Дмитрий Гаранин: Три пути литературной продукции

 575 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Люди, близкие к журнальному делу, утверждают, что редакции работают с авторами, а не с произведениями. Конечно, так проще, но это ведёт к консерватизму, к невозможности новым авторам заявить о себе.

Три пути литературной продукции

Дмитрий Гаранин

В связи с развитием интернета и другими факторами характер чтения литературы, особенно поэзии, сильно изменился, сместившись в электронную область. Журналам сейчас очень трудно из-за возросшей конкуренции и ухода читателя в другие среды. Поскольку эти среды неоднородны, имеет смысл ввести собирательное понятие «портал», отнеся сюда как журналы, так и интернет-порталы, тем более что многие журналы представлены своим содержанием в интернете.

Можно выделить три типа литературных порталов:

  1. Эксклюзивные порталы
  2. Инклюзивные порталы
  3. Порталы самопубликации

К первой группе относятся так называемые «толстые» журналы и все журналы, ориентирующиеся на известных авторов и претендующие на выдающееся качество публикуемых произведений. Такой подход — наследие советских времён, когда публиковалась лишь очень малая часть строжайше (и не всегда по-достоинству) отобранных авторов, а остальные писали в стол. Конечно, задача отобрать для читателя лучшее из лучшего очень достойна и увлекательна. Кроме того, ставка на десяток крупных имён также и в интересах читательских кругов, плохо воспринимающих слишком большое количество «звёзд» и нуждающихся лишь в пригоршне «суперзвёзд», чтобы добавить наслаждение именами к наслаждению текстами.

Однако на практике в настоящее время концепция эксклюзивности не работает. Не берусь судить о прозе, но стихи, на которые я натыкаюсь в журналах во время моих нечастых наскоков, обычно очень средние — журнальная гладкопись, не откладывающая отпечатка. Более того, просматривание большого количества продукции профессионально подготовленных середняков вгоняет в тоску сильнее, чем чтение откровенно безграмотных текстов — в последнем случае можно хоть посмеяться. Всё больше раздаётся голосов о том, что журналы никто не читает, кроме их редакции и авторов.

Люди, близкие к журнальному делу, утверждают, что редакции работают с авторами, а не с произведениями. Конечно, так проще, но это ведёт к консерватизму, к невозможности новым авторам заявить о себе. Возникают «обоймы» на протяжении десятилетий печатаемых авторов, которые идут вне конкурса — и это при огромном количестве других и во многих случаях более интересных авторов. Портфели журналов полны апробированным материалом, и редакторам нечего искать.

С другой стороны, даже и в принципе выбор наилучших из имеющихся текстов не представляется возможным. Количество авторов, пишущих на уровне, удовлетворяющем стандартным техническим требованиям, поистине астрономическое, что стало окончательно ясно с приходом интернета. Конечно, на это можно возразить, что стандартный уровень никого не интересует и в журналах место лишь особо выдающимся, оригинальным произведениям. Но отбор такого рода полагается на вкус конкретного человека и не может быть объективным. Истинно великое, гениальное, обычно опережает вкусы своего времени и скорее всего будет отсеяно придирчивым редактором эксклюзивного портала. И наоборот, очень многое из напечатанного эксклюзивно будет отсеяно временем.

Порталы самопубликации, дети эпохи интернета, вызывают презрение и насмешки многих из-за преобладания низкохудожественных текстов, публикуемых неискушёнными авторами, многие из которых объявляют себя «непоэтами» или «неписателями», чтобы уйти от возможной критики. На порталах самопубликации особенно поражает обилие похвал, расточаемых в адрес произведений слабых авторов другими зарегистрированными участниками портала, по-видимому, на основе взаимности. На портале stihi.ru голосование участников портала возносит на самый верх наиболее банальные стихи, что вызывает сомнения в применимости демократического подхода к искусству.

С другой стороны, на stihi.ru работает редакция, регулярно составляющая выборки лучших, по её мнению, новых поступлений. Возможно, редакция следит за новыми публикациями лучших авторов, попавших в «обойму». Как верхушка пирамиды, на сайтах самопубликации есть группы хороших авторов, которых читателю непросто найти среди бросового материала при чтении подряд. Лично я обнаружил на stihi.ru больше хороших поэтов, чем в «толстых» журналах, что говорит о солидной толщине этого портала. Кстати, многие серьёзные поэты, публикующиеся в журналах, имеют и страничку на stihi.ru в качестве электронного хранилища текстов. Часто эти странички существуют под псевдонимом, потому что серьёзному поэту стыдно быть на одном сайте с графоманами. В каких-то случаях поэт, достигший карьерных успехов, закрывает свою страничку на stihi.ru, устыдившись окончательно. Но осколки этих страничек часто продолжают висеть на сайте немым укором.

Третий и, возможно, наиболее перспективный канал публикации — это инклюзивные порталы. Не знаю, общепринято ли это название и замечено ли их существование культурологами. На мой взгляд, инклюзивные порталы достаточно сильно отличаются от двух рассмотренных выше групп, так что имеет смысл говорить о них отдельно. Примеры инклюзивных порталов: поэтический мега-сайт «45-я параллель», европейский литературный портал «Зарубежные задворки», публикующий как электронные, так и бумажные журналы. Более молодой альманах «Золотое руно», представленный в интернете, также, по всей видимости, инклюзивен. Есть и другие литературные сайты, которые могли бы быть причислены к этой группе. Однако у меня не поворачивается язык назвать их в этой статье, если сам я там не публиковался в качестве «пробного камня» инклюзивности. Отдельно стоит портал Евгения Берковича, объединяющий все три рукава публикации. В частности, «7 искусств» стремится к эксклюзивности, «Мастерская» инклюзивна. Кроме того, имеются блоги для самопубликации.

Инклюзивные порталы не гонятся за именитыми авторами, а публикуют в принципе всех, чьи тексты удовлетворяют стандартным требованиям. При этом отсеивается огромное количество так называемых «графоманов», например, поэтов, неискушённых в и рифме и метре, которым нечего сказать. Не знаю, каков процент отклонений присланных в редакции текстов, но думаю, что большинство авторов порталов самопубликации даже и не посылают своих опусов редактору, предвидя негативный результат. Таким образом, инклюзивные порталы обеспечивают достаточное качество публикуемых материалов.

Одновременно инклюзивные порталы представляют читателю широкую группу серьёзных авторов (а идеальном случае всех) без риска пропустить кого-то, как это всё время происходит при отборе, претендующем на эксклюзивность. Широкий отбор нисколько не мешает публиковать и особо известных авторов. Например, на «45-й параллели» есть странички многих известных поэтов прошлого с их подробными биографиями и статьями о них.

Инклюзивный принцип отбора достаточно новый и возможен лишь в электронных средах. В интернете и на планшете есть место для всех достойных авторов. При этом обеспечивается легитимация этих авторов, их возвышение над полчищами «графоманов», в чём авторы всё ещё так нуждаются. Если эксклюзивный отбор считать диктатурой, а самопубликацию считать демократией, то инклюзивный отбор — это здоровая смесь того и другого. Мне представляется, что за инклюзивным отбором — будущее публикации литературной продукции.

Print Friendly, PDF & Email

93 комментария к «Дмитрий Гаранин: Три пути литературной продукции»

  1. Большое спасибо всем читавшим и комментировавшим мою статью, в особенности Борису Тененбауму, внёсшему неоценимый вклад в подогревание интереса. Для тех, кому лень читать саму статью, вот краткое изложение:

    ПЕСНЬ О ТРЁХ ВИДАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПОРТАЛОВ

    В эксклюзивные порталы
    Рвутся толпы как в клозет
    Гордецам стихиры мало
    Чтоб на воле сделать след

    Принцип допуска счастливцев
    В эмпиреи некрасив
    Лучше было бы стремиться
    Всем туда где инклюзив

    Coma-Ruga, 13 July 2017

    1. ПЕСНЬ О ДОСТОЙНОМ ПОВЕДЕНИИ

      «… другие по живому следу
      Пройдут твой путь за пядью пядь,
      Но инклюзив от эксклюзива
      Ты сам не должен отличать
      …» 🙂

      1. Б.Тененбаум15 июля 2017 at 18:46 | Permalink
        ПЕСНЬ О ДОСТОЙНОМ ПОВЕДЕНИИ …….

        Пусть гений, в парадоксах гибок,
        где дважды два увидит пять,
        но заблуждений от ошибок
        не может опыт отличать.

        Хоть рукописи некрасивы,
        но просвещенья вольный дух
        за пядью пядь пройдёт архивы,
        всех трудных изысканий друг.

        New York, 14 October 2013

      2. Борису Марковичу Тененбауму

        Пусть горьким меня без нужды называют,
        вместилищем всяких обид,
        как будто б я желчью заполнен до края
        и гордость чесоткой свербит,
        при этом своих же амбиций не стою –
        бескрыл мой короткий полёт…

        Мужи, прекратите жужжанье пустое –
        я сладок, слетайтесь на мёд!
        Coma-Ruga, 15 July 2017

        http://blogs.7iskusstv.com/?p=60796

  2. Во времена прекрасного Самуила было принято поздравлять автора с рекордами количества отзывов. Я тоже поздравлю, но не автора, а Бориса Марковича — две трети комментов адресованы ему.
    «Ну, предложил автор некий классификатор» (Soplemennik).
    Ну, проявил кое-где свой настрой («серьёзному поэту стыдно быть на одном сайте с графоманами»)…
    А ты, Боря, умудрился на ровном месте нарваться. Если дойдет дело до физического вызова на дуэль, позволь мне быть твоим секундантом.
    Кстати, я сам вызвал бы на дуэль Л.Мадорского за его оскорбительное «…чем пить хорошую водку».

    1. Григорий Быстрицкий: А ты, Боря [Тененбаум], умудрился на ровном месте нарваться. Если дойдет дело до физического вызова на дуэль, позволь мне быть твоим секундантом.

      Григорий, я не буду драться с Тененбаумом, я боюсь! Кое-кого из нас уже застрелили…

      1. Кое-кого из нас уже застрелили…
        ————————————
        есть компромисс: обоих

      2. я не буду драться с Тененбаумом, я боюсь!
        ====
        Не бойтесь. С таким секундантом и Дантес не нужен.

  3. Прочитал еще раз статью и дискуссии о ней и вспомнил старый анекдот: «Ребе, как доказать, что мы, евреи, Христа не распяли? — Очень просто: мы бы его вместо распятия занудили до смерти».

  4. Е.Майбурд — Б. Тененбауму

    Борис Маркович, последний раз я видел вас таким во время споров об Обаме. Там тоже были и полемический зуд при отсутствии аргументации, и тенденция переводить стрелки на личность автора, и та же неспособность остановиться в пустопорожних словоизвержениях.

    Но если отвлечься от метода, тогда хотя бы споры были оправданы в принципе — тем, что предмет был сложный, неоднозначный для всех болезненный.
    А в данном случае предмет несравнимо более узок и специфичен, он вне идеологических различий, личных убеждений или эстетики.
    Не могу понять, чего вы добиваетесь, кроме как опорочить автора статьи. Вижу, вы не нашли в ней ничего, что могли бы оспорить по существу сказанного. И авторитета нашли себе несколько сомнительного (мы оба с вами знаем, что такое МЗ).

    Простите, но если у кого-то «торчит», так это у вас.
    Хотите непременно оставить за собой последнее слово? Достойным выходом было бы принести извинения автору и заткнуть свой фонтан.

  5. Б.Тененбаум: «Знаете, Дмитрий — есть разница между мелкой дробью и пушечным ядром. Состоит, так сказать, в весомости запускаемого снаряда. И это верно не только для баллистики. Так вот — если завтра ваши опусы опубликует «Новый мир», сенсации не произойдет …»
    Я старался держаться на некотором расстоянии от перепалки, но тут приходится высказаться. Мой прогноз: стихам Дмитрия Гаранина (не всем, а лучшим) суждена долгая жизнь.

    1. ALokshin: «Мой прогноз: стихам Дмитрия Гаранина (не всем, а лучшим) суждена долгая жизнь.»

      — Большое спасибо! Я такой чести, разумеется, не заслуживаю!

      А стихи, они, конечно, пусть живут!

  6. ЕК: У нас в Консерватории говорили другое: «Помогайте талантам, бездарности пробьются сами».
    ==
    Ваш муж — талант? Ему нужна помощь?

    1. Б.Тененбаум.

      Вы упорно отказываетесь придерживаться элементарного правила – избегать личных нападок. Неужели Вы думаете, что я буду сейчас с Вами обсуждать таланты моего мужа. Кстати, в данном случае, то, что он мой муж не играет никакой роли. Идет достаточно неприличная с Вашей стороны травля человека.
      Насчет талантов и как они должны пробиваться, знаю из моей богатой биографии… это мне рассказывали, что талант всегда пробьет себе дорогу и прочую чушь. Так что не думайте, у меня богатый опыт таких дискуссий.
      Ещё раз, Борис! Я Вас очень уважаю как автора, именно поэтому я встряла. Меня искренне поражает Ваша упорность достойная лучшего применения. Вы бы за то время, что Вы обливаете грязью Гаранина, могли бы замечательные произведения написать… Очень жаль Вашего, да и моего времени.

  7. Борис Тененбаум:

    Однако — если посмотреть на мир на фоне этих катастроф, настолько недавних, что они задели поколение наших родителей — просто смешно гугукать что-то про «… эксклюзивные порталы, заедающие неизвестных гениев …».
    ….

    Ну так насколько мелким надо быть, чтобы суетливо хлопотать о подъеме на пару ступенек в нелепой, сиюминутной иерархии престижей?

    — Да, Борис, ужасная мелкость! Вот ещё Пушкин вопросами литературной публикации интересовался, думал о славе, да ещё и о деньгах, что морально вообще ни в какие ворота не лезет. Почитайте его стихотворение «РАЗГОВОР КНИГОПРОДАВЦА С ПОЭТОМ» (1824).

    Недавно выгнали Наполеона из России, Москва вновь отстроилась после пожара, в Питере герои-декабристы готовились выйти на Сенатскую площадь.. А у Пушкина в голове такая меркантильность! Просто стыдно за наше всё! Нет чтобы, как Лермонтов, «Бородино» писать!

    1. ДГ: Вот ещё Пушкин вопросами литературной публикации интересовался, думал о славе, да ещё и о деньгах, что морально вообще ни в какие ворота не лезет. Почитайте его стихотворение «РАЗГОВОР КНИГОПРОДАВЦА С ПОЭТОМ» (1824).
      ==
      Знаете, Дмитрий — есть разница между мелкой дробью и пушечным ядром. Состоит, так сказать, в весомости запускаемого снаряда. И это верно не только для баллистики. Так вот — если завтра ваши опусы опубликует «Новый мир», сенсации не произойдет …

  8. Пушкин — Вяземскому: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе. «

    1. ALokshin:

      Пушкин — Вяземскому: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе.»

      — Да, может быть, я что-то лишнее сказал, раскрылся чересчур.. Но толпа, жадная до компромата, какая-то очень уж жидкая.. Большинство коллег ведёт себя достойно.. За деревьями, даже очень тенистыми, всё же виден лес..

  9. В.Янкелевичу:
    Что сказать, дорогой друг? Ты прав. Кафка велел своему душеприказчику сжечь его работы — но тот не послушался. А мог бы и выполнить волю покойного, правда? Война/репрессии/голод сожрали в России пару поколений — сколько там было неизвестных нам гениев? Эли Визель говорил, что вакцину от рака не открыли еще и потому, что людей, способных сделать это, превратили в пепел и пустили дымом — и да, по-видимому, так и есть.

    Однако — если посмотреть на мир на фоне этих катастроф, настолько недавних, что они задели поколение наших родителей — просто смешно гугукать что-то про «… эксклюзивные порталы, заедающие неизвестных гениев …».

    И я, пожалуй, добавлю еще одну вещь — вот сказал однажды понимающий в деле человек:
    «Быть знаменитым некрасиво. Не это подымает ввысь …».

    Ну так насколько мелким надо быть, чтобы суетливо хлопотать о подъеме на пару ступенек в нелепой, сиюминутной иерархии престижей?

    1. Б. Тененбаум
      «Ну так насколько мелким надо быть, чтобы суетливо хлопотать о подъеме на пару ступенек в нелепой, сиюминутной иерархии престижей?».
      Вот перед нами пример открытого хамства, на который хочу обратить внимание администратора. Несмотря на все мирные попытки укротить темперамент нашего уважаемого Бориса, он неудержимо скатывается на оскорбительный тон, и не может остановиться в уличении Дмитрия Гаранина во всех смертных грехах. Что им руководит, в толк не возьму! Осталось ему написать, что «в наше время, когда народы Африки вымирают от голода, а войны сотрясают нашу планету, малкая личность суетливо хлопочет о своих низких карьерных делишках». Борис, ещё раз призываю Вас не обсуждать личность автора, и, по-хорошему, Вы должны были бы принести свои извинения за ничем не спровоцированное хамство. Вы понимаете, что ещё 100 лет назад Вас бы вызвали к барьеру и Вам пришлось бы, как честному человеку, стреляться?

    2. И ещё раз Борису Тененбауму.
      То, что «талант всегда пробьется» — это бля-бля для бедных матерей. У нас в Консерватории говорили другое: «Помогайте талантам, бездарности пробьются сами».

    3. Б.Тененбаум
      — 2017-07-14 03:53:11
      —————————————
      Ну так насколько мелким надо быть, чтобы суетливо хлопотать о подъеме на пару ступенек в нелепой, сиюминутной иерархии престижей?
      ======================
      Я стремления автора «хлопотать о подъеме на пару ступенек в нелепой, сиюминутной иерархии престижей» не увидел. Он просто описал три вида площадок публикации. Все порталы, где публикуются материалы на тему прохождения заявок на телепроекты, пишут одно и то же. Если вы имеете знакомого, который может сказать — «Старик, прочти это», то у вас есть шанс. Если нет, то скорее всего твоя работа, какой бы хорошей/гениальной/идиотской она не была бы, она окажется в корзине. Исключения лишь подтверждают правила.

  10. Казалось бы — что особенного? Ну, предложил автор некий классификатор.
    Мало ли их было и есть; и в шутку, и всерьёз.
    По любому поводу, от физики твёрдого тела до литературных пародий.
    А обернулось бурей в стакане (чужом), вплоть до \»рукопашной\».
    С нетерпением зрителя жду вмешательства администрации портала.
    Как говорил один герой фильма \»Земля Санникова\»:
    — А ну, живо по пещерам! 🙂

  11. «Мне представляется, что за инклюзивным отбором — будущее публикации литературной продукции»
    «Именно эксклюзивность оправдывает существование журнала. Все остальное обречено быть помойкой, и помойкой становится.»

    Думаю, разногласия обусловлены нечеткостью определения эксклюзивности/инклюзивности. Различие уместно проводить не по уровню публикаций, а только по принципу первичного отбора — а отбор производится и в том и в другом случае.
    Если все присылаемые тексты читаются и отбор производится по качеству текста — это инклюзивный портал, независимо от жесткости отбора и высоты планки.
    Если отбор производится по параметрам автора (печатался ли в этом, или других авторитетных изданиях, рекомендован ли кем-либо из имеющих доступ к порталу, платит ли членские взносы в литературное сообщество курирующее портал), и часть текстов просто не читается — это эксклюзивный портал.
    При таком подходе понятно, что ни инклюзивность, ни эксклюзивность сами по себе не являются гарантией того, что портал станет — или не станет — помойкой или процветающим высокохудожественным изданием (кстати, процветающая помойка — тоже не исключенный вариант).
    Инклюзивный портал с высокими требованиями к публикациям помойкой не станет; эксклюзивный с низкими требованиями, печатающий все что бы ни принесли причастные авторы — вполне может, особенно если причастность определяется членскими взносами (а такие есть даже в Журнальном Зале).
    Вместе с тем у эксклюзивного портала всегда есть возможность принимать работы тех авторов, которые показали себя на инклюзивных высокого уровня — и таким образом в поддерживать свой уровень.
    Кстати о критериях отбора — если он производится по уровню произведения, эти критерии по определению субьективны. И здесь судьба портала зависит от вкуса тех, кто производит отбор.

    1. Александру Бархавину. По-моему, Вы ввели свое определение «инклюзивности», отличное от авторского. Гаранин написал: «Инклюзивные порталы не гонятся за именитыми авторами, а публикуют в принципе всех, чьи тексты удовлетворяют стандартным требованиям». Я понимал эксклюзивность журнала так, как Гаранин описал «Семь искусств». Ведь тут печатаются все достойные авторы, а не только клуб избранных. Я отделяю один тип от другого наличием высокого порога качества, который определяется экспертной группой. В эксклюзивные журналы стараются не допускать работы, ниже определенного уровня. А в инклюзивные журналы, наоборот, печатают все, что выше определенного уровня. Причем уровень этот существенно ниже планки эксклюзивных журналов. По аналогии с научными журналами в инклюзивные (И-журналы) печатают все, где нет ошибок в формулах. А в эксклюзивные (Э-журналы) — только то, что представляет прорыв в научном направлении. В литературные И-журналы попадет и гладкописное стихотворение, в котором есть рифмы, но нет поэзии. А в Э-журнал попадут только гениальные стихи. Или талантливые. В крайнем случае, даровитые 🙂

      1. Марку Зайцеву
        «По-моему, Вы ввели свое определение «инклюзивности», отличное от авторского»
        Да, поскольку считаю авторское определение нечетким — что такое стандартные требования? Чей стандарт? А что, в отличие от инклюзивных — эксклюзивные порталы требований к текстам не выдвигают и качество произведений удерживается только засчет авторов?
        Ваше определение эксклюзивности тоже отличается от авторского — в нем исчезла ориентация на известных авторов и остался только уровень произведений; между тем в эксклюзивных журналах попадается доволно-таки серые произведения довольно посредственных авторов. «Причем уровень этот существенно ниже планки эксклюзивных журналов» — извините, нонсенс: каждых журнал устанавливает свою планку; нет причин для СУЩЕСТВЕННОГО зазора, в котором планки «запрещены» и по которому можно отделить эксклюзивные журналы от инклюзивных.
        Я думаю, что аналогия с научными журналами не работает: тут кто-то отмечал, что в науках с формулами есть феномен повторяющегося эксперимента (да и сами формулы, верность которых проверяется); в литературе этого нет.
        Куда скорее подойдет аналогия с ресторанами. Можно найти рестораны самого разного уровня, в том числе и очень дорогие с прекрасной кухней — но пока вы можете туда попасть если там есть место — это не эксклюзивные рестораны, даже если в них запись на месяцы вперед. А есть такие, в которые вы не попадете даже если они полупустые — скажем, для членов каких-то клубов или обществ; вот это и есть эксклюзивные. Вы туда можете попасть как чей-то гость, но не со стороны.
        В английском exclusive/inclusive как правило означает различие не по качеству или уровню (quality/level), а по ограниченности доступа (restriction). Как правило, exclusive обеспечивает довольно высокий уровень — но засчет цены inclusive тоже может это сделать (и многие делают).
        В моем представлении, «7искусств» — это инклюзивный журнал с высоким уровнем требований; насколько я понимаю, редакция просматривает все поступающие тексты, независимо от авторства или рекомендаций. Какая-то часть хороших произведений попадает в «7искусств». Средний уровень в «Мастерской» ниже, но есть и те которые украсили бы «7искусств». Отбор, насколько я понимаю, идет не только по уровню: поскольку в «Мастерскую» техсты попадают почти мгновенно, даже блестящие статьи на злободневные темы имеет смысл помещать туда, а не в другие журналы, где они могут ждать своей очереди месяцами.

        1. Александру Бархавину. Уважаемый Александр, об определениях спорить глупо, согласен, что введенные автором типы Э-журналов и И-журналов не очень четкие, можно искать лучшие. Я не буду больше углубляться в эту тему, строить новые аналогии. Любая аналогия условна, в чем-то верна, в чем-то нет. Я сформулирую главный вывод, который у меня получился из всего этого обсуждения. Надежда автора, что будущее за «средненькими» журналами, печатающих «средненьких» авторов, не имеет оснований. Как прогресс в книгопечатании сделал практически каждого «писателем», автором своей книги, так и прогресс интернет-публикаций сделает каждого «журналистом», автором «своего журнала». Журналы с высокой планкой для публикации — единственное спасение от полной девальвации понятия «журнал». Назовите их «толстыми», «эксклюзивными» или еще как-то — суть не меняется. Будущее именно за ними, а не за «середнячками». Если же и они исчезнут, то пропадет и само понятие «журнал». За наведение на такие мысли спасибо автору, хотя его вывод ошибочен. Но постановка темы полезна.

    2. А.Бархавин: Инклюзивный портал с высокими требованиями к публикациям помойкой не станет, и т.д.
      ==
      Вы знаете, Саша, я видел в Москве весной 2014 огромное объявление на здании Политехнического музея:

      «Только у нас вы найдете самые лучшие шоурумы и воркшопы».

      Вот-вот — «… мадам Сердюченко-Фуэте: шляпки непосредственно из Парижа …». Эксклюзивные, небось?

      А что касается «высоких требований» — они меняются. На пушкинский «Современник» на всю необъятную Россию не нашлось и тысячи подписчиков. У Мандельштама при жизни вышла пара тоненьких книжечек, Шекспир в Англии был забыт лет так на двести — и что? Но вроде бы это ни на что не повлияло?

      1. Б.Тененбаум
        — 2017-07-14 01:27:50(870)
        —————————————————
        На пушкинский «Современник» на всю необъятную Россию не нашлось и тысячи подписчиков. У Мандельштама при жизни вышла пара тоненьких книжечек, Шекспир в Англии был забыт лет так на двести — и что? Но вроде бы это ни на что не повлияло?
        ==============================
        Ты это серьезно? Откуда ты знаешь, повлияло или нет? Примем твои слова, как истину в последней инстанции. Из них можно сделать вывод, что на литературное наследие Пушкина и Шекспира — да, не повлияло. Ты уверен, что список имя исчерпывается? К примеру, «Мастер и Маргарита» писались в стол, и то, что мы это можем прочесть сегодня — заслуга случая, вернее жены, а не качества романа. А сколько тех, кого мы так и не узнали? Тех, кого не назначили «великими поэтами» и «великими писателями»?

    3. Александр Бархавин:

      Если все присылаемые тексты читаются и отбор производится по качеству текста — это инклюзивный портал, независимо от жесткости отбора и высоты планки.

      Если отбор производится по параметрам автора (печатался ли в этом, или других авторитетных изданиях, рекомендован ли кем-либо из имеющих доступ к порталу, платит ли членские взносы в литературное сообщество курирующее портал), и часть текстов просто не читается — это эксклюзивный портал.

      — Совершенно верно. В моей классификации дело не в высоте планки, тем более что с высотой возможны ошибки экспертов.

      Марк Зайцев:

      Гаранин написал: «Инклюзивные порталы не гонятся за именитыми авторами, а публикуют в принципе всех, чьи тексты удовлетворяют стандартным требованиям».

      — Вот именно! «Стандартные требования» не означают «низкие требования», и «инклюзивность» не означает «всеядность».

  12. Конечно, я настаиваю на том, что для искусства «объективных» критериев не существует, и аналогия с наукой никуда не годится. А для научных работ такие критерии есть: воспроизводимость результатов, непротиворечивость выкладок (можно, наверно еще что-нибудь сюда добавить). Эти критерии не являются достаточными, но они необходимы. Ни один математический журнал не примет работу, основанную на арифметической ошибке. Ничего подобного в сфере искусства не существует. Приведу пример из Лермонтова: «Из пламя и света рожденное слово» — здесь, извините, орфография хромает. Поправить орфографию — проще пареной репы, но тогда умрет стихотворение, исчезнет его поэтическая сила. Вывод: к счастью, не существует правила, которое позволяло бы на основе формальных критериев отличить гениальный прорыв сквозь строй языка от обыкновенно безграмотности… И эксперты, сталкиваясь с новизной, с нарушением привычных правил, с неточной рифмовкой, еще черт-знает-с-чем, с легким сердцем загубят автора… P.S. Верно ли, что Модильяни умер в полной нищете?

    1. ALokshin
      — 2017-07-13 22:36:38(851)
      И эксперты, сталкиваясь с новизной, с нарушением привычных правил, с неточной рифмовкой, еще черт-знает-с-чем, с легким сердцем загубят автора…

      Вы говорите банальности и не замечаете, что, споря со мной, подтверждаете меня. Первое и главное: и в научном журнале, и в художественном должны быть эксперты, оценивающие уровень статьи. С этим будете спорить? Конечно, у каждого журнала свои критерии оценки, любые эксперты могут ошибаться, но практически никогда формальными критериями и в науке, и, тем более, в искусстве и литературе, не обходятся. Эксперты не ставят контрольные эксперименты и не проверяют все выкладки — на это могут уйти годы. Они оценивают — не лженаука перед ними и не графоман ли? Остальное детали. Главное, любой уважающий себя журнал должен ставить порог или планку высоко. А «всеядные» инклюзивы обречены.

  13. ДГ.: Наука доступна специалистам, а литературе — всем.
    ==
    Нет. Это — полный вздор. Кафка в сельском клубе не проходит, не правда ли? А Томас Манн — он что, так уж доступен для читателя? Даже если он и не из скромных селян? Выражаясь в терминах вокала: Шуберт и Соловьев-Седой, они все-таки рассчитаны на разную аудиторию? Так неужто литература оценивается по-другому?

    1. Литература должна быть доступна всем в смысле возможности доступа к ней, но доступна в смысле «понятна», если вспомнить Ст.Е.Леца, «тем, кому она предназначена».

      1. Виктор Каган: Литература должна быть доступна всем в смысле возможности доступа к ней..

        Виктор, видя Ваш комментарий, радуюсь, что Вы прочли эти материалы.

        1. Естественно, прочитал. Правда, во-первых, в авторских мнениях о журналах ошибка обычно изрядно превышает допустимую, во-вторых, никакие классификации журналов на их развитие и политику не повлияют, в-третьих, не могу сказать, что меня эти вещи достаточно интересуют.

  14. Д.Гаранин: Всё, что Вы понасобирали — это слабый материал, основанный на Ваших интерпретациях
    ==
    Уважаемый автор,
    Я прочитал ВАШ ТЕКСТ, и подтвердил свое понимание его ВАШИМИ словами.
    Это все.

  15. Сравнение с наукой интересно, но , пожалуй, интересно именно именно своей неправомерностью. Все дело в том, что в естественных науках существуют объективные критерии проверки качества работы, а в искусстве таких объективных критериев (к счастью) нет. Недаром классик сказал: «Слава — солнце мертвых».

    1. ALokshin: в естественных науках существуют объективные критерии проверки качества работы, а в искусстве таких объективных критериев (к счастью) нет.

      Конечно! Именно из-за отсутствия объективных критериев «эксклюзивное» может потерять свой глянец, надоесть. Вот я и пропагандирую инклюзивность, которая исключит ошибку прославления не того.

    2. ALokshin
      — 2017-07-13 19:21:17
      Сравнение с наукой интересно, но , пожалуй, интересно именно именно своей неправомерностью. Все дело в том, что в естественных науках существуют объективные критерии проверки качества работы

      Это слишком общо и не всегда точно. Редакция научного журнала принимает или отвергает статьи, руководствуясь не какими-то мифическими «объективными критериями», а вполне себе субъективным мнением редакционных экспертов. И точно так же серьезный литературный журнал руководствуется мнением редакционных экспертов по прозе, поэзии или критике. Известно множество случаев, когда сильные статьи великих ученых научные журналы отклоняли. Даже с Эйнштейном такое было. Если бы существовали «объективные критерии», то это было бы невозможно. И даже если критерии есть, их применение часто затруднительно. Сколько лет потребовалось, чтобы проверить доказательство Григория Перельмана? Так что моя аналогия научного журнала и литературного вполне себе работает: и там, и там решение принимают эксперты. От их уровня зависит и «планка» журнала. Там, где экспертов нет, в т.н. «инклюзивных» журналах, все медленно, но верно, идет к помойке. Если статьи подвергаются строгой экспертизе, то есть надежда, что журнал сыграет свою роль. А роль журнала — быть критерием «по Гамбургскому счету». Все остальное — не дело журнала.

  16. Уважаемая Елена,

    По-моему, всеми его наукообразными рассуждениями об эксклюзивности/инклюзивности торчит некая обида за собственные тексты. Это показалось не только мне — позвольте привести вам выдержку из отзыва другого человека, М.Зайцева:

    «… Именно эксклюзивность оправдывает существование журнала. Все остальное обречено быть помойкой, и помойкой становится. Только высокий уровень планки делает возможность развития литературы. Критиковать толстые журналы из-за трудности публикации в них — это тот же «зеленый виноград» из басни Крылова или Лафонтена. Напиши хороший текст — и тебя опубликуют …».

    Далее — по поводу обиды автора на то, что его как-то вот недостаточно оценили — позвольте мне проиллюстрировать этот тезис словами самого автора:

    «… в «7 Искусствах» легче опубликоваться, чем, скажем, в «Новом мире». Мне, правда, пока не удавалось, но я не теряю надежды. Некоторые из моих публикаций в «Мастерской», я думаю, были бы достойны «7 Искусств»…».

    Т.е., авторские публикации печатают в Мастерской — но он думает, что надо бы в «7 Искусствах», они того достойны. Видите, какая прелесть? В терминах М.Зайцева о высоте планки: редакция «7 Искусств» полагает, что планка не взята, а автор с этим не согласен — «… думаю, были бы достойны …». А подождать мнение судейской коллегии он не хочет?

    Наконец, в порядке заключения: по теперешним временам пробиваться к публикации через партком/горком/отборочную-комиссию не нужно — тут нечего делить, из литературы (качественной) ушли деньги.

    А известность — ну, она зарабатывается суммарной оценкой ваших читателей.

    1. Борис, по-моему, Вы меня не поняли. Я о том, что обсуждать надо не автора, а статью. Если о статье сказать нечего, то не надо оскорблять автора. Если не нравится статья, обсуждайте её, но не переходите на личности. Такой способ ведения дискуссии я считаю некорректным и, извините, свойственным только в русскоязычной среде. «Уже сверкнул золотой зуб Паниковского и с воплем «А ты кто такой» он бросился на великого комбинатора» — цитирую по памяти.

    2. Дорогой Борис,

      Вижу, Вы плотно занялись мной, собираете улики и мнения очевидцев. Зачем Вам это, не возьму в голову! Всё, что Вы понасобирали — это слабый материал, основанный на Ваших интерпретациях. Если Вам не нравится то, что я пишу, например, на этом портале, Вы можете всё это критиковать конкретно в соответствующих местах. Но Вы ничего негативного о моих текстах за всё время не написали. Как и я о Ваших текстах. То, что вы пишете сейчас, это нарушение пункта 10 правил комментирования. До прямых оскорблений ещё не дошло. Идут прозрачные намёки. Во всём этом нет никакой интеллектуальной ценности, просто трата времени и потеря лица. Несколько человек уже выразили недовольство Вашими комментариями, которые бумерангом ударяют по комментатору.

  17. Б. Тененбаум: Автор, по-моему, говорит главным образом о том, что до потребителя не допускались его собственные шедевры — и в том-то его горе и состоит.
    «Ничего о литературных делах автора в тексте не говорится. Непонятно, зачем потребовалось это туда вчитывать.»
    ==
    Затем, что именно это из текста и торчит.»

    Искренне поражена комментариями уважаемого мной Бориса Тененбаума. Откуда такая нескрываемая неприязнь к автору? Если ничего не знать, то можно подумать, что Гаранин чем-то страшно насолил лично Борису или оскорбил его достоинство. Статья не обсуждается, а с места в карьер начинается высмеивание автора и даже прямое хамство. Прочитала в правилах портала, что в комментариях следует обсуждать материал, а не автора, это, по моему мнению, элементарно! В общем, не смогла промолчать, была шокирована.

  18. Два слова о собственном опыте в «эксклюзивных порталах» — «Знамени», «Неве», «Дружбе народов», «Зарубежных записках» (увы, этого журнала уже нет). Во всех случаях — кроме ЗЗ — мой первый материал был принят хоть и сразу, но с подачи кого-то, кого уже в этих журналах знали — дескать, взгляните, может подойдет. Следующие публикации шли уже без такой рекомендации (или с саморекомендацией: я — тот, кто печатался в…). Думаю, что если бы в первый раз меня никто не представил, скорей всего на мои материалы бы и не взглянули. Насколько мне известно, в англоязычных порталах США (здесь, скорее, издательства) ситуация та же.

    1. Спасибо за понимание, Григорий! Да, мне тоже кажется, что во многих случаях требуется рекомендация влиятельных людей. Поэтому я пока ничего не посылаю в самые толстые журналы. У меня опыт самого разного рода с публикациями, как, несомненно, у большинства пишущих людей. Есть места, где вполне адекватные редакторы и рекомендация не требуется. Например, данный портал, а также порталы, перечисленные в статье. Время от времени приходят приглашения, как, например, в «Крещатик» или в Альманахи «НашКрым» и «Литературная Америка». Не знаю, правильно ли я поступаю, но я не посылаю ничего в журналы, где заправляют знакомые мне люди, потому что если они хотят, то могут пригласить.

  19. Мне представляется, что за инклюзивным отбором — будущее публикации литературной продукции.

    То, что автор предложил классификацию журналов — дело хорошее, вносит некоторую систему. Но вывод автора, по-моему, абсолютно неверен. Именно эксклюзивность оправдывает существование журнала. Все остальное обречено быть помойкой, и помойкой становится. Только высокий уровень планки делает возможность развития литературы. Критиковать толстые журналы из-за трудности публикации в них — это тот же «зеленый виноград» из басни Крылова или Лафонтена. Напиши хороший текст — и тебя опубликуют. Прошли времена, когда для публикации нужно было предъявить характеристику с работы и иметь безупречную репутацию в глазах парткома. Сейчас российские толстые журналы печатают и иностранцев, бывших граждан из Израиля, Австралии и прочих Северных Америк. Во внимание принимается только качество. И хорошо, что «Семь искусств» идет по этому пути. Я бы советовал и в «Мастерской» поднять планку. А те журналы, которые печатают всё, растворятся в океане Стихов.ру и Проз.ру.

    1. В статье имеется много различных мыслей и аргументов, но главный пункт в том, что существуют три, а не два подхода к публикации литературы. Делить всё на две группы гораздо легче и прочно укоренилось в сознании. Однако деление на три группы гораздо более реалистичное и справедливое. К тому же, утверждать, что материалы, публикуемые на «эксклюзивных» порталах, действительно выдающегося качества, требует значительной дозы идеализма.

      1. В статье имеется много различных мыслей и аргументов, но главный пункт в том, что существуют три, а не два подхода к публикации литературы. Делить всё на две группы гораздо легче и прочно укоренилось в сознании. Однако деление на три группы гораздо более реалистичное и справедливое.

        Я просто убежден, что ориентировка журнала на «инклюзивность» — это смертный приговор журналу. Он станет через какое-то время неотличимым от «портала самопубликации». Т.е. второе состояние по Вашей терминологии — неустойчивое и стремится к третьему.

        К тому же, утверждать, что материалы, публикуемые на «эксклюзивных» порталах, действительно выдающегося качества, требует значительной дозы идеализма.
        А никто и не утверждает, что все высочайшего качества. Речь идет о принципиальных установках: если журнал не ставит перед собой задачу «эксклюзивности», то он обречен. И печататься в неэксклюзивных журналах станет скоро столь же неприличным для серьезных авторов, как и в самиздате.

        1. Марк Зайцев: И печататься в неэксклюзивных журналах станет скоро столь же неприличным для серьезных авторов, как и в самиздате.

          — Мне кажется, Марк, Вы смотрите по одёжке. Прилично или неприлично, но в самиздате большое количество отличных авторов. Об этом я писал в статье.

          1. Прилично или неприлично, но в самиздате большое количество отличных авторов.

            Приведу пример-аналогию с наукой. Там в «самиздате» тоже могут быть отличные авторы. Но признание как ученый человек получает после публикации в эксклюзивных изданиях. Вас будут ценить после статьи в «Nature», а не по десятку публикаций в журнале «Молодой рыбак Заволжья».

          2. Марк Зайцев: Приведу пример-аналогию с наукой.

            Марк, о науке лучше не надо. Наука доступна специалистам, а литературе — всем. Зачем сравнивать? Да и в науке есть самиздат, прекрасно читаемый и уважаемый. Вот посмотрите на мой публикации в самиздате: https://arxiv.org/find/cond-mat/1/au:+Garanin_D/0/1/0/all/0/1 . Кроме этого, у меня больше сотни публикаций в физичерких журналах — одно другому не мешает.

  20. ЕМ:Судить по существу о предмете мог бы тот, кто варился в кухне эксклюзивных порталов (приветствую ваш термин, Дмитрий!).
    ==
    Ну хорошо, Евгений Михайлович, давайте поговорим о кухне.

    1. В РФ сейчас есть одно громадное издательство — АСТ+ЭКСМО, они объединились. Вот у меня на столе лежит изданная у них книга, отностельно свежая — детектив, перевод с английского. Тираж, Евгений Михайлович — 2,000 копий. Прописью — две тысячи. Цена — $5.00, если в долларах. Прописью — пять долларов.
    Таким образом, цена проекта — 10 тысяч. В розничной торговле, Евгениий Михайлович.

    2. Далее: магазины знают, что весь тираж продан, скорее всего, не будет — и они задирают цену так, чтобы в случае удачи наварить сразу 100%. Т.е. оптовая цена — $5,000.

    3. Издательство из этих же соображений стремится снизить себестоимость. И для него цена производства/хранения/транспортировки не должна превышать $2,500. А лучше — меньше.

    4. Авторская доля — 20% от этой суммы. В данном случае: цена права на издание + гонорар переводчика. С долей условности: $100 + $400.

    5. Заказанная книга проходит путь от сданной рукописи до магазина примерно за месяц. За это время ее надо сверстать, сделать ей обложку, аннотацию, напечатать, отвезти на склад издательства, а оттуда — на склад магазина — и так далее, и скорее всего, я многое упустил.

    Вопрос: как вы думаете, сколько денег/усилий/времени будет потрачено на редактирование? Сколько денег/усилий/времени будет потрачено на отбор данного произведения из великой кучи предлагаемого материала?

    Ответ: ну, очевидно, что сумма будет стремиться к нулю. И в печать пойдет либо нечто заказанное, либо нечто раскрученное, либо нечто жареное.

    А вас — или меня, или автора данного материала, Д.Гаранина — скорее всего, отвергнут с порога.

    So much about exclusiveness …

    P.S. Про практику небольших изданий, с вашего разрешения, я напишу отдельно …

  21. «В частности, «7 искусств» стремится к эксклюзивности, «Мастерская» инклюзивна»
    ——————
    По моим ощущениям, скорее «7 искусств» инклюзивна, а «Мастерская» стремится к самопубликации.
    Мою первую работу сразу приняли в приняли в «7 искусств»; ни о какой эксклюзивности речи быть не могло — как автор я был неизвестен, ни на портале, ни практически за его пределами. А когда уже установившимся здесь автором прислал очередную (не вторую) работу, мне ответили, что в том виде в котором она представлена, она может быть опубликована в «Мастерской», а для «7 искусств» нужно устранить некоторые недостатки. Я подумал, понял, что действительно с изменениями статья станет лучше, внес изменения и работа была опубликована в «7 искусств».
    То есть в принципе оба эти ресурса инклюзивны, но требования (к работе, а не к автору значительно) выше в «7 искусств», хотя лучшие работы «Мастерской» вполне на уровне требований «7 искусств».

    1. Александр, разумеется, степень эксклюзивности и инклюзивности литературных порталов может варьироваться. Поэтому я осторожно написал, что «7 Искусств стремится к эксклюзивности». Среднее качество публикаций там высокое, популярность растёт, и вместе с возрастающим количеством поступлений поднимается планка. Но всё же в 7 Искусствах легче опубликоваться, чем, скажем, в «Новом мире». Мне, правда, пока не удавалось, но я не теряю надежды. Некоторые из моих публикаций в «Мастерской», я думаю, были бы достойны «7 Искусств», например, Закон возрастания энтропии и прогресс.

      «Мастерская» — это явно инклюзивный портал, не портал самопубликации, поскольку редакторы принимают решение о публикации и абсолютно безграмотный текст не пропустят.

    2. Прошу прощения, как оказалось, HTML здесь не работает, и инструкций о том, как дать работающую ссылку, я на портале не нашёл. Попробую ещё раз с BBCode. Итак, вот моя статья в «Мастерской»: [url=http://club.berkovich-zametki.com/?p=27830]Закон возрастания энтропии и прогресс[\url].

    3. Прошу прощения, как оказалось, HTML здесь не работает, и инструкций о том, как дать работающую ссылку, я на портале не нашёл. Попробую ещё раз с BBCode. Итак, вот моя статья в «Мастерской»: [url=http://club.berkovich-zametki.com/?p=27830]Закон возрастания энтропии и прогресс[/url].

  22. Цель творчества — паек и дача,
    А не удача, не успех.
    На даче той самоотдача,
    Людям служенье без помех

  23. Б. Тененбаум -> Е. Майбурд: «Автор, по-моему, говорит главным образом о том, что до потребителя не допускались его собственные шедевры — и в том-то его горе и состоит.»

    Д. Гаранин -> Б. Тененбаум: «Ничего о литературных делах автора в тексте не говорится. Непонятно, зачем потребовалось это туда вчитывать.»

    Б. Тененбаум -> Д. Гаранин: «Затем, что именно это из текста и торчит.»

    ==========

    Глубокоуважаемый Борис,

    В статье речь идёт о трёх различных каналах литературной публикации и нет ни слова о самом авторе и его литературной деятельности. Из того, что автор задался этим вопросом, Вы делаете вывод, что в основе всего лежит «шкурный интерес». Такой переход на личности не соответствует правилам хорошего тона, и утверждения о личных горестях автора — всецело плод Вашего воображения.

    Вот пополняемый список моих литературных публикаций: http://www.lehman.edu/faculty/dgaranin/poetry.php. Я просто счастлив, что могу публиковать свои опусы, а не писать в стол, как это делалось в прошлое историческое время (и как я сам делал с конца 70-х годов). В моём списке нет самых «толстых» и престижных журналов, например, «Нового Мира». Ну и что из этого? Попробуйте послать туда свои стихи или эссе! Если Ваши материалы будут отклонены, это не будет свидетельствовать об их низком уровне. И я не буду по этому поводу злорадствовать и намекать на Вашу творческую несостоятельность.

    С уважением,

    Дмитрий Гаранин

  24. Ничего о литературных делах автора в тексте не говорится. Непонятно, зачем потребовалось это туда вчитывать.
    ==
    Затем, что именно это из текста и торчит.

    1. Б.Тененбаум
      — 2017-07-11 20:00:38(580)

      «ЕМ: Автор говорит именно о том, что некие литературные материалы не допускались (эксклюзивными изданиями) до стадии, когда с ними могли бы ознакомиться потребители.
      ==
      Автор, по-моему, говорит главным образом о том, что до потребителя не допускались его собственные шедевры — и в том-то его горе и состоит.»

      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

      Катится, катится голубой вагон… И как-то все вниз он у нас катится… Вам не кажется, что вы здесь нахамили? Вас никто не провоцировал – ни слуга ваш покорный, ни, тем более, автор статьи.
      Бывает, кто-то срывается, поддавшись на провокацию, и со мной такое бывало (в чем, задним числом, не вижу ничего хорошего). Но так вот, походя, задеть человека без малейшего повода с его стороны, это – ну как это назвать? «Низость»? Уже приватизирована другим Борисом. «Дурные манеры»? А кого из нас учили хорошим манерам, чтобы иметь право судить о других?
      Так что буду субъективным. ИМХО, как принято здесь выражаться. По-моему, это дурной тон.
      Дурной тон, выдающий о личности сказавшего что-то, о чем гадать не хочу, но о чем самой личности стоит задуматься.

      Как правило, перевод стрелок на личность автора говорит о том, что у вас нет какой-либо аргументации по существу.
      Судить по существу о предмете мог бы тот, кто варился в кухне эксклюзивных порталов (приветствую ваш термин, Дмитрий!).

      Вас, Борис Маркович, такой жребий миновал. Меня тоже. Но мне довелось узнать многое об этой кухне из вторых рук – от людей, у которых был опыт с такими изданиями. То, о чем пишет автор статьи, есть согласованное мнение непосредственных свидетелей. Не вам это оспоривать.

      Ну, и вот это:

      «Однако, Евгений Михайлович, по теперешним временам для публикации не надо ни членства в Союзе писателей, ни протежирования влиятельных лиц — из книжного дела ушли деньги»… и т.д. –

      — справедливо, только к статье ничего не прибавляет, ибо там уже об этом сказано. В контексте разговора, Борис Маркович, это ваше высказывание тривиально.
      Весь начатый вами разговор — содержательно пуст. Нападки на автора — непристойны.

  25. Пришла в голову мысль: Признают ли владельцы инклюзивных порталов свою инклюзивность, или же все настаивают на эксклюзивности?

  26. Борис Суслович
    Алексу Б. Тут зашла речь о поэтах, представленных в «Вольтеровском кресле» портала «45-я параллель». Вот, навскидку, четверо из них…Надеюсь, после ознакомления с этими страницами Ваш насмешливый тон исчезнет..
    —————————————
    Оценил Ваши дружеские чувства к Д.Гаранину, список которого солиднее вашего. «4-х навскидку» удалось прочесть до возникнования порталов на параллелях тчк насмешливый тон увы не исчезает конец насмешкам до воскресения вольтера с его креслом зпт успехов и мирной субботы коллеги

    1. Алексу Б. Что Вам удалось прочесть «до возникновения порталов на параллелях»? Интервью с сыном Германа Плисецкого, которое было дано специально для альманаха? Или рассказ о жизни замечательного поэта неинтересен? Многие стихи Ряшенцева взяты из недавно вышедшего тома поэзии. У Вас он есть? Снимаю шляпу.

      1. разные читаю вещи, вот — недавняя:
        ***
        «Инстинкт
        Что ты мурыжишь меня,
        Что ты от нищего хочешь?
        Предощущение дня,
        Предощущение ночи,

        Неизъяснимый дурман,
        Взятый, как сон, за основу
        Жизни… Пошире карман:
        Призрачный выигрыш – слово.»
        — понравилось.

        1. Cпасибо, Алекс! Тронут. И всё же: зайдите на «45-ю». Не пожалеете,
          честное слово.

          1. — Вот и отлично; не такой уж горький я пропойца, чтоб на 45-ой не бывать. Бывал, читал нашего поэта Артура Ш.
            Не пожалел. Нельзя, дорогие Борис и Dmitry, КОНЕЧНО ЖЕ, читать только своих. Поэтому я несколько негативно отношусь к тем, кто печётся только о своих рифмах и книгах. Однако, я рад новым интересным (увы, на мой вкус -:)) публикациям всех авторов Портала «7 ис.», на другие Порт-алы пороху нехватает. Прочли ли Вы то, что обсуждается в Гостевой? — Мастерской? … там есть много гитик.

  27. Алексу Б. Тут зашла речь о поэтах, представленных в «Вольтеровском кресле» портала «45-я параллель». Вот, навскидку, четверо из них:
    Юрий Ряшенцев https://45parallel.net/yuriy_ryashentsev/
    Ярослав Смеляков https://45parallel.net/yaroslav_smelyakov/
    Герман Плисецкий https://45parallel.net/german_plisetskiy/
    Иннокентий Анненский https://45parallel.net/innokentiy_annenskiy/

    Надеюсь, после ознакомления с этими страницами Ваш насмешливый тон исчезнет..

  28. Дмитрий, всё верно. Но мне кажется, что картина ещё грустнее: люди, определяющие политику «Журнального зала», в подавляющем большинстве равнодушны к поэзии.
    Поэтому и работают с авторами, а не с текстами. Редактор при этом становится лишним. Увы, это не просто слова. Как-то в «Знамени» было напечатано, что Веневитинову в момент смерти шёл двадцать третий. Годом больше, годом меньше – какая разница… А из «Нового мира» узнал, что генералиссимус Суворов сидел за одним столом с Екатериной II Причём поэт, узнав о собственном ляпе, недоумевал: «Где же был мой редактор?» Едва ли искренне…

    1. Конечно, снижение редакторского уровня весьма заметно и напрямую связано с возрастанием роли денег, что в целом положительное явление. А в советские времена была другая крайность — редактора улучшали тексты авторов, даже стихи.

  29. Кстати, статья эта (в сущности) представляет собой стихотворение в прозе, хорошо замаскировавшееся. Цитирую: «в каких-то случаях поэт, достигший карьерных успехов, закрывает свою страничку на stihi.ru, устыдившись окончательно. Но осколки этих страничек часто продолжают висеть на сайте немым укором.»

    1. Но в песне смелых и сильных духом
      всегда ты будешь живым примером,
      а тем, кто тексты в журналы спрятал,
      висеть ты будешь немым укором.

  30. Дa, пардон, забыл спросить автора, — что это за «широкАЯ группА серьёзных авторов (а идеальном случае всех) без риска пропустить кого-то, как это всё время происходит при отборе, претендующем на эксклюзивность…» и про » особо известных авторов. Например, на «45-й … странички многих известных поэтов прошлого с их подробными биографиями и статьями о них…» Расскажите подробнее, каких известных поэтов прошлого я пропустил? — Пушкина, Мандельштама, Цветаеву, Бунина, Пастернака, Бродского? Эпштейна даже показали в Портале. Неужели — Лермонтов какой появился на 45-ой параллели? Интересно.
    А биография, это, конечно, важно. Особенно поэтам т и п а Франсуа Вийона, что он за поэт без биографии. И Бродского тоже б и о г р а ф и я сделала, а так бы мы и не знали, что он поэт. Вот, извиняюсь, и новому «рыжему» (Д.Трампу) делают биографию, как ААА отметила в прошлом веке.
    И, не сомневайтесь, Нобеля получит президент Трамп — до 2020 г., потому что «рыжий», и биографию ему СМИ делают, не догадываясь про Нобеля.
    А статья Дмитрия Г. очень даже полезна и востребована — поэтами и прозаиками.

  31. Дмитрий Гаранин, как всегда, не боится подставляться… И правильно делает. Что касается эксклюзивности, то недавно мне попалась на глаза коллекция помоев , вылитых эксклюзивными современниками на Бетховена, Шуберта , Бизе… .

  32. Примечание:
    Ник «Борис» в Мастерской приклеился ко мне нечаянно, а вообще-то я — «Б.Тененбаум» 🙂

    1. Вообще-то мне запрещено про ники, а ники имеют свои преимущества:
      а) лаконизм б) никто ник не упрекнёт в многословии и в злоупотреблении пространством — много может гитик ник. А, пардон, уваж, Борис, в чём-то вы со Славой прАвы, но не всё у Автора про славу. Есть и за поэзию.
      «В связи с развитием интернета и другими факторами характер чтения литературы, особенно поэзии, сильно изменился, сместившись в электронную область…» — Нет-с, уважаемый Д.Г., никуда, полагаю, поэзия не сместилась. Плотют просто сИчас не ЗА поэзию, а за электронную область ея. А заметили ли Вы, что есть поэты на всех холмах — семи, трёх, на капитолийских даже и даже в слаборазвитых странах, пишущие на электронных устройствах? Не заметили? Странно. А вы почитайте Юнну Мориц, её в Портале иногда помещают. Как такая поэтэсса может писать полную херню? -пером? -шариковой ручкой? Нет, только Шариков такое может написать пукой и ручкой. Электроника ваша, интернет вашу м -ть, они во всём виноваты. И Трамп, естественно. Щас как напишу про него, мало не покажется. А ваши пункты опасны. Вот и Соплеменник начал на советскую школу перевода бочки с кенгурятами катить, там ещё Читатели подключатся, что тады получится? — Правильно, получится а н а р х и я.
      Она Вам нада?

  33. «Если сердце жаждет славы,
    То оно неровно бьется.
    Ах, как жаль, что сей отравы
    Раздобыть не удается
    …».

    Данное эссе повторяет нехитрый стишок, помещенный выше — только в куда более развернутом виде, с применением как бы систематизации и бескомпромиссных «научнизмов», вроде «инклюзивности». Отдельная тема для автора — ревнивое отношение к «… качеству печатаемого в толстых журналах ….», с суровым порицанием теперь уже «экслюзивности»: берут, дескать, только своих.

    А сами в качестве — ни бум-бум …

    В общем, в сумме все это как-то не убеждает. И хочется попробовать посмотреть на «… проблему признания …» с другой стороны.

    Была когда-то хорошая шутка: «Искусство Ренессанса — это то, что нравилось Лоренцо ди Медичи”.

    При всей парадоксальной заточенности — как и полагается шутке — есть в ней большая доля истины: качество искусства определяет некая группа потребителей.

    Note:
    Которая, случается, становится референтной для той или иной страны и/или эпохи — но это уже другой вопрос.

    Так вот: путь к этой группе может быть каким угодно — хоть через журналы, хоть мимо журналов — вода дорожку найдет. А вот вызовет ли отклик — зависит от таланта.

    Который, по выражению Шолом-Алейхема, как деньги: или есть, или нет. Если нет — не спасет никакая инклюзивность. Если есть — встретит благодарный отклик в той страте читателей, в которой его валюта имеет хождение.

    1. Борис
      2 июля 2017 at 17:37

      Борис Маркович, из вашего отзыва я понял, что статья вам не понравилась, но не сумел понять, по каким причинам.
      Вот вы пишете:
      «Отдельная тема для автора — ревнивое отношение к «… качеству печатаемого в толстых журналах ….», с суровым порицанием теперь уже «экслюзивности»: берут, дескать, только своих.
      А сами в качестве — ни бум-бум …»
      Как я понял, по смыслу статьи, не «своих» берут, а раскрученных. Нераскрученные отметаются автоматически, их качество не рассматривается. Их или вообще не читают, или кто-то из младших сотрудников просматривает одну-две странички. Был в редакциях несколько пренебрежительный термин «самотек». Потому вопрос о качестве не ставился. Еще раз: я так понял идею автора. И еще понял, что это – общая схема, из которой могли быть исключения. Но именно схема важна для понимания сказанного. Потому что основа анализа явлений – таксономия. Простите за научное слово, это означает, что анализировать можно только тогда, когда вы разобрались с терминологией и разграничили явления. Так я понимаю подход г-на Гаранина и одобряю его. Вы же выступили просто не по теме.
      Также кажется мне, что вы немного напутали вот с этим:
      «Была когда-то хорошая шутка: «Искусство Ренессанса — это то, что нравилось Лоренцо ди Медичи”.
      При всей парадоксальной заточенности — как и полагается шутке — есть в ней большая доля истины: качество искусства определяет некая группа потребителей.
      Note:
      Которая, случается, становится референтной для той или иной страны и/или эпохи — но это уже другой вопрос».

      В общем, не могу возразить. Но применительно к сказанному в статье ваши слова ничего не добавляют и ничего не опровергают. Автор говорит именно о том, что некие литературные материалы не допускались (эксклюзивными изданиями) до стадии, когда с ними могли бы ознакомиться потребители. Поэтому ваше —

      «Так вот: путь к этой группе может быть каким угодно — хоть через журналы, хоть мимо журналов — вода дорожку найдет. А вот вызовет ли отклик — зависит от таланта» —
      — нельзя считать общим правилом. Когда доминировали эксклюзивные издания, «мимо журналов» могли быть только самиздат или тамиздат. Действительно, вода находила дорожку, правда, в считанном числе исключительных случаев (как «Москва – Петушки» в самиздате или «Зияющие высоты» в тамиздате).
      А сколько людей писали в стол?
      Холостой выстрел, Борис Маркович.

      1. ЕМ: Автор говорит именно о том, что некие литературные материалы не допускались (эксклюзивными изданиями) до стадии, когда с ними могли бы ознакомиться потребители.
        ==
        Автор, по-моему, говорит главным образом о том, что до потребителя не допускались его собственные шедевры — и в том-то его горе и состоит.

        Однако, Евгений Михайлович, по теперешним временам для публикации не надо ни членства в Союзе писателей, ни протежирования влиятельных лиц — из книжного дела ушли деньги. Тиражи прозы упали до 2-3 тысяч копий, поэты — так те и вообще читают только друг друга, и у них 1 тыс. идет как вполне приличный тираж. Толстые журналы существуют на дотации (если повезет) и на мелкие деньги, приходящие по подписке — и кто, скажите на милость, будет там раскапывать горы присылаемой им графоманской макулатуры в поисках гениев?

        Вместе с тем — есть другие возможности. Интернет широк и необъятен — печатайтесь на здоровье. Если ваши труды чего-то стоят — вас найдут.

      2. Да, да, совершенно верно! Спасибо за понимание и поддержку, Евгений! Общая ситуация в общем и целом такова, как я её описываю. Ничего о литературных делах автора в тексте не говорится. Непонятно, зачем потребовалось это туда вчитывать.

  34. Низкий художественный уровень как стихов. так и прозы самопубликаторов, это, конечно, Дмитрий, общеизвестный и даже само собой разумеющийся факт. Но возможность вынесения своего творчества на обозрение — однозначно позитивный момент. В конце-концов, \»графоманство\» не порок. Лучше писать плохие стихи, чем пить хорошую водку.

    1. Лев Мадорский2 июля 2017 at 16:52 | Permalink
      «Лучше писать плохие стихи, чем пить хорошую водку»
      ————————————————-
      И то и другое приемлемо в ограниченных количествах:)

    1. Не могу, однако, поверить, уваж. доктор, что кому-то из Ваших пациентов,
      может больше нравиться «писать плохие стихи, чем пить хорошую водку.»
      Я не согласный, более того, когда вижу хорошую водку, хочется сразу же…
      а плохие стихи или же проза — ни их в болото. Впрочем, говорится ведь, что русскому еврею здорово, то немцу — не очень. 🙂
      p.s. нет, я не алкоголик, правда-правда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *