Александр Кунин: Они выбирают смерть. Продолжение

 331 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Если активисты террора исповедуют ислам, но их религия не имеет никакого отношения к их кровавой работе, то что же побуждает бомбистов к действиям, которые не могут быть одобрены столь мирной и милосердной религией? Ответы даются разные…

Они выбирают смерть

Загадка для психологов и дарвинистов

Александр Кунин

Продолжение. Начало

Предсмертный баланс потерь и вознаграждений кажется террористу-самоубийце лучшим из всех возможных. Да, он теряет свою человеческую жизнь, но получает за неё высочайшую из наград — благосклонность Бога и место рядом с ним. А пока что человеческий мозг делает свои прогнозы. Близость Рая, его гарантированная доступность — вполне достаточный стимул для нейронной «системы поощрения». И она выдаёт предварительную плату, оценив вероятность главного вознаграждения. Радостное настроение и улыбка на лице за секунду до смерти и есть удивительный «аванс» этой системы в счёт будущего райского блаженства. Но есть и другие причины для гордости и эйфории: общество готовит свои награды, и о них хорошо известно будущему шахиду.

Святое семейство.

Июнь 2016. Месяц рамадан, праздник поста, молитв и благословений. В деревне Бани Наим — необычное оживление вокруг большого дома семейства Тарайре. Просторный тент укрывает от солнца многочисленных гостей. Ожидают самого губернатора Хеврона, журналистов, телевидение. Правда, тент этот именуется траурным шатром и причина для такого внимания к семейству Тарайре самая удручающая — гибель 19-летнего сына Мухаммада. Но и гости и родственники далеки от уныния. «Мой сын умер как шахид, защищая Иерусалим и мечеть Аль-Акса, — говорит мать погибшего. — Он настоящий герой. У меня есть причина для гордости. Он занял свое место в рядах шахидов, которые отдали свои жизни до него. По воле Аллаха все молодые палестинцы пойдут по этому пути».[1]

Сестра погибшего разделяет общее удовлетворение случившемся. «Мой брат стал шахидом, и я благодарна Богу за это. Брат будет веселиться в Раю, а Аллах отомстит всем евреям». Там же. Палестинские организации немедленно вносят Мухаммада в почетный список шахидов — мучеников и свидетелей истинной веры, и теперь его семья может разделить с ним посмертную славу и получить право на ежемесячное денежное вознаграждение.

Если не знать о случившемся, может показаться странным, что прославляя героя, ни словом не упоминают о самом геройском поступке.

А случилось вот что: утром 30 июня Мухаммад проник в дом еврейской семьи в соседнем городке Кирьят-Арба и ударами ножа убил спящую в своей постели 13-летнюю школьницу Яффе Ариэль. Через несколько минут он был обнаружен группой местной самообороны и уничтожен.

Ни одна из организаций не взяла на себя ответственность за подготовку этого террористического акта. Да и подготовки тут, собственно, никакой не было. Но сам Мухаммад позаботился (при помощи Фейсбука), чтобы его намерения были ясны потенциальным почитателям. Он готовился принести в себя в жертву и сообщал об этом в принятой для этих случаев поэтической манере, с пафосом и экзальтацией. «Могила моя, где ты? Почему ты не спрашиваешь обо мне? Ангел смерти, ты не скучаешь обо мне?» И, наконец, написал фразу, которая сильно озадачила журналистов: «Смерть — это право, и я требую его для себя!»[2] Эти восклицания соседствуют со стихами, прославляющими террористку-смертницу: «Теперь ты свободна и весь Иерусалим (Аль-Кудс) гордится тобой».[3]

Упоминается, разумеется, и Рай, обещанный каждому мученику за веру, но для Мухаммада предвкушение славы и почета не менее привлекательно.

Гибель сына или дочери в теракте-самоубийстве — это, конечно же, потрясение для семьи, но в разных странах и в разных семьях эмоции проявляются по-разному. Свидетельства о реакциях палестинских семей многочисленны, а сами реакции удивительны. Матери, сестры и братья, реже отцы не только не выражают скорбь и подавленность, но, напротив, усиленно, с очевидной экзальтацией демонстрируют радость, гордость и удовлетворение.

Палестинское телевидение сделало репортаж из дома Darin Abu Aisheh, которая взорвала себя на пропускном пункте, ранив троих израильтян. На стене доме — большой плакат, изображающий мученицу, и стихи из Корана, призывающие к борьбе с неверными. Мать с гордостью рассказывает, как она приняла известие о смерти дочери: «Я не плакала. Я сказала: это ночь перед твоим венчанием, Дарин, и мы больше не увидим тебя, дочь моя… Я не сошла с ума, я не безумная. Я хочу петь, Дарин — невеста». [4]

Не менее удивительно свидетельство Murad Tawalbeh. Он был счастлив, когда брат вручил ему устройство, которое он должен был взорвать на хайфском рынке (и которое не взорвалось). «Он дал мне пропуск на небеса, — говорил Mурад,— и я поцеловал его руку за этот драгоценный подарок». И добавил: «Он любит меня и потому желает, чтобы я стал святым мучеником — шахидом».[5]

Не стоит думать, что эти люди потеряли способность испытывать обычные человеческие чувства. Что бы мать Darin не говорила в показанной по телевидению сцене, ее лицо, ее глаза говорили о другом: о страдании матери, потерявшей дочь. Там, где беседы с семьями террористов происходят вдали от публики и прессы, родственники погибших террористов, отцы — в особенности, не скрывают, что если бы знали о намерениях сына или дочери, то сделали бы все, чтобы уберечь их от гибели.

Побуждения и чувства этих людей сложны и противоречивы. Семьи почти всегда солидарны с целями, а чаще всего и с методом, который избрали их дети. Они гордяться ими и готовы принять новый, почетный статус свой семьи в палестинском обществе. Но именно сильнейшее давление этого общества и определяет публичные выступления, которые кажутся немыслимыми людям другой среды.[6]

Совместными усилиями религиозных авторитетов, школы, телевидения, газет и интернета создается мифический образ святого мученика-шахида и именно он становится предметом поклонения и примером для подражания молодых людей Газы и Хеврона — не знаменитый футболист, киноартист или модель с глянцевой обложки журнала, не инженер, врач или бизнесмен, но почитаемый всеми бомбист-самоубийца.

Wafa Idris, палестинка 28 лет была первой, взорвавшей себя поясом шахидки, убив при этом израильтянина 81 года и ранив более 100.

Земная жизнь Вафы не была легкой. Отец её умер, когда она была еще ребенком. Муж развелся с ней после выкидыша и медицинского заключения о бесплодии. Вафа жила с матерью. Раздраженная и мрачная, часами сидела в своей комнате. Но именно Вафу арабская пресса стала прославлять в самых неумеренных выражениях. Культ ее развился до гротескных размеров. Одна египетская газета сравнила бомбистку с Моной Лизой, отмечая её «мечтательные глаза и таинственную улыбку». Вспоминали также Жанну дАрк и даже Деву Марию.[7]

Юношеский турнир палестинских футболистов был назван именем Вафы Идрис.

Иракские газеты сообщали, что президент Саддам Хусейн намерен выстроить

мемориал в её честь на одной из главных площадей Багдада.

Детская газета Хамаса Alfatah прославляла 18-летнюю бомбистку Zainab Abu Salem, голова которой отделилась при взрыве «от её прекрасного тела, но раала (головной платок мусульманки–А.К.) остался, чтобы украсить [её лицо]». Палестинские дети могли увидеть фотографию оторванной головы. Читатели этого текста — тоже, но для этого им придется подтвердить своё совершеннолетие при открытии сайта.[8]

Будущий мученик за веру знает, что благодаря его смерти семья удостоится нового и почетного статуса семьи шахида. И это может быть важным побуждением. «Я хотел бы дать им то, что не может дать никто другой: право на славу, на жизнь с честью, достоинством и гордостью за сына-мученика», — объяснил один из будущих бомбистов. [9]

Кажется очевидным, что в «смертельном коктейле» террориста-самоубийцы предвкушение Рая соединяется с радостью от скорого причисления к славной когорте народных героев. Но последний мотив может быть и вполне самостоятельным.

Неисламские «тигры»

По способности привлекать добровольцев и готовить из них бомбистов-самоубийц, по умелой организации, по жестокости и болезненности террористических актов Тигры Освобождения Тамил-Илама (ТОТИ) не уступали ни Аль-Каеде, ни Исламскому Джихаду, ни нигерийской Боко Харам. В этом повстанческом движении за отделение тамильских районов от Шри Ланки действовали различные боевые части, но атаки — самоубийства были делом элитного подразделения, именуемого Черными Тиграми. Именно они изобрели популярный способ бомбизма посредством пояса, начиненного взрывчаткой (у мусульман — «пояс шахида»). В период с 1987 до 2008 года Тигры сумели провести 378 успешных взрывов-самоубийств, сделавшись лидерами этого кровавого дела и установив рекорд по «качеству» терактов: кроме обыкновенных жителей погибли такие видные фигуры как бывший премьер-министр Индии Раджив Ганди (1991), президент Шри-Ланки Ранасингхе Премадаса (1993), кандидат в президенты Шри-Ланки Г. Диссаньяка (994). Несмотря на все эти сенсационные удачи, правительственные войска все-таки одержали верх и в 2009 году Тигры сложили оружие.[10]

Для нас важны, собственно, не перепетии борьбы, но особое место ТОТИ среди других террористических организаций. Это была светская, не имеющая отношения к исламу или другой религии организация с устремлением к «революционному социализму» и всеобщему равенству.[11]

Черные Тигры унаследовали древний тамильский культ павших героев, кодекс чести воина и готовность к самопожертвованию. Погибшие в террористических актах боевики прославлялись как герои-мученики, а их семьи получали особый почетный статус. Идущие на последнее задание Тигры удостаивались редкой чести — ужина с лидером ТОТИ Prabhakaran.[12]

Поскольку предвкушение Рая, столь частое у мусульманских террористов-самоубийц, совершенно отсутствовало у Тигров, важным и самостоятельным мотивом был для них культ мучеников, в котором для них самих и их семей готовилось почетное место.

ТОТИ и её спецназ Черные Тигры помогают прояснить некоторые позиции в неутихающем споре о связи ислама и терроризма. Современная террористическая организация, со всеми её свойствами и качествами, может существовать без всякой связи с исламом или любой другой традиционной религией, используя при этом подходящий культовый суррогат.

Ислам и террор. За и против

Поскольку тамильские Тигры перестали быть действующей организацией, статистическая связь между исламом и терроризмом выглядит в настоящее время следующим образом: 450 из 452 атак бомбистов-самоубийц в 2015 году были делом рук мусульман-экстремистов. Одна из двух оставшихся атак была проведена курдским подпольем, другая — женщиной из левацкой группировки в Турции.[13]

В то же время многочисленные опросы в странах ислама свидетельствуют, что подавляющее большинство мусульман не приветствует террор самоубийц и убийства невиновных.[14] В разных странах и в разное время доля поддерживающих террор может быть различной, а отношение к конкретным событиям существенно отличаться. Так, многие мусульмане не готовы осудить самолетную атаку 11 сентября 2001 года. Террор против Израиля считается более оправданным, чем террор в других странах.

Нетрудно найти исламские авторитеты, которые выступают публично против суицидального террора, утверждая, что это преступление против ислама и дорога в ад.[15] В целом же подтверждается, как кажется, известная формула: не все мусульмане террористы, но все (скажем, почти все) террористы — мусульмане. Со второй частью этой формулы не согласны, однако, не только многие мусульмане, но и те, кто не имеет к исламу никакого отношения. И не согласны именно потому, что статистическая связь наводит на мысль о связи причинной.

Шейху Ali Gomaa, в прошлом Великому муфтию Египта, утверждение будто ислам является причиной терроризма кажется ложным и несправедливым. Все религии призывают к милосердию, справедливости и всепрощению, и ислам ничем не отличается в этом от христианства и иудаизма. Разве преследование и пытки мусульман и евреев в Испании были результатом учения Христа? Разве за беззастенчивый террор сионистов нужно обвинять иудаизм?— спрашивает шейх.[16]

Светские политики порою высказываются решительнее мусульманских шейхов. Государственный секретарь Джон Керри назвал террористов Исламского государства собранием «…убийц, похитителей людей, уголовников, головорезов, авантюристов, контрабандистов и воров… И они прежде всего вероотступники, которые украли, ограбили великую религию и лгут в отношение ее истинного смысла и обманывают людей для достижения своих целей».[17]

У Джона Керри немало союзников среди политиков разного калибра.

23 мая 2017 года мощный взрыв в фойе концертного зала Manchester Arena унес жизни 22 зрителей, в числе которых— подростки и ребенок. Среди тел погибших полиция обнаружила и виновника случившегося. Им оказался Салман Абеди, англичанин во втором поколении, родившийся и выросший в Манчестере, сын мусульманских беженцев из Ливии.

Мэр Большого Манчестера лейборист Эндрю Бернем немедленно заявил, что преступника следует называть террористом без всяких добавлений и его мусульманская религия не имеет к происшедшему никакого отношения.[18]

Хочется думать, что побуждения мэра — самые чистые и честные: как образованный человек и искренний либерал, он страшится повторения кровавых событий европейской истории, когда люди преследовались из-за их принадлежности к национальной или социальной группе. Для него важно объявить, что мусульманская община Манчестера не несет никакой вины за действия одного из ее недостойных членов. Но логика г-на мэра далеко не безупречна. Действительно, никто не несет уголовной ответственности за то, что не сделано им лично. Но разве нет иной вины, иной ответственности людей и человеческих коллективов, кроме вины юридической? И на чем основано утверждение, что действие конкретного бомбиста-самоубийцы никак не связаны с его религиоными убеждениями?[19]

Среди тех, для кого связь террора с исламом естественна и очевидна находится наиболее авторитетная в этом споре группа — сами террористы. Правда, некоторые из них предпочтут иное название для своей активности, но это не меняет сути. Впрочем, многих бомбистов вовсе не пугает обвинение в терроризме и в предыдущей главе приведено ясное тому свидетельство.

Влиятельный теоретик джихадизма Abdel Rahman (the Blind Sheikh) призывал не смущаться, когда праведников называют террористами: «…если террорист — это тот, кто сражается за дело Бога, значит мы террористы… Мы должны быть готовы сделать все, чтобы внушить ужас врагам ислама». А для этого «… рвите их на части, разрушайте их экономику, их корпорации, их посольства… топите их корабли, сбивайте их самолеты, убивайте их на земле, в море и в воздухе, убивайте их везде, где вы найдете их».[20]

Не все энтузиасты террора выражаются столь определенно, но главная мысль остается неизменной: истинная вера не только позволяет, но и предписывает не щадить человеческие жизни — ни свою, ни тем более жизни врагов — на пути, предписанном Богом.

Позиция «отрицателей» сложнее. Если активисты террора исповедуют ислам, но их религия не имеет никакого отношения к их кровавой работе, то что же побуждает бомбистов к действиям, которые не могут быть одобрены столь мирной и милосердной религией? Ответы даются разные, но мне кажется любопытным объяснение шейха Ali Gomaa: террор являются прямым результатом «извращенных умов, одиноких сердец, высокомерия и заносчивости».[21]

Извращенных умов? Что ж, неплохая мысль. Но тут возникает новый вопрос: а не был ли ислам одним из главных извратителей? Или, наоборот, извращенные умы как раз и исказили ислам?

Но об этом — в следующих главах работы.

Примечания:

[1] http://m.maariv.co.il/news/military/Article-547600

[2] http://www.ynet.co.il/articles/0,7340,L-4822532,00.html

[3] http://news.walla.co.il/item/2975017

[4] PA TV (Fatah), Aug. 3, 2011

[5] http://www.cbsnews.com/news/the-mind-of-a-suicide-bomber/

[6] Anat Berko and Edna Erez. Ordinary People and “Death Work”: Palestinian suicide Bombers as Victimizers and victims. Violence and victims, volume 20, number 6. December 2005.

[7] https://www.theguardian.com/world/2003/jul/18/gender.uk

[8] https://www.reddit.com/r/WTF/comments/1t63wt/this_picture_was_in_a_kids_newspaper_mic/

[9] Аl-Majalla. August 19-25, 2001. Translated by Ted Thornton. http://www.nmhtthornton.com/Palestinian%20suicide%20bomber.php

[10] https://en.wikipedia.org/wiki/Liberation_Tigers_of_Tamil_Eelam#Ideology

[11] Tamil Tigers: Suicide Bombing Innovators. Беседа с Prof. PAPE

[12] https://en.wikipedia.org/wiki/Liberation_Tigers_of_Tamil_Eelam#Ideology

[13] Yoram Schweitzer. The Times of Israel.

[14] https://www.opendemocracy.net/article/al-qaida-today-the-fate-of-a-movement

[15]http://kurzman.unc.edu/islamic-statements-against-terrorism/

[16] The Muslim Times. Sheikh Ali Gomaa

[17] IPT News December 28, 2016. http://www.investigativeproject.org/5743/new-middle-east-forum-manual-spotlights-islamist

[18] http://www.lbc.co.uk/radio/presenters/nick-ferrari/manchester-mayor-bomber-was-a-terrorist-not-muslim/

[19] http://www.telegraph.co.uk/news/2017/05/26/everything-know-manchester-suicide-bomber-salman-abedi/

[20] http://www.nationalreview.com/article/445052/blind-sheikh-dies-terrorist-evangelist

[21] https://themuslimtimes.info/2013/07/08/terrorism-has-no-religion/

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Александр Кунин: Они выбирают смерть. Продолжение»

  1. Спасибо, г-н Sava.
    Вы, конечно, правы: то, что делают террористы-самоубийцы противоречит биологии человека и должно озадачивать эволюционистов. В чем сила той индоктринация, которая способна изменить даже инстинкты? Некоторые данные об этом будут представлены в следующей части работы.

  2. Важная,. поучительная и актуальная публикация. Прочитал с большим интересом и вниманием.Ваши размышления, уважаемый Александр Кунин, о ставшим широко распространенным в мире явлении террористов-самоубийц.Большая и трудоемкая работа ваша по сбору. обработке , обобщению и анализу собранной по тем информации, во многом убеждает в обоснованности вашего взгляда на проблему.
    В комплексе установленных вами побудительных причин готовности террористов к самоубийственным акциям, не раскрыт. на мой взгляд, один не маловажный нюанс.
    В генетическом коде психически полноценного человека, как впрочем, и во всех прочих живых существах , заложен естественный природный признак- инстинкт самосохранения. Вытравить его из сознания( подсознания) человека , тем более значительной группы нормальных людей, весьма затруднительно.
    Но похоже , что с этой задачей удается справляться тренерам-наставникам террористов. Какими способами и средствами они этого достигают, добиваясь блокирования проявления естественного человеческого инстинкта,остается до конца не выясненным.Можно предположить. что дополнительно к упомянутым вами А.К., методам обработки сознания потенциальных террористов,они придумали неведомые нам еще способы. Возможно,позаимствовали также и опыт японских камикадзе . Наверное, не пренебрегали и наркотиками. Каким -то не ясным способом им удается добиться требуемого результата, обращая террориста в момент свершения акции в полу идиота.

  3. Человеческая голова не очень-то прочно соединена с телом. Такова анатомия. Если террорист-самоубийца использует «пояс шахида», то заряд, расположенный на теле в области живота и груди, при взрыве нередко отрывает голову и её находят довольно далеко от тела. Такие вот мало эстетические подробности.

  4. Кому интересно узнать, что такое «светлый и чистый порыв»,можно пройти по ссылке [8]. Действительно голова отделена от тела на снимке. Не понятна механика взрыва. Возможно комуфляж- голова не повреждена.В любом случае минус один(а) уже благо.
    Использование детской передачи с демонстрацией оторванной головы -показатель состояния этой толпы.
    В Европу возили взорванные автобусы -не верили. Теперь пусть не жалуются.
    Автору спасибо за работу. Здоровья и сил. Как-то так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *