Исраэль Дацковский: Комментарии Торы. 5.6 Ки Теце

 174 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Тора предъявляет избранному народу высокие моральные требования, слишком часто плохо проверяемые в земных условиях и требующие от каждого еврея высочайшего уровня морального самоконтроля, непрерывной сверки своих действий с указаниями и желаниями Хозяина мира.

בס״ד

Комментарии Торы

5.6 Глава Ки Теце

Исраэль Дацковский

5.6.1

В стихе 21:14 использовано ивритское слово «инита». Обычный перевод — «насиловал ее». Значение глагола «ляано́т» — мучить, подвергать мукам, а также отвечать на вопрос. Мы здесь не примем во внимание, что однокоренное слово «она́» (сезон) на языке Торы (стих 21:10 недельной главы Мишпатим книги Шмот) также означает сексуальные потребности женщины (заметим, что до начала ХХ века европейская (христианская) культура практически не знала и никак не учитывала сексуальные потребности женщины и понятие «оргазм», столь старое в еврействе (упоминается в Талмуде как «женщина кончит» в истории о поле зачинаемого ребенка) является весьма молодым в западной культуре и практически начинается с Зигмунда Фрейда). Значит, этот стих Торы может быть прочитан в смысле удовлетворения воином желаний женщины. Останемся в понимании «насиловал», так как разгоряченный воин в ситуации сразу после боя меньше всего думает о желаниях и потребностях пленницы. Но упомянутое в предыдущем стихе 21:13 «платье пленения» выводит на мысль, что и женщина в этой обстановке не была нейтральной, а показала огромную силу характера. Только что погиб ее муж (мужчины враждующего с евреями народа на войне чаще всего погибали полностью или без вариантов отправлялись в рабство) и перед ней имеется явная и практически неизбежная перспектива стать рабыней. Но Тора дает ей щелочку выхода. Если она соблазнит еврейского воина и он возжелает ее и даже совершит с ней удовлетворение своего желания, то варианты ее будущей жизни могут оказаться совсем иными — либо не очень добровольный гиюр и замужество в среде еврейского народа, либо свобода. Оба варианта куда предпочтительней рабства. Тогда единственным желанием женщины оказывается … быть изнасилованной еврейским воином. Для этого нужно приложить все силы для его соблазнения — тут годятся все приемы — и лучшее (или весьма открытое) «платье пленения», и соответствующий макияж, и язык тела, а то и просто «вешанье на шею» воину — только бы изнасиловал (называется ли изнасилованием связь со столь желающей и активно навязывающей это женщиной?) и захотел взять в жены. Напомним — эта женщина только что потеряла мужа, но наплачется она (при удаче ее плана) за месяц сидения в еврейском доме. Здесь Тора говорит об очень сильных, сохранивших самообладание в тяжелейших условиях и борющихся за свое будущее гойских женщинах. Еврейский народ таким не очень принятым способом мог изредка пополняться прекрасным генетическим материалом.

Но могут быть и осечки — изнасиловал, но в жены взять не захотел — тогда рабство. То есть, нужно еще во время изнасилования класс показывать, не расслабляясь ни на секунду, но возможный выигрыш сто́ит затрачиваемых усилий.

5.6.2

В Торе имеются два странных закона, которые подробно разбираются мудрецами, но их реальная применимость вызывает большие сомнения. В этом аспекте Тора говорит о «совращенном городе» (стих 13:13 и далее в недельной главе Реэ́) и о «буйном и непокорном сыне» (стих 21:18 и далее нашей недельной главы, иврит: бэн сорэ́р уморэ́). Комментаторы с разных сторон подходят к попытке понимания этих законов, но общий вывод приводит Гемара (Санхедрин 71а и продолжение эпизода на листе 72а), утверждая, что такого «буйного и непокорного сына никогда не было и не будет» — так же как никогда не было и не будет «совратившегося города». А два этих закона «приведены в Торе для того, чтобы их изучали и получали за это награду». Правда, рабби Йонатан из той же Гемары, оспаривая подобное утверждение, свидетельствует: «Я видел такого сына и сидел на его могиле. И видел такой город и сидел на холме, которым он был засыпан [после уничтожения]». Некоторые комментаторы в качестве такого сына указывают на Авшалома, сына царя Давида, но обстоятельства жизни и смерти Авшалома, приводимые ТАНАХом, включая возраст Авшалома, вряд ли подходят к применению закона о «буйном и непокорном сыне». Рав Ицхак Зильбер указывает на более широкое толкование закона (Беседы о Торе. Ки Теце): «Так же как мы переносим закон с крайних ситуаций на более широкие, так из ситуаций мало реальных извлекаем уроки для наших конкретных обстоятельств».

Отойдем от мысли, что заведомо неприменимый на практике закон приведен в Торе только и исключительно для получения награды за изучение нереального — во-первых, суть Торы — научить людей правильно жить в этом мире, а не заниматься пустым теоретизированием и учебой ради самой учебы, во-вторых, объем учебного материала для реального исполнения, понимания жизни, окружающего нас мира и самого Тв-рца столь неограниченно велик, что реально нет возможности учить что-то только и исключительно для получения награды. А для развития мышления имеется огромное поле изучения реальных и нужных в жизни разделов Торы и книг, ее объясняющих. Поэтому попробуем немного продвинуться по пути, намеченном равом Ицхаком Зильбером.

Современный подход к наказаниям за совершенные преступления полностью основан на возмездии. Сначала преступление, затем (при многих оговорках доказательства вины «выше всех сомнений») — наказание. Продекларирована презумпция невиновности, заключающаяся в том, что пока суд не докажет вину, подозреваемый невиновен (оставим в стороне анализ реального применения провозглашенных судебных принципов). Тора же вопреки нашим современным принципам судопроизводства приходит и говорит: «пусть лучше умрет без вины [за которую полагалась бы смертная казнь], чем умрет абсолютным грешником …» (Санхедрин 72а). Тора и Гемара здесь в открытую говорят о превентивном наказании, наказании за несовершенные преступления, если только будет достаточно обоснованно доказана тенденция сползания человека к такому преступлению. Причем, неизбежное совершение такого преступления в будущем не может быть доказано и его всегда можно поставить под сомнение. Ведь тенденция — еще не действие. В принципе, действие могло бы и не свершиться (обстоятельства не позволили, удалось совершить искреннее раскаяние и проч.), а человека уже казнили. Но все-таки Тора говорит: «Увидели тенденцию сползания к преступлению — казните. Относитесь к таким случаям очень осторожно, но все-таки не окружайте закон многочисленными деталями и уточнениями, чтобы сделать его реально неприменимым». Страшно звучащее в современном мире указание Всеведующего. Совершенно неясно как его применять в реальной практике, даже начала хоть какого-то подхода к такому применению закона не просматривается. Вся история и теория нашей юриспруденции бесконечно противится такому подходу. И все-таки указание Торы — это указание Высшей Справедливости.

Все знают из реальной современной жизни, что профилактика преступлений работает крайне неэффективно. Муж, который неоднократно угрожает убить свою жену и «приговоренный» судом к не приближению к дому на две недели, сделает это через месяц. Примеров — хоть отбавляй. Тогда его будут «справедливо» судить. Но жене это уже не поможет. А казнить до убийства жены (в современных терминах — надолго посадить в тюрьму, не будем обсуждать правомерность и реальную действенность такой замены) — не за что. И приведенный пример — только один пример из огромной череды подобных примеров.

Поэтому одной из задач развития именно еврейской юриспруденции является разработка реальных границ и способов применения указания Тв-рца, записанное Им в Его Торе, указания о превентивном наказании при проявлении тенденции к совершению преступления, как бы тяжело нам не было отправляться в такой непростой, непонятный, никем и никогда не мощенный путь.

Только заметим, что идея превентивного воздействия на ситуацию для предотвращения ее развития в нежелательном направлении (хотя ситуация еще не развилась в этом нежелательном направлении) в мире не только известно, но и довольно широко применяется как в военной, так и в гражданской жизни. Самый яркий пример этого — превентивный военный удар по противнику.

5.6.3

Говоря о распределении наследства, Тора в стихе 21:16 повелевает: «… не может он [отец, распределяющий наследство между сыновьями] дать первенство сыну любимой [жены] перед первородным сыном нелюбимой». Тут нужно сразу отметить две особенности стиха.

Во-первых, Тора говорит о любви или нелюбви мужа к женам, которые родили ему сыновей, а не о его любви или нелюбви к самим сыновьям. Можно предположить, что, так как дети до определенного возраста больше «прижаты» к матерям, а в случае нелюбимой жены вполне возможен развод и житье сына с матерью без тесного контакта с отцом, то логично продолжить предположение в сторону того, что сын нелюбимой жены менее любим, чем сын любимой. Хотя это совсем необязательно и тогда отцу и без повелевающих указаний Торы вполне логично наделить реального первенца положенной ему по закону Торы долей наследства. Но Тора, по-видимому, идет по первому, более распространенному предположению.

Во-вторых, Тора не запрещает отцу при жизни, а не в форме наследства, наделить любимого сына любой, сколь угодно большой долей имущества, наделить того сына, которого он пожелает выделить, или передать значительную часть своего имущества на иные цели и оставить на собственно наследство лишь некоторую, возможно, малую, долю своего имущества. Явно не принято делать такие изменения во владении имуществом, когда близость смерти наследодателя стала очевидной ему самому, но в течение жизни такое не запрещено.

Во всяком случае, Тора в явной форме запрещает лишать кого-либо из сыновей его положенной по закону Торы доли наследства или изменять эту долю в зависимости от отношения отца к тому или иному сыну. По пути отметим, что Тора возражает в этом эпизоде также против изменения самой Торой же установленного порядка наследования, например выделение долей имущества жене, дочерям или вообще на иные цели (иным родственникам или чужим людям, йешивам, синагогам и проч.). Фактически этим Тора выступает против написания завещания, главным смыслом которого как раз и является изменение «естественного» порядка наследования.

Но Тора в этом эпизоде ничего не пишет о наследовании имущества матери/жены в случае наличия у нее отдельного от мужа имущества.

5.6.4

Стих 22:4 приводит странное уточнение ранее записанного стиха. В стихе 22:4 записано: «Не должен ты видеть осла твоего брата или его быка, упавших в пути, и уклониться от них, подними, подними ты [вместе] с ним». Подобный стих уже встречался в недельной главе Мишпатим книги Шмот (стих 23:5), но там стих касался осла врага: «Если увидишь осла врага твоего лежащим под ношей своей, то не оставляй, его — развьючь вместе с ним».

То же соотношение стихов о находке осла и быка: для брата — стихи 22:1-3 и для врага — стих 23:4 в недельной главе Мишпатим книги Шмот. Есть мелкие отличия — в главе Мишпатим не говорится об упавшем быке — только об осле (а о находке сказано и о быке, и об осле врага, но не об его ягненке или платье), там же сказано только развьючить упавшего осла врага, но не поднимать (навьючивать его) вместе с хозяином. Но эти отличия отнесем к несущественным для рассматриваемого случая. РАШИ, ссылаясь на Ба́ва Меци́а 32а, в комментарии на стих 22:4 нашей главы акцентирует внимание на совместности работы по подниманию осла — только вместе с хозяином.

Нам же непонятно вообще появление этого стиха в нашей главе, так как при наличии обязанности заниматься ослом врага ясно и понятно, что тем более нужно заниматься ослом еврея в аналогичной ситуации. Но Тора указание привела.

5.6.5

Тора привела указание: «Да не будет мужского предмета [одежды] на женщине и не наденет мужчина женского платья» (стих 22:5). РАШИ ограничивает это указание только целью блуда (мерзости, распутства). Этим он фактически дает разрешение на универсальность женской и мужской одежды, если пол одевшего ее будет явным и не приведет к маскировке мужчины под женщину в женском обществе и наоборот (что является сильным ударом по взглядам некоторых современных блюстителях нравственности, которые весьма формально разделяют одежду на мужскую и женскую). Однако этот эпизод не раскрывает проблемности свободной (проще сказать — почти отсутствующей) одежды. В жарком израильском климате женщины часто одеваются очень скромно (имеется в виду, что они прикрывают свое тело уж очень скромным, почти исчезающим количеством одежды). Был проведен опрос, который показал различие мужских и женских взглядов на это явление. Более 90% женщин отметили, что их фактическое раздевание вызвано только жарой и не несет в себе сексуального вызова, а более 90% мужчин отметили, что столь «скромно» одетая женщина для того и разделась, чтобы послать сексуальный вызов.

Для решения этого «голого» вопроса существует весьма подробно разработанные алахические решения о том, что и как должно быть прикрыто одеждой. Но следует заметить, что при множестве книг об алахической правильности женской одежды, женской скромности, правильного женского поведения, нам не встретились книги, описывающие аналогичные требования к мужчинам.

5.6.6

«Когда будешь строить новый дом, то сделай ограждение для крыши твоей, чтобы не навел ты крови на дом свой, если [тот] кому упасть [суждено], упадет с него» (стих 22:8). Фактически в этом месте Тора, формулируя всего лишь частный случай, задает необходимость разработки правил и приспособлений техники безопасности, чтобы не причинить ущерба здоровью людей в потенциально опасных ситуациях. На человека, организующего работы, возлагается ответственность заранее оградить опасные места, плановое появление человека на которых может привести к его падению. Причем, современные правила техники безопасности справедливо ориентируются не на здорового, ловкого и внимательного человека, а на человека, находящегося ближе к плохому состоянию — закружилась голова, потерял ориентацию в пространстве. То есть, правила техники безопасности являются исполнением прямого указания Торы и касаются не только предотвращения падения человека с высоты, но и его широко понятую безопасность в процессе работы, например, правила безопасности работы с режущим инструментом, работы с электрическими приборами, работы на площадке с тяжелой инженерной техникой, работы на высоте и проч. Сюда же относятся и правила дорожного движения. Тщательное исполнение всех правил техники безопасности является религиозной обязанностью еврея, но весьма невредно и для представителей других народов.

5.6.7

Тора интересно трактует понятие блуда при решении вопроса о девственности при первом замужестве. Обсуждая вопрос об изнасиловании или лежании с чужой женой, Тора акцентирует обязательное — сначала по крайней мере одного из двух возможных участников блуда нужно конкретно предупредить о запрете на уединение, а затем их нужно застать — хотя бы в положении уединения. Те ситуации, которые караются смертью по решению земного суда, но могут быть скрыты от людей именно отсутствием свидетелей, явно передаются на суд Небес (в нашем сегодня развратном, но богатом на укрытия и неконтролируемость времяпрепровождения мире почти все преступления этого рода окажутся в компетенции именно Небес, а не земного суда). И если, например, девственницу кто-то «схватил» вне города (стихи 22:25-27 или стих 22:28 для случая, когда не «застигнут их»), то девственность она потеряла, но явных виновных нет. Тогда на ней лежит обязанность сообщить первому мужу до свадьбы об отсутствии девственности. По сути, все претензии мужа могут сводиться только к отсутствию ожидаемой девственности молодой жены.

В еврейском народе всегда плохо относились к внебрачному блуду, но формальные наказания за него полагались в строго определенных, не столь уж распространенных случаях. В большинстве случаев вопрос сводился именно к наличию девственности перед первым замужеством или к объявлению об ее отсутствии. Браки с вдовами и разведенными были совершенно обычным явлением, а утверждение Торы, что «плохо человеку быть одному» (стих 2:18 недельной главы Берешит) даже требует женитьбы и замужества после жизненных семейных аварий. Даже коэну (не первосвященнику) разрешено жениться на вдове и вопрос девственности никогда не являлся решающим (кроме случаев обмана).

5.6.8

«Не войдет от запретной связи рожденный в общество Г-сподне, также десятый род не войдет от него в общество Г-сподне» (стих 23:3). И то же самое об амони и моави в следующем стихе (23:4). Отметим, насколько трудно в нашем мире проследить не только родственников десятого поколения, но и даже третьего и четвертого. Фактически, даже без подделки документов происхождение утрачивается в четвертому поколению. Еще меньше можно сказать о случаях, прикрытых широко распространенными сегодня поддельными документами, которые уже во втором, если не в первом поколении покрывают вопрос происхождения непроницаемым мраком, оставляя на поверхности лишь придуманную легенду. Поэтому совершенно неясно как в нашем мире, мире огромных миграций населения, мире смены языков и документов выполнять это указание Торы. Причем сам кандидат в евреи или член еврейского народа (истинный или примкнувший к евреям по поддельным документам) уже к третьему поколению чистосердечно не будет знать правды о своем незаконном происхождении.

5.6.9

Стих 23:19 требует: «Не вноси плату распутной женщины и выручку за пса в Храм Г-спода …». РАШИ дает на этот стих странный комментарий: «Если дал ей ягненка в качестве платы, (животное) непригодно для жертвоприношения». Как будто если дал ей деньги, на которые она купила ягненка, ягненок стал более кошерен для жертвы! Да и плату блудницы в Храм можно внести не только в виде жертвенного животного, а еще в ряде форм. Да и как коэн узнает происхождение денег или ягненка? Значит, вопрос о блуднице обращен в первую очередь к ней самой. РАМБАН указывает на гораздо более общий принцип, продолжая говорить только о блуднице: «Тора запретила приносить подобную «плату» в Храм …, ведь благодаря такому «искуплению» распутницы продолжали бы грешить, как и прежде». Кстати, в описании знаменитейшего суда царя Шломо по поводу ребенка блудницы (Первая книга царств, стих 3:16 и далее) Шломо вершит праведный суд, но воздерживается от слов осуждения способа заработка женщин, пришедших на суд.

Тора во многих местах дает краткий концентрат закона, его крайнее проявление, которые нужно развернуть на более широкую реальность. И говоря о распутной женщине Тора «накрывает» все ситуации запрещенного Торой или нечестного заработка, часть которого в виде маасера (отделения десятины от прибыли) или по обету, даже не связанному со способом получения заработка, а, например, за выздоровление больного, может не только вносится в Храм, но и распределяться иными принятыми, вполне кошерными способами, например, в виде помощи бедным или на йешиву, на синагогу. Причем, эти деньги или предметы тратятся принятым способом не с целью искупления греха неправедного заработка, а в качестве обычного отчисления с обычного, принятого в обществе и вполне честного заработка. Например, заработок блудницы является вполне честным заработком, но заработком от запрещенной Торой работы. Можно еще расширить и добавить, что даже честный заработок в его нечестном окружении не может быть признан Торой. Например, прибыль от торговли наркотиками (даже прибыль последнего в цепочке продавца, хотя он вполне «честно» получает заработок за свой нелегкий и часто опасный труд, так как он изначально знает запрещенность в обществе своего труда), или прибыль от официально работающего ресторана, который содержит мафия, подавляя конкурентов мафиозными способами (а зарплата повара и официанта в таком ресторане или прибыль поставщика продуктов в такой ресторан вполне может считаться честной), или навязанная охрана стройплощадки за навязанную мафией плату (при этом зарплата сторожа вполне кошерна). Работа выполняется и прибыль, имеющая вид честной, получается, но Тора кошерность такой прибыли не признает, хотя снаружи разделить признанную и непризнанную Торой прибыль (или заработок) крайне трудно. Слишком часто разделение на кошерные и не кошерные деньги остается на совести получившего эти деньги и подсудно только суду Небес.

Еще более странным в этом стихе выглядит запрет на внесение в Храм платы за пса. РАМБАН дает очень частное объяснение этой части стиха Торы: «Занимающиеся псовой охотой [заметим, что среди соблюдающих евреев псовой охоты быть не могло в силу требования шхиты кошерного животного, то есть животное можно было только поймать, сохранив его целостность, что плохо совмещается с псовой охотой, но могло быть выращивание и дрессировка охотничьих собак для продажи гоям[, а также сторожа выращивают свирепых псов, которые могут причинить ущерб многим людям». Но тогда и производителя оружия или даже изготовителя кухонных ножей можно было бы отнести сюда же. Ведь кухонным ножом можно резать хлеб, а можно и человека убить. Сторожевой пес выполняет нужную людям функцию и для выполнения своей должности просто не может быть добрым ко всем и вполне может угрожать как ворам, так и случайно забредшим в чужой сад людям. Приведем в качестве примера работу полицейского, иногда во время погони за преступником или при силовом задержании подозреваемого наносящего ущерб окружающим невинным людям, или возьмем пример сторожа, хотя у них есть контроль своих действий человеческим сознанием. Да и заработок за выращивание охотничьих собак для гоев, как и изготовление для них оружия или просто опасных при неверном использовании бытовых или профессиональных инструментов вряд ли относится к нечестным. Ведь даже производство автомашин может быть при желании определено как производство опасных для людей предметов.

Значит, тут Тора имеет в виду что-то совсем другое, особо подчеркивая единственное число пса. Тогда можно заметить основное свойство единственного принадлежащего человеку пса — его бесконечную и безграничную верность хозяину. Верность, ничем не обусловленную, верность до легкой отдачи собственной жизни за хозяина. И тогда оказывается, что Тора резко осуждает и не принимает продажу (читай: предательство) друга, предательство по отношению к тем, кто такого предательства не заслуживал и не мог ожидать от своего друга. И прибыль от такого предательства с точки зрения Торы является некошерной. И опять, как и в примере с нечестным заработком, разделение на кошерную и некошерную прибыль остается на совести получившего эту прибыль (не всегда денежную, зачастую в форме иного желаемого человеком получения — почета, награды, должности) и подсудно только суду Небес.

То есть, в этих двух случаях (и не только) Тора предъявляет избранному народу высокие моральные требования, слишком часто плохо проверяемые в земных условиях и требующие от каждого еврея высочайшего уровня морального самоконтроля, непрерывной сверки своих действий с указаниями и желаниями Хозяина мира. Это требование, в частности, выражено стихом 18:13 недельной главы Шофтим: «Будь непорочен [чист, наивен, честен] перед Г-сподом, Б-гом твоим». Хотя требование этого стиха к еврею намного шире описанного применения.

5.6.10

В стихе 23:24 Тора возвращается к теме обетов, устных договоренностей: «Сошедшее с уст твоих соблюдай и исполни …». Эта тема уже обсуждалась Торой в начале недельной главы Матот книги Бемидбар. Тора указывает нам на нашу обязанность строго выполнять правило, широко сегодня декларируемое, но из рук вон плохо выполняемое: «Договора (обязательства, обещания, даже устные) должны соблюдаться». И соблюдаться не только в силу суда и силовой машины реализации судебных решений, но и в первую очередь в силу моральной обязанности еврея перед Тв-рцом. И уровень соблюдения этого установления весьма явно показывает состояние морали как еврейского народа в целом, так и отдельного еврея в частности.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Исраэль Дацковский: Комментарии Торы. 5.6 Ки Теце

  1. 1) … что и женщина в этой обстановке не была нейтральной, а показала огромную силу характера. …
    ———————-
    Наверняка может быть и так. Например, одна пленная украинка стала мамой турецкого султана:
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Роксолана

    2) Мне было бы интересно узнать любые мнения, почему комментируя стих Торы (Дварим, 21:10) о «женщине, красивой видом» РАШИ написал:
    «Ведь если бы Святой, благословен Он, не дозволил ему, он взял бы ее в жены вопреки запрету«.
    Ведь сейчас солдаты ЦАХАЛа вполне способы не насиловать палестинских женщин «вопреки запрету».
    Мой вариант ответа: в то время рабство было общепринято и рабыню можно было законно сделать наложницей (только одного мужчины) и принудить её с ним совокупляться. Это ответ на самом первом уровне ПаРДеСа: простой смысл, намёк, объяснение, секрет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *