Александр Костюнин: Точка души. Стихи из книги

 140 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Белая ночь, мир отдалив, / Тайну незримую сердцу откроет. / Мысли и сны поровну поделив, / Душу томимую светом омоет.

Точка души

Подстрочник

Александр Костюнин

Старый карбас

Старый карбас осиной пророс —
Всему приходит конец.
В небе, прощаясь, парит альбатрос —
Морских просторов венец.

Не для меня теперь фарт и соль
На гребне волны седой.
В команде достойно сыграна роль,
Пришла пора на покой.

Не для меня теперь фарт и соль
На гребне волны седой.
В команде достойно сыграна роль,
Пришла пора на покой.

В смолёные карбасы рыбаки,
Свежий ветер браня,
Грузят на пирсе мерёжи, бачки —
Жизнь идёт без меня.

На берегу, заглушая прибой,
Смакуя фраз шелуху,
Земные люди их ждут толпой —
Путина лишь на слуху.

На берегу, заглушая прибой,
Смакуя фраз шелуху,
Земные люди их ждут толпой —
Путина лишь на слуху.

А им по нраву баллы штормов,
По сердцу — девятый вал.
Гордо несут они чин Адамов —
Бог сыновей так звал.

Старый карбас осиной пророс.
Началом станет конец.
Пусть также в небе парит альбатрос —
Морских просторов венец.

Старый карбас осиной пророс.
Началом станет конец.
Пусть также в небе парит альбатрос —
Морских просторов венец.

Пусть также в небе парит альбатрос —
Морских просторов венец.

Лирическая таёжная

О любви наших братьев меньших

В тайге комариная пора:
Слепни-гнус, мошкара.
Покинь городской уют,
Тебя с нетерпением ждут.

Мозоли, пот, едкий дым —
За сутки стал друг седым.
Спеши, дурака не валяй!
Себя ждать не заставляй.

Мозоли, пот, едкий дым —
За сутки стал друг седым.
Спеши, дурака не валяй!
Себя ждать не заставляй.

Ванну и душ забудь,
Болотом прокладывай путь.
Последний сухарь на всех.
Уже разбирает смех…

Ты для них — «Солнцедар»,
Цивилизаций нектар.
Другого такого нет.
Давай, не срывай банкет.

Ты для них — «Солнцедар»,
Цивилизаций нектар.
Другого такого нет.
Давай, не срывай банкет.

Меньшие братья твои
На иголках хвои
Гудят, песни поют
На посошок пьют.

В тайге комариная пора:
Слепни-гнус, мошкара.
А дома такой уют.
Только уже не ждут.

В тайге комариная пора:
Слепни-гнус, мошкара.
А дома такой уют.
Только уже не ждут.

А дома такой уют.
Только уже… не ждут.

За горизонт себя

Хлеба укрой, крупная соль,
Стылой воды глоток.
Познать земную юдоль,
Открыть свой земной исток.

За шагом — шаг, за верстою — верста,
Где земли непочата суть.
Следуя указанью перста
За горизонт себя
Заглянуть.

Идти, сбивши ноги в кровь,
До спазмы сухой во рту.
Где перевал рассечёт гору
И крутизна — по нутру.

За шагом — шаг, за верстою — верста,
Неверие, страхи губя
Идти, терпя нелюбовь,
Штурмуя вершину —
Себя!

За шагом — шаг, за верстою — верста,
Неверие, страхи губя
Идти, терпя нелюбовь,
Штурмуя вершину —
Себя!

Ветрам созвучный

Штиль истомил, расстроил паруса,
Гладь стихоотражения безбрежна.
В зените солнце. Небо — бирюза
И с Бахусом знакомство неизбежно.

Блестит в лучах и манит горизонт.
Загадочен процесс словоброженья.
И прозябать уж явно нерезон
На яхте, что застыла без движенья.

Но паруса смиренно ветра ждут,
Ждут милости великой от природы.
Так и поэт свой начинает труд,
Дождавшись терпеливо непогоды.

Словотворенью нужен ветерок,
Чтоб посвежей, понервней, поколючей.
Идти на вёслах — есть ли в этом прок?
Распустим парус под дымящей тучей!

Такая жизнь закиснуть не даёт,
Кровь закипает в радости певучей.
А ну держись покрепче, рифмоплёт!
Пускай волна вздымается покруче.

Но паруса смиренно ветра ждут,
Ждут милости великой от природы.
Так и поэт свой начинает труд,
Дождавшись терпеливо… непогоды.

Но паруса смиренно ветра ждут,
Ждут милости великой от природы.
Так и поэт свой начинает труд,
Дождавшись терпеливо… непогоды.

Шампанское Брют

Брызги морские, сказочный бриз,
Образ туманный — мыслей каприз.
Образ желанный, таинство грёз
В свете нечаянно вспыхнувших звёзд.

Волны пенятся шампанским-брют
Исполняя блюз, к звёздам зовут.
Волны пенятся шампанским-брют
И танцуя блюз, ритм задают.

Локон воздушный, недоулыбка…
Что если это — просто ошибка!
Голову чуть вскружило шампанским,
Пляскою той, разудало-цыганской.

Волны пенятся шампанским-брют
Исполняя блюз, к звёздам зовут.
Волны пенятся шампанским-брют
И танцуя блюз, ритм задают.

Ноги набрали адрес твой личный.
Может, пора нам убрать кавычки…
И, уплывая в глаза друг другу,
Знать, что не можем ходить по кругу.

Волны пенятся шампанским-брют
Исполняя блюз, к звёздам зовут.
Волны пенятся шампанским-брют
И танцуя блюз, ритм задают.

Волны пенятся шампанским-брют
И танцуя блюз, ритм задают.

Банька

Развивая некрасовскую тему деревни…

Банька с веничком — наша душа!
Генерал или рядовой —
Всем уравнительно-хороша.
Парку я подкину — не вой!

Банька жаркая душу шаркает…
Хлад и полымя молодят меня!

Веник берёзовый и родной,
Пляшет, листом гудя,
Ходит по спинам, как заводной,
Инстинкты шальные будя.

Банька жаркая душу шаркает…
Хлад и полымя молодят меня!

С мороза лютого — в самый жар!
Полымя хотя, но не гарь.
В турецкой — разве там пар?!
Вымя, гляди, не ошпарь.

Банька жаркая душу шаркает…
Хлад и полымя молодят меня!

Пойду-ка с жёнушкой… даром.
Чайку с малиной попью.
И вас тоже с лёгким паром!
Свет не горит, я… ощупью.

Банька жаркая душу шаркает…
Хлад и полымя молодят меня!

Банька жаркая душу шаркает…
Хлад и полымя молодят меня!

Приют веры

Избы поморов, избы поморов,
Сколь вами сложено судеб и былей.
Сколько вы видели радости-горя…
Приняли боли.

Стылая печь, закопчённые стены,
Чёрная дверь и в углу образок.
В этом бушующем мире несказок
Стали моим вы приютом веры.

Белого моря старцы седые
К вам за советом, за светом иду.
Око апостолов, вещих послов
Избы поморов — кузница слов.

Я в своём сердце принёс уголёк вам…
Печка затеплится — молодость вспомните.
Радостным гулом тогда ободрите.
Только, родные мои, не молчите!..

Избы поморов, избы поморов.
Сколь вами сложено судеб и былей.
Сколько вы видели радости-горя…
Приняли боли.

Послесмертье

Послесмертье. Час расплаты!
Длинный список дел, делишек.
И на все есть свой свидетель…
Их порою даже с лишком.

А какой вердикт объявят,
Ты не можешь знать заране.
Лучше б в рай, а вдруг как снова…
В ад!
на Землю!
в наказанье,
в назиданье…

В храме лесном

Белая ночь, мир отдалив,
Тайну незримую сердцу откроет.
Мысли и сны поровну поделив,
Душу томимую светом омоет.

В храме лесном царит полумрак,
Лишь горят угольки да кадит головня.
Ель, облачившись в стихарь торжественно,
Служит всенощную. По небу призрак
Тенью совы возвещает призывно
Волю Вселенной. Силу небесную!
Всё принимая и веруя свято, я не бесную.
Сердцем читая судьбы откровение,
Крестным себя осеняя знамением,
Я причастился малиною благостно.
Стихонезнаючто обняло радостно…
Ель окропив водой пресвятою,
Благословила вестью златою.

Белая ночь, мир отдалив,
Тайну незримую сердцу откроет.
Мысли и сны поровну поделив,
Душу томимую светом омоет.

Белое море

Белое море. Прилив — отлив.
Рокочут морские часы.
Сколько они отмерят мне
Дорог по жизни пройти?

Северный ветер траву пригнул.
Полна вода, куйпога.
Рукой подать до материка,
Да шальна волна — не слуга!
А глянь, через шесть часов, чудеса:
Не нужно плыть за кормой.
По морю ступай, аки посуху.
Кечкара — путь домой!

Морские мили сухопутных длинней,
Но они ведут строже счёт.
Море, качаясь вперёд-назад,
Раскачки другим не даёт.

Северный ветер траву пригнул.
Полна вода, куйпога.
Рукой подать до материка,
Да шальна волна — не слуга!
А глянь, через шесть часов, чудеса:
Не нужно плыть за кормой.
По морю ступай, аки посуху.
Кечкара — путь домой!

Вольные чайки Поморья

Вольные чайки Поморья —
не чета
сородичам
помойным.
Город с прогрессным благоустройством
иное
считает
достойным…
А тут не летают троллейбусы
И без подогрева кровать.
Зато в Беломорье каждый тебе
при встрече
желает
здравствовать.

Край здесь суровый и правильный.
На Севере просто не выжить хитря.
Ловчить, запираться нет смысла…
Таким…
от медузы
не будет
житья!

Письма

У самого Белого моря
В ветхой рыбацкой избе,
Закутавшись в спальник, как куколка,
Я письма пишу тебе.

Любить не умею ярко.
Почти не дарю цветы…
И чаще других подарков
Грусть получаешь ты.

Внутри всё клокочет, мается.
Виню себя и кляну.
Легко ли рождаться заново
вот так
одному
на юру?..

Но должен из кокона выйти
Не тот же удав или больше…
Последней бабочкой лета
на грудь
опущусь
брошью.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *