Александр Левинтов: Лето 17-го. Продолжение

 240 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Рост зарплаты начинает стимулировать безделье. Потому, что в сознании давно укоренилась связка из двух идей, подтверждающихся с угрюмым постоянством: социальное признание приходит не через мастерство, а продвижением в начальство; начальство — это те, кто меньше всех работает и больше всех получает.

Лето 17-го

Заметки

Александр Левинтов

Продолжение. Начало

Двадцать пять лет спустя

Это было, кажется мне, летом не то 92-го, не то 93-го года. Я сидел в криминально сомнительной торговой фирме «Век России», никакой должности не занимал и зарплаты не получал, но имел нахальство вмешиваться во все дела и операции, при этом моё мнение было либо решающим, либо весомым. У меня по этому поводу не было никаких угрызений и переживаний, но, как я теперь думаю, многие на фирме считали меня какой-то очень важной ненормальностью и «консультантом Божиим соизволением».

Фирма наша занимала особнячок на Герцена, 43. До того здесь располагался сверхпопулярный телеклуб «Что? где? когда?» Ворошилова со сложнейшей системой коммуникаций, проводных связей, прослушек и подглядок, отчего у нас хронически барахлили энергоснабжение, вычислительная техника и компьютеры.

Рядом, в доме 47, располагался Массолит, дом Союза советских писателей имени Фадеева, в подвале Массолита была очень уютная рюмочная с горячими бутербродами, где я частенько обретался и общался со своими коллегами и друзьями.

На свой компьютер я ещё не заработал (они стоили около 2000 долларов), поэтому пользовался казённым, особенно любил работать по выходным — в офисе никого, на Герцена — также ни души, и лишь изредка, раза два-три за день раздавался одинокий и звонкий цокот копыт: девушки из Зоопарка выгуливали своих ездовых лошадей. Я никогда не видел этих наездниц, потому что они разворачивались на улице Наташи Кочуевской, пританцовывали у испанского посольства и возвращались к себе, на Пресню. Наверно, девушки мечтали встретить у посольства богатенького идальго и умчать с ним в благословенную жару Андалусии или Кастилии. Может быть. У меня эти одинокие гарцевания вызывали прилив романтики, я бросал писать очередной текст и сочинял стихи, даже не думая о том, чтобы как-то складировать и сохранять их: баловство.

По жанру то, что я писал, скорей всего было процессом самообразования в новой, формирующейся действительности. Разумеется, я никому свои тексты не показывал, считая это интимной кухней познания мира.

В отличии от советской экономической и политэкономической братии, я много читал — и современного, и былых веков. На вопрос «С кем вы, мастера политэкономии?» был дан дружный, залповый ответ: «С вами, наши дорогие деньги!». И точно также все историки КПСС превратились во мгновение ока в политологов, научные атеисты — в религиоведов, диаматчики — в философов, истматчики и научнокоммуничники — в конфликтологов и культурологов — прочитав наспех одну, максимум две книги в скверном переводе. Всё это оказалось крашенным: и наука, и образование, и сама «суверенная рыночная экономика» и ещё более суверенная «демократия».

Потом наш «Век России» превратился в несколько разных коммерческих структур: банк «Ялос», финансовую компанию, торговый дом. Мы разъехались по разным адресам: на Гоголевский, в тылы заброшенного Спасо-Зачатьевского монастыря на Остоженке, на Чистые пруды, на Сретенку. Я попал на Остоженку, а вот куда попал мой компьютер? — хоть убей. О пропаже текстов я, если и попечалился, то недолго: тексты эти не представляли из себя никакой ценности.

И они пропали.

А летом 2017 года они, хотя бы частично, нашлись. Правда, только один из них читается — в незабвенном “Лексиконе”.

Интернетом мы тогда, в начале 90-х, ещё не владели, поэтому стырить эти тексты можно было единственным образом: на дискете ёмкостью 1.44 Мб (флоппи-диск). Вот кто-то и стырил.

Спустя четверть века забвения мне этот единственный читабельный текст показался забавным и заслуживающим внимания как свидетельство формирования нового взгляда на мир, нового мировоззрения, говоря выспренне. Я отсканировал его, чтобы сохранить аромат ранней компьютеризации.

От редакции: мы посчитали, что скана первой страницы будет достаточно, чтобы читатель вдохнул-вспомнил «аромат ранней компьютеризации». Читать же целую статью в виде сканов распечатки на древнем матричном принтере — тяжкое испытание для глаз. Мы привели текст в текстовый, сиречь, читабельный вид. Однако, иллюстрации остались как они есть — сканы тогдашней, трогательно наивной «графики». Итак…

Этическая теория инфляционных волн
(лето не то 1992-го, не то 1993-го года)

Всякая теория представляет собой редукцию реального положения дел и именно поэтому каждая теория имеет право на существование или хотя бы прозябание, ибо все они — «не от мира сего», а лишь игра ума и воображения. Здесь важно только, чтобы теория имела хоть какую-нибудь сообразность с реальностью, в противном случае теория становится чудовищной и бесчеловечной, овладевавет массами и превращается в настоящий социальный психоз, нечто вроде квартирного вопроса. В качестве примера ни с чем несообразной теории может служить ситуация лета 1940 года в Москве. В июле вышел знаменитый указ об уголовной ответственности (не менее 3 лет, кажется) за самовольные увольнения и опоздания на работу. Обнаружилось (а прежде было, стало быть, не очень заметно), что одна из основных причин опозданий — плохая (мягко говоря) работа городского транспорта — почти половина его не способна к движению. Чтобы репрессии имели не очень уж массовый характер, Моссовет принимает решение срочно наладить работу городского транспорта и с этой целью трамваи перекрашиваются в голубой цвет…Я не знаю, какая теоретическая мысль лежала в основе этого решения, но очевидно, что число людей, клеймленных судимостью за опоздание на службу, это не сократило. При всем богатстве и даже буйстве воображения, я не смог связать два образа: цвет трамвая и тюремный срок — и вынужден был сказать себе: несообразная реальности теория антигуманна.

Одна теория может быть лучше или хуже другой по разным основаниям. А.Эйнштейн, а вслед за ним современные методологи науки М.Полани, Т.Кун, П.Фейерабенд и другие отдают предпочтение эстетическому критерию. Это у них — от физики Галилея, как-то заявившего, что, если факты противоречат теории, то тем хуже для фактов: «главное,чтобы костюмчик сидел». В общественно-социальных науках гармония и порядок — худший из критериев, о чес свидетельствует опыт Платона, Кампанеллы, Ленина, Сталина, Шигалева из «Бесов» Достоевского,Замятина и Оруэлла. Человек не приемлет красоту и гармонию мира, если это ущемляет его или чужую свободу и волю, если это грозит насилием и принуждением, если это порождает боль и страдания.В этом круге наук мы вынуждены опираться на критерий достоверности — чем бесподобней теория, тем она бесполезнее.

Именно исходя из этого критерия,я решился на формулирование этической теории инфляционных волн, предполагая,что инфляция — дело рук человеческих,а ничто так не объясняет поведение людей, как этические мотивы и основания.

Первоначально, однако, следует договориться о некоторых банальностях и в частности: что называть инфляцией?

Между товарооборотом в его натуральном выражении и денежным оборотом существует определенная связь: товар продается либо сразу и непосредственно производителем потребителю,либо с помощью различных посредников: транспортников, экспортеров, оптовиков, биржевиков и т.п. В примитивных формах экономики товар продается единожды, в сложных и изощренных — по 8-10 раз. В инфляционный процесс втягиваются, помимо тандема товар-деньги,связки «валовое производство — ценные бумаги» и «недвижимость-инвестиции»; в двух последних случаях инфляция приобретает еще более динамичный характер. Весь исторический ход торговли связан с ее усложнением и мета-инфляцией — многократным превышением числа стоимостных товарооборотов относительно физического товарооборота. Это выражается в видимый рост цен,каковую ( то есть видимость) и принимают обычно за инфляцию — людям свойственна подмена понятий сигнификатами.

В экстремальных условиях социальных ограничений процесс инфляции резко ускоряется. Это было описано В.Броделем в случае осады города, это наблюдалось в России в конце первой мировой войны весной-летом 1917 года,когда вместо привычного для тогдашней экономики 3-4-кратного превышения было достигнуто шестикратное: поток керенок памятен до сих пор.Тоталитарный режим социалистического коммунизма (впрочем, я не знаю, как это правильно называется) явил миру рекорды критических инфляций, недостижимые в других модификациях тирании и тоталитаризма, включая фашизм: в 1923 году за один царский рубль официально давали 50 миллиардов совзнаков, а в июне 1946 года в Венгрии за одну довоенную золотую пенге образца 1931 года-130 триллионов советских пенге.Чтобы понять, как это делается, надо знать механизм действий. Вот как это выглядело в Балтийских странах, Молдове, Западной Беларуси и на Украине при оккупационном освобождении и добровольном присоединении летом 1940 года: солдатам выдавалось месячное жалование (что-то около 3 рублей, бутылка водки и пачка «Казбека» стоили 3 рубля 15 копеек каждая) и на короткий срок первых дней оккупации вводился освободительный курс, по которому на три рубля можно было купить содержимое небольшого магазина. Офицеры, особисты и вольнонаемные придурки, получавшие жалование,в несколько раз большее,чем солдатский паек,а также,по случаю «победы»,всякие наградные и премиальные, скупали и магазины, и склады, и особняки, и их содержимое — антиквариат, раритеты, художественные ценности и фамильные драгоценности — и попробуй уклонись от этой принудительной торговли! Товары эшелонировались в Россию, а местному населению оставлялась лишь денежная наличность, уже ничем необеспеченная… До июля 1940 года в Бессарабию приезжали отовариваться аж из Франции, а после злополучного июля — лишь пронырливые одесситы.

Подобная критическая инфляция (ультраинфляция) абсолютно непредсказуема ибо полностью проектируема — а такие проекты и их замыслы несомненно представляют собой осбую государственную тайну.

Нормальная же инфляция имеет более или менее регулярный, а потому предсказуемый и ожидаемый характер. Она — объяснима, и одно это уже утешает. Инфляционный процесс — и на это указывают практически все экономисты и экономические школы — имеет волнообразный характер.

* * *

М.Вебер в «Протестантской этике» утверждает, что протестанты (лютеране, пиитисты, пуритане, кальвинисты, добавим сюда и российских протестантов — староверов) — и это принципиально отличает их от католиков (и православных никониан) — работают тем лучше и больше,чем больше им за это платят. «Time is money» Бенджамина Франклина, пуританина, и »Arbeit macht frei«Лоренца Дифенбаха, лютеранина,отражают одну и ту же суть, открытую Мартином Лютером: протестант не ищет индульгенций и укрытий в посредничестве церкви, а,признав первородный грех как свой, осознав свою изначальную греховность, встает на путь личного спасения, на путь призвания (Beruf). Это совсем не то же самое, что наше «несогрешишь — не покаешься». Протестант,взваливая на себя грех всего человечества (вот почему все протестантские евангелия начинаются с книги «Бытия», где описан и первородный и все последующие грехи и прегрешения перволюдей и праотцев), оказывается в витальной позиции, ибо убежать и избежать мира не может — отсутствует институт монастырей, отшельничества и других форм и средств ухода. Ему недоступны христианские аскезы постничества,молчальничества, пострига и тому подобное.Единственная доступная для него аскеза имеет мирской характер — аскеза трудолюбия (industria). И единственным способом определения правильности избранного пути спасения, призвания является оплата труда и рост доходов (при пуритански скромных расходах и личной подчеркнутой скромности протестантов, в том числе российских староверов заработанное превращается в богатство, быстро растущее, добавим, богатство).

— Смотри — говорит протестант себе и своему сыну, — сегодня я заработал больше, чем вчера, а завтра заработаю больше, чем сегодня, но я делаю это не ради собственных прихотей и не забавы для — то Бог воздаст мне через других людей за трудолюбие, прилежание и возрастающее мастерство. Следовательно, я на верном пути к Всевышнему, я встал на истинный путь спасения и теперь только время определяет мой доход. Time his money, сынок,и мое слияние с Богом, моя свобода зависит только от моего мастерства и усердия, Arbeit macht frei.

Лишь тот достоин жизни и свободы,
кто каждый день идет за них на бой.

Так возникла протестантская этика, так сформировалась мирская аскеза трудолюбия industria, легшая поверх уже слоржившихся рыночных структур — банков, бирж, ремесел, торговли,транспорта,ломбардов, оказавшихся благодатной почвой именно для этой аскезы. В этом — историческое чудо европейской культуры, позволившее ей завоевать мир. Так возник капитализм — светлое прошлое человечества, индустриальное об щество, продвинувшее прогресс как никогда далеко, гораздо дальше,чем все предыдущие этические парадигмы.

Не следует, однако полагать, что это светлое прошлое ниичем не запятнано: индустриально общество глубоко индивидуалистично,убого на радости жизни и так увлечено самосовершенствованием и самоспасением, что породило груду экологических и социальных проблем как следствий безудержного прогресса.

Ныне мы стоим (я при этом не имею ввиду тех, кто стоит на пороге рынка и капитализма — у прошлого и прошедшего нет порогов, есть лишь воспоминания и руины) на пороге постиндустриального общества, принципиально отличающегося от предыдущего, индустриального, сменой первой заповеди:

индустриальное общество постиндустриальное общество
(христианство) (неоиудаизм)
Аз есьмь (я есть) Шма Исроэл (слушай,Израиль)
признание единства чело века и Бога во Христе признание единства человечества как избранного Богом народа для сотворчества и спасения мира

Эта новая, постиндустриальная этика гласит: industria доступна всем, даже нетрудоспособным; призвание — не только индивидуальный путь спасения, это путь всего человечества, постигающего свое космическое предназначение.Именно поэтому постиндустриальное общество называют также коммуникационным. Именно поэтому так обеспокоены в наиболее развитых странах трудоустроенностью инвалидов и недееспособных. Именно поэтому так необычайно развились фондовые биржи и рынок ценных бумаг: субъектом управления направлениями инвестиций на равных могут выступать отдельные граждане, муниципальные и государственные власти, корпорации, ассоциации и коллективы людей. 3/4 акций в США ежегодно меняют своих владельцев и это свидетельствует о коммуникативном,постиндустриальном характере американского общества,впрочем,также не лишенного серьезных недостатков: американский общинный дух может оказаться сильней культуры и культурмахеров.

Однако с постиндустриальным обществом я,кажется, замежал немного вперед, хотя не забежать было невозможно.

В условииях индустриальной этики инфляция имеет весьма сглаженный характер (1-3% в год удвоение цен примерно за 10 лет) и стимулирует трудолюбие людей. Здесь возникает петля Кеннеди: рост зарплаты влечет рост цен, влекущиий за собой рост зарплаты. Полого поднимаются и потому вполне управляемы не только цены, но и доходы людей. В США уже почти полтора миллиона миллионеров и это — результат трудолюбия на стайерской волне инфляции. Чтобы стать богатым, достаточно вести пуританский образ жизни и по-пуритански много работать. Time is money.

Industria имеет и другое, более привычное нам значение — это технологизированное производствоппроизведение подуктов,умножение материальных богатств и ресурсов за счет их мультипликации, множественного тиражирования.Реализация же произведенных продуктов как товаров (торговля) имеет характер приращения, суммирования сложения, интеграции. Торговля не успевает продавать произведенныый, приумноженный продукт, сложение в развитом обществе уступает умножению и это — важнейший тормоз и регулятор инфляции. Сама хозяйственная природа производства (индустрии) и торговли предусмотрела внутренний механизм сдерживания инфляции: кризис перепроизводства товаров относительно денег и покупательной способности.

Это — в торговле, в пространстве «товар-деньги».в биржевом пространстве ценных бумаг и валового продукта «быки» почти неизменно выигрывают схватки с «медведями» и непрерывно работают на инфляцию, поднимая и поднимая курсы акций, облигаций и других ценных бумаг, буквально загоняя соперников в угол (это на бирже так и называется — сorner) благоприятным балансом фьючерсов и опционов (будущее всегда реально дешевле настоящего, согласитесь, что сегодняшний хлеб Вам дороже, чем завтрашний и тем более хлеб будущего года, — вот секрет постоянных побед «быков»). Кроме того, они всегда имеют общественную поддержку и признание — их беспечность и оптимизм гораздо привлекательней угрюмого медвежьего пессимизма.

Вследствие этого «медведи» вынуждены действовать залпово, мгновенно сбрасывая цены одним тяжелым ударом. Так было в знаменитый «черный понедельник» 22 октября 1929 года и еще более мрачный понедельник 19 октября 1987 года (стоит обратить внимание, что эти кризисы — добавим

сюда «Великий Октябрь » — 25 октября 1917 года — приходятся на одно и то же время между Весами и Скорпионом — между неустойчивостью и самоубийством), когда разом ухнуло в небытие 13 триллионов долларов. Эти кризисы не только краткосрочны, но и во многом носят искусственный характер — это ответная реакция наиболее могущественных финансовых сил — ТНК и МНК — на рост всеобщего благосостояния, благоденствиия и богатства, это — всегда тайный сговор и согласованная медвежья услуга мелким держателям ценных бумаг и всему благодушия общества, «чтоб жизнь медом не казалась»: в конце концов кто-то должен отрезвлять индустриальное общество на зашоренном пути индивидуального Berufа и всеобщего прогресса.

Так как при падении курса ценных бумаг и денег протестанты,а вслед за ними и все индустриальное общество, теряют этические стимулы для работы (недаром ведь распродажи и торговля по сниженным ценам приурочены к рождественским и пасхальным каникулам), то валютно-финансовые антиинфляционные кризисы быстротечны а вся инфляционная волна имеет следующий характер:

Здесь возможны поиски соотношений «золотого сечения» 0.62: либо синусоидальные, либо тангенциальные.

При этом длина волны, как нам кажется, имеет историческую тенденцию к удлинению подъема, а, следовательно, кризисы имеют все более драматический характер головокружительных падений цен и состояний. Все циклы, включая и метациклы Кондратьева, в рассматриваемой этической парадигме, склонны к увеличению длины волны.

* * *

Не то — православно-католическая этика, склонная к лукавым ссылкам на индульгенции и посредничество. В советской действительности, лишенной частной собственности (а другой и не бывает, государство не может выступать в качестве субъекта собственности, как автомобиль не может быть субъ ектом движения, не обладая волей), эта этика получила свою законченную форму в знаменитой фразе:

«Eсли вы считаете, что вы мне платите, то думайте, что я вам работаю».

Возникает парадоксальная ситуация (с индустриальной точки зрения): чем больше людям платят — тем меньше они работают, чем меньше платят — тем более они склонны к энтузиазму и субботникам.

Психологически это объясняется (М.Вебером) тем, что индульгирующий свое несовершенство католик устанавливает для себя некоторый социально обусловленный порог благополучия. рабочему должно хватать на ежедневную пару пива или бутылку на троих, на еженедельный футбол-хоккей и кое-что жене и детишкам в аванс и получку; ученый вполне удовлетворяется десятью книгами в месяц, кухонной диссидентской пьянкой и ежегодной поезкой на юг; крестьянину достаточно поллитра в себя и еще столько же на комбикорм, навоз дрова либо вспашку огорода трактором. Порог благополучия — образ жизни, но весьма консервативный и малоподвижный, неразвивающийся. Именно поэтому, после каждого витка, после каждой волны инфляции мы ориентируемся ни на что иное, ни на соседей, ни на разум, а лишь на прошлое. Каждый — на свое прошлое кто на довоенное, кто на послевоенное, а молодежь — кажущиеся им сладкими годы стагнации.

Рост зарплаты начинает стимулировать безделье. Это происходит еще и потому, что в сознании давно укоренилась связка из двух идей, подтверждающихся с угрюмым постоянством:

— социальное признание приходит не через мастерство, а продвижением в начальство;

— начальство — это те, кто меньше всех работает и больше всех получает.

Увеличение зарплаты, особенно относительно близстоящих, воспринимается не как признание мастерства, а как право на заслуженное безделье за многолетнее предыдущее пребывание на службе — оно, увеличение, следует в соот ветствии со стажем работы: не важно как работал, важно сколько оттрубил на этом месте. Премиальные, льготы, статус, должность — почти все измеряется годами пребывания, эдаким феодально-рабовладельческим соображением срока принадлежности человека чему-то. Здесь действует формула, прямо противопо ложная протестантской: «деньги — время» — “money is time”. Зарплата измеряется стуло-часами и эти табели неизменны даже в коммерческих структурах: ни один уважающий себя бухгалтер не обменяет свои радужные бумажки ни на что, кроме табеля о присутствии, ну, в крайнем случае временных творческих коллективов — календарного графика работ, где дело расписано не по часам, а лишь по дням.

Рост цен — это очевидное проявление инфляции — влияет не только на количество труда, но и на его качество. Становится выгодным не только ничего не делать. но и делать это плохо. Плохо перебранная, с камнями и грязью кар тошка дает гораздо меньший приварок к личному доходу ее продавца, если стоит всего десять копеек, а не 25 рублей. Ее и так-то западло приводить в товар ный вид. а при загнутой к небу цене и вообще равносильно самообкрадыванию. Сомневаться же, что грязную картошку не купят, просто смешно — ее ни при какой, особенно космической цене на вех не хватит — ведь производство снижается пропорционально росту цен. Жадный спрос обеспечен; обмануть, недодать, обвесить, обмишулить при высоких ценах — гораздо выгоднее, чем при низких. Сбацать плохой телевизор, автомобиль, расползающийся по ниточкам костюмчик при низких ценах было немного стыдно, но сделать все это хорошо при высоких — унизительно и недостойно.

Однако именно потому, что повышение цен буквально рушит всякое производство и является важнейшей мотивацией резкого ухудшения качества производимых товаров, торговля (или силы, стоящие за ней) вынуждена повышать цены быстро, скачком, мгновенно. Эти резкие и кратковременные взлеты настолько несбаланси рованы и несуразны, что вслед за этим наступает период медленного сползания цены «с потолка» до разумного (как нам кажется) уровня или хотя бы ее стаби лизация. Так возникает волна инфляции, противоположная предыдущей цены!

Здесь также возможны соотношения и пропорции — косинусоидальные либо котангеноидальные.

При этом, длина волны, повидимому, имеет историческую тенденцию к сокращению, учащению взлетов цен и, следовательно, нашему привыканию к цено вой шокотерапии, применяемой для «оздоровления» людей: она их более не бес покоит, а лишь озлобляет и укрепляет в этической парадигме, выраженной А.Сол женицыным примерно так: <пусть я сдохну завтра, но ты — сегодня>.

* * *

В подтверждение своей не очень экстравагантной, можно сказать — банальной и простенькой теории, приведу две диаграммы:

Первый тип инфляции мотивирует людей вкладывать деньги в дело, второй — тратить, Отсутствие же инфляции порожждает застой и тезаврацию денег, превращение их в бессмысленное сокровище.

Дальнейшим направлением данных разработок мне видится исследование инфляции всего рынка, исходя из следующей схемы:

Что касается выводов, то должен заметить, — социальные прогнозы обладают небывалой силой самореализации, а потому формулирование практических выводов из данной теоретической разработки — затея крайне опасная и чреватая при разглашении и публикации…

Менеджмент в условиях кризиса
(лето 2017 года)

В середине 90-х, в разгар афёр с фиктивными фондами-пирамидами одна волгоградская фирма объявила о своём намерении судиться с МММ, Хопром, Властелиной и всеми прочими жуликами-пирамидальщиками в защиту ограбленных и обобранных граждан, совершенно бесплатно и бескорыстно — исключительно из сострадания к потерпевшим и во имя справедливости. Надо было только представить ксерокопии своих «акций» и других, подобного рода, документов. При этом, бумажки эти принимались в неограниченных количествах, чем больше, тем лучше. Люди приносили свои «акции», «акции» соседей, родственников, друзей, сослуживцев, ночевали под дверями офиса этой фирмы по несколько ночей, греясь у костров, устраивая дневные и ночные переклички. За каждую копию фирма брала вполне умеренно, всего по 8 рублей (в Ленинке и других библиотеках брали по 20 рублей): в одно окошко подаёшь кипу «акций» и деньги, через несколько минут в соседнем окошке получаешь свои бумажки назад и, если надо, сдачу. Через месяц фирма исчезла. Выяснилось, что у этих пройдох не было даже ксерокса.

У нас в стране любят и умеют наживаться на чужом горе и несчастье, особенно, если эти несчастья имеют массовый характер.

Сейчас издаётся мощный поток книг о менеджменте в период кризиса, читаются лекции, проводятся семинары и тренинги, в поте лица трудятся консалтинговые фирмы, в уважаемых и престижных вузах открываются магистерские программы на эту тему.

Ксерокс при этом приобретать необязательно.

Данный текст — простая дружеская услуга, а не попытка подзаработать на несчастье приятеля, обратившегося за помощью и советом.

Внутренняя жизнь и среда

Надо чётко различать средовые условия кризиса, которые не исправить и не изменить, но которые надо учитывать, особенно в динамике, и внутреннюю жизнь компании, где изменения не только контролируемы, но и управляемы.

К внешним условиям среды следует отнести:

— заметная и продолжающаяся потеря платёжеспособности населения

— усиление государственного пресса: законодательного, административного, фискального (налогового), полицейского и репрессивного

— потеря самостоятельности и способности к самоорганизации населения, социальной активности и сопротивляемости

— усиление вандализма, агрессивности и антиэкологического поведения людей, доминирования психологии «одноразовых» и философии «жизни одним днём».

Разумеется, эти внешние влияния проникают и внутрь компании — все мы — люди и ведём себя порой как сельди в косяке, очень одинаково со всеми.

Но внутри фирмы этому можно противостоять, особенно, если обслуживаемые жильцы будут чувствовать себя не жертвами сервиса, а соучастниками в жилищном бизнесе, если они смогут делать свои вклады и усилия в общее дело достойного проживания.

Три стратегических сценария

Надо рассмотреть, разработать и всегда иметь под рукой три стратегических сценария развития внешних и внутренних событий:

— нынешняя конъюнктура и ситуация будет продолжаться неопределённо долго,
— она будет улучшаться,
— она будет ухудшаться.

Тут очень важно не заниматься самообманом и видеть худший сценарий витально плохим, а позитивный — наименее вероятным.

сценарии Внешняя среда Внутренняя жизнь
Негативный
нулевой
позитивный

У нас имеется матрица из шести возможных продолжений.

Банкротство, закрытие бизнеса — далеко не самое худшее, что может случиться, ведь возможно и физическое истребление: «всё не так плохо, как кажется, всё может быть гораздо хуже.

Желательно, чтобы все шесть рассказов были обсуждены на собрании руководителей служб, чтобы из 250 работников фирмы хотя бы 25 знали, что их ждёт или может ждать. Само это знание является фактором консолидации коллектива.

Позитивные стороны негативного сценария

Они, несомненно, существуют, например:

— кризис — идеальное время для образования, повышения квалификации, переквалификации, получения дополнительной квалификации, учёбы; здесь важен принцип «рубль в рубль» — работник и работодатель несут эти расходы в равных или сопоставимых долях; существенно также, если происходит взаимообразование, без привлечения сторонних специалистов;

— работники начинают дорожить своим рабочим местом и потому более дисциплинированы, исполнительны и неприхотливы;

— жильцы более покладисты и уступчивы;

— меры экономии воспринимаются всеми как необходимые и разумные;

— кризис — время рефлексии, рефлексивного анализа пройденного пути и проспективной рефлексии, проектной деятельности;

— уход с рынка некоторых конкурентов.

Негативные стороны позитивного сценария

Но есть и отрезвляющие моменты в позитивном сценарии, например, такие, как:

— рост непроизводительных расходов на украшательство, повышенный комфорт и т.п.;

— появление новых и очень активных конкурентов;

— у жильцов и работников появляется капризность и завышенные требования;

— ослабление дисциплины.

Онтологические изменения и ожидания

Плановая экономика приучила нас к количественным изменениям и только количественным изменениям, а они практически ничего не значат и к процессу развития не имеют никакого отношения.

Case studies

Я несколько лет консультировал фирму по импорту и продажам испанских вин и деликатесов. В первый год мы бились над тем, чтобы выйти на месячный оборот в 50 тыс. рублей при фактическом в 10 тысяч. На следующий год решалась проблема выхода со 100 тысяч на 500 тысяч в месяц. На третий год оборот фирмы перевалил 1 млрд. рублей в год. Ко мне домой приехал взволнованный руководитель, один из двух владельцев: «что дальше? два миллиарда? — мне это не интересно»

— Тебе нравятся испанские вина и закуски?

— Да.

— Ты всё о них знаешь?

— Много, но далеко не всё.

— Тебе интересно этим торговать?

— Очень.

— Преврати своё занятие из бизнеса в хобби: изучай, наслаждайся, обзаведись постоянными клубными приятелями, сделай так, чтобы это стало не средством, а смыслом существования.

Мораль: поиски новых смыслов доступны только для элиты, а элитность дороже прибыльности.

Российская модель менеджмента включает в себя:

— организацию (работа с целями),
— руководство (работу с персоналом),
— управление (работу с процессами),
— администрацию (работу с нормами).

В условиях кризисах менеджмент приобретает новые черты.

Организация

Цели становятся более точными и более точечными: необходим переход от дома или жилого комплекса как к цели к жильцу и квартире. Например, может появиться услуга по клинингу квартиры, лучше регулярному (раз в две недели), можно и желательно с оформлением Интернет-заказа. Спектр услуг может расширяться: выгул домашних животных, кормление и уход за домашними животными и растениями в период отпусков, регулярные (ежедневные) поставки к дверям квартир простого продовольствия (хлеб, молоко и т.п.) и т.д.

Это — с одной стороны.

С другой — цели должны расширяться: эксплуатация крыш (солярий, фитнес и т.п.) и подвалов (хламовники, мастерские, клубное пространство)

Руководство

В кризис безусловно ужесточается и становится «командирским». Одновременно повышается роль командности и взаимной ответственности, круговой поруки. Возникает своеобразная «дедовщина»: первым увольняется пришедший последним, вновь принимаемые получают на 15-20% меньше, чем ветераны на той же позиции.

Управление

Если в нормальной ситуации ведущим процессом является функционирование, то в кризис наиболее важными становятся:

— воспроизводство,
— развитие,
— утилизация.

Администрирование

Нормы становятся жёстче и приобретают в ряде случаев статус правил и регламентов, покидая нишу традиций и хорошего тона.

Приложение:
Кризис — понятие и работа в кризисной ситуации

Происхождение понятия

Греческое слово «кризис» зафиксировано в трудах Гиппократа и Гелена, где обсуждается как поворотный момент в ходе болезни. Медики именно в этом смысле и употребляют слово «кризис», однако имеются более древние корни и слова, однокоренные с ним, например, критерий как оценка, стандарт, а также судейство и поиск истины, суждение, результат судебного процесса, отбора, кроме того, отделение, решение, дискриминация, различение, объяснение. (Etymological Dictionary online). Одно коренное «критика» изначально имело смысл «поиск или утверждение справедливости», что семантически близко некоторым смыслам «кризиса»

Изначальное изобилие смыслов объясняется разнообразием сфер применения этого понятия.

Устройство понятия

К этому следует добавить такие экзотические смыслы слова «кризис», как:

— сито;
— отбор, просеивание;
— край, граница;
— страх оказаться за закрытыми воротами.

Привычным и наиболее часто употребительным антонимом «кризиса» является «бум», слово также весьма многосмысленное, включая и такие экстравагантные смыслы:

— полёт стрелы;
— движение судна на всех парусах;
— столб;
— внезапность, расцветание, процветание;
— громкий шум;
— пчела, оса, колибри.

Если кризис имеет нейтральную или минорную коннотацию, то бум — всегда и только в мажоре.

Употребление понятия

Webster Unlimited Dictionary & Treasure online предлагает следующие области применения понятия «кризис»:

— решающий момент, поворотный момент, момент истины, — в любой деятельности и действительности;

— расторжение — в сфере человеческих, общественных и государственных отношений;

— поворот в судьбе — в жизнедеятельности и её художественном описании;

— точка принятия решений — в экономике, менеджменте и политике;

— изменение в ходе болезни и симптоматике, после которого наступают смерть или выздоровление — в медицине;

— точка бифуркации, нестабильная ситуация крайней опасности и затруднения — в систематике.

Кризис в управленческой действительности и деятельности

Практически современный менеджмент осуществляется не только в условиях очень частых изменений (и, стало быть, принятий решений), но эти изменения и кризисы инициируются менеджментом: это не только ответы на внешние вызовы, но и вызовы, бросаемые вовне.

При этом следует различать два наиболее важных типа управленческих кризисов:

— кризис экзогенного происхождения (таков был, например, кризис в образовании в связи с коллапсом СССР, плановой экономики и коммунистической идеологии); как правило, экзогенные кризисы имеют системный характер; важнейшими требованиями к менеджменту являются: не щуриться перед надвигающимся, а прогнозировать его, планировать собственные меры и быть предельно открытым и мобилизованным в предчувствии кризиса

— кризис эндогенного происхождения, связанный с организационными издержками и диспропорциями; эндогенные кризисы преодолеваются: инвентаризацией средств, переопределением целей и позиции, переобучением персонала; очень часто эндогенные кризисы провоцируются менеджментом или инициативными силами внутри организации.

Кризис в образовании. Кризис и цикл жизни

Кризис в образовании — явление нормальное и вполне ожидаемое, а потому воспринимаемое без паники, особенно, если это циклический цикл, связанный с технологическими и научно-инжиниринговыми циклами. Более того, паниковать надобно, если кризис долгое не наступает и наблюдаются стагнация и застой.

Динамика цикла жизни С. Маджаро представлена двумя кривыми. Обычно они интерпретируются как объемы продаж (верхняя) и прибыли (нижняя). В случае образования более уместна другая интерпретация:

Мы привыкли видеть кризис как время принятия решений в фазе ликвидации, когда ещё сохраняется содержание образования, но смыслы уже утеряны. В качестве иллюстрации: в современных учебниках по экономической географии ещё обсуждаются экономические районы и территориально-производственные комплексы (ТПК), что было уместно в эпоху плановой экономики, но сейчас это бессмысленно даже для авторов учебников.

Рассматривая стадию ликвидации как кризисную, мы сильно затягиваем кризис:

— у исполнителей господствуют пессимистические настроения;

— ресурсы для изменений истощены или подавлены;

— подавлены кредит и доверие.

Разумнее видеть время принятия решений, кризисное время в фазе развития и бурного роста:

— исполнители полны энтузиазма и оптимизма;

— накопленный капитал не проедается, а пускается в дело;

— финансовый кредит и инвестиции, а также доверие максимальны.

Помимо всего прочего, кризисная политика в фазе развития реально ускоряет прогресс и изменения, повышает конкурентоспособность и активность.

Образование во время кризиса

Работая преподавателем в Калифорнии, я столкнулся с неожиданной для себя реакцией коллег на разразившийся и совершенно очевидный экономический кризис в стране. Они плотоядно потирали руки и были радостно возбуждены. Из откровенных разговоров я понял, что для них экономический кризис означает снижение цен на бензин (что и случилось, цены упали более, чем в два раза), снижение цен на аренду жилья (что и случилось — примерно в полтора раза), расцвет скидок и распродаж, особенно товаров долгоиграющего спроса, других сокращений расходной части семейного бюджета, но главное — приток более качественных студентов, а также приток денежных средств из бюджета государства, штата, города и крупных корпораций.

Дело в том, что во время кризиса резко сокращается число рабочих мест, растёт безработица, люди вынуждены менять профессии, доучиваться и переучиваться: образование становится потребностью, открывающей новые горизонты занятости, новый круг контактов, новых интеллектуальных возможностей. Да и сами потерявшие работу, стремятся к образованию, так как страховка от безработицы покрывает не только пособие по безработице, но и плату за обучение через сеть One Stop Carrier Center и службы занятости

Таким образом, экономический кризис оборачивается в образовании бумом, и чем глубже и продолжительней кризис, тем лучше для сферы образования. И наоборот: экономический бум означает приток некачественного образовательного материала, сужение и кризис образовательной сферы.

Правило Ципфа — новая область применения

Правило Ципфа — простая, но интересная формула, употребимая в демографии, лингвистике и политологии. Формулируется это правило примерно так:

— город ранга n имеет численность населения самого крупного города, делённую на этот ранг n; в странах и регионах с устойчивой системой расселения (Германия, Чернозёмный центр России, Польша и т.п.) это правило соблюдается гораздо явственнее, чем в в динамичных странах и регионах; кроме того, в руральных (аграрных, угольных, нефтяных, рудных, лесных и т.п. провинциях эта гиперболическая зависимость более сглажена, нежели чем в административно организованных;

— значение и смысл слова обратно пропорциональны частоте его употребления; это хорошо усвоили советские и постсоветские пропагандисты и политики, очень эффективно забалтывающие любую идею и здравую мысль, тут даже не надо приводить примеры — всё слишком очевидно;

— результаты выборов кандидата N. уступают победителю во столько раз, какое место занял кандидат N.обычно вводится коэффициент — если предстоит острая политическая борьба, вводится понижающий коэффициент, если «в одни ворота», как это принято у нас на всех уровнях, особенно, на президентских выборах — повышающий, например, на предстоящих выборах 2018 года можно смело ставить коэффициент 2.0 и прогнозировать, что второе место получит около 12-13% голосов, не более.

А я, кажется, нашёл ещё одну область применения правила Ципфа — герменевтику:

— глубина понимания обратно пропорциональна числу понявших и безразлична к числу понимающих.

Тут принципиально важно, что сравнение идёт не с понимающими, которых обычно — тьма, а только с понявшими. На индивидуальном уровне это выглядит так: каждый стремится быть понятным, но все боятся быть пóнятыми (впрочем, поняты′ми также), до конца пóнятыми.

На этом герменевтическом правиле Ципфа также весьма строить манипуляции и демагогию: пока идёт процесс массового понимания, можно много чего наворовать, что, собственно, и делается, особенно удачно и успешно в Государственной Думе, которая не только не место для дискуссий, но и для понимания.

Ещё одно такое место — реклама. Я даже придумал текст для рекламного клипа:

Анисовые капли очень помогают от смерчей и торнадо
Лекарством не являются
При употреблении требуется консультация врача-климатолога

Ведь это только кажется, что максимальная прибавка к пенсии работающим пенсионерам, обещанная Пенсионным фондом РФ, в размере до 222 рублей в месяц — плевок в душу: если пересчитать на год, то это — 2 664 рубля в год или 26 640 рублей за 10 лет и 266 400 рублей за столетие, а за 266 400 рублей можно очень даже приличную шубу купить к зиме.

Социология потребления алкоголя на московской окраине

Описание объекта

Южное Измайлово — типичная московская окраина, крайний восток города на выходе Горьковского шоссе (шоссе Энтузиастов) за МКАД. Когда-то, в 30-е годы, здесь был организован подсобный совхоз завода «Серп и Молот», с которого шоссе Энтузиастов и начинается. После войны совхоз перепрофилировали как плодово-ягодный — от тех пор ещё осталось несколько плодовых деревьев и трёхэтажное кирпичное здание дирекции совхоза, занятое теперь какими-то службами.

В 70-е совхоз ликвидировали и на его полях построили микрорайон из 9-ти, 12-ти и 16-ти этажных жилых домов со всей необходимой социальной и социокультурной инфраструктурой, но без излишеств: нет ни кинотеатра, ни клуба, ни развлекательного или досугового центра, ни, упаси бог, театра.

Уже в постсоветское время застройку дополнили многоэтажки умеренного бизнес-класса и высокого эконом-класса, появились городской университет, колледж экологического дизайна, две бензоколонки и две многоэтажные парковки, появилась сеть небольших кафе, гостиница, заполненная китайцами, и дилерский центр средней руки. С двух сторон микрорайон окружён Измайловским лесопарком, с востока ограничен МКАДом и с юга — шоссе.

В настоящее время здесь, на неполном квадратном километре, проживает около 50 тысяч человек: плотность населения, как в Макао. Гастарбайтеры растворены и некомпактны: в ЖКХ (дворниками) работают таджики, в торговле (продавцами) — чуваши. Социальная неоднородность населения — наследие советской политики: такая неоднородность противопоказана самоорганизации и самоуправлению населения, формированию более или менее монотонного общественного мнения. Эта политика вполне сознательно продолжается.

Рабочих мест в Южном Измайлово не наберётся и 2 тысяч, трудоспособное население составляет около 20 тысяч — типичный спальный район. Тех, кто и живёт и работает здесь — менее тысячи.

Особенности выборки

Торговая сеть, имеющая алкогольные секции, представлена несколькими сетевыми универсамами (две «Пятерочки», два «Дикси», «Магнолия», «Русмарт», «Седьмой континент», «Магнит», «Авоська»), одним специализированным магазином «Отдохни!» и десятком магазинчиков шаговой доступности. Всё это компактно и вполне доступно для социологических наблюдений и измерений, которые велись в разное время на протяжении семи дней, включая уикэнд.

Всего в выборку попало 1874 человека: 1356 человек — в винных секциях сетевых супермаркетов, 406 человек — в магазинах шаговой доступности и 112 человек — в специализированном винном магазине. По отношению к взрослому населению это составляет около 5%, что считается достаточно репрезентативной выборкой.

Контингент покупателей распределялся по двум очевидным параметрам: мужчины-женщины и молодёжь (до 25 лет), взрослые трудоспособные (25-60 лет) и пенсионеры (свыше 60 лет, независимо от пола). Алкоголь также рассматривался весьма генерализованно:

— пиво,
— слабоалкогольные напитки (до 20°, преимущественно вина),
— крепкий алкоголь (95% -— водка, кроме того коньяк, виски и другие).

Структура потребления

Результаты представлены в относительных величинах (%) для обеспечения сопоставимости:

Табл. 1. Структура потребления алкоголя

в Южном Измайлово 8-14.08.2017 по типам магазинов (%)

параметры всего магазины
шаговой
доступности
сетевые универсамы специализи
рованный
винный
магазин
все покупатели 100 22 72 6
мужчины 100 43 47 10
женщины 100 16 83 1
молодёжь 100 58 39 3
взрослые трудоспособные 100 42 49 9
пенсионеры 100 51 48 1
пиво 100 50 50 0
слабый

алкоголь

100 12 58 30
крепкий алкоголь 100 40 42 18

Мужчины в два с половиной раза, нежели женщины, ориентированы на ближайший к своему дому магазин, заходя сюда чаще всего после работы или вечером, спонтанно, к спортивным телепередачам. Здесь они непривередливы к выбору и ориентированы почти исключительно на пиво и водку.

Мотивация немногочисленных женщин, посещающих «Отдохни!»: к столу («приличные» вина, преимущественно импортные), в подарок или для своего личного потребления (как правило, импортные коньяки и виски).

В целом цель покупок в этом магазине — сувенирная и праздничная, не будничная выпивка: цены здесь вполне сопоставимы с ценами в других магазинах, но качество, а главное, гарантированность качества, заметно выше.

Молодёжь явно ориентирована на магазины шаговой доступности (здесь практически отсутствуют возрастные ограничения «до 18 лет», пиво покупают даже 12-летки), а в потреблении выделяют пиво и лишь отчасти — сухие вина.

Пенсионеры также предпочитают ближайшие магазины, но уже по другим причинам:

— им нужна именно шаговая доступность;
— здесь из-под полы можно купить дешёвую «палёнку» и крепкий алкоголь в малой таре (50-100 г);
— только они и только здесь покупают советские «бренды» («Старый боцман», он же портвейн №777, «три семёрки») по катастрофически низким ценам (40-50 рублей за бутылку).

Важно отметить, что некоторая, но вполне заметная часть покупателей (не менее четверти) покупает разные виды алкоголя. Это вынудило считать одного покупателя в таких случаях за 2-3 разных субъекта.

Здесь не упомянута ещё одна алкогольная сеть — аптеки. Здесь местные алкоголики и совсем спившиеся покупают спиртосодержащие продукты и препараты. У каждой аптеки (а их в Южном Измайлово пять) вьётся своя клиентура, быстро вымирающая и столь же быстро пополняемая новыми постояльцами. Статистически это очень небольшие группы, не более 10 человек в каждой стае. Они не представляют никакого общественного или полицейского интереса, даже для бытописательства, поскольку в этой речевой и драматургической среде все сюжеты повторяются с поразительным однообразием.

Структура торговли

Табл. 2. Характеристика разных типов магазинов, торгующих алкоголем в Южном Измайлово 8-14.08.2017 (%)

параметры магазины

шаговой

доступности

сетевые универсамы специализи

рованный

винный

магазин

все покупатели 100 100 100
мужчины 54 44 72
женщины 46 56 28
молодёжь 26 19 8
взрослые трудоспособные 11 16 91
пенсионеры 63 65 1
пиво 55 38 0
слабый

алкоголь

14 18 21
крепкий алкоголь 31 44 79

Магазины шаговой доступности лишь совсем немного предпочитают мужчин, они очень ориентированы на пенсионеров и менее всего — на занятое взрослое население, при этом пенсионеры не имеют «часов пик» и готовы покупать алкоголь всё доступное и даже недоступное время (до 10 утра). Обычно они — завсегдатаи и хорошо знакомы продавцам, настолько, что нередко лишь протягивают деньги, а что будут брать, продавцы уже знают заранее.

Эта сеть серьёзно ориентирована на пиво:

— баночное и бутылочное,
— баночное и бутылочное охлаждённое,
— пиво в пластиковых канистрах от 1.5 до 3 л,
— пиво в пластиковых канистрах от 1.5 до 3 л, охлаждённое,
— пиво разливное (3-5 сортов).

Здесь явно в ходу самые дешёвые сорта, поэтому опытные покупатели, приценивающиеся к немногочисленным дорогим сортам, всегда смотрят на датировку либо, если речь идёт о разливном пиве, спрашивают, как давно поставлен последний кэг.

Линейка вин удручающе короткая и представлена либо подделками, либо самым низкопробным пойлом, в том числе пакетированным, что является аналогом американского «пикникового» вина для самых незатейливых попоек.

Сетевые универсамы гендерно также достаточно нейтральны, но заметно менее ориентированы на молодёжь из-за некоторого, весьма несерьёзного, но всё-таки соблюдения возрастного контроля.

Здесь появляются уже достаточно дорогие сорта пива: например, «Крушовице» из Чехии стоит 300-400 рублей за банку/бутылку и содержится в холодильных шкафах, а оно же, с таким же точно оформлением, но отечественного разлива, стоит на простых полках и стоит менее 100 (около 70) рублей. На кассе покупателя обычно предупреждают, что он взял дорогое пиво и обычно покупатель идёт менять его на дешёвое и к тому же тёплое.

Столь оглушительные различия в ценах на импорт и отечественное производство говорит прежде всего о том, что иностранные бренды просто махнули рукой на наш рынок как на цивилизованный и не пекутся более о приличиях и соблюдении своего реноме в этой стране.

«Отдохни!» явно ориентирован на мужчин, при этом, на мужчин с деньгами и вкусом. Впрочем, и здесь заметны деградация и увядание: несколько лет тому назад здесь работали хорошенькие сомелье, прошедшие серьёзную профессиональную подготовку, разбирающиеся в любом алкоголе, особенно дорогом, способные проконсультировать и авторитетно посоветовать; здесь проводились дегустации и специализированные массированные сейлы. Теперь ничего этого нет и уже не предвидится.

Формы и способы потребления

На автобусных остановках и в самих автобусах уже более не хлещет пиво, хотя это было весьма популярно еще 5-10 лет тому назад.

Потребление сосредоточено по домам.

Но появились и новые формы либо модификации традиционных.

В вечернее, не детское и не фитнес-время на детских и спортивных площадках собираются тихие компании «по соседству». Они не буянят и в принципе никому не мешают, лишь оживляя пейзаж тихими разговорами и дымками сигарет.

Молодёжь кучкуется прямо у дверей магазинов. От них за версту разит жутким матом. Это — экран отчуждения от взрослых и их приличий. Конечно, они закусывают только сигаретами.

Поздними и не очень поздними вечерами на скамеечках у подъездов располагаются совсем небольшие группки: усталые от торговли в магазине продавщицы, добрососедки, компактные мужские коллективы, не допущенные или изгнанные из дому, молодёжные тусовки, без гитар, но не без мата, тихие пенсионеры или пенсионерки. Они вежливы, доброжелательны, общительны и возрождают ауру человеческого общения эпохи дворовой и коммунальной жизни.

Ещё одна, совершенно новая форма.

Рабочим или воскресным вечером, после трудового дня или уикэндных дачных работ, машина ставится на парковку, открываются для проветривания все три-пять дверей машины, включая багажную, в багажнике накрывается поляна, достаточно обильная, но прикупленная в ближайшем магазине, к ней добавляются дары природы, уже готовые к употреблению. Такие компании (нередко, супружеские пары) редко превышают 2-3 человека, и это застолье может тянуться несколько часов. Скорее всего, эта традиция тянется от несуществующих ныне в Южном Измайлово индивидуальных гаражей.

Еда и закуска

Алкоголь — основной продукт питания в нашей стране, всё остальное — либо гарнир к нему, либо то, что покупается по остаточному принципу.

Попутно наблюдениям за винными отделам и секциями в поле зрения и внимания неизбежно попадали другие продукты, которые с очевидностью можно разделить на еду и закуску.

Еда покупается преимущественно для семейного потребления и в сетевых супермаркетах, главным образом, женщинами, естественно. Алкоголь при этом берётся попутно и скорей всего впрок. Так как посещение магазинов часто производится семейными парами, то понятно, кто обеспечивает в корзину этот «впрок».

Закуска покупается, как правило, в одиночку, советуясь не только с алкогольными партнерами, но и с продавцами, если ещё не установились закусочные традиции и привязанности.

В универсамах закуска составляет менее четверти пищевого ассортимента, в магазинах шаговой доступности — заметно более 90%. Магазины чутко реагируют на эти принципиальные различия: мелкопорционная нарезка, преобладание мясных товаров над молочными, расфасованная рыба (соленая, копченая, вяленая). Не пищевой, а закусочной является также заморозка: пельмени, манты, салаты и замороженные овощи, котлеты, гамбургеры и т.п.). Заметна и тенденция различения уличной и домашней закуски, которая требует, как минимум, разогрева.

Мини-интервью и реплики

Конечно, проведение глубинных интервью с покупателями и даже продавцами алкоголя практически невозможны: всё-таки это — достаточно интимная сфера городского существования.

Однако мимолётные и эфемерные разговоры, составляющие некий импрессионистический флёр социологических наблюдений и измерений, имели место. Вот наиболее характерные и наиболее частотные суждения и диалоги:

Пенсионерка и домашняя хозяйка в «Отдохни!»: вы не посоветуете, что купить зятю на день рождения, недорого, рублей на тысячу, но поприличней?

Дед в придворном магазине «Сель-По»: о, «Первак»! Это, что, самогонка?
Продавщица: не совсем.
Дед: кусается, однако. Давай мою.

Супружеская пара в «Авоське»:
— Завтра Ивановы будут.
— Ну, так выбери сам, только помни: Зине красного и креплёного нельзя.
— Учту, ты-то что будешь?
— Что она, то и я, только много не бери, вам и бутылки хватит.
— Угу, хватит, хватит (незаметно кладёт в тележку две), я ещё пивка на десерт возьму, пару банок (кладёт четыре).
— Ты ж сказал «пару».
— Ну, да, я ж на каждого имел ввиду.
— Когда ж вы, наконец, нажрётесь?
— Не дождёшься.

Ранние тинейджеры перед магазином:
— … «Клинского»?
— А у тебя… что… мозг вынесло…?
— Сама… … … пошла… спросить нельзя…
— И сигарет… не забудь… … совсем…

Выводы и маркетинговые ожидания

Вряд ли следует ожидать кардинальных изменений в социальной структуре Южного Измайлова и других окраинных районов Москвы, более похожих на большинство российских городов, нежели на столичный фрагмент. Если за последние 30 лет жилищные условия москвичей улучшились на 0.8 м² (то есть никак не улучшились), несмотря на бешеное и беспрецедентное жилищное строительство, то надеяться на это улучшение в ближайшие годы и даже десятилетия не приходится, тем более, что программа реновации жилья никак не коснётся местных жителей. Пессимизм и отсутствие каких-либо перспектив и горизонтов, как показывает вся отечественная история, являются едва ли не важнейшим фактором бытового пьянства и алкоголизации населения.

Падение спроса на нефть и газ, а, следовательно, и цен на них, очевидное в среднесрочной и тем более отдалённой перспективе, гарантирует дальнейшее снижение уровня и качества жизни, а, следовательно, и с неизбежным повышением уровня пьянства (не путать с потреблением алкоголя).

Вместе с тем, Россия и прежде всего Москва заметно ориентируется на западные стандарты и образ жизни, где бытовое пьянство во многом уже изжито и успешно преодолевается за счёт ментальных сдвигов в обществе: стремлению к здоровому образу жизни, долголетию, культурно и духовно насыщенному быту.

К сожалению, эта интервенция западного образа жизни и западных стандартов имеет и негативные коннотации, в частности, она нарушает всё ещё существующие коллективистские ценности. Дальнейшая индивидуализация приведет к преимущественному росту одиночного потребления алкоголя и пьянства, к разобщённости людей и сдерживанию массовых коммуникаций. Этому же способствует компьютеризация, развитие Интернета и социальных сетей, лишь имитирующих нормальное человеческое общение.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Александр Левинтов: Лето 17-го. Продолжение»

  1. Этот приговор «Шесть по 25» был «принудительные работы», принудработы. Отбытие по месту работы, но с вычетом 25% зарплаты. Никаких премий в это время. Эти 6 месяцев не учитываются в трудовой стаж и при предоставлении очередного отпуска.

  2. Кстати, в том же «Вступлении к поэме «Во весь голос»» есть у Маяковского такая фонетическая аллитерация «тара-тина, тара-тина — т-эн-н». Это заимствование из стихотворения Ильи Сельвинского «Цыганский вальс на гитаре», 1923г.
    Маяковский любил такие приёмы. В другом месте «тинтидликал мандолиной, дундудел виолончелью» (Птичка божия, 1929г.):
    «На затылок
    нежным жестом
    он
    кудрей
    закинул шелк,
    стал
    барашком златошерстым
    и заблеял,
    и пошел.
    Что луна, мол,
    над долиной,
    мчит
    ручей, мол,
    по ущелью.
    Тинтидликал
    мандолиной,
    дундудел виолончелью.»

    Мне запомнилось, что было не «нежным жестом», а «жестом пошлым». Оно и лучше рифмуется замечательной «неточной» рифмой, на какие Маяковский был неповторимым мастером:
    «жестом пошлым» — «гладкошёрстным».

  3. не менее 3 лет, кажется) за самовольные увольнения и опоздания на работу.
    ———————————————————————-
    Было выражение : «Шесть — Двадцать пять». То есть вычеты 25% из зарплаты в течение 6 месяцев.
    По-моему, за прогул. За опоздание более 20 минут полагалось, как будто, 4-25.
    У нас всё-таки гуманизм.

  4. Тоталитарный режим социалистического коммунизма (впрочем, я не знаю, как это правильно называется) явил миру рекорды критических инфляций, недостижимые в других модификациях тирании и тоталитаризма, включая фашизм: в 1923 году за один царский рубль официально давали 50 миллиардов совзнаков, а в июне 1946 года в Венгрии за одну довоенную золотую пенге образца 1931 года-130 триллионов советских пенге.

    *******

    Как насчет гиперинфляции в Веймарской Германии, когда доллар стоил 4,210,500,000,000 рейхсмарок? В Польше, когда доллар стоил 10 миллионов польских марок? Почему «тоталитарный режим социалистического коммунизма» в РСФСР сумел покончить с гиперинфляцией, превратив червонец в одну из самых твердых валют того времени? Кстати, в 1923 году царский рубль никак не мог стоить 50 миллиардов совзнаков, как у Вас, потому что тогда один британский фунт стоил максимум 5 миллиардов (конец 1923) совзнаков, а фунт был примерно раз в 8-9 дороже царского рубля. Не очень корректен и венгерский пример. Во-первых, сравнивать надо с довоенным курсом, т.е. с 1941 годом, когда доллар стоил 5 пёнге, в конце гиперинфляции, т.е. в июле 1946 он стоил 460 триллионов триллионов пёнге, во-вторых, не следует сводить причины гиперинфляции в полностью разоренной войной не бог весть как развитой стране только к «тоталитарному режим социалистического коммунизма».

    И еще один вопрос: «Откуда Вы взяли, что до июля 1940 года в Бессарабию приезжали отовариваться аж из Франции»? Судя по американским и британским книгам (не советских и не левых!) о межвоенных Балканах, Румыния была нищей страной, уступая это малопочетное место лишь Албании, а Бессарбия — ее самой нищей провинцией (отсюда поддержка легионеров молдаванами и коммунистов нацменьшинствами), тем более, что никто из бизнеса не хотел инвестировать в Бессарабию, понимая, что ее рано или поздно придется отдать в любом случае: аннексию Бессарабии не признавали, как СССР, так и все до единого противники советского режима от монархистов до либералов и украинских националистов.

    1. начнем с источников: был такой справочник «Валюты стран мира». оттуда и данные. С переездами у меня эти справочники не сохранились.
      Нищие страны всегда привлекательны для туризма. Мой нынешний 10-дневный отдых в Баварии-Италии обошелся мне в 4500 евро, в Черногории, Грузии и Армении за месяц я трачу максимум полторы. Есть масса людей, которых это привлекает.

    2. в дельте Дуная я проработал несколько лет и общался с местными старожилами-липованами, хорошо помнящими румынские времена и нравы.

  5. В Москве говорят «в Столешниковом», «на Остоженке», «на старом Арбате», «в Малом Афанасьевском».
    Однако: «на улице Косыгина», «на улице академика Павлова».

    1. А как быть с Хулианом Гримау, которого, как показал наш нетрезвый соц.опрос жителей этой улицы, не знает никто из ста опрошенных? так все и говорят: «живу на Гримау». Вообще, русском языку свойственна метонимия: никто же не уточняет, что я выпил, если я скажу, что выпил.

    2. Верно. Кстати, теперь, когда число приезжих стало равно числу москвичей или даже приезжих теперь больше, чем москвичей, в СМИ стали писать/говорить «на Охотном ряду», а раньше говорили «в Охотном ряду».

  6. Я прочёл только начало, которое опубликовано в Гостевой. Лихо написано.
    Во-первых, Наташа Качуевская, а не Кочуевская. Во-вторых, улица Наташи Качуевской находится, наверное, километрах в 20 от улицы Герцена, это в районе ст. Косино по Казанской жел. дороге. Туда электричка идёт 28 мин. от Казанского вокзала, 10-я остановка. Неужели девушки из зоопарка скакали туда каждый день на лошадях через всю Москву!?
    И грамматика подвела: «…на Герцена — также не души…» (Может быть, ни души? Не души прекрасные порывы.)
    Вообще, в Москве не говорят «на Герцена», это провинциализм, в Москве всё же «на улице Герцена» (говорили).
    В заключение — цитата из Маяковского, который бывал в соседнем Доме (о котором Левинтов верно пишет «Массолит»):

    Прав
    один рифмач упорный,
    в трезвом будучи уме,
    на дверях
    мужской уборной
    бодро
    вывел резюме:

    «Хрен цена
    вашему дому Герцена».
    Обычно
    заборные надписи плоски
    но с этой — согласен!
    В. Маяковский.

    [1928]

    Я думаю, в оригинале было «хер цена», это лучше рифмуется с «Герцена», но, видимо, Маяковского подправили.

    1. спасибо за коррективы и правку. Наташу просто перевели подальше: испанское посольство на том же месте, но уже в Скарятинском переулке, да и Герцена переименовали в Б. Никитскую. Я всё-таки больше измайловский, чем московский, у нас в Измайлове обычно говорят; «на «Первомайке», «на Арбате», «в Столешниковом», «угол Герцена и Чайковского» и т.п. Мы — московская окраина, периферия, но до провинции явно не дотягиваем.

    2. Ещё кстати, о Маяковском.
      Я был очень удивлён, когда оказалось, что моё предположение — верно!
      Я всегда думал, что, наверное, Маяковский написал «…роясь в сегодняшнем окаменевшем говне…», хотя во всех советских изданиях было написано «…дерьме…» Ведь там дальше рифма «мне». Теперь нашёл на интернете подтверждение моему предположению:
      http://slova.org.ru/mayakovskiy/vovesgolos/
      В предсмертном «Вступлении к поэме «Во весь голос»» читаем:
      «Уважаемые
      товарищи потомки!
      Роясь
      в сегодняшнем
      окаменевшем говне,
      наших дней изучая потемки,
      вы,
      возможно,
      спросите и обо мне.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *