Исраэль Дацковский: Комментарии Торы. 4.6 Хукат

 118 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Тора однозначно требует вести войну всегда и только против всего народа, не беря в расчет ни «женевскую конвенцию», ни какие-либо другие якобы миролюбивые завывания либерального и всегда антисемитского «сообщества народов». И в войне против Арада погиб весь арадский народ — не только армия, не только мужчины, а весь народ.

בס»ד

Комментарии Торы

4.6 Глава Хукат

Исраэль Дацковский

4.6.1

Известно, что недельные главы Торы, как и отдельные книги Торы названы по одному из первых значащих слов текста. Мудрые евреи не взяли на себя ответственность как-то по-своему называть книги и главы, так как глубина текста Торы не позволяет смертным дать какое-то обобщение содержания, выраженное в названии. В связи с этим в названиях часто встречаются слова, которые отдельно от текста, из которого они «выдернуты» не могли бы быть законченной частью языка типа имени существительного в именительном падеже. В названиях встречаются и слова со слитными, как и принято в иврите, предлогами: Ваикра — И воззвал, Ваякэль — И созвал, (только среди последних шести глав книги Берешит пять глав начинаются с буквы «вав» — с прелога «и») встречаются названия не только с предлогом, но и с местоименным суффиксом: Бехукотай — В моих законах, Беаалотха — во время твоего поднимания (зажигания). Но даже среди этих случаев особняком стоят названия глав состоящих из первого слова неразрывной пары слов (сопряжения, смихута): Пэкудей (вместо несопряженной формы Пекудим), Масэй (вместо Масот), Хукат (вместо Хука). Это учит нас особо бережному отношению к тексту Торы, даже иногда в ущерб сохранению приемлемой грамматики в названиях — в Торе важна каждая буква и не нам изменять слова с целью грамматического «приглаживания».

4.6.2

По поводу красной коровы имеется много комментариев на тему что эта заповедь — самая непонятная и самая противоречивая во всей Торе. Можно привести мнение, что, соглашаясь с непонятностью заповеди, как и многих других заповедей, трудно считать эту заповедь самой непонятной хотя бы потому, что и многие другие заповеди даны без объяснения, вне понятий и терминов нашего мира и объяснены (Торой или мудрецами) лишь детали исполнения заповеди, но не ее смысл. Например, весь комплекс женской ниды — что делать, в какие сроки, в какой последовательности и под каким контролем — известно, а суть духовной нечистоты, никак не проявляющейся в осязаниях нашего мира осталась полностью непонятной. Процесс очищения пеплом красной коровы от духовной нечистоты, возникающей при контакте с мертвым телом или могилой, по своей понятности в терминах нашего мира мало чем отличается от очищения женщины в микве, да еще после многих чистых дней.

Даже кажущиеся более понятными заповеди, например комплекс заповедей разрешенной для еврея пищи (законы кашрута), явно не исчерпывается ни нашим изменяющимся пониманием диетарного значения заповеди (хотя разделить мясо и молоко сегодня считается полезным для пищеварения, вряд ли полезно есть мясо с вареньем и запивать слабым раствором соляной кислоты, но эта дикая смесь совершенно кошерна, а потому в принципе разрешена евреям для употребления), ни политическими соображениями о неприемлемости совместных с гоями взаимных трапез, за которыми последуют если не блуд, то смешанные браки. Понятно, что смысл заповеди кашрута намного шире и глубже и, что самое главное, вряд ли может быть выражен в терминах нашего мира на данном нам уровне понимания действительности.

Не является более понятной и заповедь о седьмом годе. Идеи отдыха земли (нахождение ее «под паром») плохо стыкуются с требованием остановить сельскохозяйственные работы по всей Стране одновременно, а не давать отдых меняющейся седьмой части полей каждый год. Даже идея отвлечения масс народа от сельскохозяйственного труда для изучения Торы мало помогает, так как Тв-рцу было заранее известно о преобладании в развитом обществе городского труда (индустриальное производство, наука, управление, коммерция, медицина и иные виды труда, на которые запреты седьмого года не распространяются).

Также не представляется излишне противоречивым то, что человек, готовящий пепел для очищения, сам становится нечистым (легкой нечистотой, всего-то до захода солнца в этот же день), как и очищающий нечистых водным раствором пепла (правильнее сказать, смесью раствора того, что в составе пепла может растворятся в воде (некоторые соли) со взвесью в воде нерастворимых фракций пепла) тоже становится нечистым той же легкой нечистотой. Современная промышленность дает массу примеров того, что в производстве является вредным, но в виде готовой продукции — совершенно не вредно. Примеры — амальгама (смесь ртути с металлами, например с серебром, для придания нужной формы и затвердения после химической реакции — для зубных пломб предыдущего поколения) и окраска машин современными синтетическими красками.

4.6.3

Глава 20 книги Бемидбар в нашей недельной главе занимается второй добычей воды из скалы. Во время первой добычи воды из скалы (книга Шмот, недельная глава Бешалах, глава 17) для всех упоминай массы сынов Израиля использовано только одно слово — народ (иврит: ам). С 17:1 до 17:6 (история с недостатком воды и ее получением из скалы) Тора употребляет слово «народ» семь раз и ни разу не использует другие слова.

Не так в нашей главе. Тут можно выделить шесть действующих лиц (безличная Тора выступает в трех разных ролях) и все называют народ по-разному.

  1. Безличная Тора (скрытый Тв-рец) до разворачивания конфликта: община (иврит: эда́) в 20:1 и 20:2, народ (иврит: ам) в 20:3.
  2. Народ о себе в начале конфликта: сообщество Тв-рца (иврит: каhа́ль Ашем — четырехбуквенное Имя) в 20:4.
  3. Безличная Тора (скрытый Тв-рец) после начала конфликта: сообщество (иврит: каhа́ль) в 20:6 и 20:10.
  4. Прямые слова Тв-рца: община (иврит: эда́) дважды в 20:8.
  5. Слова Моше народу: строптивые или бунтари (иврит: мори́м, современный словарь Б. Подольского дает одно из значений этого слова — бунтовшики) в 20:10.
  6. Безличная Тора (скрытый Тв-рец) после истечения воды из скалы, разрешение конфликта: община (иврит: эда́) в 20:11.

То есть, мы видим, что безличная Тора до начала конфликта и Тв-рец в прямой речи даже на пике конфликта величают народ общиной (иврит: эда́, от слова эду́т — свидетельство). Народ о себе говорит как о сообществе (включающем разные группы, но все-таки сообществе Тв-рца, да еще используя Имя суда). Безличная Тора после начала конфликта опускает определение до слова «сообщество», включающее разные группы уже без единого подчинения Тв-рцу (иврит: каhа́ль). Моше в обращении к народу называет его еще грубее — бунтари (иврит: мори́м), но после разрешения конфликта тем, что в изобилии появилась вода и злость народа прошла, безличная Тора возвращает народу прежнее звание — община (иврит: эда́), хотя народ раскаяния не показал — просто получил необходимое и успокоился. Это показывает нам, что народ в определенные моменты может опускаться, безличная Тора и Моше могут это выражать определениями народа, но после окончания проблемы народ в понятиях Торы возвращается к первоначальным высоким званиям без дополнительных условий, а сам Тв-рец даже на пике конфликта, зная о свойствах Его народа, не меняет своего определения народа, так как знает продолжение и в Своей бесконечной милости изначально готов простить Свой народ, к которому Он относится как к еще не повзрослевшему ребенку.

При следующем конфликте, когда Тв-рец напустил на народ змеев и многие умерли (пришло наказание с тяжелыми последствиями в отличие от обоих конфликтов с водой), все определения народа так и остались — народ (иврит: ам) — пять раз в двух стихах 21:6,7, как и в случае первой добычи воды из скалы.

4.6.4

Рассмотрим подробнее историю с добычей воды из скалы.

Тв-рец в стихе 20:8 сказал Моше взять посох и Моше в стихе 20:9 взял не просто посох, а «посох, бывший перед Г-сподом». Побывавший перед Г-сподом и расцветший посох Аарона (от колена левитов) лежит в Мишкане, да и вообще он — посох Аарона, а не Моше, значит речь идет о другом посохе. Посох Моше, побывавший перед Г-сподом — это сорокалетний посох, который был с Моше у горящего куста и там в качестве знака превратившийся в крокодила и обратно (затем это было повторено перед старейшинами в Египте, но во дворце фараона для этого фокуса использовался посох Аарона), этим же посохом Моше начинал казни и им же раздвинул Красное море. С ним же он многократно поднимался на гору Синай. Вывод — если есть приказ взять такой старый и заслуженный посох, значит, этим посохом придется что-то делать.

Слова Торы позволяют двойное толкование. Стих 20:8 содержит два глагола: «… скажите скале …, чтобы она дала из себя воду, и извлечешь … для них воду …».

Первое толкование: скажите скале, и этими словами извлечешь из нее воду. Тогда удар по скале — ошибка Моше. Это толкование широко рассмотрено комментаторами, и мы не будем на нем останавливаться.

Второе толкование: скажите скале, она приготовит в себе воду и ты дополнительным действием с посохом, действием уже известным народу по первому случаю извлечения воды из скалы стоянка в Рефидиме, недельная глава Итро книги Шмот, стих 17:5 и далее), извлечешь для них воду. Тогда удар по скале оправдан и необходим. Не будем останавливаться на том, сколько ударов было нужно — один или два. Но Тв-рец в стихе 20:12 рассердился на Моше и Аарона за то, что они не явили Его святость перед очами сынов Израиля. Так в чем же причина гнева Тв-рца? Во-первых, Моше не сказал скале слова. Но разговор со скалой мог напоминать действие магии (сегодня — психиатрический симптом) и святость Тв-рца была бы умалена. Значит, в-вторых, задачей Моше и Аарона было предварительное разъяснение народу, что воду не они извлекают из мертвой и сухой скалы, а Тв-рец производит очередное чудо, а они только «открывают уже готовый кран» на уже наполненном Тв-рцом источнике воды. И вот отсутствие этой части извлечения воды вполне подходит под определение «не явили святость Мою». А удар посохом по скале выглядит в этом рассмотрении законным и необходимым действием.

4.6.5

Обычно при обсуждении типов разведок, которыми пользовались руководители нашего народа (по своему выбору или вынужденно) приводятся, анализируются, сравниваются два случая разведки — крайне неудачная разведка двенадцати глав колен, посланная Моше и закончившаяся величайшим провалом и проблемами с одной стороны (недельная глава Шлах книги Бемидбар) и удачная разведка, посланная Йеошуа перед началом входа евреев в Страну (в начале книги Йеошуа) с другой стороны. Нам нужно помнить и о третьем случае разведки: «И послал Моше разведать Яэзер, и взяли они его предместья…» (стих 21:32). Нам не сообщено количество разведчиков, но РАШИ приводит мидраш «Танхума», что разведчики не столько разведали, сколько сами, без поддержки армии захватили территорию, которую они были посланы разведать. Столь блестящий успех занял в Торе всего одну фразу.

4.6.6

В этой главе умер Аарон (стихи 20:24-28). РАШИ приводит слова Тв-рца, обращенные к Моше (на слова стиха 20:25 «Возьми Аарона …») из мидраша «Танхума»: «Скажи ему: «Счастлив ты, что увидишь, как твой венец передается твоему сыну! То, чего я не удостоился»». Это наводит нас на тему «неудачных» детей у великих руководителей народа. На вскидку можно привести немало примеров. Начнем с отцов-основателей.

Авраам родил не только Ицхака, до этого он родил Ишмаэля, с потомками которого мы не можем разобраться до сегодняшнего дня. Сыновья Кетуры тоже не наследовали (в духовном смысле) Аврааму, но хотя бы в прямой агрессии против евреев явно не участвовали. В случае с Ишмаэлем мы можем объяснить проблему происхождением матери, но воспитание-то Ишмаэль получал в стане Авраама, среди ангелов. Но вырос диким человеком.

Вопрос матери снимается в следующем поколении, в семье Ицхака и Ривки. Один из двойняшек, Эйсав и при жизни устроил много проблем и родителям, и своему брату Яакову, но главной его «заслугой» было приведение в мир (как внука) Амалека. Не о многих Тора требует, как о Амалеке, «стереть память о них из поднебесной». Мы до сих пор не удостоились выполнить это указание Торы, хотя первые заинтересованы в его выполнении — уж больно много крови нам проливают потомки Амалека до сегодняшнего дня.

Яаков родил Дину — см. наш комментарий на главу «Ваишлах» книги Берешит. Продажу братьями Йосефа мы не рассматриваем, так братья сделали полную тшуву и она была принята как Йосефом, так и небом.

Немало примеров подобного рода и в ранних пророках. Тут и сыновья Эли-первосвященника (воспитателя пророка Шмуэля) Хофни и Пинхас (первая книга Шмуэля, 2:12 и далее), тут и дети самого пророка Шмуэля (первая книга Шмуэля, 8:3), тут и сыновья Давида Амнон (вторая книга Шмуэля, 13:14), и особенно Авшалом, сначала убивший брата Амнона в качестве мести за изнасилованную Тамар, а затем поднявший бунт против отца (вторая книга Шмуэля, глава 15), и Адонийа, пытавшийся захватить царство в старости Давида (первая книга Млахим 1:5). Нельзя обойти молчанием убийство самого Адонии посланцем его брата Шломо в рамках борьбы за престол. Без ссылок приведем примеры Рехавама, сына царя Шломо, развалившего царство Шломо за три дня, и злодейского царя Ахава, который был сыном праведнейшего царя Хизкиягу. Кстати, именно из пары Хизкиягу — Ахав выводится отсутствие ответственности родителей за результат воспитания детей, но при этом на родителей возлагается куда более всеобъемлющая и тяжелая ответственность за полноту и правильность всех своих шагов и действий по воспитанию отпрысков. И за каждый увиденный, возможный, но не сделанный шаг по воспитанию и продвижению детей придется тяжело отвечать по всей строгости неземного Закона. И этими примерами список не заканчивается. На этом фоне безвестие сыновей Моше выглядит почти комплиментом (не будем углубляться в мнение мудрецов, что сыновья Моше выведены под другими именами в отрицательной коннотации в книге «Диврей hайамим»). И насколько же повезло Аарону, что оставшиеся в живых (после смерти Надава и Авиу) его сыновья Итамар и Элазар, его внук Пинхас продолжили еще при жизни Аарона его дело и его величие.

4.6.7

В начале 21-ой главы всего в трех фразах Тора учит нас отношению к тем, кто посягнул на нас в период, когда мы по-настоящему служим Тв-рцу и Он явно присутствует среди нас. Тора рассказывает, что царь Арада (южная граница Эрец Исраэль по описанию границ в Торе) неспровоцированно напал на евреев, вступил с ними в сражение и даже взял у них пленных. Стих использует слово «шеви» — плен в единственном числе. Это можно понять и как обобщенное название пленных независимо от их числа, и как взятие в плен всего одного еврея. Мудрецы говорят, что в плен попала одна маленькая девочка (по другим мнениям — одна рабыня). Этого просто так оставить было нельзя и при том высоком состоянии еврейского народа, когда все служили Тв-рцу, это было понятно всем без разворачивания длинных дискуссий. Евреи запросили разрешение Тв-рца на возмездие (именно возмездие, без мысли воспользоваться трофеями) и, получив его, провели ограниченную военную операцию. С тех пор все ищут и царя Арада, и его народ. Пока не нашли. А ведь уже 3300 лет прошло с той заварушки. И о судьбе плененной девочки не упомянуто. Вполне возможно, что она погибла во время операции возмездия. Также нам ничего неизвестно о жертвах среди атакующих евреев. Возможно, что евреи понесли потери в бою. Но такая реакция на захват пленных у евреев оказалась более, чем оправданной — больше окружающие народы брать еврейских заложников ни разу не посмели в период всей многолетней войны евреев за овладение Страной. Этим народам стало ясно, что за такой захват придется платить о-о-очень дорогую цену — и платить цену будут не евреи, а ее заплатит захвативший заложников народ. А ИХ необходимость платить высокую цену за захват евреев оказалась не только очень хорошо работающим, но и фактически ЕДИНСТВЕННЫМ фактором эффективного сдерживания. Примеры этого есть и в наши дни. Операция «Энтебе» — никаких переговоров с захватившими заложников (точнее, переговоры для виду на время подготовки операции) — только их уничтожение без попытки взять пленных. Захват Нахшона Ваксмана в 1994 году с целью получить в обмен на него сотни террористов, сидящих в израильских тюрьмах (по преступному прецеденту сделки Джибриля до этого и сделок Тетенбаума и Гилада Шалита после). Армия провела военную операцию освобождения. С одной стороны операция прошла неудачно — террористы убили Нахшона и при штурме вследствие тактической ошибки погиб офицер. Все террористы погибли — их даже не пытались взять в плен, их сразу и без разговоров уничтожали. Но с другой стороны, поняв, что переговоров не будет, а будет уничтожение террористов, не считаясь с потерями среди заложников и в группе освобождения, наши «партнеры по мирному процессу» надолго расхотели брать заложников, вернувшись к этой тактике, когда стало ясно, что израильское общество морально ослабело и защищать себя от такого шантажа уже не может.

Особо отметим (как отметим еще раз в главе Маттот о войне евреев против мидьян и как многократно отмечено в книге Йеошуа о завоевании Страны), что эта военная операция не была направлена ни в узком смысле на освобождение пленницы после обнаружения места ее содержания, ни против руководителей, отдавших преступный приказ, ни против армии царя Арада. Война, как и всегда, по мнению Торы, велась народом против народа. У враждебного народа, посягнувшего на еврейский народ, нет и не может быть разделения на руководство и армию («военное крыло») с одной стороны и «мирное население», которое остается на территории военных действий и которое следует оберегать во время войны, с другой стороны. Тора однозначно требует вести войну всегда и только против всего народа, не беря в расчет ни «женевскую конвенцию», ни какие-либо другие якобы миролюбивые завывания либерального и всегда антисемитского «сообщества народов». И в войне против Арада погиб весь арадский народ (ветвь каннаанейского народа) — не только армия, не только мужчины, а весь народ. Старики, женщины и дети (термин «дети» нуждается в уточнении — мальчики подлежат поголовному уничтожению вне зависимости от возраста, включая и младенцев, девочки подлежат уничтожению не все, а только «познавшие мужчину» — для случая мести мидьянам и поголовное уничтожение в случае канаанских народов. Если сюда добавить положение алахи, что мужчина, женившейся на девушке, прошедшей гиюр в возрасте три года и старше, не может предъявить претензии по поводу отсутствия девственности, а поголовной гинекологической проверки девочек на наличие девственности явно не проводилось, то понятие «девочка, не познавшая мужчину» становится несколько неопределенным, скорее всего сводящимся к возрасту до трех лет). И Тора отдельно и специально указала, что разговор идет о народе, о всем народе, а не о его так или иначе выделенных частях. Нам и нашим современникам это представляется излишне жестоким, но умом мы хорошо понимаем, что указания Торы всегда реализуют высшую справедливость и гуманность, указания Торы следует беспрекословно исполнять, даже если мы не всегда (почти никогда) их до конца не понимаем. И уж во всяком случае, подвергать опасности бесценные жизни еврейских солдат, чтобы не нанести «излишний» вред «мирному населению», явно является не гуманностью, не «высокими моральными стандартами ведения войны», а неприкрытой глупостью.

4.6.8

Начиная со стиха 21:5 Тора рассказывает нам о ядовитых змеях и о борьбе с ними. Змеи напали на народ за вполне определенное прегрешение и свою работу выполняли весьма эффективно — «и возроптал народ на Б-га и на Моше … и умерло много народу …». Так как народ быстро понял, что дело плохо, он побежал к Моше (на которого только что роптали) за спасением, понимая, что индивидуальные даже массовые обращения к Тв-рцу (на которого тоже только что роптали) вряд ли будут достаточно эффективными. И Тв-рец указывает Моше странный, очень похожий на магический, путь спасения народа — медного змея на шесте. Взглянет укушенный — и останется жив. А не взглянет, так сам себе виноват (по определению Торы его кровь на его же голове. Кстати, сами змеи и их смертельно-ядовитые укусы никуда не делись. Подсказан не способ предотвращения укуса, а только способ излечения уже после произошедшего укуса). Но Тв-рец магией не нанимается, хотя излечение (как, впрочем, и болезнь) приходит от Него. Значит, этот эпизод говорит о другом.

Здесь нам рассказывается о важности нашего усилия, всегда максимального для нас, насколько бы скромным и недостаточным это усилие не казалось нам в деле достижения результата. Остальное, невозможное для нас, сделает Тв-рец. Сказано: «Откройте Мне [вход размером] с игольное ушко и Я открою для вас [вход, подобный] вратам мира!» (книга Зоар, недельная глава Эмор книги Ваикра, п. 129).

4.6.9

Нам нужно попытаться ответить на вопрос о значении войн Израиля против Сихона и Ога. На первый взгляд они представляются довольно бессмысленными. Но только на первый взгляд. Восстановим порядок военных событий нашей главы. Со стиха 20:14 рассказывается о контакте евреев с Эдомом. Кратко — евреи попросили пройти через землю Эдома, получили отказ с угрозой остановить евреев военной силой, Эдом провел мобилизацию, но не напал первым. И евреи уклонились от попытки пройти через землю Эдома. Война не разразилась. Но такое уклонение от намеченного маршрута под угрозой военного противостояния поднять боевой дух евреев, мягко говоря, не могло. А дух нужен был высокий — впереди была война с семью канаанскими народами. Евреи еще помнили слова Тв-рца из недельной главы «Бешалах» (Книга Шмот, стих 13:17), сказанные в отношении поколения Исхода: «Не передумал бы народ при виде войны и не возвратился бы в Египет». Конечно, это было сказано о поколении бывших (вчерашних) рабов, но рабов возвысившихся до выхода из Египта по зову Тв-рца и поднявшихся до возможности получения Торы. Далее в пустыне была всего одна военная стычка евреев с Амалеком в той же недельной главе «Бешалах» (Книга Шмот, стих 17:8 и далее), но это не было войной, а было операцией мщения, хотя и довольно успешной (пока Моше поднимал руки или держал их на подложенных под руки камнях), но без явных результатов — и Амалека не уничтожили, и территории врага не захватили. Больше войн для тренировки и для поднятия боевого духа не было, поколение выросло в условиях мира, учебы Торы, мирной службы Тв-рцу. Для этого поколения компромисс был нормой, сохранение мира как лучшего условия учебы и службы Тв-рцу — желанным состоянием. «Пусть … стремится к миру и добивается его» (Псалмы 34:15). История с Эдомом это свойство только усилила. Такую армию вводить в Страну в качестве захватчика-агрессора, которому поручен поголовный геноцид местного населения, было нереально, настроения народа и даже саму его ментальность нужно было менять. Да и семь канаанских достаточно воинственных и сильных народов нужно было готовить к поражению и даже обеспечивать отсутствие их желания сопротивляться превосходящим их по силам захватчикам, начавшим неспровоцированную агрессию. Для этого были нужны яркие демонстрации военной силы евреев, их непобедимости. Первым тренировочным упражнением послужил царь Арада вместе со своим бесславно исчезнувшим народом. Но и это не было необходимой тренировкой грядущей захватнической войны. Во-первых, эта была операция мщения, ответ на начальные действия Арада. Еврейский народ кипел праведным гневом на Арад за его нападение и захват пленных. А нужно было научиться неспровоцированно нападать и уничтожать народы исключительно по повелению Тв-рца в ответ на их несогласие полностью подчиниться евреям, включая отказ от собственной религии, от собственной национальной традиции. Во-вторых, главная цель грядущей войны — захват территории противника — в эпизоде разгрома Арада не отрабатывалась. Нужно было что-то другое. И Тв-рец без видимой причины повел народ вокруг Мертвого моря вместо ввода еще не готовых к войне с семью канаанскими народами евреев в Страну с юга через царство Арада. Хотя ворота Страны с юга были распахнуты самими евреями. Но воспоминания о поражении при Хорме (недельная глава Шлах, стих 14:40 и далее), хотя с той неудачи прошло 38 лет и сменилось поколение, могли помешать евреям сосредоточиться на войне и победе в ней. Да и хотя Тв-рец вроде бы не собирался давать евреям землю с востока от Иордана, но не можем же мы допустить, что Тв-рец меняет свои планы. Земля от Творения мира была предназначена коленам Гада, Реувена и трем из восьми семействам Менаше, хотя об этом не было явно заявлено. И поэтому на пути случился Сихон. В отличие от Эдома он не повел себя по типу «полезете — получите от моей армии, а не полезете, так и не получите». «… Собрал Сихон весь свой народ и выступил он навстречу Израилю в пустыню» (стих 21:23), не давая евреям возможности мирно обойти свою страну. Пришлось на нем тренироваться воевать, его территория опустела и нужно было что-то с ней делать. А к Огу евреи вообще не обращались с идеями пройти через его землю, их маршрут там не проходил, страна Ога лежала севернее готовящегося прохода евреев к Йерихо и целью не была. Так сам Ог неспровоцированно напал на евреев (стих 21:33), пришлось и его землю освобождать (зачищать) от относительно коренного населения. И теперь, во-первых, евреи по своему боевому духу и по оттренированности могли уже разворачивать наступление на Страну, и, во-вторых, по словам Рахав разведчикам Йеошуа (из начала книги Йеошуа), сердце каннаанеев ослабло не только по общим идеям силы Тв-рца, выхода евреев из Египта, получения Торы, давнего разгрома армии Амалека, но и под воздействием свежей расправы евреев над Сихоном и Огом. То есть в результате этих кратких войн, с одной стороны, евреи укрепились, приобрели боевой дух и военные навыки, а с другой стороны, их будущие враги ослабли, растерялись, испугались, потеряли надежду на победу и даже не попытались объединиться для сопротивления общему врагу. Итак, войны с Сихоном и Огом принесли двойной результат. И даже тройной — еще и земли Заиорданья евреям достались.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *