Борис Геллер: О «Деле Задорова», интернете и СМИ

 356 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Дело Задорова» вели очень опытные следователи и криминалисты… Так может быть пришло время очнуться и посмотреть на факты широко открытыми глазами? Перестать злобствовать и плясать в непристойном хороводе? Начать хоть немного гордиться страной, в которой живем?

О «Деле Задорова», интернете и СМИ

Борис Геллер

http://berkovich-zametki.com/Avtory/Geller.jpg

Шум, прилежно раздувавшийся вокруг «Дела Задорова», давно перешел все мыслимые границы, как в сути обвинений в адрес полиции, так и в выборе лексики. За тридцать лет жизни в стране и долгие годы работы в криминалистике на моей памяти не происходило ничего, даже отдаленно напоминающего тот беспредельный шабаш, который разыгрался на страницах газет, экранах телевизоров и в интернет-пространстве.

Странно, что русскоязычное население Израиля, казалось бы, воспитанное на опыте советских, насквозь лживых СМИ, принимает все, что читает, слышит и видит в новой стране как истину в последней инстанции и радостно присоединяется к реву толпы: мол, безграмотные менты шьют дела, попирают права задержанных, пытают, подтасовывают факты. И если за сомнительными телешоу стоят не всегда компетентные редакторы программ, то в интернете каждый самовыражается в зависимости от сиюминутного настроения, походя, не выбирая и не взвешивая слов.

То, что в Израиле все понимают во всем есть непреложный медицинский факт. Мы «разбираемся» в политике, потому что ежедневно варимся в ней, в медицине, — так как все иногда болеем; о воспитании детей излишне и говорить. А вот почему у нас все стали специалистами в следственном деле, в криминалистике, полицейском профилировании, — это совсем не понятно.

Кто из вас, читателей, хоть раз в том или ином качестве присутствовал на допросе? Сколько среди вас экспертов-криминалистов? А полицейских психологов? Вы видели когда-нибудь следственный эксперимент? Знаете что такое СДС (скрытые детали следствия)? Вы разбираетесь в анализе распределения пятен крови? Вы патологоанатомы? Присутствовали хотя бы раз на вскрытии? Думаю, что честные ответы почти все будут отрицательными.

И еще. Настолько ли хорош ваш иврит, чтобы свободно читать судебные документы? У вас есть доступ к стенограммам судебных заседаний? Терпение прочесть тысячи страниц? Нет?

Тогда скажите — почему вы имеете свое твердое мнение по данному делу? Почему вы считаете полицию безграмотной, прокуратуру — продажной, а суды — некомпетентными? Может быть дело в том, что когда-то полицейский выписал вам штраф за превышение скорости?

Вы верите «документальным» фильмам об этом убийстве. Неужели интеллигентному человеку не понятно, что из любого исходного материала в процессе монтажа можно слепить все что угодно? Добавьте немного тревожной музыки, намекните на чье-то «компетентное» мнение, выдайте слухи за факты, — и вот «документальный» фильм готов. Вместо убийцы — рабочий парень, новый репатриант и невинный христианин, а где-то бродит непойманный мистический убийца.

Масло в огонь подливают безапелляционные заявления некоторых адвокатов и «экспертов» защиты: и то полиция не сделала, и там не досмотрела, и в этом прокололась, да они вообще работать не умеют и не хотят, им бы лишь поскорее дело закрыть.

Поговорим об экспертах и криминалистической экспертизе. Ее частный рынок в Израиле, к сожалению, очень мал. Почти все действующие лица — пенсионеры отдела криминалистики полиции Израиля и делятся условно на несколько групп: дающие экспертные заключения лишь по гражданским искам, работающие по уголовным делам, но лишь в рамках своей компетенции, и, наконец, «многостаночники», готовые за деньги свидетельствовать в любых областях. Занимался человек на службе, скажем, баллистической экспертизой. Он на работе кроме биполярного микроскопа и стреляных гильз мало что видел, а ныне, в суде, он «эксперт по обследованию мест преступления». Судьям феномен известен, но, по одной им известной причине, они на удивление снисходительны к свидетелям со стороны защиты. Бывают, правда, случаи, когда судья спрашивает очередного «многостаночника»: «Ну, г-н Х, в какой области сегодня вы эксперт?»

Думаете, что дальше ехать некуда? Ошибаетесь, ибо есть на поле боя и откровенные шарлатаны, выдающие себя за докторов наук, «ученых в области изучения полицейского произвола».

Оба подвида получили в «Деле Задорова» море экранного времени в телевизионных и интернет-шоу, от души высказались на страницах периодики. Оказывается, что откровенная ложь и беспочвенные обвинения в адрес полиции суть вещь ненаказуемая.

Что до языка критики, то он, за редкими исключениями, представляет собой смесь цветистую и очень дурно пахнущую. Обложил в своем посте или в комментарии скопом всех полицейских, — глядишь, — на душе и полегчало.

Один пишет: «Задоров принадлежит к тому психологическому складу, которому при некотором давлении легче взять вину на себя, — лишь бы отстали». Другой ему вторит: «Да что там говорить, у них тут все, как в рашке, лишь бы дело закрыть.» Третий предлагает, ни больше ни меньше, как «подать на всех ментов иск в международный суд по правам человека в Гааге». Четвертый грозит: «Отольются кошке мышкины слезы!»

Читаешь и диву даешься. Номер первый, вы полицейский психолог? Знакомы с убийцей? Допрашивали его?

Номер второй, вы приехали из «рашки»? Тогда мне вас искренне жаль. Я, как и сотни тысяч других, приехал из СССР. Я никогда не любил ту страну, не испытываю к ней симпатии и сейчас. Но она не «рашка». Так же как Израиль не «израиловка».

Номера третий и четвертый, без слез невозможно читать об иске в Гаагский суд.

Полиция Израиля не идеальна. Не может система, предназначенная для контроля, расследований и наказаний, быть совершенной, да еще всем нравиться. Финны своей полицией тоже недовольны, хотя она-таки по всем объективным показателям приближается к недосягаемому идеалу. Известно, что перенимать опыт работы израильской полиции приезжают профессионалы всего мира.

«Израильские полицейские делятся с российскими коллегами не только оружием и спецоборудованием, но и различными методиками и программами тренинга. Российские спецслужбы в подготовке к Олимпиаде в Сочи использовали, в частности, методы израильских коллег по созданию системы «антитеррор», которая позже прекрасно проявила себя и на чемпионате мира по футболу в Бразилии» (Лев Петрушевский, Информационный портал STOP NEWS, март 2016 г.)

«Как рассказала директор Центра сотрудничества и развития МИД, в Израиль на специальный семинар прибыла группа прокуроров, в которую вошли представитель генеральной прокуратуры и руководство прокуратур всех областей Казахстана» (Портал Израиль в лицах, июль 2015 г.)

«В Израиль на курсы повышения квалификации съехались полицейские и сотрудники правоохранительных органов из разных стран» (Портал Израиль в лицах, декабрь 2015 г.)

«Отдел стратегического планирования полиции США организует американо-израильский семинар для сотрудников правоохранительных органов Америки. Силовики США собираются использовать опыт израильских коллег» (Портал AmericanIsrael Cooperative Enterprise, англ., декабрь 2015)

Судя по протоколам судебных заседаний «Дело Задорова» вели очень опытные следователи и криминалисты, многие из которых, естественно (язык), репатрианты из бывшего СССР. Чтобы стать в Израиле криминалистом самого низкого уровня, нужно учиться больше года. Отбираются на этот курс лишь кандидаты, как минимум, с первой степенью в естественных науках, после очень тяжелого многоступенчатого конкурса. Окончив обучение, они еще долго стажируются, прежде чем получают право самостоятельно вести дела. В оперативные лаборатории главного штаба отбор еще жестче. От претендентов требуется, как минимум, вторая ученая степень, а обучение продолжается долгих четыре года.

Такого скрупулезного отбора нет ни в одной стране мира, но, видимо, это окупается.

«Работа со следами рук доведена в Израиле до высочайшего уровня, который мне не доводилось видеть ни в одной стране мира» (генерал Сергей Рябов, заместитель начальника отдела криминалистики Следственного комитета РФ, интервью первому каналу Российского телевидения, апрель 2014 г.)

«В управлении Следственного комитета РФ в Перми журналистам впервые показали новейшую аппаратуру, которую используют криминалисты. Особое место в экспозиции занимает израильская техника» (портал IZRUS от 18 октября 2013 г., курсив мой)

Так может быть пришло время очнуться и посмотреть на факты широко открытыми глазами? Перестать злобствовать и плясать в непристойном хороводе? Начать хоть немного гордиться страной, в которой живем?

И последнее. Может быть у кого-то возникнет вопрос, зачем я все это пишу? Отвечу известной фразой: «Ты ведь меня знаешь, Абдулла. Я мзду не беру. Мне за державу обидно!»

Print Friendly, PDF & Email

31 комментарий к «Борис Геллер: О «Деле Задорова», интернете и СМИ»

  1. Benny
    — 2017-07-11 19:03:02(568)
    ====================
    Растекаемся мысью по древу!
    Б.Геллер (специалист! не чета нам) раздражённо, но справедливо, откликнулся на явно бессовестный шабаш в СМИ ТОЛЬКО по одному ЗНАКОВОМУ делу.
    И смотрите сколько всего ненужного закрутилось вокруг — от \»теоретизирования\» до \»я точно знаю, что копы — сволочи\».

  2. Benny
    11 июля 2017 at 18:04 | Permalink

    1) Если подозреваемый уже арестован, то у полиции появляются слишком много новых возможностей заставить «слабого / уязвимого» невиновного признаться: обман, угрозы, дискомфорт и даже скрытые пытки.

    То, что на подозреваемого оказывается давление — азбука. Но вся жизнь есть давление того или иного рода. Повеситься или не рождаться?

    2) После той пресс-конференции у полицейских вполне мог появиться личный интерес …«посадить» именно этого подозреваемого, даже если он и невиновен.

    Всякий исполнитель жаждет успеха в своем деле, полицейские — не исключение. Вы забываете главное: на полицейском расследовании ничего не кончается, а только начинается. Суд решит, а не желание полиции преуспеть. Это настолько элементарно, что я уже не знаю, что еще и как долго нужно объяснять, как работает правоохранение в цивилизованном государстве.
    (На каких необитаемых островах Вы обитаете?)

    1. Сильвия: … Вы забываете главное: на полицейском расследовании ничего не кончается, а только начинается. Суд решит …
      ————
      Вы предполагаете идеальные законы и идеальных судей 🙂
      Это Вам очень удобно: тогда Вы можете переложить СВОЮ ответственность на них.
      Яков Хисдай очень точно объяснил этот механизм в «либеральном» мировоззрении:
      http://berkovich-zametki.com/Nomer38/Hisdaj1.htm

      Сильвия: Уж и не знаю, как Вы дошли до таких [11 июля 2017 at 18:11] выводов.
      —————
      Элементарно: Ваше НАСТОЙЧИВОЕ ИГНОРИРОВАНИЕ моих утверждений, с которыми Вы вроде должны быть согласны не на 99.9%, но на все 100%.
      Я нередко пишу глупости, но у меня всё-же иногда такие утверждения есть — а Вы и они отдаляетесь друг от друга как одноименные полюса магнитов.

      Я выхожу из дискусии. Бай-бай.

      1. Benny
        11 июля 2017 at 19:44 | Permalink

        «Сильвия: … Вы забываете главное: на полицейском расследовании ничего не кончается, а только начинается. Суд решит …»
        Вы предполагаете идеальные законы и идеальных судей 🙂
        Это Вам очень удобно: тогда Вы можете переложить СВОЮ ответственность на них.
        Я нередко пишу глупости, но у меня всё-же иногда такие утверждения есть — а Вы и они отдаляетесь друг от друга как одноименные полюса магнитов.
        —————————————————————————
        Ваши утверждения ведут к абсурду, который не имеет никакой стыковки с жизнью человека. Это я не «отдаляюсь», это Вы уходите в пустыню словес.

        1. Сильвия : Это я не «отдаляюсь», это Вы уходите в пустыню словес.
          ————
          В [11 июля 2017 at 18:04] я написал о двух конкретных опасностях, которых полиция обязана стремиться минимизировать или избегать в любом демократическом государстве — а Вы это настойчиво игнорируете.
          У нас просто разные интересы и цели — и поэтому в дискуссии нет смысла.

  3. Benny
    11 июля 2017 at 16:59 | Permalink

    1) Например, слабые или уязвимые люди могут согласиться признаться в несовершенном ими мелком преступлении чтобы избежать внушённом им «неизбежного осуждения» в крупном.

    И что из этого следует? Что слабые и уязвимые водятся только среди \»простых людей\»? 🙂
    Или способность манипулирования обвинениями характерна только для \»слабых и уязвимых\»? 🙂

    2) Не «простой человек», а «уязвимый человек»: без поддерживающей его соц. среды, без денег, возможно боится депортации из Израиля к своим «поставившим его на счётчик» дружкам на Украине т.д.

    Откуда \»соображения\» о депортации Задорова, о его дружках в Украине? Одна баба сказала? Откуда сведения об отсутствии поддержки ( социальной/финансовой), когда все данные свидетельствуют об обратном? Откуда вообще соображения, что всякий человек без внешней поддержки должен обязательно \»сломаться\»? На какой статистике это основано, если только не на соображениях отчаянных теоретиков, каковых в области гуманитарной/социальной прудом пруди? Вам бы романы писать, дорогой. 🙂

    Если без «собственного признания» (полицейскому информатору в тюрьме) Задорова было достаточно «косвенных доказательств» для его осуждения, то так и надо прямо сказать и обосновать.

    Собственное признание всегда важно следователю, которому также свойственны сомнения. О том, что это не менее важно и суду, Вам тоже надо объяснять?

    Кроме того, ещё раз: «говорливость» высших чинов полиции на пресс-конференции в самом начале расследования дела Задорова имела огромное влияние на остроту этого скандала.

    Это все ерунда и к расследованию и суду не имеет никакого отношения. При этом не понимать, что вся страна встала на дыбы, узнав о гибели школьницы, т.е. требовалось как-то усмирить волну — это совершенно не понимать суть дела, с чем Вас и поздравляем, как более привыкшего к массовым расстрелам в школах и во всяких иных учреждениях, включая улицу, психопатами и просто ушибленными жизнью .

    1. Сильвия11 июля 2017 at 17:26
      ———
      ИМХО, Вы настаиваете на:
      а) облегчении законов для полицейских расследований за счёт аррестованного гражданина и
      б) презумпции невиновности для многих профессиональных действий полицейских — тоже, за счёт аррестованного гражданина.
      Я не верю, что это будет так работать. Это создаст в будущем вполне предсказуемые проблемы вроде этого «дела Задорова».

      Детали я объяснил в своём [11 июля 2017 at 18:04] — и для этих деталей совсем не надо быть специалистом.

      1. Benny
        11 июля 2017 at 18:11 | Permalink

        ИМХО, Вы настаиваете на:
        а) облегчении законов для полицейских расследований за счёт аррестованного гражданина и
        б) презумпции невиновности для многих профессиональных действий полицейских — тоже, за счёт аррестованного гражданина.
        ———————————————————————————-
        Уж и не знаю, как Вы дошли до таких выводов. Бог Вас простит.

  4. Benny
    11 июля 2017 at 14:48

    По поводу «А вот почему у нас все стали специалистами в следственном деле, в криминалистике, полицейском профилировании, — это совсем не понятно.»
    ИМХО, вполне понятно: если серьёзные проблемы есть а серьёзных общественных дискуссий нет, то обязательно будут державно-обидные последствия. Это даже хорошо, что «их есть» немного сейчас: если их нет сейчас, значит в будущем их станет так много, что мало не покажется.
    ———————————————————————————————
    Почему бы тогда нам не поспорить с С.Чевычеловым о методах лечения в кардиологии? С геологами-геофизиками (их у нас, кажется, несколько на портале) о методах разведки?
    А главное, почему бы Вам не перечитать Ваш предыдущий пост и обдумать каждый Вами же пронумированный подпункт, чтобы понять, что кое-что Вы просто не знаете (хотя в статье Геллера на это указано), что Вам непонятно, как полиция передает информацию в СМИ (не имею в виду сливы), как вообще и из каких источников СМИ получают информацию о полицейских расследованиях (а получают ее с противоположных сторон — и обвинения, и защиты + мнения друзей и соседей, ), а что-то в Вашем посте вызывает усмешку читателей.
    И с чего Вы взяли, что \»простой человек\» имеет меньше прав и возможностей оправдания, чем
    высокопоставленный? С чего?
    И почему указанные Вами же в наличии \»косвенные доказательства\» отбрасываются, но акцентируется собственное признание?
    Дискутировать можно только о том, что понимаешь! Точка! А иначе \»серьёзные общественные дискуссии\» превращаются в базар.
    \»Ты много говоришь, но ты говоришь непонятно.\» (М.Жванецкий)

    1. Сильвия : Дискутировать можно только о том, что понимаешь! Точка!
      ———
      Согласен на все 100%.

      Сильвия : И с чего Вы взяли, что «простой человек» имеет меньше прав и возможностей оправдания, чем
      высокопоставленный? С чего?

      ————
      1) Не «меньше прав и возможностей оправдания», а «больше шансов согласиться (или сломаться) и признаться, что он совершил то, чего он не совершал». Например, слабые или уязвимые люди могут согласиться признаться в несовершенном ими мелком преступлении чтобы избежать внушённом им «неизбежного осуждения» в крупном.
      2) Не «простой человек», а «уязвимый человек»: без поддерживающей его соц. среды, без денег, возможно боится депортации из Израиля к своим «поставившим его на счётчик» дружкам на Украине т.д.
      Я ненавижу спекуляции, но тут есть общий принцип: нужны доказательства а не признание в результате обстоятельств.

      Сильвия : И почему указанные Вами же в наличии «косвенные доказательства» отбрасываются, но акцентируется собственное признание?
      ————
      Если без «собственного признания» (полицейскому информатору в тюрьме) Задорова было достаточно «косвенных доказательств» для его осуждения, то так и надо прямо сказать и обосновать.
      А если нет, то я акцентирую своё внимание на самом важном.

      Кроме того, ещё раз: «говорливость» высших чинов полиции на пресс-конференции в самом начале расследования дела Задорова имела огромное влияние на остроту этого скандала. Пресс-конференция была необходима, но надо быть осторожным и не создать у многих граждан впечетление, что «если отпустили потом, то значит очень непрофессионально вёли расследование ДО той пресс-конференции».

  5. По поводу «предмета для разговора»
    ——————
    А нет тут никакого «предмета для разговора»:
    С одной стороны: в сложные детали работы полицейских специалистов низшего и среднего звена не-специалисты вмешиваться не должны.
    С другой стороны: эти специалисты не должны публично обсуждать «ПОЛИТИЧЕСКИЕ вопросы» полиции и прокуратуры. Например: «дела Либермана», шароновское «глубина отступления как глубина расследования», правила пресс-релизов и проблему «сливов в прессу», сроки давности на обвинения в сексуальном домогательстве (привет от Моше К.) и т.д.
    Эти обсуждения очень нужны, но для этого есть парламент, пресса и общественные дискуссии.

    По поводу «А вот почему у нас все стали специалистами в следственном деле, в криминалистике, полицейском профилировании, — это совсем не понятно.» + «Ты ведь меня знаешь, Абдулла. Я мзду не беру. Мне за державу обидно!»
    ——————
    ИМХО, вполне понятно: если серьёзные проблемы есть а серьёзных общественных дискуссий нет, то обязательно будут державно-обидные последствия. Это даже хорошо, что «их есть» немного сейчас: если их нет сейчас, значит в будущем их станет так много, что мало не покажется.

    P.S.: последний абзац это также комментария на «Сильвия10 июля 2017 at 17:31».

  6. Отвечаю Вам по пунктам.
    1. Я написал статью. У нее есть заголовок. На мой взгляд, вполне ясно, о чем она. Дело Задорова и шум вокруг него Вы обсуждать не собираетесь, ибо не компетентны. И это хорошо.
    2. По поводу «предмета для разговора»:
    — я предложил Вам связаться со мной, чтобы выяснить подробности дела Ваших знакомых, но Вы предпочитаете вновь писать о непроверенных сведениях, почерпнутых с чужих слов. Дело Ваше.
    — мне почти невозможно поверить, что машина, связанная с убийством (если только это убийство, а не самоубийство) не была проверена. В таких ситуациях есть абсолютно стандартные действия, за невыполнение которых откручивают голову на месте.
    — по делу об обвинениях в адрес Либермана следует обратиться к его секретарю и к пресс-атташе полиции Михаилу Зингерману
    — по делам, связанным с покупкой подводных лодок, — пока и не знаю, что Вам посоветовать, но моя жена считает, что это тоже не ко мне.

  7. Уважаемый Юрий,
    Материалы следствия, до предъявления прокуратурой обвинительного заключения и передачи дела в суд, разглашению не подлежат. Как только начинается слушание дела в суде, то, при условии, что он проходит при открытых дверях, каждый может (включая прессу) присутствовать в зале. С другой стороны, в полиции есть Отдел по Связи с Общественностью и Прессой. Его работа подчиняется Заместителю Генерального Директора Полиции. Они вправе, по согласованию с начальством, и в зависимости от ситуации, передавать информацию в прессу. Что именно, как и когда – не знаю точно. Вы написали о «какой-либо» информации, а это не математическое определение. Соответственно, и мой ответ не точный.
    С делом Байжендри я лично не знаком. Знаю о нем лишь из прессы. Сегодня утром, перед тем, как Вам написать, посмотрел израильские сайты (не на русском языке). Там все написано предельно ясно. Почитайте. Информации много. Вина по двум эпизодам доказана, по остальным — уточняется, ибо надо пересмотреть много старых закрытых дел, а это долгая и кропотливая работа. Кстати, дела об убийствах никогда не складываются в архив, а, по истечении определенного срока, передаются новой следственной группе. Недавно я присутствовал на совещании по нераскрытому делу 1993 года.

  8. Уважаемый Борис,
    Вполне разделяю Ваше возмущение противопоставлением мнений обывателей работе судебно- следственных органов, хотя и допускаю, что и в работе последних могут случаться ошибки.
    Но не могли бы Вы пояснить на какой стадии следствия и последующего судебного процесса, если таковой за ним следует, является легитимным передача каких либо данных в СМИ.
    На моей памяти передававшиеся в апреле-мае 2016 г по каналам русскоязычного телевидения и интернет — сайтами, например http://nashe.orbita.co.il/blogs/events/60141 сведения о репатрианте из Молдовы по фамилии Байженри, подозревавшегося в совершении, как минимум, четырех изнасилований и убийств на территории Израиля. Сообщалось, что полиция располагает некими следами ДНК, но не указывалось, что они идентичны ДНК подозреваемого. Как следовало из сообщавшихся данных, в Хайфском суде происходили предварительные слушания, но окончательное обвинительное заключение не было подано. Подозреваемый участие в преступлениях отрицал. Бывшая и нынешняя жена подозреваемого характеризовали его исключительно положительно и были единодушны в мнении о том, что Байженри не мог быть серийным убийцей. Сведения о дальнейшем ходе следствия, действия прокуратуры и суда более не публиковались. Не сомневаюсь, что судьба подозреваемого сломана, независимо от исхода дела, доказательства его вины или невиновности.
    Повторяю мой вопрос, на какой стадии следствия и/или судебного процесса, по Вашему мнению, легитимна и кем передача сведений в СМИ. Заранее признителен за ответ

  9. Boris Geller
    — 2017-07-10 12:56:32(436)
    ——————————————
    Похоже, что вы оба тоже попали «под обстрел», и не внемлите аргументам. Ваше мнение вам дороже.
    3/ Не нужно спрашивать с меня за неблаговидные поступки отдельных полицейских. В полиции 28 000 сотрудников. Все плохие?
    4/ Не надо валить в кучу Либермана, Задорова, Браху и других. Это по меньшей мере не корректно.
    =========================
    Уважаемый Борис,
    Я не собираюсь втягиваться в обсуждение судебного процесса по Задорову. Недостаточно компетентен.
    Но предмет для разговора есть.
    Как-то дочь министра здравоохранения Азербайджана на пляже сломала ногу. Открытый перелом. Вокруг нее танцевала вся медицина, но бедная девочка умерла, ей забыли сделать противостолбнячный укол. Я это к тому, что если бы уколы делали всем и каждому, то не забыли бы, пошло бы автоматически. То, что машину убитой женщины не осмотрели, не сняли отпечатков и так далее, можно трактовать, как \»Не нужно спрашивать с меня за неблаговидные поступки отдельных полицейских. В полиции 28 000 сотрудников. Все плохие?\», а можно и как иллюстрацию к тому, что необходимые мероприятия не проводились постоянно, и потому не были проведены автоматически.
    Вы, уважаемый Борис, написали статью, но о чем? О уточнении подхода к делу Задорова или о работе полиции?
    Если о работе полиции, то вопрос о деле Либермана вполне корректен. Сразу отмечу, чтобы не было лишних вопросов, что я не поклонник Либермана. Дела по эпизодам примерно одного времени возникали каскадом, и было очевидно, что просто искали, как его закопать.
    Я написал, что коррупционные дела, возникающие как раз к моменту выборов, сильно пахнут политическим заказом. Я это придумал?
    А постоянные сливы в прессу так называемых коррупционных дел? Информацию сливает кто? Мне не известен ни один случай наказания за слив информации.
    Вот сейчас раздувается предвыборная компания о коррупционном деле в связи с подводными лодками. Публикаций много, все они сделаны по методу боевой пропаганды, который называется \»метод гнилой селедки\». Я был бы счастлив узнать, что полиция тут не при чем. Только вряд ли узнаю.

  10. 1) Проверка фактов: согласны ли вы с перечисленными ниже фактами ?

    1.1) Убийство 13-ти летней Таир Рада в Кацрине имело очень большой общественный резонанс.
    1.2)Полицейское начальство очень публично объявило «мы нашли убийцу, это Роман Задоров» на очень ранней стадии следствия.
    1.3) После этого долго были большие проблемы доказать его вину. Косвенные доказательства были, но он был осуждён на основе собственного признания: понятно, НЕ следователю (это незаконно), но подсадному агенту полиции в его тюремной камере.
    1.4) Во время ареста Задоров не владел ивритом, работал на временных подработках, имел семью и по-моему неясный статус в Израиле. Он явно принадлежал к «очень слабым слоям населения» и не понимал израильские реалии.

    2) Если согласны, то нельзя ли было заранее предположить, что в результате той пресс-конференции у общественности наверняка сложится «не очень хорошее мнение» ? Например, что если в дальнейшем обнаружится недостаток улик или другая проблема, то это может сильно повредить карьерному росту неких начальников в полиции и прокуратуре.

    3) Что вы думаете о «моральности» осуждения на основании собственного признания подсадному агенту полиции в тюремной камере ?
    Не вообще, а в этой конкретной ситуации: подозреваемый принадлежит к «очень слабым слоям населения» + полицейское начальство и/или прокуратура заинтересованны своей карьерой в осуждении именно этого человека.

    1. Benny
      10 июля 2017 at 17:00 | Permalink

      1.4) Во время ареста Задоров не владел ивритом, работал на временных подработках, имел семью и по-моему неясный статус в Израиле. Он явно принадлежал к «очень слабым слоям населения» и не понимал израильские реалии.
      —————————————————————————-
      А это уже из области анекдотов в переполненном автобусе. 🙂

    2. Benny
      10 июля 2017 at 17:00 | Permalink

      3) Что вы думаете о «моральности» осуждения на основании собственного признания подсадному агенту полиции в тюремной камере ?
      ————————————————————————————————
      А что Вы думаете о моральности при тайном (!) записывания разговора подозреваемого с подставным лицом? А о моральности прослушивания телефонных разговоров?
      А об использовании полицией и даже судом свидетельств подставных полицейских агентов, проникших в преступную организацию? И так далее и тому подобное?….

      1. Сильвия: А что Вы думаете о моральности при тайном (!) записывания разговора подозреваемого с подставным лицом? А о моральности прослушивания телефонных разговоров?
        А об использовании полицией и даже судом свидетельств подставных полицейских агентов, проникших в преступную организацию? И так далее и тому подобное?….
        ———
        Я думаю, что это вполне кошерные способы расследования и судопроизводства, но В ТЮРЬМЕ и после той ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ это совсем по-другому:

        1) Если подозреваемый уже арестован, то у полиции появляются слишком много новых возможностей заставить «слабого / уязвимого» невиновного признаться: обман, угрозы, дискомфорт и даже скрытые пытки.
        Я совсем не уверен, что у полиции в демократическом государстве АВТОМАТИЧЕСКИ И БЕЗ ОБЩЕСТВЕННОГО ОБСУЖДЕНИЯ должно быть столько много силы к отдельному гражданину.

        2) После той пресс-конференции у полицейских вполне мог появиться личный интерес (успех карьеры и избежать скандала) «посадить» именно этого подозреваемого, даже если он и невиновен.
        В таких условиях я уверен, что вообще нельзя использовать методы из «1».

  11. Сильвия, Вы всё правильно написали.
    Но.
    Но мне представляется, что было бы намного интереснее, если бы после вполне оправданных филиппик в адрес многочисленных \»юзеров\», последовали 2 виртуальные колонки:
    слева аргументы сомневающихся, справа — их опровержение.
    Или я слишком много хочу?

    1. Сэм
      10 июля 2017 at 16:39 | Permalink

      Но мне представляется, что было бы намного интереснее, если бы после вполне оправданных филиппик в адрес многочисленных \»юзеров\», последовали 2 виртуальные колонки:
      слева аргументы сомневающихся, справа — их опровержение.
      ————————————————————————-
      Это не реально, т.к. надо не только ЗНАТЬ все (!) аргументы обеих сторон, но и ПОНИМАТЬ их сущность и вес в судебной процедуре. Полагаю, что защита предоставила в многолетнем судебном процессе ВСЕ, что можно было представить. Выше себя не прыгнешь.

  12. Проблема, затронутая автором, ИМХО даже не в полиции: где ее любят?:) и где довольны ее работой?:), — и даже не в конкретном «деле Задорова», о котором, я честно говоря, не знаю и знать не хочу, но в торжестве воинствующего дилетантизма, завладевшим «русскоязычные» СМИ, включая сетевые. От Латыниной, которая судит с увереноостью эксперта обо все, начиная от климата и кончая экономикой, до «товарищей», которые делают «выдающиеся» открытия в лингвистике, не зная ни единого иностранного языка, а уж как руководить страной, хоть Россией, хоть США, хоть Израилем, хоть «в мировом масштабе», — так тут все такие эксперты, что куда там, так что же говорить о каком-то «деле Задорова»?!

  13. Михаил Гурвич
    10 июля 2017 at 12:09 | Permalink

    «За державу обидно»?! А может за честь мундира?!
    Но в результаты полицейского расследования по этому уделу, и в справедливость суда не верит даже мать зарезанной девочки…. Словом есть еще над чем работать. За державу и ее полицию действительно обидно.
    ————————————————————————————————
    В Израиле, как и в каждом нормальном государстве, полицейское обвинение еще не является доказательством. После полиции идет суд, иногда с пересмотром дела в суде (но не полицейского расследования), как это было в рассматриваемом деле, потом аппеляция в Верховный суд, причем возможна и повторная аппеляция. Уже не говорю о том, что процент оправданий в разы выше, чем в некоторых странах, считающих себя жутко культурными.
    Так что \»поливать\» полицию\», имеющую недостатки, как, впрочем, и осужденные президент страны и премьер-министр (следует потребовать ликвидировать правительство как организацию и все остальное, не так ли?) — легко и просто… для советского человека.
    Начнем с легкого: обвинения семьи убитой. В начале суда (регионального) мать девочки готова была выцарапать глаза Задорову. После решения Верховного суда она уже \»не уверена\». Не нам ее судить, но не нам и основывать мнение на ее чувствах.
    Потом семья начала обвинять одноклассниц девочки, чуть ли не утверждая, что это они убили. Нет подтверждения, но есть местечковый скандал (Кацрин — маленький город), который используют некие \»активисты\», преследуя этих уже повзрослевших девушек в Фейсбуке.
    Перейдем к более сложному — полицейское расследование. Я смотрела док.фильм об этом, в котором выступают частные следователи, показаны какие-то съемки со следствия, рассказы, намеки и прямые обвинения в неправильности полицейского расследования. Как бы зритель не был внимателен, он — не специалист — не все уловит, не все правильно поймет и, главное, нет уверенности, что создатели фильма, желающие доказать (!) невиновность Задорова, объективны.
    А посему, встречаемся в Верховном суде. Два судьи из трех обвиняют Задорова, третий высказывает СОМНЕНИЕ. Не оправдание, но сомнение, которое НЕ оправдывает подсудимого, но на данном этапе освобождает его от обвинения. Повторная аппеляция уже не была принята Верховным судом.
    Что нам остается? На трех этапах разбора на протяжении многих лет, Задоров так и не оправдан. Кстати, и Верховный суд может ошибаться. Но повторное рассмотрение в региональном суде, рассмотр в Верховном все-таки имеют какой-то вес?!
    Я поговорила с некоторыми людьми, смотревшими док.фильм по невиновности Задорова, но не имеющими никакого профессионального багажа для вынесения собственного решения. Ответ:
    не знаем, кто прав. Вот и я не знаю, но полагаю, что с любительским расследованием пора кончать — такое ощущение, что кто-то на этом неплохо зарабатывает (речь не только о деньгах).

  14. Автор считает вину Задорова доказанной. Это его право, т.с., вдвойне, как носителю мундира.
    Но возражать ему стоит по существу, а не ссылкой на отказ искать угнанную машину или даже на наличие взяточников-полицейских.

  15. Уважаемые г-н Янкелевич и г-н Гурвич,

    1/ Моя статья, не гимн полиции, а реакция на ложь в СМИ, включая интернет, по делу Задорова.
    2/ Похоже, что вы оба тоже попали «под обстрел», и не внемлите аргументам. Ваше мнение вам дороже.
    3/ Не нужно спрашивать с меня за неблаговидные поступки отдельных полицейских. В полиции 28 000 сотрудников. Все плохие?
    4/ Не надо валить в кучу Либермана, Задорова, Браху и других. Это по меньшей мере не корректно.
    5/ Я не встречал еще ни одного охранника отеля, клуба или бара, который бы хорошо отозвался о полиции, ибо полиция их проверяет и с них спрашивает.
    6/ По поводу смерти невестки Вашего знакомого, Владимир, я ничего сказать не могу. Не знаком с делом. Если Вас действительно интересует суть этого случая, пожалуйста, свяжитесь со мной лично, и мы обсудим, что и как.
    7/ Угоны машин и неопознанные звонки не в моей компетенции
    8/ Мне за честь своего мундира волноваться нечего. За 25 лет службы не успел запятнать.
    9/ Мать Таир Рада может верить или не верить. Я несчастной женщине не судья.

  16. Уважаемый Михаил,

    1/ Национальный Центр Судебной Экспертизы Абу-Кабир не относится к полиции, а находится в ведении Минздрава. Паталогоанатомы из этого института выступали на суде с 2 сторон. Я читал, в отличие от Вас, протоколы судебных заседаний. Все 3 судей опровергли выступление эксперта защиты.
    2/ Эксперт из США, которого Вы упомянули, это бывший (ныне на пенсии) сотрудник ФБР, в свое время написавший учебник по сравнению следов ботинок. С тех пор много лет работал простым агентом ФБР. На заседании суда был беспомощен и малоубедителен. Эксперт со стороны полиции, майор Шор, 25 лет занимающийся этой темой, разнес его в пух и прах, и все 3 судьи были на его стороне. Я присутствовал в зале суда.

    Надеюсь, что мой ответ Вас удовлетворит.

  17. «За державу обидно»?! А может за честь мундира?!
    Конечно, начать статью с «Дела Задорова» – прием беспроигрышный. Внимание читателя обеспечено. Но в результаты полицейского расследования по этому уделу, и в справедливость суда не верит даже мать зарезанной девочки. Следует полагать, что точка здесь еще не поставлена и продолжение следует.
    Касательно полиции Израиля, то слов нет: героическая, профессиональная, самоотверженная, пример для финнов и прочих шведов, не говоря уже о российских коллегах. И это действительно так.
    Все так, только трошечки не так.
    Как объяснит автор, череду расследований против высших чинов полиции, вплоть до генералов по поводу служебных и уголовных преступлений, отстранения их от должности и судебные разбирательства? Список в полтора десятка офицеров! Дело дошло до того, что даже генеральный инспектор полиции был назначен из вне её рядов и до того, что Эфраим Браха, глава департамента по борьбе с коррупцией, предпочел самоубийство служебному расследованию.
    Словом есть еще над чем работать. За державу и ее полицию действительно обидно.

  18. Я понимаю возмущение Бориса невежественными откликами в И-нете и СМИ на дело Задорова. Однако в нем выступали не только платные защитники, но и настоящие специалисты из Абу-Кабира и США. Суда без ошибок не бывает.

  19. Уважаемый Борис Геллер,
    Вы обрисовали интересную картину, но у людей, чьи заявления Вы критикуете, кроме штрафов за парковку есть еще кое-какие наблюдения. Вот пример. Невестка моего знакомого в г. Натания вышла вынести мусор и исчезла. Ее затем нашли мертвой на пляже у гостиницы Кармель, а автомобиль на стоянке у гостиницы. Вызвали знакомого и сказали — забирайте машину. Когда он уже отъезжал, то вдруг вспомнили, что машину никак не осматривали. На минуту задумались, а потом махнули рукой. Это то, что я знаю, и это не стыкуется с нарисованной Вами картиной.
    У моей дочери угнали машину, а той же ночью, в три часа ночи, был странный телефонный звонок. Предполагаю, что на дорогах есть видеонаблюдение, какая-то система мониторинга, но было очевидно, что машину никто искать не собирается, да и разбираться со странным звонком тоже.
    Мой товарищ остановился в гостинице Кармель. Пока ожидал моего приезда, разговорился с охранником. Тот пожаловался, что полицию вызвать просто невозможно. Не едут, и все. Врал? Зачем?
    Я понимаю, что у полиции рук не хватает, по всем дракам не набегаешься. Но может быть из-за этого случаи поножовщины растут?
    Одновременно с этим у полиции всегда есть силы 15 лет впустую вести дело против Либермана. Одно не выгорело, запустим следующее. Ах, и оно не прошло? Еще что-нибудь… На это сил хватает?
    А коррупционные расследования полиции, возникающие как раз к моменту выборов сильно пахнувшие политическим заказом, они тоже следствие высочайшей квалификации?
    Вам нужно примеров, их есть у меня.
    Профессионализм полиции, ее оснащенность особых сомнений не вызывают. Только и в полиции работают всего лишь люди, «квартирный вопрос только испортил их».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *