Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваэтханан

 122 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Сегодня еврейский мир, в первом приближении, состоит из тех, кто явно не в ладу с запретом «не прибавляй» и тех, кто давно не боится весьма радикально «убавлять». Есть ли у тех и других сегодня хоть какой-то шанс договориться между собой и вернуться в общее галахическое пространство?

Недельный раздел Ваэтханан

(Суббота Нахаму)

Михаил Ривкин

Не прибавляйте к тому, что я заповедую вам, и не убавляйте то того; дабы соблюдать заповеди Г-спода, Б-га вашего, которые я заповедую вам (Деварим 4:2).

Весьма характерно, что традиционные мидраши, толкования и комментарии воспринимают именно вторую часть запрета («не убавляйте») как самоочевидную, тривиальную и потому — сравнительно легко выполнимую. Запрет добавлять, действительно, нужно было прописать «открытым текстом», поскольку евреи всегда полны рвения в своём служении Всевышнему и готовы устрожать и усложнять его заповеди, а вот запрет убавлять? Да разве такое кому придёт в голову?. Ведь любая попытка такого рода означает явное нарушение предыдущего пассука: «Теперь, Исраэйль, слушай уставы и законы, которые я учу вас исполнять, дабы вы жили и пришли и унаследовали бы ту землю, которую Г-сподь, Б-г отцов ваших, дает вам» (Деварим 4:1). Чуть-чуть убавил — значит не выполнил принцип «послушания». Нет, не может быть, чтобы Тора предупреждала нас о таких элементарных вещах! Наверняка в этом запрете содержится какой-то более глубокий смысл!

Все комментаторы едины в том, что не об отмене или о невыполнении той или иной заповеди идёт речь, а об «убавлении» совершенно иного рода. Вот что пишет НАЦИВ из Воложина:

«И этот запрет «не прибавляйте» следует непосредственно за словами «дабы вы жили». И поскольку сущестуют иные пути приблизиться к Творцу (жертвоприношения, аскеза, посты, которые делают человека способным познать Всевышнего), то сказано прямо, что законы и заповеди Торы являются наилучшим средством такого рода, нежели любые другие средства. И потому сказано «не прибавляйте». Ибо следует весьма остерегаться любых шагов, без углублённого знания Торы, и не добавлять ничего к заповедям Устной Торы, и выполнять все заповеди с любовью в Создателю. «и не убавляйте» — от заповедей Устной Торы, дабы соблюдать завповеди с любовью и преданностью Всевышнему».

Таким образом, по мнению НАЦИВа проблема может возникнуть исключительно при добавлении или убавлении заповедей Устной Торы. Письменная Тора в своей самоочевидности не оставляет места ни для каких сомнений и колебаний, но вот Устная Тора, корпус более объёмный и вариативный, может, в принципе, вызвать у соблюдающего еврея желание что-то добавить или убавить.

По-другому понимает этот пассук р. Эфраим из Линшица в своём комментарии «Кли Якар»: «Не убавляй — не есть самостоятельный запрет, а комментарий к предыдущему запрету, подобно тому, как истолковали Мудрецы, Благословенной Памяти: «Не опьяняйся — да не согрешишь» (Брахот 29В), «да не согрешишь» это не самостоятельный запрет, а разъяснение причины, почему нельзя опьянять себя вином: это неизбежно ведёт к греху. Точно так же в нашем пассуке: «не прибавляйте», ибо это неизбежно приведёт к тому, что вы начнёте что-то убавлять, как сказано: «Каждый прибавляющий — убавляет» (Санхедрин 29А), т. е. это как бы разъяснительное добавление к не прибавляйте».

Таким образом, Масехет Санхедрин, а всед за ним и Кли Якар высказывают очень интересную идею, которую можно, условно, назвать «закон сохранения массы заповедей». Создатель, в своей неизреченной мудрости, даровал нам именно столько заповедей, сколько мы можем выполнить, дабы достичь максимального приближения и любви к Нему. «А что в одном месте прибавится, то в другом месте убавится», как говаривал незабвенный Михайло Ломоносов. Устрожая соблюдение одной из заповедей, уделяя ей чрезмерное внимание, концентрируя на ней свою волю и духовный настрой (кавану), больше, чем нам заповедано, человек рискует ослабить и рассеять свою волю и внимание при выполнении других заповедей. Отчасти эта идея перекликается и точкой зрения НАЦИВа из Воложина: именно тот объём заповедей, который дарует нам Тора обеспечивает максимум любви и слияния с творцом, помогает достичь «высшей точки духовной параболы». Любое отклонение, хоть в ту, хоть в другую сторону, в строну убавления или в сторону прибавления, это уже снижение нашего духовного уровня.

Лет тридцать назад, когда я только-только начинал свой путь в иудаизме, мой первый учитель Торы, собиравший раз в неделю учеников у себя дома, задал нам такой «вопрос на засыпку»:

«Нас, ортодоксальных иудеев, зачастую упрекают в том, что мы отступаем от Б-жественного повеления «не прибавляйте». Слишком много устрожений, уточнений, дополнений. Что вы могли бы ответить на этот упрёк?»

Ученики молча переглядывались. Было совершенно очевидно, что упрёк ложный и незаслуженный, что согласиться с этим упрёком нельзя. Уверенный голос учителя, его лучистые глаза, обаяние в каждом жесте и в каждом слове не оставляли в этом никакого сомнения. Но и ответа на упрёк у нас тоже не было. Даже самое первое знакомство с основами галахического иудаизма показало нам, насколько реальная практика соблюдающего еврея далека от буквального прочтения Торы. Молчание затягивалось. Наконец, я рискнул открыть рот: «но ведь мы же отдаём себе отчёт, где Б-жественные заповеди, а где дополнения наших учителей…» не вполне уверенно сказал я. Учитель подарил мне одну из своих самых сияющих улыбок: «Совершенно верно!»

Далеко не уверен, что сегодня я ответил бы также. Граница между заповедями из Торы и Заповедями, которые установили Мудрецы, благословенной памяти, весьма и весьма условна. Тот, кто не знает заранее к какой из этих категорий относится та или иная галахическая норма, едва ли сможет определить это рациональными методами, хотя попытки дать обобщающую формулу этого различия делались не раз. Галахический статус той или иной нормы установлен единожды, и не подлежит никаким изменениям. Более того, категория «заповеди из Торы» включает в себя как Письменную Тору, так и Устную. Сама по себе идея Устной Торы уже есть кардинальное добавление огромного корпуса норм и законов, галахически уравненных с Письменной Торой, не случайно НАЦИВ опасался, что именно Устная Тора станет той «площадкой риска», где проявится естественное стремление и к прибавлению, и к убавлению.

Попытки реформистского и консервативного иудаизма как-то очистить первичный корпус заповедей Торы от многочисленных наслоений только ухудшили ситуацию. Никакого единого, продуманного плана реформы иудаизма, по сути дела, никогда предожено не было. Каждая очередная отмена заповеди или галахического постановления была не более чем вынужденной, и, как правило, сильно запоздалой реакцией на социальное давление больших групп внутри еврейского народа, и не имела ничего общего с внутренней логикой галахического процесса, как бы ни пытались создать такую видимость. Соблюдение оставшихся заповедей становилось всё мнеее мотивированным и понятным для основной массы евреев.

В результате сегодня еврейский мир, в первом приближении, состоит из тех, кто явно не в ладу с запретом «не прибавляй» и тех, кто давно не боится весьма радикально «убавлять». Есть ли у тех и других сегодня хоть какой-то шанс договориться между собой и вернуться в общее галахическое пространство?

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *