Лев Мадорский: «Если бы я не был евреем, то был бы совсем другим художником»

 215 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Будущий великий авангардист видел мир не так как все, а новаторов современники понимают редко… Шагал постоянно поддерживал связи со многим деятелями еврейской культуры. Критики признают, что на искусство художника оказало большое влияние национальное, еврейское самоощущение.

«Если бы я не был евреем, то был бы совсем другим художником»

(K 130-летию со дня рождения Марка Шагала)

Лев Мадорский

Писать очерк к юбилейной дате великого художника Марка Захаровича (Моисей (Мовша) Хацкелевич) Шагала приятно и радостно. Потому что ему в жизни невероятно везло. Моисей родился и провёл юность в дореволюционной России, но учился живописи в Петербурге, где евреям, за небольшими исключениями, жить запрещалось. После Октября художнику удалось (1921) вырваться из страны Гулага и плановой экономики. Выдающийся основатель современного авангарда поселился сначала в Берлине, а потом (1923) Париже. Когда нацисты оккупировали Францию, Шагалу опять улыбнулась судьба и Моисей Хацкелевич избежал концлагеря, переехав по приглашению музея современного искусства в Нью-Йорк. В результате Марк Захарович прожил 98 лет, окружённый до последних дней всемирной славой и всеобщим уважением.

M. Шагал
M. Шагал

 Детство, юность

Моисей Шагал родился 7 июля (24 июня) 1887 года в Витебске. Он был старшим ребёнком в еврейской, многодетной (7 детей), небогатой семье приказчика (что-то вроде современного менеджера) в купеческой лавке. Хотя в российской энциклопедии семью Шагала называют буржуазной, но, на самом деле, они жили довольно бедно и, как напишет впоследствии сам художник: «…каждая копейка доставалась тяжким трудом».

Шагалу в жизни, повторяю, невероятно везло и он постоянно преодолевал, казалось бы, непреодолимые препятствия. Уже в день рождения мальчика в части Витебска, где стоял дом, начался сильный пожар и кровать с роженицей и только что появившимся на свет ребёнком в последнюю минуту чудом удалось перенести в безопасное место. Позже в своей книге «Моя жизнь» Шагал напишет: «Но главное, я родился мертвым. Не хотел жить. Этакий, вообразите, бледный комочек, не желающий жить. Как будто насмотрелся картин Шагала. Его кололи булавками, окунали в ведро с водой. И, наконец, он слабо мяукнул. В общем, я мертворожденный».

Маленький Моисей учился в хедере, а с 11 лет в ремесленном училище без особого интереса и больше всего любил рисовать. Однако, родители считали, что художник это не профессия, и что рисованием на жизнь не заработаешь. В 1906 году, когда юный Шагал попросил дать ему денег на обучение в витебской школе живописи Юделя Моисеевича Пэна, раздражённый отец хотя и дал нужную сумму, но не в руки, а выбросил в окно, и юноша должен быть, страдая от унижения, собирать деньги с земли на глазах у соседей.

Юдель Пэн был хорошим художником, но оценить рисунки юного Шагала не смог. Это не удивительно. Будущий великий авангардист видел мир не так как все, а новаторов современники понимают редко. Также, например, долго не понимали другого уроженца России и другого разрушителя стереотипов, но уже не в живописи, а в музыке — Игоря Стравинского. Пэн его манеру рисовать не оценил, но это не повлияло на желание Моисея рисовать так, как он хотел. Поэтому, проучившись в школе всего два месяца, 18-летний молодой человек понял, что эта школа не для него. Он снова попросил у отца денег, чтобы учиться живописи в Петербурге, и снова повторилась безобразная сцена: отец кинул деньги под стол, а сын ползал и подбирал.

Скрипач на крыше
Скрипач на крыше

Машина везения продолжает работать и в Петербурге, благодаря помощи отца, который хотя и не одобрял увлечение сына, но любил его, Моисей получает временное право на проживание в северной столице, а, главное, встречает людей, которые смогли оценить талант начинающего гениального худож ника и поддержали его.

Автопортрет
Портрет Шагала — работа Юделя Пэна

Петербург, первое признание, Париж, возвращение в Россию (1906-1921 г.г.)

Два года (1906-1908г.г.) Шагал учится в рисовальной школе Р.Рериха и два года (1909-1911г.г.) в школе Л.Бакста. Талант юного художника был замечен и в обеих школах он получает стипендию. В 1909 году Моисей встречается с девушкой, которая стала его судьбой, Бертой (Беллой) Розенфельд. Впоследствии Шагал напишет: «И я понял: это моя жена. На бледном лице сияют глаза. Большие, выпуклые, чёрные! Это мои глаза, моя душа».

С 1911 по 1914 год на специальную стипендию для одарённых студентов Шагал едет в Париж, где учится, много рисует, принимает участие в выставках, а также знакомится с художниками и поэтами-авангардистами. Его главные работы первого парижского периода: «Я и моя деревня», «России, ослам и другим», «Автопортрет с семью пальцами», «Голгофа», «Молящийся еврей» получили высокую оценку критики и, фактически, сделали его основателем зарождающегося экспрессионизма и сюрреализма.

То, что Пэн в картинах юного художника не сумел оценить и понять, критики отметили как достоинства: своеобразное видение мира, необычная ритмическая организация рисунка, условные цвета, геометрическая деформация и, как следствие, исключительно напряжённый эмоциональный настрой. В картинах Марка Захаровича тесно переплетаются прошлое и будущее, реальность и мистика, быт и фантасмагория.

Далее жизнь Марка (в Париже Шагал выбирает это имя) развивается в трудном, напряжённом, но, в целом, удачном для него направлении. Самым счастливым событием стало то, что, когда художник 1914 году возвращается в Витебск, он встречает там Беллу и она соглашается стать его женой. 25 июля 1915 года состоялась свадьба. В 1916 году у них родилась дочь Ида.

Семья
Семья

Началась война и вернуться в Париж не представляется возможным. Теперь у Шагала семья и необходимы деньги на жизнь. Картины, тем более написанные в необычной манере, продать в военное и послереволюционное время довольно сложно и Марк вынужден устроиться на работу далёкую от живописи. Он переезжает в Петроград и работает в ВПК (Военно-промышленном комитете). Комитет занимался получением от правительства заказов на военное производство и размещение их на промышленных предприятиях. После революции (1917-20 г.г.) Шагал работает комиссаром по делам искусств в Витебской губернии. Открывает в Витебске художественное училище. В 1920 г. переезжает с семьёй в Москву, где устроился по рекомендации А.Эфроса художником-оформителем в Московский еврейский камерный театр. В 1921 году театр открылся спектаклем «Вечер Шолом Алейхема» в его оформлении. Позже Марк Шагал некоторое время работал учителем рисования в еврейской трудовой школе в подмосковной Малаховке.

Трудно сказать, смог бы гений великого художника-авангардиста проявить себя, если бы он остался жить в советской России. Скорее всего, нет. Скорее всего, если бы к нему не позвонили ночью в дверь и он дожил бы до времён Хрущёва-Брежнева, то стал бы диссидентом. Возможно, тогда о нём Никита Сергеевич сказал бы что-то вроде того, что он кричал, размахивая кулаками в 1962 году на выставке художников-авангардистов в Манеже: «Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и тот лучше рисует. Вы что, мужики или педерасты проклятые». Не исключено, что позже Шагала обвинили бы в формализме и абстракционизме и даже положили бы в психиатрическую лечебницу.

Снова Париж, приход нацистов (1922-41 г.г.)

К счастью, все эти ужасы относятся к сослагательному наклонению. В 1922 году художник переезжает в Берлин, а в 1924-ом в Париж.Во втором парижском периоде жизни Марк Шагал получает признание в Европе. Его картины продаются и он может себе позволить целиком посвятить себя живописи. Художник много ездит по стране, много рисует. Среди его новых друзей Пабло Пикассо, Анри Матисс, поэт Поль Элюар, другие деятель искусства. В 1923 году выходит в свет книга Шагала «Моя жизнь».

Среди главных работ того времени иллюстрации к книге «Мёртвые души» Гоголя (1923), басням Лафонтена (1927-30) и к Библии. Иллюстрации к Библии (66 офортов в 1930-39) и продолженные в США (39 офортов в 1952-56) стали огромным циклом, получившем название «Библейское послание».

В 1933 году, в самом начале нацистской вакханалии случилось страшное, воистину, варварское событие. По личному приказу делающего первые шаги министра пропаганды Пауля Геббельса, в городе Мангейме многие произведения Шагала были публично сожжены. У великого мастера появляется предчувствие надвигающегося Холокоста и картины военного времени пронизаны зловещими, апокалептическими тонами: «Белое распятие», «Распятый художник» (1938 ), «Мученик (1940), «Жёлтый Христос» (1941).

В 1940 году немцы оккупировали Францию и над Марком Шагалом нависла смертельная опасность.

Переезд в США, смерть жены, возвращение во Францию, мировое признание

Но машина чудес продолжает работу и в это страшное время художник получает от Нью-Йоркского музея современного искусства приглашение переехать в США. Американский период жизни связан, в основном, с работой в театре. Марк Захарович оформил два балета: «Алеко» (1942) по поэме Пушкина «Цыганы» и «Жар-птица» (1945) Стравинского.

Шагалу удалось избежать газовой камеры, но в 1944 году на него обрушивается трагическое событие — умирает Белла. Художник глубоко переживает смерть жены и пишет картины-композиции: «Моей жене посвящается» и «Вокруг неё». В 1948 году он вернулся во Францию и поселился около Ниццы. В этом же году Шагал получает гран-при за иллюстрации к «Мёртвым душам» Гоголя на самом престижном художественном фестивале «Биеннале» в Венеции.

Другое важное событие — женитьба на Валентине (Ваве) Бродской (1952), владелице магазинов в Лондоне. Марк Захарович шутил: «Что я? Я скромный еврейский художник. Вот Валентина Георгиевна — она дочь фабриканта Бродского, сахарозаводчика. Знали бы мои родители, на ком я женился. Они бы порадовались».

Шутка Шагала оказалась пророческой. Марк и Валентина счастливо прожили вместе 33 года.

Картины последнего периода Шагала яркие, светлые и жизнерадостные. Начиная с 1960 года он, в основном, переходит на монументальные виды искусства — мозаики, витражи, шпалеры, а также увлекается скульптурой и керамикой. В 1962 году по заказу правительства Израиля Шагал создает мозаики и шпалеры для здания парламента в Иерусалиме. После этого успеха он становится своеобразным Андреем Рублевым своего времени и получает множество заказов на оформление католических, лютеранских храмов и синагог по всей Европе, Америке и Израилю.

Последний период жизни великого художника был счастливым и связан с расцветом его славы и всеобщего признания. В 1973 году Шагал посещает Ленинград и Москву. Ему организовывают выставку в Третьяковской галерее. В 1977 году Марк Захарович был удостоен высшей награды Франции — Большого креста почетного легиона. В 1977-1978 г.г. была устроена выставка работ художника в Лувре, приуроченная к 90-летию художника. Впервые в Лувре были выставлены работы еще живущего автора.

Еврейская тема в жизни и творчестве

Еврей и Тора
Еврей и Тора

Моисей вырос в традиционной, хасидской семье, учился в хедере и до конца жизни ощущал себя евреем. Шагал постоянно поддерживал связи со многим деятелями еврейской культуры. Критики признают, что на искусство художника оказало большое влияние национальное, еврейское самоощущение. «Если бы я не был евреем, -писал Шагал,- я был бы совсем другим художником». Многие художественные образы Марка Захаровича (скрипач на крыше, летающие в небе люди, зелёные коровы и др.) созданы под влиянием еврейского фольклора.

В течение всей жизни Шагал писал стихи, в том числе, на идиш. Его стихотворное творчество, как и художественное, пронизано еврейскими мотивами. Яркий пример — поэма «Памяти еврейских художников — жертв Катастрофы». Поэтому в заключение я могу сказать без преувеличения, что Шагал не просто великий художник. Это великий еврейский художник.

Умер Марк Шагал 28 марта 1985 года в Сен-Поль-де-Вансе во Франции.

Могила художника

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Лев Мадорский: «Если бы я не был евреем, то был бы совсем другим художником»»

  1. В ответе на комментарий Якова автор замечает: «…картины Шагала нельзя, невозможно понять а, тем более, проанализировать…».
    Полагаю, автор скромничает, поскольку именно дальше он рассказывает: «…летающих евреев я понимаю как людей, которые вырываются (освобождаются) из обычного, будничного мира…». Вот это и есть некоторое понимание.
    Конечно, можно думать и по-другому, например: «…евреи не занимаются делом, а всё летают и на скрипках играют…».
    Ясно, любое изображение можно понять по-разному и чем больше смыслов в него вкладывает художник, тем может быть больше разных пониманий и толкований. Главное,
    любой человек сталкиваясь с любым изображением всегда к нему как-то относится, — взволнованно или безразлично, — даже если он думает, что не понимает содержания этого изображения.
    Например, картина «Скрипач на крыше». Что это такое? Почему на крыше? Зачем?
    Одни скажут: «…жили тесно, вот он и залез на крышу, там просторно, играй сколько хочешь, никому не мешаешь…». Другие будут спорить: «…причем здесь «жили тесно» или просторно, — просто у музыканта душа воспарила и он вознесся на крышу…». Третьи еще что-то скажут и так без конца. Всё, что скажут, и будет понимание. Значит, любую картину понимают, понимают все и понимают по-разному. Получается так, что картину нельзя не понять.
    Или картина «Еврей и Тора». Тоже по-разному можно понять: правоверный еврей одним образом: «…Тора – это всё, что у нас есть…», еврей атеист– по-другому: «…древняя книга — много мудрости, основа национального мировоззрения…», , антисемит предложит третий вариант: «… ишь вцепился в книгу, держится за нее, потому что больше ничего делать не умеет…» и так далее, как говорится, «сколько голов, столько умов». Но, думаю, мало найдется людей, кто скажет, что изображен человек, который веселится, радуется чему-то. Скорее всего, трактовки настроения картины будут близки: задумчивость, серьезность, глубокое воспоминание и т.п. Значит, возможно некоторое общее поле понимания.
    А в целом жизнь Шагала заставляет задуматься: как человек, живущий, в основном, в воображении, смог прожить относительно благополучно и, наверно, успешнее многих, кто полностью погружен в дела, в реальность. Его жизнь — пример того, как духовность, — «полеты над крышами», — помогает переносить тяготы жизни.
    ЛЮДИ — ПИШИТЕ КАРТИНЫ, СОЧИНЯЙТЕ МУЗЫКУ, ПРИДУМЫВАЙТЕ СТИХИ!

    1. Его жизнь — пример того, как духовность, — «полеты над крышами», — помогает переносить тяготы жизни.
      ——————-
      Спасибо. Анатолий, за замечательный коммент. В отношении понимания картина Шагала ( каждый понимает по разному) согласен. Но согласинесь и Вы, что главное не понять, а полюбить. Чтобы картина притягивала к себе и, выражаясь несколько высокопарно, очищала душу. Чтобы хотелось смотреть на неё ещё и ещё раз. Согласен и с тем, что духовность Шагала помогла ему в жизни, но, более всего, Марку Захаровичу помогла удача, случай, везение. Благодаря им, благодаря выпавшей счастливой карте, он избежал и Гулага, и Холокоста.

  2. Спасибо, Лев.
    После твоего очерка, просмотрел (ещё раз) свой бльшой альбом \»Марк Шагал\», отлично изданный в Германии, я, к сожалению, понял, что ничего
    так и не понял (вернее, не принял этот стиль), несмотря на его (Шагала) всемирно признанный гений.
    Видимо, я ещё не дорос до уровня гения — не каждому дано.
    Надеюсь внукам повезёт больше.

    1. Видимо, я ещё не дорос до уровня гения — не каждому дано.
      ———————
      Спасибо, Яков, за коммент и за попытку понять картины Шагала. Дело не в том, что ты «не дорос». Просто картины Шагала нельзя, невозможно понять а, тем более. проанализировать. . В них переплетаются, иносказания, метафоры, символы… Ну, скажем, летающих людей. в том числе, летающих евреев я понимаю как людей, которые вырываются (освобождаются) из обычного, будничного мира. Они осовобождаются мысленно, а в картинах мысленное действие часто переходит в физическое. Цвета у художника тоже выражают эмоции. Например, синий — мечта, устремление в небо, стремление ввысь.Зелёный- близость к естественному, природному существованию. Отсюда, наверно, и евреи окрашены в зелёный цвет. Другими словами, искусство Моисея-Марка нельзя объяснить, но можно полюбить. Или не полюбить. Как, порой , музыку далеко не всегда можно проанализировать и объяснить. Картины Шагала очень музыкальны…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *