Лазарь Беренсон: Как генерал Шарон полковника Чудакова уложил

 177 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Алия 90-х в Войне Судного дня не участ­вовала. Но эта война, как и вся история Из­раиля, определила судьбу каждого еврея. Очередной юбилей той победной трагедии отмечают на своей земле десятки бывших моих студентов и коллег. В те роковые дни Израиль отстоял еврейскую честь и наше право на алию.

Как генерал Шарон полковника Чудакова уложил

Советская быль времен Войны Судного дня

Лазарь Беренсон

«Желтая звезда гетто, символ юдоли, вызывала судорогу униженности, подъем сострадания, стыд бессилия, и только Израиль сменил ее цвет на непреклонность голубого с белым».
В.Аксенов. Стена

Харьков. 6 октября 1973 года. К этому дню уже многие годы я регулярно слушал «Коль Исраэль», но не помню случая (исключая недели Шестидневной войны), когда с таким тревожным нетерпением ждал бы ночной его передачи. Она должна была развеять мой ужас обреченности, опровергнуть злорадно-бравурные сообщения московского радио, по которым якобы «се­годня египетские войска форсировали Су­эцкий канал и, прорвав израильскую обо­ронительную линию «Бар-Лев», устреми­лись в глубь оккупированного Израилем Синайского полуострова, а на севере их доблестные сирийские союзники громят израильские военизированные поселения в Галилее. Оккупанты несут большие поте­ри в живой силе и технике».

Засев перед приемником заблаговременно, я нервничал, предугадывая муки вылавливания «Голоса Израиля» из како­фонии глушилок. Наконец вот они, заветные позывные, и, что удивительно, необыкновенно чистый, незамутненный знакомый голос. Эту передачу сусловско-андроповские иезуиты не глушили: Иерусалим не опровергал, он подтверждал советские сообщения. Разница была лишь формальной: эмоции, стиль, тональность.

Пробил час торжества для всех антисемитов и недругов Израиля, час реванша за унижения победами израильтян в воинах 48-го, 56-го, 68-го годов.

Я был растерян, подавлен, повержен.

Грянула Война Судного дня.

Сегодня мы все знаем, как вероломно, вопреки писаным и неписаным постулатам всех религий, мусульмане воспользовались нашим святым днем для нападения. Но вот как В. Аксенов в рассказе «Бумажный пейзаж» цитирует партийную пропаганду того времени: «Между тем пришла осень, и разразилась война на Ближнем Востоке. Израиль использовал свой религиозный праздник Йом Кипур для затягивания арабских народов в ловушку новой агрессии».

…Преподавательская большого (160 преподавателей, 1200 студентов), базового, республиканского подчинения, престижного медицинского учебного заведе­ния, где я тогда работал, была по настроению вероятно, отражением общей атмосферы наэлектри­зованного общества. Евреи впали в депрессию, живо вспоминая погромные времена «убийц в белых халатах». Коллеги-неевреи вели себя по-разному: одни тактично обходили больную тему, другие заинтересованно (иногда «сочувственно») выясня­ли у нас, правда ли это и как могло такое случиться.

Другие не скрывали своего ликования, громогласно предрекая полный разгром Израиля и мирового сионизма. Тон задава­ли военные чины — преподаватели и сот­рудники немалочисленной военно-медици­нский кафедры: сплошь тупоголовые штаб­ные выдвиженцы, не нюхавшие боевого пороху, «теоретики военно-полевой меди­цины», как мы их величали. Особенно изощрялся в антиизраильской истерии полковник Чудаков, идейный инициатив­ный антисемит со стажем.

Утверждали, что в истоках его юдофоб­ства лежал брак с девушкой из богатой рижской еврейской семьи, когда в 1940 г. он, вчерашний пастух с лапотной Орловщины, лейтенантом РККА «освобождал» Лат­вию.

Василий Павлович Чудаков, наш секретарь парторганизации, числил в своем пар­тийно— патриотическом послужном списке яркие боевые достижения: разгон евреев из профессорско-преподавательского штатa медицинского и стоматологического институтов, где он секретарствовал в конце со­роковых-начале пятидесятых; развал тем же способом городской «скорой помощи», где начальствовал в шестидесятые; «засып­ка» евреев-абитуриентов на вступительных экзаменах в медицинские вузы, куда ежегодно с этой почетной целью его направлял горком КПСС. Кстати, от еврейских подношений и взяток он принципиально не отказывался.

И на сей раз полковник Чудаков не упустил счастливый случай. Широкове­щательно разъясняя, как «наши танки (именно так, без обиняков: наши танки) сокрушили сионистского врага», он всерьез упоенно рассматривал календарный план создания палестинского государства на земле Израиля, издевательски обыгрывая символику Судного дня: «Это их же Бог карает за грехи перед человечеством». Срочно собрав партбюро, разработал и утвердил план мероприятий: групповые и общие собрания, политчасы и пресловутая наглядная агитация, в том числе — внеоче­редной выпуск стенгазеты, вечера дружбы с арабскими студентами из родственных вузов — и все это со сквозной единой те­мой: «Разгром израильских агрессоров и крах мирового сионизма».

Ах, как неуютно чувствовали себя евреи, преподаватели и сотрудники! Но евреям-студентам было и того хуже. Вокруг бесно­вались молодые подонки, дебильно забав­ляясь анекдотами об одноглазом Мойше с кривым ружьем, большинство же студен­ческой массы нейтрально отмалчивалось.

Лояльных, а тем более сочувствующих было постыдно мало. Наперечет.

Иудейская же наша душа исходила тре­вогой за Израиль, болью за павших его де­тей. О будущем страшно было думать.

Антиизраильская вакханалия продол­жалась несколько дней. Внезапно все переменилось. Вновь заработали глушил­ки на волнах «Коль Исраэль», поугас эмоци­ональный накал победных реляций моско­вских радио— и телепередач, заткнулись и наши доморощенные стратеги. Израильс­кие танки остановились в 40 километрах от Дамаска. Суэцкий канал форсировали вто­рично, на сей раз израильтяне. Египетская 3-я армия окружена и обречена на разг­ром и истребление. Танкисты генерала Шарона громили египтян и мчали к вражеской столице по шоссе Суэц — Каир. Мы уже зна­ли, что руководство СССР предпринимает судорожные попытки не допустить падения Каира, до которого не более 100 километ­ров.

…И снова преподавательская, та же расстановка сил, но лица, настроение и ре­чи совсем другие.

Наш военрук Ефим Михайлович Мусницкий, капитан запаса, кавалер несколь­ких боевых орденов, командир разведроты в Великой Отечественной, страстный сто­ронник Израиля, выясняет у Чудакова его оценку поворота событий.

— Так это же понятно: египтяне и наши военные советники заманили вашего Ша­рона в глубь Египта, к Каиру, как некогда Кутузов заманил Наполеона на Бородинс­кое поле, чтобы там его разгромить и пог­нать обратно, — самодовольно вякает Василий Павлович, искренне веря в свой антиизраильский бред.

— А не боитесь ли, товарищ полковник, что ваши арабы и их наставники слишком увлеклись хитроумным маневром? — отк­ровенно издевается Мус (так мы называли Фиму). — Уж очень далеко назад гнать при­дется, — хохмит он под осторожное (пока еще!) подхихикивание большинства.

Сдержанно-уважительное отношение к Израилю восстановлено. А мы, евреи, стря­хиваем с себя оцепенение, выпрямляем спины, поднимаем головы. И вновь надеемся: Израиль победит! Вскоре полковника Чудакова хватил инфаркт. Мы утверждали, что в его этиологии — синдром Шарона. Лечащие врачи (конеч­но, ненавистные евреи) приняли такой ва­риант диагноза.

Впоследствии увядший Чудаков избе­гал разговоров об Израиле, а задирис­тый Мус частенько невзначай поминал имя Шарона. Полковник терял при этом самообладание и начинал грязно ругать­ся. Его вражда к Ефиму Михайловичу с годами набирала силу, их противостоя­ние (особенно на педсоветах и открытых партсобраниях) было дежурным и од­нажды завершилось публичным «жидом» и столь же публичной моментальной от­ветной пощечиной гвардии полковнику. Инцидент развития не получил — насту­пила смутная пора смены партийного караула, судорог режима, предвестия перестройки.

Приведенные факты реальны, место действия и фамилии участников достовер­ны.

Алия 90-х в Войне Судного дня не участ­вовала. Но эта война, как и вся история Из­раиля, определила судьбу каждого еврея.

Очередной юбилей той победной трагедии отмечают на своей земле десятки бывших моих студентов и коллег.

Пусть это публикация напомнит о событиях, прямыми или косвенными участниками которых они были. В те роковые дни Израиль отстоял еврейскую честь и наше право на алию. К глубочайшему сожалению, слишком большой кровью.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Лазарь Беренсон: Как генерал Шарон полковника Чудакова уложил»

  1. Уважаемый Лазарь! Каждое слово Вашей статьи воспринимается, как будто написал его я сам. Хотелось бы только добавить несколько запомнившихся высказываний советской прессы. Где-то на третий или четвертый день войны победные сводки начинались словами: «Как сообщает арабская пресса». За точность цитаты не ручаюсь, но она вызывала некоторое облегчение, поскольку, многие уже знали, что из себя эта пресса представляет. А через несколько дней еще одна очень короткая заметка: Каир опровергает сообщение Израиля, будто он захватил примерно 500 кадратных миль на западом берегу Суэцкого канала. — Странно, — подумал я. – Что-то здесь не так. Откуда, вдруг, взялись мили? — Пересчитал их в километры — получилось больше тысячи! Уже ночью я получил ответ: Шарон прорвал фронт и переправил танки на западный берег. А в милях захваченный плацдарм выглядит не так страшно! Всего Вам лучшего и спасибо! Марк Ш
    P.S. Посмотрите в последних номерах «Мастерской» мой рассказ «Судный день».

  2. В Вашей заамечательной статье мне казется есть опечатка в списке лет с победами израильтян: 68 вместо 67

  3. Первые два-три дня в газетах было полное упоение: геройские фотографии мостов через Суэцкий канал, в ТВ показывали танки/самолеты, в «Комсомольской правде» в деталях описывалось, как сжигается в пепел танковый экипаж, пораженный противотанковой ракетой, и так далее. Потом все это как-то застыло — моталось одно и то же, теперь уже без новых подробностей.

    Где-то на второй неделе в «Известиях» в заметке говорилось следующее: «… вот вспышка в небе — сбит еще один «Фантом». Какой? 265-й? Или уже 266-й? Как сообщало «Радио Каира», в небе над египетской столицей сбито уже более 260-и израильских стервятников …».

    Тут было две примечательных детали: фраза «… в небе над СТОЛИЦЕЙ …», и приводимая цифра сбитых «Фантомов» — в то время как в тех же «Известиях» за пару недель до этого написали, что у израильских агрессоров есть аж 90 «Фантомов» — таким образом, Израиль воевал, имея минус 170 самолетов. Что, по-видимому, представляло собой достижение галактических масштабов?

    У меня к 1973 был дома уже целый архив, составленный из антисемитских публикаций вроде «Фашизм под голубой звездой» (оттуда можно было выловить интересные цифры), и вырезок материалов, посвященных Израилю и взятых из сов.прессы. Поскольку «линия партии» колебалась, и ругань обострялась до неистовства не всегда, а только периодически, то из сравнения сведений за разные годы можно было извлечь немало интересного.

    Наконец, у меня был и еще один источник: итальянская коммунистическая газета «Унита». Язык в ней простой, понятный, рассчитанный на пролетариат — так что я, походив на заочные курсы, вполне справлялся. Огромным плюсом было то, что газету можно было купить без проблем, как и то, что там публиковались карты, таблицы, и прочее — в сопоставлении с советской прессой картина выходила разительная.

    1. Пожалуй, можно прибавить и еще пару слов: в СССР выходил такой журнал, «Зарубежная военная техника». Он, в принципе, предназначался для военных, но подписка на него была не ведомственной, а свободной, и я его выписывал несколько лет — по-моему, начиная с 1975.

      Так вот, там несколько раз печатали широкие обзоры, посвященные войне 1973. Статьи, понятное дело, имели дежурное вступление, разоблачавшее империализм, дежурное заключение, в котором говорилось о неуклонной борьбе за мир — но в середине, между этими обязательными кретинскими пассажами, писались интересные вещи. Конечно, это делалось не всегда прямым текстом: если надо было похвалить арабов за то-то и то-то — например, за образцовую организацию форсирования Суэцкого канала — то так и писали: «вот как замечательно действовали египетские саперы». А если надо было похвалить израильтян, то использовалась обтекаемая формула: «успеха добивалась та сторона», а уж дальше следовало описание того, что эта сторона сделала похвального …

      До сих пор помню, как прямо-таки с восхищением говорилось о работе танкоремонтных команд, и как не без удивления отмечалось, что, оказывается, можно строить импровизированные защитные сооружения.

      Я это запомнил, потому что наткнулся на ученое слово «габионы», которого раньше не знал. Это были такие складные металлические «авоськи», вроде тех, из которых в Москве торговали арбузами. Так вот, эти самые авоськи в сложенном виде подвозили в нужное место, бульдозером наполняли их камнями, и из этих «блоков» очень быстро делали основу нужных сооружений — под огнем, без цемента и за считанные часы …

  4. Мне очень понравился Ваш очерк. Вспомнилось, как отец вечерами-ночами слушал «голос», как переживал по поводу событий тех дней 1973 года. А ещё вспомнился урок географии в 6-7-м, кажется, классе. Этот предмет у нас вела директор школы, Тамара Алексеевна Подгайная, бывшая партизанка, женщина суровая, но справедливая и, как выяснилось, порядочная. Один из уроков был посвящён Ближнему востоку. Показывая на карте Израиль, Т. А. сказала (я помню это дословно): «Посмотрите, это Израиль, очень маленькая страна. А вокруг — арабские страны. Видите, огромные площади. (Она обвела их указкой) И вот им всем противостоит вот этот клоп — она прошлась указкой по границам Израиля. Сравните и подумайте когда домой придёте». Этот урок географии стал для меня самым запоминающимся за все школьные годы.

  5. Кому интересно столь далёкая история? Евреям и людям которые помнят ту войну и нефтяное ембарго арабов.
    Кто жил тогда в СССР- помнят события войны Ём Кипур по разному. Для большинства боль и страх за ИзраИль ,евреев, живших там. Острое чувство вселенского одиночества и нередко -злорадства. Каково было евреям в ИзраИле, понимавшим ,что воюют с советским оружием и полной советской поддержкой.
    Был ещё один «острый»момент в то время. По воспоминаниям на сайте ,посвящённом, сионисткому движению в СССР (извините не могу его найти теперь) еврея из Молдавии, который в первые дни войны летел в ИзраИль. Если не путаю -Вена,фактически закрытая Б.Крайским для
    эмиграции в ИзраИль накануне войны.
    При «сортировке» прибывших -только пару семей заявили о желании ехать в ИзраИль. Для него была душевная боль и горькое чувство ,видевшего удивлённые взгляды попутчиков.
    Никому я не судья и никого не собираюсь задеть или уколоть.
    Просто помню как мой сотрудник, выросший в Н-Й, рассказывал как штурмовали самолёты, улетавшие в ИзраИль евреи стремившиеся домой- на войну.
    Дань памяти и восхищения павшим и Победившим в тяжелейшей войне Ём Кипур.
    P.S. Крупнейшее танковое сражение с участием >2000 танков, уступающее только сражению под Прохоровкой на Курской дуге в 1943г., в котором арабы были разбиты.
    Спасибо Уважаемому Лазарю Беренсону за Ваши воспоминания.

  6. Хорошо написано.
    Голос Израиля я слушать не мог до самых конца 80-х — глушили нещадно.
    Но хорошо помню. один раз где то далеко между городами наткнулся, послушал и очень неприятно поразился — по стилю очень походило на передачи нашего радио.
    Да и сейчас иногда слушаю в машине — увы, мало что изменилось.

  7. Сильно передана психологическая обстановка. К сожалению (или к счастью), я в то время был лишен всех средств информации. Позже и в настоящее время конечно многое узнал по Войне Судного дня, но обстановку, настроения, отношение окружающих, митинги и идиотские политинформации в коллективах — все это физически прочувствовал только сейчас.
    Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *