имеющее целью избежать обиды со стороны мусульман, вместо того, чтобы говорить правду, которая более уважительна и более эффективна в борьбе с террором этого вида. Она предлагает также немедленно перейти к следующей стратегии: введение законодательства, имеющее целью противостоять джихадистам в их попытках использовать для своих целей Интернет, попыткам все усиливающимся уже в течение десятилетия. Западные лидеры должны при этом прекратить корпоративные оправдания по поводу того, что подобное законодательство невозможно и несовместимо со свободой слова. Свобода слова не может включать в себя подстрекательство к убийствам, подстрекательство, опирающееся на веру.

Необходимо заставить уважать международные соглашения, направленные против геноцида и не позволять интернет-компаниям попирать законы демократических стран. Для детального ознакомления с предлагаемой стратегией очищения Интернета от джихадистского подстрекательства смотрите Ежедневный MEMRI Обзор №126 «Очистка Интернета от Джихадистского подстрекательства — Не Невозможная Миссия», Май 2017

Yigal Carmon
Игаль Кармон

Подобно Бараку Обаме, Франсуа Холланду и Дэвиду Камерону, отрицавшим, что теракты могут каким-либо образом быть связанными с религией, Дональд Трамп и Тереза Мэй ныне настаивают на неверном толковании явления джихада, давая ему различные наименования, такие как «злобствующие неудачники» (Трамп) и «Больные тру́сы» (Мэй).

Во время своей кампании Трамп использовал иные формулировки («радикальный исламский терроризм») — но с тех пор он, очевидно, заимствовал подход, одобренный другими западными лидерами, который рассматривает любую ссылку на религиозные корни террора, как «непродуктивную». Подобно им, он, кажется, стал следовать понятной мотивации, избежать обиды со стороны 1.4 миллиарда мусульман.

Итак, рассмотрим вначале определение «непродуктивный». Джихадисты, которые совершают эти ужасные преступления не являются ни неудачниками, ни нигилистами, ни поклонниками смерти, ни больными тру́сами. Напротив, в своем подавляющем большинстве они ярые и фанатичные верующие. Они идеалисты, которые жертвуют своими жизнями во имя утопического будущего: мира, управляемого их верой. Предпринимаемые ими нападения являются исключительно актами благочестия. Они стремятся подражать истовой преданности Богу ранних верующих с тем, чтобы оживить славу и величие прошлого. Действительно, как часть своей подготовки, многие бомбисты-самоубийцы воспринимают благочестивый образ жизни: они погружаются в молитвы, помогают нуждам общества, выплачивают все свои долги[1]. Они становятся моральным и религиозным примером для других (см. приложение к данной статье, касающееся последнего заявления бомбистки-самоубийцы Ханади Джарадат, которая совершила массовое убийство в ресторане Хайфы и начала свое завещание религиозной формулой: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного»).

Вопреки подходу западных лидеров, которые подчеркивают приверженность злу исполнителей терактов, они, следуя стандартам их веры, являются добродетельными людьми следующими призыву Корана [48:29]: «Будьте беспощадны к неверным и милостивы к каждому иному». Проблема заключается не во врожденном, злоумышленном характере, а в некоторых коренных ценностях их системы религиозных верований. Действительно, их вера — любая вера — включает элементы прекрасного наряду с элементами зла. Отрицание западными лидерами того, что вера включает элементы зла, является ошибочным. Именно это отрицание является контрпродуктивным, представляя собой фактически самообман.

Может ли изменение названий террористических актов действительно помочь избежать обиды со стороны мусульманского мира? Ответ — нет. Сталкиваясь с заявлениями Западных лидеров, отделяющими полностью джихадистские акты от их религиозных корней, мусульмане мира могут лишь прийти к заключению о том, что эти лидеры не понимают их веры в силу собственного интеллектуального самомнения при попытках ее истолковать. По сути именно это неверное истолкование коренных ценностей подводит фундамент для отрицания великих достижений Ислама, в которых черпают свою гордость мусульмане: развитие великой цивилизации и создание не одной, а нескольких империй в ходе истории.

Было бы куда более уважительным по отношению к мусульманам, признать, что эти ценности (самопожертвование и истовая преданность Богу, направленные на распространение веры силой), явились основой исламской экспансии, точно так же, как распространение христианства после того, как император Константин установил его государственной религией, представляло процесс прославления веры силой. Однако, с тех пор христианство отказалось от этих ценностей. Христианство не отрицает своего прошлого, но оно выбросило за борт элемент насилия. Подобно этому, западные лидеры должны не порочить прошлое ислама, отрицая его коренные ценности, а должны требовать от мусульман следовать их христианскому пути: понять, что некоторые связанные с насилием ценности, служившие опорой мусульманской цивилизации и славного прошлого несовместимы с современной моралью. Западные лидеры должны требовать у сегодняшних мусульман сфокусироваться на других аспектах их веры (как сделало христианство) и полностью отвергнуть свое утопическое религиозное видение будущего, установленного силой оружия.

Западные лидеры не могут ожидать победы над «терроризмом», пока они отрицают или уклоняются от признания истоков явления джихад: глубокой связи между совершаемыми нападениями и верой. Признание этой связи будет не только более уважительным по отношению к мусульманам, но и послужит проводником к реформам и поможет мусульманским реформистам, отдающим себе отчет в том, что идеалы террористов формируются внутри: главным образом в мечетях, школах и обществе. Говорить правду мусульманам более уважительно, чем отрицать факты. Это будет и более продуктивным, поскольку одно лишь отбрасывание лицемерия в отношении корней исламского террора поможет мусульманам выработать нормальное отношение к своему прошлому: гордость достижениями наряду с необходимой критикой архаичных ценностей, которые вели в прошлом к этим достижениям. Мусульмане должны принять для себя пост-халифатную роль точно так же, как европейцы свыклись[2] со своим пост-имперским статусом. Это достаточно болезненный процесс, но он неизбежен. Верховные мусульманские религиозные лидеры должны стремиться к мусульманскому aggiornamento (приведение в соответствие со временем) подобно реформам, введенным Папой Иоанном XXIII.

Лидерам Запада нужно направлять эти послания открыто и настойчиво, вместо интеллектуального увиливания и отрицания, практикуемого сегодня. Следует также подчеркивать, что эти послания обращены не только к мусульманам. Это требование, которое Запад и Христианство применили к себе и потому получили право требовать то же самое от мусульманского мира. Только таким образом может быть искоренена идеологическая база джихада и обеспечен значительный спад «терроризма». Нет спора, что это длительный процесс, но тем не менее это подлинное решение проблемы и единственный путь, на котором можно достичь результатов.

При переводе этого подхода на язык конкретной политики следует немедленно сделать два шага. Первый, Западные лидеры должны прекратить лицемерное отрицание связи джихада с верой и твердо, и открыто потребовать от лидеров мусульманского мира предпринять весомые шаги для реформирования их религии. Второй — и это обращено к одним мусульманам — они должны ввести законодательство для того, чтобы остановить использование интернета для пропаганды джихада, постоянно усиливавшей его распространение в течение последнего десятилетия. Они должны отвергнуть все корпоративные оправдания по поводу того, что такой шаг невозможен и несовместим со свободой слова. Свобода слова не означает свободы призывов к убийствам, включая и те призывы, которые основаны на вере. Они должны уважать международные соглашения против геноцида и не позволять интернет — компаниям попирать законы демократических стран. Для детального ознакомления со стратегией очищения интернета от подстрекательств к джихаду, см. ежедневный обзор MEMRI № 126, «Очистка Интернета от Джихадистского подстрекательства — Не Невозможная Миссия», Май 2017

Приложение: Завещание Ханади Джарадат

Нижеследующее представляет собой письменное изложение заснятых видеокамерой «последнего слова и завещания» Ханади Джарадат, бомбистки — самоубийцы, совершившей теракт в ресторане «Максим» в Хайфе 4 Октября, 2003. Текст скопирован из публикации на веб-сайте Исламский Джихад.

Hanadi Jaradat
Ханади Джарадат

«Последнее слово и завещание Мученицы Ханади [Джарадат] перед тем, как она отправилась для выполнения операции в Хайфу:

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного, да пребудет молитва и мир с Господином человечества и нашим Господином Мухаммедом, да благословит его Аллах и даст ему мир.

Достойный Один сказал [в Коране]: «Не считайте тех, кто умер по воле Аллаха мертвыми, нет, они живы попечением Господа» [Коран 3:69]. Поистине, верны слова Аллаха.

Дорогая семья, которую Властелин мира вознаградит, как обещал он нам всем в своей Святой Книге [словами] «Да достигнут радостные вести тех, кто стойки». [Koran 2:155]. Поистине Аллах обещал Рай тем, кто стойки во всем, чтобы ни возложил он на них — и как же прекрасно проживание в Раю.

Потому, сопоставьте мою жертву с предвкушаемой наградой вам в будущем от Аллаха, да будет он прославлен и возвышен. Я не считаю себя столь ценной, что не могу пожертвовать собой ради религии Аллаха. Я всегда верила в то, что сказано в Святом Коране, и тосковала я по Райским рекам, и томилась я увидеть сияющий свет лица Аллаха. Я тосковала по всему этому с тех пор, как даровал мне Аллах свое наставление.

Возлюбленные мои, коим желаю я удостоиться [войти в Рай] в День Суда, я выбрала этот путь полностью по своей воле, и прилагала большие усилия, пока Аллах не даровал мне мученичество своей волей. Мученичество не [дается] каждому на земле, оно лишь для тех, кого удостоит этой чести Аллах. Будете ли вы горевать потому, что Аллах удостоил меня этой чести? Отплатите ли вы Аллаху [мыслями] ему неугодными и неугодными мне? Представьте мою жертву в предвкушении награды Вам в будущем и скажите: «Нет силы и мощи кроме Аллаха. Мы принадлежим Аллаху и к нему мы возвращаемся.

Всем нам суждено умереть, и никто не будет жить вечно на земле. Однако, разумный ответит на зов Аллаха. Есть только земля джихада, и мы живем на этой земле для джихада, так что вероятно мы сумеем устранить несправедливость, при которой мы жили последние годы.

Я знаю, что я не верну назад Палестину. Я вполне знаю это. Однако, я знаю, что моя жертва — это мой долг перед Аллахом. Веруя в принципы моей веры, я откликаюсь на этот зов. И теперь я извещаю вас о том, что, обрету то, что Аллах обещал мне и тем, кто пойдет по этому пути — сады, кои Аллах обещал нам волей своею.

И если я верую в это, то, как вы думаете, смогу я принять все преходящие мирские соблазны? Как я смогу жить на этой земле, когда дух мой примкнул к Всемогущему Царю? Моим стремлением стало увидеть сияющий свет Аллаха. Это Его земля и это Его религия, но они хотят погасить этот свет. Мы все знаем это.

Таким образом, мой долг религии Аллаха — и моя обязанность перед Ним — защитить ее. У меня нет ничего кроме моего тела, которое я собираюсь обратить в осколки, которые разорвут сердце каждого, кто пытается вырвать нас с корнем из нашей страны. Каждый, кто сеет смерть для нас, получит ее для себя, даже если это малая часть [того, что он заслуживает].

Мы пока слабы по оценке сильного. Но у нас есть наша вера. Наша вера заставляет нас обновить наш завет с нашим Господом и нашей землей. Наша война против них это война за веру и существование, а не за границы. Вы хорошо это знаете.

Мой дорогой, любимый отец, пожалуйста, отдай должное моей жертве в предвидении награды для тебя в будущем. Кто бы ни помог мне достичь Рая, будет вознагражден моей помощью [для входа в Рай]. Сделай так, чтобы я смогла всегда быть уверенной в тебе и гордиться своим отцом перед лицом Господа моего и всего человечества. Я молю тебя, дорогой отец, во имя славы Аллаха, дать мне покой в моей могиле, и не относиться к моей жертве по зову Аллаха никак иначе, как в предвкушении награды Аллаха для тебя в будущем. Ибо Аллах дает и Аллах забирает, и все мы принадлежим Аллаху, и к нему все вернемся.

Дорогая мать, я прошу Аллаха, чтобы ты была стойкой, потому, что я люблю тебя, ибо ты всегда отдавала все без конца. Волей своей Аллах направит тебя на этом же пути. Отнесись к моей жертве в предвкушении награды Аллаха для тебя в будущем. Я собираюсь быть вместе с Фади, Салихом и Абд-эль-Рахимом, и всеми теми, кого избрал Аллах быть рядом с ним. Относись к нашим жертвам в предвкушении награды Аллаха для тебя в будущем, и скажи, освободи меня Аллах от моего обязательства и вознагради меня за него, и воздай мне за него.

Я прошу всех простить меня, за что бы я ни сделала [в обиду вам]. Со своей стороны, я прощаю каждого и прошу о следующем: уплатить 50 динаров в магазин одежды в Джараше, уплатить 100 динаров, вы знаете кому, в Кабатии, и дать 10 динаров [милостыни] за мою душу [в искупление], так как я забыла о долге в несколько пиастров в Иордании и не помню кому, и всегда молитесь за милость и прощение, и благоволение ко мне Аллаха. Да будете вы всегда довольны мной, мои родители, и au revoir в садах Рая.

Аллах сказал, «Да будут те, кои сражаются по воле Аллаха и кои меняют свою жизнь в этом мире на то, что после, и те, кто сражается по воле Аллаха, будь они сражены или одержат победу, Мы даруем им великую награду» [Коран 4:74].

Примечания

[1] Согласно Хадису, это одна из обязанностей моджахеда. См. Rudolph Peters, Islam and Colonialism: The Doctrine of Jihad in Modern History (Religion and Society, no. 20). The Hague and New York: Mouton Publishers, 1979, pp. 11, 12, 18.

[2] Саудовский реформист Турки-аль-Хамад привел подобные аргументы в интервью на канале Rotana Khalijiyya TV, 13-4 Июля 2015.

Он сказал: Взгляните на любую группу исламистов — они всегда заявляют, что их целью номер один — является восстановление Халифата. Халифат — это история. Она прошла и завершилась.

Интервьюер: «Ее невозможно оживить».

Турки-аль-Хамад: «Невозможно. Вы не можете соединить в одно целое Малайзию, Саудию и Египет и поставить над ними халифа, дав ему абсолютную власть. Это невозможно, но они отказываются это принять, и они живут мифом халифата. Я называю это мифом, поскольку это никогда не произойдет. В конечном счете, они столкнутся с кирпичной стеной реальности. Национальное государство — это основа всего. Если вы сделаете его стабильным и процветающим, и если это государство гарантирует людям их права, оно может стать моделью государства. Если бы каждое государство сфокусировалось на своих делах, мир стал бы прекрасным местом. Но если каждое государство будет стремиться, навязать собственную модель остальному миру, возникнет хаос и Иран тому пример.

Клип №. 5013 этого интервью можно увидеть здесь Saudi Author Turki Al-Hamad: Our Youth Are Brainwashed; We Must Dry Up ISIS Ideology at the Source, 13-14 Июля, 2015

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Игаль Кармон: Мусульмане — не несчастные неудачники»

  1. Мне кажется, вполне по теме статьи следующие слова об исламе Черчиля, человека, не скованного «политкорректностью»:
    «На земле не существует силы более реакционной, чем эта. Ислам — это воинственная и прозелитская вера, которая ещё очень далека от заката. И если бы христианство не было защищено прогрессом науки, […] современная европейская цивилизация могла бы пасть, как пала в своё время цивилизация древнего Рима».

  2. Уважаемый В.Янкелевич, действительно, статья Игаля Кармона вызвала мой интерес и согласие в отношении поднятых в ней двух проблем – первое — небходимость снять табу с утверждения о связи джихада или того, что в глазах многих и многих немусульман справедливо называется радикальным исламским терроризмом, с важными пунктами религии ислама,
    второе — необходимость борьбы в интернете с любыми призывами к убийству, в том числе во имя веры. Не знаю, насколько, это реализуемо в обозримо короткий период времени, но уверен, что это важные, хотя и далеко не единственные аспекты всемирной борьбы с терроризмом:
    « Идеалы террористов формируются внутри: главным образом в мечетях, школах и обществе» — это не соответствует широко распространенному мнению о том, что террористы состоят главным образом из «отморозков», изгоев своего общества.
    «Свобода слова не означает свободы призывов к убийствам, включая и те призывы, которые основаны на вере»- здесь речь идет прежде всего об интернете, потребляемом в огромной степени тем самым «молодежным пузырем», о котором упоминал в одной из статей ув. В.Янкелевич.
    Немаловажный аспект, особенно учитывая замечание Сэма, отражен и во втором примечании к статье « Взгляните на любую группу исламистов — они всегда заявляют, что их целью номер один — является восстановление Халифата.»
    Несмотря на это, не следует забывать, что я предложил редакции портала, перевод, а не собственную статью.
    При переводе важно донести до читателя без искажения мысли и слова автора оригинала, независимо от того, хотел бы переводчик что либо к ним добавить или в чем — то им возразить.
    Поэтому единственная вольность, которую я себе позволил- это предложить редакции портрет автора статьи Игаля Кармона. Что касается вызвавшего негативное ИМХО Сэма, включение в оригинале статьи портрета Ханади Джарадат, то, пользуясь случаем, замечу, что, на мой взгляд, оно уместно, поскольку иллюстрирует одну из главных мыслей автора, вынесенную в преамбулу .
    Стараясь не заменить комментарий собственной статьей, я ограничусь лишь еще двумя замечаниями. Бесспорно статья И.Кармона не охватьвает все основные (см. Benny) тезисы важные в борьбе с исламским радикальным терроризмом, а тем более с терроризмом в целом, как явлением, отраженным в комментарии В.Янкелевича. В то же время, явно выраженное сегодня в мире различие взглядов между левыми и правыми, либералами и консерваторами, в том числе на проблему терроризма, я интерпретирую для себя, как выбор «между стремлением к всеобщему миру и счастью» и « борьбой с конкретным наиболее распространенным и угрожающим злом». Я сторонник последнего.

  3. Обычно я с большим уважениям отношусь к статьям и репликам В. Янкелевича как крупного эксперта в обл. безопасности. Но уту не могу согласитьсяс тем, что он ставит знак равенства между исламизмом и ИРА, «Красной Армией» и др. террористами. Так же, как не только христианство, но и иудаизм прекратили насилие в противостоянии с инаковерующими, так и эти «другие» террористы остались в прошлом. Исламизм, как я понимаю, превратил ислам из религии в человеконенавистническую идеологию, точно такую же как и нацизм. Значит и поступать с ним надо соответственно. Может и верно, что место проповедников джихада в тюрьме, но в тюрьме особой, типа Гуантанамо. Т. е. без какой либо связи с внешним миром.

  4. «При переводе этого подхода на язык конкретной политики следует немедленно сделать два шага. Первый, Западные лидеры должны прекратить лицемерное отрицание связи джихада с верой и твердо, и открыто потребовать от лидеров мусульманского мира предпринять весомые шаги для реформирования их религии. Второй … »
    ——————
    Согласен с «Западные лидеры должны прекратить лицемерное отрицание связи джихада с верой«, но надо НЕ «требовать», а «создать условия» — и сначала НЕ для «лидеров мусульманского мира», а для «живущих на Западе мусульман«.
    И создать условия НЕ для «реформирования их религии», а для «подавления любой формы их прямой или косвенной поддержки или одобрения любой формы насильственного джихада».

    Если это не сделать, то Элла права в своих «касандровских прогнозах» на все 100%.

  5. 1. Похоже, что статья написана до терактов в Тегеране.
    2. ИМХО не надо было вешать на сайте фото арабской террористки.

  6. Уважаемый Юрий Ноткин, текст это Игаля Кармона, но так как поместили его Вы, я понимаю, что Вы с ним согласны. Поэтому свой отзыв я буду адресовать Вам.
    Итак, уважаемый Юрий, я основной тезис статьи понял так, как написано в этой цитате: \»Западные лидеры не могут ожидать победы над «терроризмом», пока они отрицают или уклоняются от признания истоков явления джихад: глубокой связи между совершаемыми нападениями и верой\». Все остальное направлено на то, чтобы подтвердить этот тезис.
    К сожалению, на мой взгляд, этот тезис глубоко ошибочен. Терроризм, хоть джихадом его называй, хоть бандитизмом, есть терроризм. И не важно, какой он, исламский в лице террористов одиночек, Аль-Каеды, Хамаса, Хизбаллы, Боко Харам, или он ирландский, какой-нибудь \»Фракции Красной Армии\», \»Армии освобождения Квебека\».
    Ассасины — наименование, под которым получили широкую известность в Средние века исмаилиты и низариты, держали в страхе весь христианский мир. Но во что верил Хасан ибн Ас-Саббах пришедшим монголам оказалось безразлично, и они поставили точку в террористической карьере этого \»героя\».
    Бесспорно, что изучать \»связи между совершаемыми нападениями и верой\» полезно, но не это прекращает террор, а создание ситуации, когда лидер террористической организации много лет вещает из подземного бункера.
    В этой связи интересна реакция англичан на террористические акты в Лондоне. Прошли выборы и кто серьезно улучшил позиции на них в условиях нарастания террора? Левый радикал Джереми Корбин, откровенный друг ХАМАСа и \»Хизбаллы\».
    Но у сегодняшнего лидера британских лейбористов не только контакты с IRA. Джереми Корбин успел отметиться во многих террористических группировках. Всего три года назад (за год до избрания на пост главного лейбориста) мистер Корбин посетил Тунис и там принял участие в церемонии памяти палестинских террористов, «убитых агентами «Мосада» в Париже» и похороненных в этой стране. Вместе с остальными участниками церемонии, Джереми Корбин возлагал венки к могилам, застывал в скорбном молчании. В том числе и перед могилой Атефа Бсейсо, бывшего руководителя разведки ООП, непосредственного причастного к убийству израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене и ликвидированного израильскими спецслужбами в Париже в 1992 году. Он принял участие в большой конференции вместе с членами ХАМАСа и «Народного фронта освобождения Палестины». Слушал речи, аплодировал, когда надо вставал вместе со всеми. Короче, проявлял лояльность. Был своим. У лейбориста Корбина были еще и контакты с японской «Красной армией» и итальянскими «Красными бригадами», участие в организации «Помни Дейр Ясин», в которую входили сотни известных антисемитов и отрицателей Холокоста.
    Я думаю — вот этот выбор англичан и есть причина, а не понимание или непонимание \»глубокой связи между совершаемыми нападениями и верой\».
    Они выбрали террор и кровь, в данном случае — свою.

    1. Владимир Янкелевич: … уважаемый Юрий, я основной тезис статьи понял так, как написано в этой цитате:
      «Западные лидеры не могут ожидать победы над «терроризмом», пока они отрицают или уклоняются от признания истоков явления джихад: глубокой связи между совершаемыми нападениями и верой». ….
      ————
      ИМХО:
      1) это НЕ основной тезис, это одно из «утверждений», которое содержит и «гипотезу о закономерностях» и выводы из неё.
      2) тезис в другом: в современной исламской вере есть очень неоднозначное отношение к насилию к не-мусульманам, которое, в некоторых направлениях и общинах, даже допускает теологическое одобрение такого насилия.
      3) выводы: необходимо прекратить эпоху «умиротворения мусульманских граждан Запада» и начать эпоху «нетерпимости к любому около-исламскому насилию против граждан Запада».

      Это требует не только принципиально новый вид контроля Западных правительст своих мусульманских проповедников, «исламского интернета» и вернувшихся на Запад «мусульманских путешественников» (возможных джихадистов), но и нетерпимость к этнической мусульманской уголовщине, хулиганству и паразитизму на «социальном государстве» — не только личному, но и общинному: содержание общинных мусульманских школ, «социальных жилых районов» и т.д. за счёт государства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *