Анатолий Ясеник: Очерки воспоминаний

 175 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Анатолий Ясеник

Очерки воспоминаний 

Zukerman & Bronfman. А не пойти ли нам в Фишер Холл?

Лет шесть тому назад я в очередной раз был в гостях у старшего брата Михаила в Саратове.

На центральном да еще и пешеходном проспекте имени Кирова мое внимание привлек уличный музыкант (есть у меня такая слабость — фотографировать этих удивительных людей), пристроившийся в тени уличной арки. Молодой человек-скрипач, сообщил, что он — выпускник Саратовской консерватории. Она , как раз,  и венчает неподалеку центральную улицу. Я в свою очередь рассказал, что живу в Нью-Йорке. «Вы, наверное, слышали игру моего любимого скрипача Пинхаса Цукермана?» — без особой надежды спросил парень. «Неделю тому назад беседовал с ним и с Исааком Перлманом после их выступления в дуэте  на сцене Эвери Фишер Холле» — ответил я. Надо было видеть изумленно-восторженные глаза  выпускника государственной консерватории имени Л.В. Собинова!

Эта история вспомнилась недавно: 9 января я снова был на концерте, но теперь уже на сольном, одного из ведущих скрипачей современности Цукермана.  Он играл редко исполняемый концерт для скрипки с оркестром  композитора Макса Бруха. За прошедшие годы Пинхас заметно поседел, но его виртуозная, поразительно чистая и технически совершенная игра буквально заворожила зал. На этот раз поговорить не удалось, но разве в этом дело? Я услышал нового для себя Пинхаса Цукермана и встретился с музыкой Макса Бруха, которая после многих лет забвения, становится популярной в мире.

А 19 января  в Доме Нью-Йоркского филармонического оркестра, как еще называют Эвери Фишер Холл (кстати, это имя ему присвоено в честь знаменитого инженера и мецената Эвери Фишера, который передал в 1973 году Дому 10,5 миллионов долларов) состоялся еще один грандиозный концерт. На этот раз  еще один звездный исполнитель Ефим Бронфман играл знаменитый Первый концерт для фортепьяно с оркестром Брамса. Надо ли описывать море, нет, — океан восторга публики, стоя аплодировавшей и именитому музыканту Ефиму Наумовичу и дирижеру, еще более известному в мире —Лорину Маазелю? Вот вам еще один еврейский дуэт, не так ли?  Впрочем, всё это так, к слову.

На днях я наткнулся на объявление о том, что консерватория Саратова проводит с 24-28 марта Первый  Всеросийский Конкурс исполнителей на скрипке имени Наума Абрамовича Гольденберга (был такой знаменитый скрипач, педагог и — очень хороший человек). Может быть, и мой старый знакомый, уличный музыкант примет участие в этом конкурсе,  и ему не нужно будет больше зарабатывать на жизнь, играя под уличной аркой? И тогда он сможет приехать в Нью-Йорк и услышать «вживую» самого Пинхаса Цукермана.

Для меня же бывать в Доме, спроектированном так, чтобы на долгие годы быть современным и привлекательным для грядущих поколений, приятно еще и потому, что именно здесь  в 1975 году другим еврейским дуэтом Полом Саймоном и Артом Гарфанкелем (ну, куда от них денешься?) был записан популярнейший концертный альбом «Live in New York». Моим  американским читателям это сделать очень просто. Взять и приехать в Линкольн Центр — все дороги Нью-Йорка пересекаются в этом месте, где живет Вечная Музыка.

Вечернему Новочеркасску —15

Я бы, наверное, никогда бы не стал писать об этой дате моей любимой газеты: где — я и где теперь — она. И все же после 9 лет, как я не являюсь ее редактором, одна недавняя встречи, уже здесь, в Нью-Йорке, подтолкнула , почти помимо моей воли, все же написать.

Это случилось морозным декабрьским утром 1997 года в здании номер 32 на улице Московской, центральной улице Новочеркасска. Три человека, которым почти одновременно пришла идея создания новой , городской, полноцветной, ежедневной (!) газеты, журналисту, теле- и радио-ведущему Юрию Минкину, предпринимателю и барду Дмитрию Гуревичу и мне, инженеру-строителю, недавно прибывшему из Гюмри (быв. Ленинакан, А.Я.) и все еще не определившемуся с работой после трехлетнего отсутствия в городе. Несмотря на обледеневшие стены комнатки, где мы мечтали о будущем газеты, надежда и уверенность, что воплотим задуманное в жизнь, все же теплилась. Я предложил название газеты — «Вечерний Новочеркасск». Юра и Дима с энтузиазмом поддержали. Это потом у нас появился логотип, знамя газеты, городской праздник газеты, ее живой талисман в виде котенка по имени «Вечерок» (Вечерок не перенес стресса, связанного с временным закрытием газеты через 6 лет, он погиб при исполнении служебных обязанностей…)

А тогда… в малюсенькой комнатке, треть которой занимал цветной ризограф Димы (основное и единственное имущество его очень малого бизнеса), в лютый холод, мы срочно собирали материал для первого, предновогоднего, сигнального номера. Я пишу эти строки, а правая рука начинает ныть — в тот декабрь я сильно ее простудил, и она теперь мне каждый раз об этом напоминает, когда я думаю о своем детище. К ночи 27 декабря номер был отпечатан невиданным для Новочеркасска тиражом, и я понесся по городу вручать его заинтересованным, как мне казалось, людям: бизнесменам, чиновникам, представителям различных партий, будущим коллегам в городских газетах и т.д.

Началось сложное время становления газеты, её авторского и технического состава. Это был период поиска своего собственного лица, стиля, дизайна, поиска ниши среди пяти издающихся в городе газет, проб пера начинающих журналистов в новом издании. Здесь пробовали свои силы молодые журналисты Елена Боброва, Диана Коденко, Елена Гурфинкель. Сюда подтянулись «именитые перья» города Сергей Ребрин, Екатерина Гонзалес-Гальего, а также Татьяна Корниенко, Сергей Линников (к сожалению, безвременно нас покинувшие).

Вслед за этапом становления, когда сразу же пришлось отказаться от идеи ежедневности и многоцветности, наступило время зрелости. Вот тогда и оказалось, что хоть и еженедельная, «Вечерка» превратилась в зубастое и общественно активное издание, что во многом помогало действующему в то время первому в истории города мэру Николаю Присяжнюку и его профессиональной управленческой команде выявлять узкие места в сложном городском, как любил поговаривать известный в городе партийный лидер Владимир Шевцов, «организме».

Были, конечно, и персоны, недовольные конкурентом, новым, амбициозным изданием. И недовольных этих возглавила бывший инструктор горкома партии, а в те постсоветские времена — депутат Горсовета главный редактор частной газеты «Новочеркасская Неделя», а затем — муниципальной «Новочеркасские ведомости», Оксана Аксенова. Госпожа Аксенова сводила на страницах своих изданий всю критику в мой адрес — единственного еврея в редакции, не стесняясь использовать и антисемитскую риторику. Мы подали в суд на Аксенову и её издания и выиграли несколько дел, но Аксенова не унималась. Тогда я собрал все её мерзкие, махровые выходки в редактируемых газетах и отвез вырезки в Московский офис Антидиффамационной Лиги (ADL).

Через две недели я получил копию письма из ADL и только прочел его, как в редакцию впервые за её недолгую историю, ввалилась Аксенова с выпученными от страха и волнения глазами, с оригиналом письма в трясущихся руках. Она спросила, точно не помню как, но подобно героя Бабеля «Что с этого будет?». Я ответил, что ничего особенного с этого не будет , но теперь она по статусу уравнялась с нацистами и при повторении содеянного будет подвергаться преследованиям ADL во всех её тридцати филиалах в разных столицах мира.

Увы, в сегодняшней России эта, с позволения сказать, журналистка руководит региональной государственной службой по контролю за СМИ… В конце прошлого года я был в кабинете госпожи Аксеновой. Её там, слава Б-гу, в это время не было и помощница продлила срок действия моего членства в Союзе журналистов РФ. На видном месте, в центре стены высокого кабинета, была намертво наклеена фотография редкой величины гриба в виде фаллоса. Видимо, этой штукой ее владелица показывает направление движения журналистского сообщества, которым она руководит…

Ну, хватит о грустном. Последней после фотографий газеты «ВН» от первой до одной из последних при моем участии, я поставил семейную фотографию редакции газеты.

Если читатели пожелают , я напишу имена всех, кто на ней изображен и даже тех, кто за кадром. Скажу только, что многие из них, пройдя школу «Вечерки» сами стали главными редакторами газет и ведущими журналистами в городе, в области, на уровне Федерации…

Так вот , о недавней встрече с человеком , благодаря которой появился этот очерк. Это был Лев Кричевский, бывший директор Московского офиса ADL образца 1999 года. В настоящее время Лев – главный редактор популярной американской газеты «В Новом Свете».

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *