Дмитрий Гаранин: Между серпом и молотом

 916 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Спился молот / Серп сбежал в город / Карандашами участок прополот / Мреют учёт и контроль

Между серпом и молотом

Дмитрий Гаранин

ВВЕДЕНИЕ

С 100-летию бывшей Великой Октябрьской Социалистической Революции (ВОСР), называемой ныне просто октябрьским переворотом, уместно, наконец, опубликовать стихи примерно тридцатилетней давности, написанные в Москве в ящик на завершающей стадии эпохи, открытой этой самой ВОСР. В то время я был начинающим физиком-теоретиком, существом очень уязвимым. Хотя в то время никого уже не расстреливали, можно было запросто получить отказ на приём в аспирантуру или не найти работы после неё, засветившись на какой-либо не одобряемой властями деятельности. В то время в Москве действовали многие поэты андерграунда, широко известные сейчас, но никакого контакта с ними у меня не было. Само собой это не получилось, не было общих знакомых, а целенаправленно контакта с литературными кругами я не искал — это представлялось опасным. Как я вижу сейчас, стихи московских поэтов 80-х годов были в основном просто альтернативными к «соцреализму», но не открыто антисоветскими. Может быть, антисоветское было им чуждо как зеркальное отражение советского, и они искали чего-то совершенно иного. Я же ненавидел советскую действительность всеми фибрами души за ограничение свобод и постоянное промывание мозгов марксистско-ленинскими догмами, а также за разжигание ненависти к Западу. И во многих моих стихах это отразилось. Как раз такие стихи и представлены в этой подборке, сокращённой журнальной версии моей книги «Между серпом и молотом» (Arcus NY, 2015).

Московские и другие поэты однозначно стали на литературный путь, отвергнув нормальную работу ради творческой свободы и возможности распространять свои произведения. Многие существовали как сторожа, истопники, и т.п. Я приобрёл творческую свободу другим путём — за счёт отказа от распространения своих стихов при сохранении работы, которой я дорожил и дорожу. Надо сказать, что боязнь репрессий была не единственным фактором, определившим моё решение. Профессия физика-теоретика требует концентрации на предмете и несовместима с богемным образом жизни, с гулянками и частыми возлияниями. Это чувство во мне всегда сидело. Сейчас я радуюсь, что жизнь не столкнула меня в молодости с литературными кругами и предохранила меня от искушения променять физику на литературу, что случилось кое с кем из моих коллег. В конце концов (после почти 25-летнего перерыва в написании стихов по причине работы и эмиграции), я благополучно дожил до такого времени, когда могу беспрепятственно распространять свои опусы на весь мир через интернет, сам издаю свои книги, не спрашивая ничьего одобрения, напрямую соединён с читателем. Один из важных каналов этого соединения — настоящий портал, предоставляющий авторам возможность публиковать свои произведения без учёта групповой принадлежности и литературных связей, наработанных за десятилетия — в этом залог его популярности среди читателей.

1. ЕЩЁ НЕ ВРЕМЯ

Над просторами Сибири
Новый день
Бьёт четыре
Всходит солнце над снегами
Над плетнями деревень

Поднимается
В замёрзшие окошки
Колотит
Из открытой двери
Пар валит

Человек выходит
Там ночуют люди
И храпят
Он в лучах горящих
Напаскудит
И пока —
Назад

5 января 1980

2. Сундуки науки

Сундуки науки
Все быстрее падали
На луга зевающих от скуки
Молодых солдат

Развалились кресла
В зале заседания
Там где белые бумаги
Мысленно шуршат

В зоне перерезанной
Рвами и сортирами
Море по колено
В голубой пыли

И скрипя по мрамору
В перископ виднеется
Уползли каракули
Вечного пера

Три цифири красные
На дисплее высветились
Но уже поёживаются
Глядя в молоко

Где-то там и дальше
За бетонным жёлобом
Угодил в ворота
Шалый коробок

А профессор формулу
Вывел и не радуется
В зале заседания
Срочно держит речь

Говорит что к нам
По улице Победы
Едет какая-то машина
В полном отключе

15 января 1980

3. КРИЗИС

Когда качнулся пол
И поползли мосты;
Проспекты испугав,
Словно пески, пусты,
Газеты вышли в день,
Который возвестил
Во все концы земли,
Что нету больше сил
Историю влачить,
Куда ни я, ни ты.
И оборвалась нить
Над гранью пустоты;
Когда поехал вниз
Устоев эшелон,
И новый день в огнях,
В пыли, пророча сон,
Опутывал зенит
Над нашей головой
И ужас нарастал,
Как в древности, простой,
Когда поверить в явь
Уже никто не мог,
Мы знали, что весы
Уравновесит Бог.

3 апреля 1980

ЗА ЗАБОРОМ

I

Здесь находился город.
Дальше виднелось поле.
Всюду кружили дороги
Вектор людских потоков.

Что-то сверкнуло в поле
И покатилось на город,
Просеками врезаясь,
Улицами широкими.

И на пути разрушения
Камень кричал, испаряясь,
Стёкла окон на мгновение
Ветер наполнил, как парус,

И разлетались обломки,
Тысячью красок сгорая
В треске ушной перепонки,
В жёстком лучении Рая.

II

Селекционной станции
Там где виднелись крыши,
Стая ворон кого-то
На бескрайней поверхности ищет.

Кружатся, каркают в звонком
Воздухе новоприбывшем:
Где ты, в какой субстанции
Тёплые атомы дышат?

Море иррегулярно
Плещет в покатый берег.
Больше никто не вспомнит,
Что говорил Коперник

И по каким орбитам
Движется лёгкий шарик,
Богом забытый где-то
Средь непроглядной дали.

11-12 октября 1980

4. Поп кадилом бил грачей по мордам..

Поп кадилом бил грачей по мордам.
Подплывал Авроры белый след.
Блок закончил дамы образ гордый
И облаял сонный парапет.

Дым кадильниц устилал ступени
В голубые царские врата.
Десять генеральных направлений
Наступленья выдвинул ЦК.

Проплывали призраком вуальным
Сексуально-спальные тела.
На Авроре скрежетом авральным
Занималась новая Заря.

И огромной крепостью надводной
Крейсер стал в виду зелёных стен.
Ждали сфинксы, ни на что не годны,
Лучших, чем доселе, перемен.

5. ОССУАРИЙ

В оссуарии костей
Кошки ноют и скребут,
И костистую постель
Часовые стерегут.

Патефон застрял, застрял —
Траурный играет гимн.
Кто снопы вязать устал?
Кто налево? Выходи!

Для непрошеных гостей
Разорил здесь кто уют?
В оссуарии остей
Размололи и куют..

Шестерня нейдёт под ключ —
Хоть бы чуточку прилечь!
Сизым голубем летуч,
Кто-то рвёт погоны с плеч,

И прохватывает вдруг
Ранней сухости капель —
Входят тысячи подруг,
Вход сюда сорвав с петель.

6. УТРЕННЯЯ СКАЗКА

Одуванчик военно-воздушный
Поднялся, расправив круги
Над столицей,
Кристально умытой в лучах синевы.
Закивал объектив,
Перспективы раздвинув края —
Молчаливо программу ведёт
Тонкий ящик живого ума.

Одуванчик военно-воздушный,
Серебристые пестики дюз!
Ты звенишь в поднебесье, послушный,
Защищая Советский Союз! —
Этот радостный стих
Сочинила в кружке детвора,
Чтоб никто не сумел
Сунуть палки в конвейер труда.

Серебристый скелетик вертится,
Центруя покой
В над-лежащей степи,
Что рукою подать — далеко,
И оттуда, с вершины, Его объектив всепроник
В загражденьях и рвах
Отдалённые земли чужих:

Заколоченных окон дома,
Где неволей мощёны дворы,
Цитадели цепей,
Броневолчьих дивизий ряды
На огромном, изъезженном клином,
Уже побуревшем лугу;
И заснял океан,
Где роятся эскадры акул —

Не к добру, не к добру
Приготовились эти войска!
Реактивных орлов
Над землей проплывает косяк.
Энергичных команд
Весь эфир заполняют слова.
В животе у орлов —
Толстопузые бабочки сна.

Одуванчик антенны направил
На каменный центр страны:
По тревоги каналам
Он тычет сигналы свои —
И взыграла тревога
Над утренней, спящей страной,
И ответные силы
Готовы к атаке любой.

..Вот нарушилась связь,
И разведчика больше не ждут..
Одуванчик воздушный,
Слегка уронив высоту,
Выверяет свой путь,
Куда мирные птицы спешат —
На наветренный край,
Наблюдать восходящий закат.[i]

7. ЗАТИШЬЕ

Ты поди, товарищ, вон!
Я загну тебе поклон.
Ты вернёшься по следам
И услышишь шум да гам —
Там смешались тыл и фронт,
От беды ревёт народ,
Страшно саблей машет врач —
Дезертировал палач,
Недобиты мертвецы,
Кони рвутся под уздцы..
..И у нас кресты шумят.
То — материи распад.
На кристаллы гашиша —
Не летит ничей совет —
Развалилась вся душа,
В глухомань дороги нет.
Наш Сусанин был суров —
Перерезав сто дорог,
Он повесил в дым топор
И оставил кабинет.
Что же делать нам с рублём?
Потухает денег свет.
Недалёк медальный звон —
Упирается в конкрет,
Где застрял в лесу наш дом —
Тихо смотрит из окон,
Как синеет тишь да гладь —
Выходной с недавних пор,
Но редеет льдин затор
И подходит ледокол
Растопить стекольный скол
И папанинцев забрать.

7-27 января 1982

8. Рыба-молот, птица-серп…

Рыба-молот, птица-серп.
Шестикрылый серафим.
Гавриил, непобедим.
Пересчитанный ущерб.

Кочергою в чёрный ход
Лезет очередь с утра.
Проломили со двора..
Космос блещет и зовёт,

И при деле находясь,
Каждый знает, каждый рад,
Что потрогать довелось

Пирамиды, что стоят
По краям дороги сквозь,
Оползая и кренясь.

Февраль 1982

9. ВЕРЛИБР

Сегодня прочёл в газете
О падении правительства
Чада Было давно известно
Что там неспокойно
Однако развитие событий
Этого не предвещало

Мой непосредственный начальник
Сегодня проговорился
Что он давно не читает газет
И нейтронная бомба
К сроку готова не будет

Сегодня на профсоюзном собрании
Зачитали план пятилетки
Всё что от нас зависит
Сделать мы обещали

Залезши на крышу
Встречаем восход солнца
Как всё красиво вокруг!

Маршал мира
Даст отпор с моря

Скоро и нам выступать

17 февраля 1982

10. БОЛЬШОЙ ПРАЗДНИК

Развалилась сила
Трусость в лужу села
Алость флагов сера

Не сдержать веселья
Отцвело всесилье
Сжухло кучей сора

Свято место сыро
Поле битвы сиро
Смейтесь, дети сюра!

23 февраля 1982

11. ДВОЙНОЙ СОНЕТ

Динамичен скульптурный ансамбль!
Как корабль на всех парусах.
Колоссальный мужчина вперёд
В неизбежность подругу ведёт.

Коренасты, крепки их тела,
И дорога, как жатва, легла.
А вокруг, сколько видится им,
Сизый выхлоп, и клумбы, и дым.

Этот памятник — памятник нам.
Он поставлен по нашим следам
Воплощением тех, кто устал.

Хоть металл под дождём потускнел,
Он в инерции сделанных дел,
Проторивший тропу идеал.

Мы давно уж вперёд не глядим.
По квартирам забились своим.
И в зелёных стандартных дворах
Нам прополки мерещится страх.

Наши души на ощупь, как воск.
Наши принципы — крылья стрекоз.
Лишь стабильна картина одна —
«Неизбежность», в квадрате окна.

Нашим будущим, нашей судьбой,
Над огромной советской Москвой
Устремляются четверо ног.

И зовут нас их молот и серп,
Нашей Родины пламенный герб,
Старый символ грядущих тревог.

11-12 февраля 1982

12. Чёрным мостом безнадёжности ров…

Чёрным мостом безнадёжности ров
Кроет слетающей ночи покров.
Все как один на поверку вставай!
Зорко стеречь безнадёжности край!

Мертвенным сном засыпает село,
Глядя на запад, где солнце зашло,
Розовый свет посылая к звездам —
Чёрные сосны впечатались там.
Чёрные вышки меж сосен стоят:
Прочь от забора! Назад! Назад!

Слышен из города дьявольский труд —
Это рабочие счастье куют.
Грохот, вибрации, скрежет и смех: С
частья не хватит, не хватит на всех!

Сядем-ка лучше мы в поезд метро —
Нашей столицы червиво нутро.
Хочешь, на запад катись, хоть на юг,
Хочешь, замкни бесконечности круг.
Пусть же колёса в пустотах нутра
Песню свою пропоют до утра!

29 октября 1982

13. КОТЛОВАН

Средь бетонных пределов покоится яма с водой,
Всем случайным пловцам чернотою грозя и бедой.
Здесь кончает ездок, что отчаянно взялся за гуж —
В яме тонут тела потерпевших крушение душ.

Исчезают под толщей воды, словно листья в осеннем дыму,
Оседая, как пыль, как холодный упрёк никому,
И ложатся на дно, в скользкий ил, тяжелы, как свинец,
Те плоды бытия, что в паденье находят конец.

Жизни нашей плоды, чья подрезана ветка была —
Быстроходный таран, невдомёк самому, из стекла,
Победитель-Икар, в небесах заметающий след,
И плебей, для которого выхода нет,
Легкоумный талант, притяженья отвергнувший власть…
Но глубок котлован, в нём — паденья последняя часть.

Только стукнет волна о бетонный, бесчувственный брег,
Бормотнёт часовой что-то вроде «Погиб человек»,
Но не тронется к краю — здесь столько загубленных душ,
Что вода загнивает, как сок отвратительных груш.

Кто отрыл котлован, кто водою наполнил его?
Лишь старик разболтал, да столкнули туда самого…
Он успел рассказать, что на дне экскаватор зарыт.
Там наделал ошибок плешивый слепой инвалид..

3 июля 1984

14. СТИХИ О МИРЕ

Если б были мы крылаты
И несчитаны, как птицы,
Что летают и не знают
Государственной границы,

То тогда без сожаленья
Мы б оставили квартиры,
Чтоб увидеть, где гнездится
Белоснежный голубь мира.

Этой птицы очертанья
Нам знакомы по плакатам —
Вместе с женщиной-рабочим,
С пограничником усатым..

Но схоронен образ птицы
В зеленях бумажной кроны.
В нашей жизни нам встречались
Только белые вороны.

Здесь другая птица-голубь —
Из куриных, побагровей,
Что за мир хотят бороться
До последней капли крови.

9 апреля 1988

15. В забытых цветниках Империи

В забытых цветниках Империи,
Где никнут всходы в три погибели,
Где лишь пололи, но не сеяли,
И семена из рук повыбили,

Где нас глазами в стены вперили,
Чей тяжкий рост гнетёт пространство —
В бетонных цветниках Империи
Своё мы кляли ветеранство.

Идеалисты и мечтатели!
Борцы за счастье и свободу..
На нас не Каина печати ли
Горят, как пурпурные всходы?

15 июня 1988

16. Пятиконец звезды мерещится в кошмаре

Пятиконец звезды мерещится в кошмаре.
Куда ни кинь — всё клин сужается на нет.
Прохожий! Мы билет сюда не выбирали.
В глазах с рождения рубинов алчный свет.

Определён наш путь в тоске пятиконечной.
Жильцов других степей на помощь не зови!
Родная мать ведёт во мрак запечный
И крови требует и требует любви.

Чудовищный посев шевелит клин кровавый.
Лишь передышкой стать беспечный может сон.
Надменная стена суровой, мрачной славы
Безжизненно кладет к спасению заслон.

Но лишь в глухой среде удушья векового
Весь отработанный, иссякнет кислород
И встанут сорняки над шаткой кровлей крова
И жажда захрипит над гладью мёртвых вод —

Тогда лихая мать, в смущенье запоздалом
Смягчившись для своих пропащих сыновей,
Вдруг вожжи отпустив, затянет старый псалом:
О, вывези, народ, сквозь мор и суховей!

И мы, открыв глаза на резкий свет вопросов,
Из монолита вырубясь сплеча,
Услышим бабий плач звезды простоволосой
Над тусклыми костьми багрового луча.

17 июля 1988

17. Средь бесчувственного шума

Средь бесчувственного шума
Нежно музыка звучала
Как в пустыне Кара-Кума
Струйка тонкая канала

В иссушённости унылой
Все дела конквистадоров
С пылью вечности мирила
Мягким скрашивала флёром

И терзанья умеряла
Всех стоящих на коленях
В бесконечности привала
В тупике преодоленья

23 июля 1988

18. Лучшей жизненной порой

Лучшей жизненной порой
В захолустье государства,
Где отнюдь ты не герой —
Жертва жалкого мытарства,
В фосфорической пыли,
Где судьбу ведёт кривая,
Мы держались, как могли,
Стариковски припасая
Для дорог и новых стран
Рабством сбитые колени…

Ты как лучик сквозь туман
Светишь, осень пробужденья!

22 августа 1988

19. Полно, Россия, такое в судьбе

Полно, Россия, такое в судьбе
Может ли статься?
Нам, в оборвавшейся борозде —
Грохот оваций.

Кто ж не заметил в невинной игре
Трещин дерзанья?
При попустительстве чьём на заре
Рухнуло зданье?

Чистое поле залив офицерским вином,
Мягко ли спится?
Стал распадающимся звеном
Блеск амуниций.

Память, в руке новобранца крепи
Азимут цели!
Вами расставленные в степи
Вехи не уцелели.

И не заметишь, как выбьют из рук
Компас морали.
В нашей природе есть вечность разрух,
Зов аномалий.

В книге судей что-то будет последней главой?
Проблеск невнятен.
Вот и запели над чёрною бездной гнилой
Жёрдочки гати.

22-23 августа 1988

20. Прудик непроточен

Прудик непроточен.
Не уполномочен.
Тиной оторочен.
Забродил пока.

Дуют суховеи.
Прудик всё мелее.
Яд вокруг развея,
Высох на века.

Травки полевые,
Цветики степные,
Колоски простые —
Чахнут, не растут.

Суслики чумные,
Как вампиры, злые,
Шалые, борзые —
Корешки грызут.

Выгрызли, и оптом,
Врассыпную, скопом..
Слышит грузный топот
Пыльная земля.

Собирайтесь, чада,
Суслики распада,
Чтоб в грызне всеобщей
Выбрать короля!

Зверь суконно-серый,
Саблезубый верой,
В центре принял меры
И за всем следит:

Окна забивает,
Смраду напускает,
И суслом забвенья
Целину кропит.

6 июня 1988

21. ИСТОРИЧЕСКАЯ БАЛЛАДА

В феодальной глуши, в безвременье стенающих лет
Кто-то, злобствуя, бросил идей фанатический свет:
Если в Царстве Небесном все люди пред Богом равны,
То и в жизни земной на различия нужен запрет —
Вот тогда запируют всеобщего братства сыны!

Рвется сильный вперед, обретая в движении цель,
И в фасады монархий стучится свободы капель,
Но во рту бедняка — только жалкие крохи еды —
Это сильный присвоил беднятского пота плоды.
И идея в веках пробивает к свершенью тоннель.

Ведь как быть бедняку, если сильный всегда на коне?
Если цепью прикован рабочий на жизненном дне?
Мощью новых машин эта цепь укрепиться должна —
Бедных вытащит к свету и станет сама — не нужна..
..Но пророчат вожди революцию в слабом звене.

То звено занимало собой пол-земли.
Здесь поборники равенства свой полигон обрели.
Здесь навел справедливость Верховный Народный Слуга,
Он людскую чащобу сравнял под носок сапога —
Так бедняцкое счастье вставало в кромешной пыли.

Меченосцы ручные все шире стелили постель —
Покрывалась страна годовыми слоями костей.
И железные монстры вставали на этих костях,
Чтобы тот же закон учредить и в других областях —
Ждите, мирные люди, оттуда победных вестей!

Кряж войны перерезал Историю не пополам.
Кто укажет конец наступающей вечности нам?
Зачарованно зрит уцелевший в победах народ,
Как в притихших лучах мировая пустыня цветет —
Грозный вождь передал эстафету вождям-грызунам.

И к слепящему чванству нейдёт на вершину вода.
И ни в бок, ни в обход — ни дорог, ни следа — никуда.
Как спокойная гладь, перспектива на тысячи лет.
Только кто вдохновит, если лучших средь нас уже нет?
Над всеобщим развалом взойдет ли победа труда?

Куча наших побед скользкий угол имела другой.
За корявою кромкою — мертвенный, райский покой.
Мы оттуда скатились на чёрного юмора дно,
Где и собственный ум — с вертикальностью стен заодно
И не хочет сменить свой постылый удел — на любой.

Так пути магистраль превратилась в Голгофу надежд,
В золочёную лестницу к власти рвачей и невежд,
Так учил пониманию — что в этой жизни почём —
Нас отстойник Истории, ставший целебным ключом.

Что ж с того, если идолы пали во прах?
Это царство — всего лишь песчинка в мирах.
Есть другая земля, пред которой мы ползаем ниц,
Прикрываясь, как язва, рубцами надёжных границ —
Там свободные люди о собственных помнят правах.

..Вот уж нет камарильи, и воздух свежее с тех пор.
И готов завалиться заржавый железный забор.
Вот и время настало оковы отправить на слом —
Не всегда ж оставаться отсталым от жизни звеном —
Мы не можем детей обрекать на такой же позор!

9-11 июня 1988

22. СОЦИУМ

Стары, как совесть
Идеи ржавые.
В вулканах поисков
Клокочут лавою.

Людей беспамятных,
В грехе потраченных
Всех склеить заново
В громаду зрячую.

Но смертью пыхая,
Варилось варево
В котлах без выхода,
В темницах каменных.

В сквозной глуши веков
В умах закованных
Ища безумный ход
В пространства новые.

И вот — в стагнацию
Влилась проворная
Зараза красная
На землю чёрную.

Крылами крапчатыми,
Клешнями раковыми
Взлетели выкрики,
Взошли каракули.

С тигровой яростью
Глушили молоты
Непереплавившихся
И непрополотых.

Кто не приклеились
И не прилипли —
Клешни Кащеевы
С земли выщипывали.

И в запустении
Бесчеловеческом
Слепым растением
Взошло величество

Громады властной,
Бесцельносборной,
Снаружи красной,
С начинкой чёрной.

Проходят судороги
Сквозь «Мы» желейное.
О том, что канули,
Мы не жалеем.

Словечко «лично»
Не нам пропето.
Мы безразличны
Какого цвета

12 августа 1988

23. СТИЛЕ БАРОККО

В державном тупике блестящем,
Где гладь заборная стояла по краям,
Где показатель — выше Фудзиям,
Противоречья выросли кричаще
И деформации произошли.
Теперь сидит махина на мели,
И заржавела механизмов чаща.

Спросить бы с тех, кто нас сюда вели,
Куда нога доселе не ступала;
Где звон обещанный презренного металла
Уж не наполнит тощие кошли;
Где сонм наук пребудет в обороне,
Пока прогресс торжественно хоронят;
Где человек для счастья создан ли?..

Ты обо всём спроси у них, тихоня,
И загляни в бесстыжие глаза —
В них не одна людских судеб звезда
Угасла, как в заброшенном загоне.
Здесь ими обоснован скотский быт.
Отсюда выход сложный предстоит.
Иначе — всех сгноят и распатронят.

Дошла до дыр коррозия корыт.
Куда ж нам плыть по глубине тревожной?
Но сверху глас: «Спасение возможно!
Ведь путь наш в преимуществах лежит —
В тех самых, в тех, в которых нет сомненья.
Но если мы допустим промедленье,
То разольётся трупный колорит.

Нас не страшат масштабные решенья!
Уж загорелся гласности фонарь.
Теперь, чернители, у нас во тьме не шарь!

Мы сами освещаем искаженья
Основы той, что в книгах нам видна.
Склонись упорнее, рабочая спина!
Теперь ты сам — хозяин положенья».

Ворвался воздух, и пошла волна
По глади масс, уж не инертных боле.
То плюрализм, как сто цветов на воле.
Единства жаждут Солнце и Луна.
Кто притеснял и кто был притесняем —
Мы статус-кво прилично сохраняем,
Поскольку цель у всех у нас одна

И фонд идейный так же несгораем,
Как и заржавый старый механизм.
Ему даём теперь вторую жизнь,
И предстоит доверья новый заем,
Чтобы направить свежие мозги,
Раз в дебрях сверху не видать ни зги,
В блестящий жёлоб, что продлить дерзаем.

Пройдут года.
Над кучами лузги
Зайдёт величье.
Снова, как из трюма,
«Куда везёте?» — спросим мы угрюмо.
Застоя нового расширятся круги.
И прозвучит над волнами застоя
Ещё один бодрящий голос Ноя:
«Дела неважные, но плакать не моги!

Одно лишь есть лекарство непростое —
Забыв амбиции, доверившись судьбе,
Открыть всю правду людям и себе
О том, что мы построили такое —
Чему поэт сказал бы: «Ну-ка, дрызнь,
И дай вторую, без обмана, жизнь
Забытому проекту Новостроя!».

11 июля, 4 сентября 1988

24. ОДНОПАРТИЙНЫЙ ДИВЕРТИСМЕНТ

I

Ваш гордый маленький народец
Плевал в истории колодец,
И в жмурки шёл первопроходец
Теорьей воружён.

Сей бородатый полководец
Мечтал устроить хороводец
Седых племён.

И вот — ура! Ползут народы
Почти что добровольно, к входу
(Необходимость есть свобода)
В свой пантеон.

II

Под руки вы
Индивидуума
Взяли да и
Довели до ума.

Милостию
Казначеевой —
Воздуха, хлеба
И щей ему.

За шиворот
И навыворот —
Нишкни
Да не отопри ворот!

III

О Партия, ты наш жокей!
Чем дальше правишь, тем смелей!
Верхом на пульсе жизни —
Вот-вот, казалось, брызнет!
И — ничего! И лишь почёт.
И всё течёт..

IV

А мы шагаем нога в но-
-гу и желаем всё равно
Вам преуспеть на ниве.
Ведь в дальней перспективе
От вашей пользы нет вреда,
Поскольку сущее — вода,
И жизнь есть прущее туда,
Куда зовёт нужда.

V

Вот и приехали, и не до смеха нам.
Дальше-то что?
Хоть всё разделать грозят под орех они,
Дышим мечтой,
Что оснащённые мыслью рачительной,
На руку чисты,
Нашу судьбу решат положительно
Товарищи коммунисты.

19 сентября 1988

25. СКРОМНАЯ МУДРОСТЬ

Меня в детстве отец приучил не писать
Дневников, чтоб досье не наполнить губительным весом.
Жизнь прожить — не пустяк, а записки не могут не стать
Объектом повышенного интереса.

3 ноября 1988

26. Ослепительно-белый пласт

Ослепительно-белый пласт
Не пронесёт стороной
Мимо расширенных глаз —
То судьбы талон отрывной.

Это пасечник-медосбор
Дупла обшарит квартир.
Как полуночный сор,
В список внесёт конвоир.

Сладко к людской беде
Слабой взмахнуть рукой —
Чахлые сосны идей
Встанут глухой тайгой.

..На угольях готов обед.
Головешки, чей контур стёрт,
Через море запретных лет
Освещают прибытья порт.

Как растения мерзлоты,
Всасывая холод камней,
Ставим свои посты
В царстве теней.

3 ноября 1988

27. Когда раскрывшиеся бездны

Когда раскрывшиеся бездны
Затмили разума светило
И поджигателей болезных
Сомненье не остановило,

Когда в бестрепетном начале
Всё, что ненужным показалось
Вожди из жизни исключали —
Ничто в них не сопротивлялось.

И в ярком оперенье красном
Разящих слов звенели тучи,
И жертвы гибели напрасной
Ложились их путём дремучим.

Тогда в тупик дыру проведав,
Для славы зодчих и распада В
зошла над нами стройным бредом
Бесчеловечности громада.

И как раздавленные черви,
Сплетались жертва и губитель,
И оседал гранит, и перья
О кознях доносили свите.

Когда ж в безвыходных бореньях
Сменила смерть свой гнев на милость
И задохнулось иссупленье
И косовица утомилась,

Среди полей бескрайно-серых
Мы потеряли перспективу,
И что за век, какая эра —
Не отвечают нам правдиво.

И неизвестен путь отлучек,
И мысли задан круг бесцельный,
И всё не рвётся нить паучья,
Всё утончаясь запредельно.

И хоть в безумии высоком
Зовут нас распрямить колени —
Всё это кажется морокой,
Ведь жизнь не дарит впечатлений,

Как дно заброшенного моря,
Где лёгкий ил вздымает ветер,
Как сон пустой на косогоре,
Как посторонний не в ответе.

Февраль 1989

28. Для управленья жизнью серых масс

Для управленья жизнью серых масс
И в полдень, и в глухой повальный час
Автоматически, заведен, как часы,
Тиснит решения казённый сей приказ.
В недосягаемой, небесной высоте,
Самим ветрам поставившей заслон,
Здесь некто трудится — такой же, как и все,
И умилён, Он с высоты, для замкнутой игры,
Пускает в жизнь бумаги-топоры.

Средоточенье власти, бережный покой!
Всё медлит время, всё над нищей головой
Не собёрется тяжкий гром, не слышен гул..
Леса зелёные пером
Он зачеркнул
И — по ошибке — промокнул моря,
Оставив нам, как выжженный пример,
Солончаки, горящий хлам, отвал, карьер,
На рейдах брошенных — пустые якоря.[ii]

18 июня 1989

29. РАЗМЫШЛЕНИЯ В ТУПИЧКЕ

1.

Славу кричали мы звонко —
Вот и приспела награда!
Сети наброшены тонко,
Успокоители рядом.

Вот и постригли машинкой
Все допустимые мысли —
Чтобы застыла картинка,
Руки, как плети, повисли,

Чтобы в тревожном уюте,
В вечном, как тленье, пожаре
Неприхотливые люди В
зятую клятву держали.

2.

Взгляды отводит в сторонку
Божье, дрожащее стадо
В единодушии звонком
Средь обгорелого сада.

Как глубоко и красиво
Дьявольский план заколдован!
Слово — на службе у Силы,
Сила — в подручных у Слова.

15 мая — 18 июня 1989

30. СВОБОДНЫЙ СОНЕТ

День под гору. Вот конец.
Гнёт с души уходит ввысь —
Дел замкнувшийся венец.
И рабочие впились
В маслянистый, как слюда,
Освежающий состав
И орудия труда
Запирают на местах.

И встаёт рабочий-ночь
Звёзды в куполе толочь,
Сон трудящимся неся,
А в округе разлился
Лип медовый аромат —
Город им объят.

19 июня 1989
31. Спился молот

Спился молот
Серп сбежал в город
Карандашами участок прополот
Мреют учёт и контроль

Зреют купоны
Рдеют погоны
Грудь распирает строй

Реалисты
Звёзды лучисты
В терниях лишь найдут

Бездны, провалы
Кроются валом —
Вот и заплата на труд

Вот и расплата
Бразды услыхали
Хруст скоропортящихся деталей
В брюкве металлов богато

Звёздных ловцов трудовая бригада
Выбрали сетью бразды из распада —
Марионетки висят бородато

Жизнь с них течет

Где было слово
Там ухнуло дело
В тихом пространстве где песня истлела

Копится счёт

16 июля 1989

___

[i] Ядерный пандемониум среди утренней прохлады (“Нас утро встречает прохладой”). Герой этого стиха те­перь называется «дрон». На уроках Гражданской Оборо­ны нас учили, что в случае атомного удара нужно ухо­дить с подветренной стороны, куда несёт радиоактивное заражение, на наветренную сторо­ну, что наш герой и сделал в конце. Но в народе пого­варивали, что следует накрыться белой простынёй, по­глощающей наименьшее количество электромаг­нит­ного излучения, и медленно ползти на кладбище. Мед­ленно —чтобы не вызывать паники.
[ii] Стих про так называемую административно-команд­ную систему.

Print Friendly, PDF & Email

84 комментария к «Дмитрий Гаранин: Между серпом и молотом»

  1. Дмитрий Гаранин — 2019-02-23 15:55

    Счётчик визитов на подборку моих стихов московского периода перевалил за 10 тысяч. Благодарю всех читателей, а также всех комментаторов, чьи усилия способствовали успеху!
    ====
    Это же СТО тысяч на старые деньги!
    Мама, Вы будете смеяться!

  2. Счётчик визитов на подборку моих стихов московского периода перевалил за 10 тысяч. Благодарю всех читателей, а также всех комментаторов, чьи усилия способствовали успеху!

  3. Дмитрий Гаранин:
    Давайте остановимся на том, что у меня и у некоторых комментаторов разные вкусы и разные взгляды на поэзию.
    Виктор Бруклайн:
    К сожалению, Ваши близкие многие годы оказывали Вам дурную услугу, признавая в Вас поэта. Мне никак не хочется Вас огорчать, но таковым Вы никак не являетесь
    Григорий:
    Люди! Очнитесь!!! Это же вопиющая претенциозная графомания. И вы еще пытаетесь найти что-то достойное критики в этом словестном мусоре…
    ——————————————
    Да, именно так. «…разные взгляды на поэзию»- ага, можно и так сказать- ой мама, какие ж разные. Критерий? Вот «поэтическое наследие» этого автора и есть критерий.
    Поразительна не сама «гениальная поэзия» Дмитрия Гаранина, а свита восторженных ‘почитателей».
    «Люди! Очнитесь!!! «-
    я подозреаю, большинство » близких» могут, все же, догадываться, что сия поэзия — «*(*?:%;» ( . (изумительна)- и они не видят Голого Короля из жалости к нему.
    Не просто графомания: виден «лирический герой» — злой, бесчувственный, размышляющий штампами , но на вычурном, выморочном «языке» ученый -«товарищ Сталин, Вы- большой ученый», некто в яростной погоне за славой , почестями, самоуверенный, циничный и явно злой, завистливый графоман. Но бывает и графомания в смысле языка и мышления куда лучше…
    ( смею подчеркнуть, вышесказанное характеризует так называемый условный «образ Лирического Героя», который, безусловно, не имеет никакого отношения к Автору- Г-ну Гаранину, коего я лично не знаю, но предполагаю ,в отличие от лирического героя его » стихов», сам автор писаний человек добрый, умный, милый).

    J

    1. Jona 7 мая 2018 at 15:28

      Не знаю, должен ли я просить прощения за резкий ответ назойливому критику, но я вижу, что сдержанная, уважительная манера ведения дискуссий с моей стороны на этом портале не оправдывается. Всё равно меня будут судить, оскорблять, осмеивать, а потом начальство будет говорить о «взаимных личных искорблениях», хотя они вовсе не взаимные.

      Думаю, что надо бы ввести регистрацию для комментирования публикаций, причём регистрацию под реальными именами, чтобы хамам было труднее скрывать свою личность. Гостевая может работать как прежде, на то она и гостевая. А в комментировании публикаций следовало бы навести порядок, потому что есть комментарии, позорящие портал и отталкивающие от него приличных людей, которые не решаются тут вступать в разговор непонятно с кем.

      Следовало бы дать зарегистрированным участникам возможность блокировать друг друга. Может быть, не полностью, как на Фейсбуке, а в виде запрета на комментирование статей данного автора. Я бы с удовольствием заблокировал тут человек десять, с которыми нет ни малейшего желания разговаривать, чтобы они не гадили мне под публикациями. Может быть, просто разрешить авторам удалять нежелательные комментарии самим, не обращаюсь к модератору. В блогах есть такая функция, и я ей пользуюсь.

  4. Хотя модератор сделал выговор по поводу вышедшей из берегов перебранки и закрыл комментирование, я вижу, что возможность комментирования опять открылась. Использую эту возможность, чтобы ещё раз поблагодарить всех многочисленных читателей этой публикации, которая, на мой взгляд, представляет собой интересный, хотя и неоднозначный, документ ушедшей эпохи. Этим, вероятно, и объясняется читательский интерес, при том, что стихи здесь (да и везде) большого интереса обычно не вызывают.

    Тем же, кому эти стихи не понравились, мне остаётся лишь выразить свои извинения за недостаточную их понятность и/или мастеровитость. Считаю, что читатель – король и вправе требовать именно таких стихов, которые соответствуют высоким эстетическим стандартам и оказывают желательное воздействие при их потреблении. Я приложил бы все силы, чтобы исправить эти бедные строки в соответствии с критикой, высказанной в форме дружеских пожеланий, если бы они не были написаны 30 лет назад и безнадёжно окаменели, как предсказывал великий пролетарский поэт Маяковский. Прошу отнестись к этому с пониманием.

  5. К сожалению, отклики на данную публикацию превратились в бессмысленную перебранку со взаимными личными оскорблениями. Напоминаем, что у нас обсуждаются тексты, а не их авторы. Дабы заткнуть фонтан возможность комментирования отключена.

  6. Дм. Гар: …Мне кажется, что необычно яростная критика, совершенно нетипичная для подборок стихов на этом портале, связана с моей предыдущей активностью.
    ==
    Ув.автор,
    А вы не допускаете, что связана скорее с качеством ваших творений? Сделаем уступку авторскому самолюбию: публика слишком тупа для того, чтобы оценить все их совершенство — но тогда к чему же домогаться ее (публики) любви? Да еще столь настойчиво?

    1. Б. Тененбаум: Ув.автор,
      А вы не допускаете, что связана скорее с качеством ваших творений? Сделаем уступку авторскому самолюбию: публика слишком тупа для того, чтобы оценить все их совершенство — но тогда к чему же домогаться ее (публики) любви? Да еще столь настойчиво?
      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
      Тут уместно привести следующее высказывание Дмитрия Быкова: «…отсутствие иронии по отношению к себе — это знак плоскости, знак внутренней пустоты…».

  7. Дм. Гар: …Мне кажется, что необычно яростная критика, совершенно нетипичная для подборок стихов на этом портале, связана с моей предыдущей активностью. Я слегка лягнул некоторых «священных коров», вместо того, чтобы с почтением упасть им в копыта (почитайте мой блог, где всё это собрано), и этим раздразнил самоидентифицировавшихся с ними гусей. И вот гуси эти лапчатые, построившись в боевой порядок, пошли в контратаку с устрашающим шипением, норовя побольнее ущипнуть. ..
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
    Типичная для графомана истерика, обвиняющего критиков его версификаций в заговоре, происках и т.п. Постыдился бы!

  8. Благодарю редактора Евгения Берковича за публикацию моей подборки стихов точно к дате 7 ноября, а также всех, кто читал эти стихи здесь и тех, кто будет читать их в будущем, как документ той ушедшей эпохи. Долгая жизнь порталу!

    Я с пониманием отношусь к непониманию этих стихов, высказанному несколькими активистами, привыкшими к совершенно другой поэзии. Это меня даже радует, поскольку указывает на то, что мне, возможно, удалось сказать что-то новое. Если кто-то найдёт нечто подобное, написанное другими авторами на русском языке в те годы, пишите сюда со ссылками! Обильная критика и насмешки в комментариях меня нисколько не волнуют в связи с вышесказанным.

    Понимаю тех, кто предпочёл не ввязываться в склоку со словами поддержки. Я тут человек относительно новый, и многолетние отношения с моими критиками дороже. Понимаю, что на этом портале большинство людей интересуются историческими фактами и что традиции обсуждения стихов по существу здесь (пока?) не существует. Более содержательные комментарии редки и диссонируют со всеми этими «поздравляю с публикацией» и «это настоящая поэзия». У меня впечатление, что поэзию здесь читают мало.

    Мне кажется, что необычно яростная критика, совершенно нетипичная для подборок стихов на этом портале, связана с моей предыдущей активностью. Я слегка лягнул некоторых «священных коров», вместо того, чтобы с почтением упасть им в копыта (почитайте мой блог, где всё это собрано), и этим раздразнил самоидентифицировавшихся с ними гусей. И вот гуси эти лапчатые, построившись в боевой порядок, пошли в контратаку с устрашающим шипением, норовя побольнее ущипнуть.

    Замечу, что в Гостевую я больше не заглядываю, так что пишите в комментариях к публикации, если хотите, чтобы я прочёл.

  9. Пусть ненавистники это почитают и меня ещё немножко за это потравят!

    А зачем травить? Про таких уже написано:

    Александр Иванов

    Я К ВАМ ПИШУ
    Во сне я вижу:
    приезжает Пушкин.
    Ко мне.
    На светло-сером «Москвиче».
    (Майя Борисова)

    «Я к вам пишу…»—
    так начала письмо я,
    Тем переплюнув многих поэтесс.
    А дальше — от себя.
    Писала стоя.
    И надписала:
    «Пушкину А.С.»
    И дождалась!
    У моего подъезда
    Остановились как-то «Жигули».
    Суров как месть,
    неотвратим как бездна,
    Выходит Пушкин вместе с Натали.
    Кудряв как бог,
    стремительный,
    в крылатке,
    Жену оставив «Жигули» стеречь,
    Он снял цилиндр,
    небрежно смял перчатки
    И, морщась,
    произнес такую речь:
    — Сударыня, пардон,
    я знаю женщин
    И воздаю им должное, ценя,
    Но прибыл вас просить,
    дабы в дальнейшем
    Вы не рассчитывали на меня… —
    Стояла я
    и теребила локон,
    Несчастней всех несчастных поэтесс,
    И вижу вдруг,
    что едет мимо окон
    И делает мне ручкою
    Дантес.

    1. Марина 14 ноября 2017 at 16:25
      Дорогой Дмитрий! Вы мне так хорошо писали про Пушкина и Бродского (правда, ничего не поняла), что теперь всегда буду любить и читать Ваши стихи! Все ругательные комментарии уберите. Завидуют!

      — Спасибо, Марина! Йто, наверное, вот этот стишок:

      БРОДСКИЙ И ПУШКИН

      Вот если б мог Бродский твой стих написать,
      значит, естественно, ты ему подражаешь.
      А вот если б не мог он твой стих написать,
      значит, твой стих никуда не годится,
      поскольку если б твой стих годился,
      то, конечно, Бродский бы его уже написал.

      А вот Пушкин в первом случае
      не мог бы твой стих написать,
      но это уже, наоборот, хорошо,
      потому что он бы действительно не мог,
      а не то что бы не хотел.

      А во втором случае Пушкин
      мог бы твой стих написать,
      потому что не знал,
      что для Бродского твой стих не годится.

      Но никому и в голову не придёт говорить,
      что ты подражаешь Пушкину,

      потому что ты пишешь, как Бродский.

      Coma-Ruga, 13 July 2013

      Пусть ненавистники это почитают и меня ещё немножко за это потравят!

  10. Посильный вклад в установление рекорда:
    — Дмитрий, все физики такие мрачно-серьезные? По Ландау, например, этого не скажешь…
    Часть комментаторов ведь явно пошучивают. А вы заходы считаете, львиную долю которых сами же и сделали при просмотрах постов и своих ответах.
    Ну давайте все начнем считать: на миниатюру «Прощание» — более двух с половиной тысяч заходов. Это при том, что комментов и сорока нет, и автор дал всего в районе пяти.
    Это о чем говорит? Об авторе? Сомневаюсь. Это говорит о человеке, кому посвящена тема.
    А вы пишете сами о себе, но не просто, а с некоторыми претензиями на признание. Да еще и арифметикой занимаетесь…
    Поймите меня правильно, вы мне симпатичны (по крайней мере по фото), я помогал вести статистику конкурса и видел широкую, положительную реакцию читателей на ваши стихи. Но сейчас-то, к чему Вам все это?

  11. Григорий Быстрицкий: Я не оцениваю ваши стихи. Что лающий Блок, что плюющий «Глок» — мою черствую, непоэтическую душу не трогают.
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
    Уважаемый господин Быстрицкий! Я допускаю, что Вы человек настолько чёрствый, что Вашу душу не тронули даже «сексуально-спальные тела». Однако, я думаю, Вас проймёт тот факт, что алмазные крупицы, содержащиеся в версификациях Дмитрия Гаранина, были добыты «редким умственным уловом»!

  12. По-моему, мы все здесь присутствуем при рождении нового философского закона: переход из качества (сомнительных, по мнению комментаторов, стихов) в количество (постов автора).
    Автор умудряется ответить не просто на каждый пост, но и на отдельные предложения отзыва, иногда на отдельные слова и даже на знаки препинания.
    Должен предупредить Дмитрия, до рекорда Л.Мадорского с его 130 комментами под статьей вам еще далековато, но потенциал большой. Можно еще упрямо долбить ответами комментатора, если он уже давно покинул это душераздирающее обсуждение.
    Гаранин — мне: Вы, похоже автоматически следуя нескольким критикам, зачисляете мои стихи в этой книге в откровенно слабые. А на каком основании?
    На: Я — Тененбауму: А ранее творчество Гаранина, пусть даже и откровенно слабое…
    ——
    Дмитрий, ключевым является слово «пусть» — иначе: предположим, допустим, если по твоему, Боря, мнению…
    Я не оцениваю ваши стихи. Что лающий Блок, что плюющий «Глок» — мою черствую, непоэтическую душу не трогают.

    1. Григорий Быстрицкий: Григорий, спасибо, дорогой, за проблеск разума в этом всеобщем помутнении! Ваши комментарии довольно разносторонни и дали мне основания для многих ответов по отдельным пунктам.

      Кстати, что это за статья Мадорского, где 130 комментариев?

      1. Редактор: «…рассказ Льва Мадорского «Какой же я дурак!»; вышел 15.08.2013, 126 отзывов!»

        1. Д Гаранин
          Кстати, что это за статья Мадорского, где 130 комментариев?
          :::::::::::::::::::::
          Предупреждал Вас:
          АБ — 2017-11-13 03:11:45(573)
          … п.с. Дмитрий, поверьте на слово — я не рву погоны ни с чьих плеч; цель
          моих комментов — остановить это смешное длиннописание, докатившееся до
          50 плюс ( 67 ! ) штук не считая комментов «гостевых».
          Ваши отклики может оправдать только одно — если Вы задумали некую
          мистификацию и решили поставить рекорд по количеству собранных отзывов.
          Боюсь, что это недостижимо. В Мастерской есть рекордсмены очень высокого
          класса.
          PPS
          Мне не привыкать к непрочтению; жаль, что всякая чушь забивает достойные внимания вещи:
          Игорь Ю. — 2017-11-14 00:49:26(678)
          http://www.nytimes.com/2017/11/12/us/nsa-shadow-brokers.html
          Большая, громадная новость, которая побыла в «топе» утренних новостей минут 20 и тихо исчезла.
          Виктор Каган. Из цикла «Псалмы Давида»
          http://maof.rjews.net/oslo/2-rabin/30406-22-ya-godovshchina-ubijstva-izvinite-za-to-chto-ya-obvinyal
          и пр. Вынужден помещать это в Мастерской — в Гостевую «опускаться» готовы не все.

        2. Григорию Быстрицкому: Спасибо, Григорий! Прочёл статью Мадорского. К сожалению, внести вклад в дискуссию не удалось, комментирование закрыто. Но оживление понятно, поскольку в статье затрагиваются животрепещущие темы религии и истории. Там 126 комментариев, но пока менее 1000 просмотров. А здесь в его лишь стишки тридцатилетней давности и уже более 1000 просмотров! Как-то даже неестественно!

  13. Дорогой Виктор (Бру), «оссуарий остей» означает «сельское хозяйство при коммунизме», вовсе не склеп с костями или с остями! Догматический подход мешает Вам понять этот образный язык.
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
    Дорогой Дмитрий Гар, по-видимому, Вам удалось прийти к выводу, что «оссуарий остей» означает «сельское хозяйство при коммунизме», лишь, как сказано в Вашем новом опусе, «редким умственным уловом». Я, однако, усматриваю в этом определении некий догматический подход, который помешал Вам понять, что «оссуарий остей» на самом деле означает «спиновая релаксация при социализме».

    1. Виктор (Бру): «Редкий умственный улов» в моём недавнем стихотворении в блогах, эта как раз та самая самоирония, которой так не хватает у меня товарищу Тененбауму. Там ещё про гусей — это для нас актуальная тема. Вот ссылка: http://blogs.7iskusstv.com/?p=62856

  14. «оссуарий остей» означает «сельское хозяйство при коммунизме»,
    ==
    А «ящик гвоздей» означает МТС при колхозе? 🙂

  15. Поэтому я и отфрендился от него (В. Кагана – АЕД) на Фейсбуке уже некоторое время назад. … Как поэт и умный человек, он понимает, что в будущем может стать стыдно за такие комментарии.
    Оставьте Дмитрия в покое. Ну гений он, пусть и не признанный. Если не гений, то чрезвычайно талантливый человек, которого блестящий поэт Виктор Каган полностью недооценил, настолько недооценил, что ему будет потом стыдно. Именно из-за будущей стыдобы Виктора Кагана наш гений отказался с ним общаться! Заботится о настояших поэтах!

  16. Поскольку критики добрались до моего «Оссуария», который я считаю одним из моих лучших стихов, то я хотел бы сослаться на мою авторскую страничку в авангардном журнале «Черновик»

    http://chernovik.online/Dmitry-Garanin

    На страничке читатель может увидеть графическую реализацию «Оссуария» в моей технике «Стихографы». В конце даётся толкование этого стихотворения и история его создания. Посмотрите, вам будет интересно!

  17. Дм. Гар: …Что касается «оссуария костей», это как раз не «масло масляное», потому что далее следует «оссуарий остей».
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
    Позволительно спросить, как оссуарий, представляющий собой вместилище костей и ничего другого (т.е. оссуарий костей — это и впрямь масло масляное), может быть вместилищем остей (остевых волос млекопитающих или отростков на верхушке или спинке нижней цветковой чешуи или (реже) колосовой чешуи у многих злаков)? Тайна сия великая есть…

    1. Дорогой Виктор (Бру), «оссуарий остей» означает «сельское хозяйство при коммунизме», вовсе не склеп с костями или с остями! Догматический подход мешает Вам понять этот образный язык.

  18. Дмитрий Гаранин — 2017-11-13
    ==
    Вам, ув,Дмитрий, как человеку европейской культуры, это рассуждение могло бы показаться интересным:
    «Необычайное удовольствие, с которым мы говорим о себе, должно было бы внушить нам подозрение, что наши собеседники его отнюдь не разделяют«.
    Франсуа де Ларошфуко.

    1. Тененбауму: Борис, опять Вас понесло в морализаторство! Пустое это – на меня впечатления не производит, други вряд ли интересно, к предмету отношение имеет очень отдалённое.

  19. Дм. Гаранин: По введению ясно, что я был уязвим в силу моей профессии, а не в силу моего естества…
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

    Как трагично сложилась судьба поэта! Вместо того, чтобы быть уязвимым в силу своего естества, он оказался уязвимым в силу своей профессии! Легко ли? А интересно: могло ли случиться так, чтобы он был уязвим вполсилы своей профессии и не был бы уязвим вполсилы своего естества или чтобы он не был уязвим вполсилы своей профессии и был бы уязвим вполсилы своего естества?

  20. уязвим в силу моей профессии, и т.д.
    ==
    В 1968 я попал по распределению в КБ Туполева, чертежником. Временами привлекался в качестве помощника к инженеру, ведущему темы систем радиолокационной маскировки. 29 лет. Физик, с блеском окончил МИФИ. Советскую власть ненавидел, и взглядов своих особо не скрывал. Сын уборщицы, между прочим. Человек исключительного ума ,и прекрасно знал себе цену. Сейчас, добрых пол-века спустя, я вспоминаю его с чувством огромного уважения.

    P.S. Hикогда ему и в голову бы не пришло даже на секунду обеспокоиться о том, что про него скажут люди, которых он не уважает.

  21. абсолютно не выпадая вниз по сравнению с общим уровнем публикаций на этом портале.
    ==
    Пункт номер 1: не думаете ли вы, что «… невыпадание вниз …» — странноватый критерий для защиты публикации от критики?

    Пункт номер 2: автор пишет, что ненавидел сов.власть. Сказал бы «не любил» — и под его словами подписалось бы 90% трхнической интеллигенции СССР. Но «ненавидел» — сильное слово. Предполагает действие. Вместо чего следует длинный список упреков, с прибавлением само-определения: «хрупкое существо». Пишет это не нежная барышня 16 лет, а молодой мужчина. Ну, и разве при этом не возникает вопрос когнитивного диссонанса?

    Пункт номер 3: к чему вообще все это колочение? В мире живет — оценочно — 160 миллионов людей, способных читать по-русски. 99.999% из них никогда про вас не услышат (как, кстати, и ни про меня). Так не все ли вам равно, что вас, ув.Дмитрий, не одобряет сколько-то там народу, который не привык ни к авангардным взглядам на поэзию, ни к вашей манере перевода бедняги Верлена «… близко к оригиналу …»?

    1. По введению ясно, что я был уязвим в силу моей профессии, а не в силу моего естества. Зачем передёргивать, Борис? Если хотите, то вот Вам самоирония, которую Вам хотелось бы видеть – прямо здесь.

  22. Дм. Гаранин: …моментально набрасываются критики в поиске самого уязвимого, к чему можно было бы прицепиться, вместо того, чтобы искать лучшее…
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

    Тут даже не знаешь, за что раньше ухватиться в поисках лучшего? За проплывающих на манер челнов Стеньки Разина сексуально-спальных тел (наличие таковых тел позволяет сделать вывод, что бывают и сексуально-бодрствующие тела, от которых нужно держаться подальше)? За Аврору (тут, хотя и отсутствуют кавычки, всё-таки, наверное, имеется в виду славный крейсер), на которой занимается заря (интересно, а на самолёте, поезде, грузовике или другом транспортном средстве тоже занимается заря, а, если это так, чем именно она занимается)? За оссуарий костей, представляющий собой масло масляное? За летучего, как голубь сизый, кого-то, который по причине своей летучести рвёт погоны с плеч? За вдруг прохватывающую капель ранней сухости? Тут глаза разбегаются…

    1. Виктор (Бру): Вы не находите, что Ваша придирка, не поставленные 30 лет назад кавычки в Авроре, просто смехотворна? Что касается «оссуария костей», это как раз не «масло масляное», потому что далее следует «оссуарий остей».

  23. Во введении к этой подборке стихов я забыл сослаться на мою более раннюю подборку «Ископаемые стихи» http://club.berkovich-zametki.com/?p=22550, в которой представлены мои самые ранние стихи конца 70-х годов. Там тоже есть введение, частично перекрывающееся с введением к этой подборке. Посмотрите и сравните!

  24. Дмитрий,
    Я, когда что-то делаю на показ, то обращаю основное внимание не на похвалы, а на критику, потому что именно критика даёт возможность самоусовершенствования, улучшения. Просто похвала удовлетворяет самолюбие, но ничего не даёт. Это так, к слову.

    1. АЕДСовершенно верно насчёт критики. Если критика зацепляет какие-то слабости, она полезна и может привести к улучшению. Если же критика некомпетентна, ведётся с позиции непонимания, или это просто насмешки и подковырки со стороны недружелюбно настроенных людей, напяливающих на себя судейские мантии, это сразу видно и должно игнорироваться, ради собственного здоровья. Причём независимо от количества таких людей.

  25. Некоторые товарищи возмущаются тем, что у меня в одном стихотворении Блок лает, и на этом основании делают вывод, что стихи слабые. Это очень странный вывод, при том, что стихи сюрреалистические. Но если копнуть поглубже, что такое его печально знаменитая поэма “Двенадцать”?? Лучше уж было поэту остановиться на дамах и не гавкать… Он и сам это понял в самом конце перед смертью от сердечной болезни, когда хунта не выпускала его за границу для лечения. Блок пытался уничтожить все экземпляры своей поэмы, но ему это не удалось.

    1. «… возмущаются тем, что у меня в одном стихотворении Блок лает, и на этом основании делают вывод, что стихи слабые …»
      ==
      Не на этом 🙂

    2. Дмитрий Гаранин 10 ноября 2017 at 18:04
      Некоторые товарищи возмущаются тем, что у меня в одном стихотворении Блок лает, и на этом основании делают вывод, что стихи слабые…
      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
      Сюрреализм, конечно, великая вещь, но я скорее могу себе представить гавкающим блок сигарет, чем зятя известного изготовителя чемоданов…

  26. Вот парочка. Одно, кстати, перевод Верлена.

    Менестрели

    Мне пропели менестрели
    Про седую старину,
    Про весенние капели,
    Про колючие метели,
    Про любовь и про войну.
    Про Тристана и Изольду,
    Про отважных королей,
    Про турниры и герольдов
    И про мстителей народных,
    Про убийц и палачей.

    Про интриги и короны,
    Про прекрасных юных фей,
    Про каштаны и про клёны,
    Про Луару и Гаронну,
    Про зверей и про людей.
    Каждый рад певцу-поэту,
    Поднесёт бродяге эля,
    Бросит мелкую монету,
    И плывёт, плывёт по свету
    Песня старца менестреля.

    Не допита кружка эля,
    Не умолкли звуки песни,
    А скворцы и свирестели
    Подхватили эти трели
    С быстрокрылым ветром вместе.
    Эти трели прозвенели
    В глубине веков седых.
    Тихо пели менестрели
    И звучали их свирели,
    И свободно лился стих.
    ******************

    Осенняя песня
    П. Верлен. Перевод с французского.

    Скрипка осени
    Приносит
    Мне рыданья,
    Монотонно
    Грустным стоном
    Сердце ранит.

    Час настанет
    И воспрянет
    Все былое.
    Грусть не спрячешь,
    Тихо плачу
    Над судьбою.

    Ветры злые
    Закружили
    В вихре страшном –
    Словно осень
    Вдаль уносит
    Лист опавший.

    1. АЕД: почитал два стихотворения Вашей жены. Передавайте ей привет! Что я могу сказать? Стихи как стихи, ничего особенно плохого, но глубоко не трогают.

      Стихотворение про менестрелей построено, в первой своей половине, методом перечисления, который я избегаю. Это стихотворение оставляет впечатление вторичности. Менестрели в глубине веков что-то сочиняли, а теперь современный поэт пишет о том, что сочиняли менестрели. Вторая вода на киселе. Вообще, в этом стихотворении нет ничего, что могло бы глубоко волновать. Лёгкий текст.

      «Осенняя песня», перевод Верлена, выполнена хореем, в духе общего подхода переводить французскую поэзию силлаботоникой. Хоть содержание переведено адекватно, неповторимая трагическая музыка оригинала, основанная на переменчивом ритме, пропала, и стих стал весёленьким по звучанию. То есть, это облегчённый перевод, как и многие другие.

      Я же перевёл стихотворение Green не силлаботоникой, чтобы передать оригинальное звучание, за что меня все критикуют, концентрируясь именно на этом стихотворении, ничего не говоря о других. Ваша жена утверждает, что мой перевод похож на подстрочник, сделанный не поэтом, именно потому, что я не следую традиции переводить силлаботоникой, как будто я не знаю всех этих ямбов и хореев.

  27. Этот комментарий относится к Вашему переводу стихотворения “Green” Поля Верлена.
    Вы пишете: “Мне хотелось перевести Верлена по возможности с сохранением оригинального звучания, не подменяя ритмически эластичный, переменчивый французских стих мерной русской силлаботоникой
    Я поросил свою жену (она знает французский и пишет неплохие стихи) прочесть оригинал и все три перевода. Вот её мнение.
    Ваш перевод – это типичный перевод с подстрочника. Музыка, оригинальное звучание, ритмика нарушены, хотя текст к оригиналу самый близкий. Стихи, как таковые, слабые, впечатление, что переводом занимался не поэт.
    Музыка стиха лучше всего передана Брюсовым.

    1. АЕД10 ноября 2017 at 6:59
      Этот комментарий относится к Вашему переводу стихотворения “Green” Поля Верлена.
      Вы пишете: “Мне хотелось перевести Верлена по возможности с сохранением оригинального звучания, не подменяя ритмически эластичный, переменчивый французских стих мерной русской силлаботоникой”
      Я поросил свою жену (она знает французский и пишет неплохие стихи) прочесть оригинал и все три перевода. Вот её мнение….

      — Спасибо, но надо ещё почитать, какие стихи пишет Ваша жена..

  28. Дмитрий Гаранин 10 ноября 2017 at 4:09
    Виктор (Бру): извините, но к Вашему мнению я не могу прислушаться. Я вообще не знаю, кто Вы, и из Ваших комментарием не следует, что Вы разбираетесь в поэзии, хоть Вы много раз честно пытались найти к чему придраться. Давайте считать что Вам не «нра», как предлагал товарищ Каган.
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
    Вы тоже извините, Дмитрий Гар, но к поэзии Ваши версификации никакого отношения не имеют. В чём там рабираться-то? Кстати, я думаю, что вряд ли у Вас есть основания называть доктора и поэта Виктора Кагана товарищем…

    1. Верно! Поэтому я и отфрендился от него на Фейсбуке уже некоторое время назад. Но обратите внимание, что он, во всяком случае, пока, не принимает участия в этой показательной порке, хотя, конечно, он это не мог не видеть. Как поэт и умный человек, он понимает, что в будущем может стать стыдно за такие комментарии.

  29. Уважаемый Дмитрий Гаранин!
    Надо просто смириться с фактом: застолье одно, но вкусы-то разные.

    1. Давайте остановимся на том, что у меня и у некоторых комментаторов разные вкусы и разные взгляды на поэзию. У многих нет вообще никаких взглядов, если судить по отсутствию каких-либо аргументов. Ну не нравится и всё. Можно, используя аргумент товарища Кагана, сказать, что это говорит об этих читателях больше, чем о произведениях. Если дело во вкусе, то не надо объявлять стихи плохими.

      1. Если дело во вкусе, то не надо объявлять стихи плохими.
        ==
        Да. А если дело во вкусе автора стихов, то, может быть, ему не надо торопиться объявлять стихи хорошими?

        1. Борис, я нигде не пишу, что «мои стихи хорошие» – это Вы мне приписываете, рассчитывая на то, что Вам поверят на слово. Давайте считать их средними, как большинство других стихов!

          1. Дмитрий Гаранин10 ноября 2017 at 2:20
            Борис, я нигде не пишу, что «мои стихи хорошие» – это Вы мне приписываете, рассчитывая на то, что Вам поверят на слово. Давайте считать их средними, как большинство других стихов!
            \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
            Уважаемый господин Гаранин! Простите, что вмешиваюсь в Вашу беседу с Борисом Тененбаумом. Увы, Ваши стихи нельзя считать средними, они не выдерживают критики — и это не просто мнение. Если Вам подарили рубаху, и Вы обнаружили, что у неё рукава разной длины, на локтях дыры, а на груди какое-то пятно, и Вы это с грустью констатируете, это будет не Вашим субъективным мнением об этой рубахе, а признанием объективного факта. К сожалению, Ваши близкие многие годы оказывали Вам дурную услугу, признавая в Вас поэта. Мне никак не хочется Вас огорчать, но таковым Вы никак не являетесь. Sorry!

          2. Виктор (Бру): извините, но к Вашему мнению я не могу прислушаться. Я вообще не знаю, кто Вы, и из Ваших комментарием не следует, что Вы разбираетесь в поэзии, хоть Вы много раз честно пытались найти к чему придраться. Давайте считать что Вам не «нра», как предлагал товарищ Каган.

  30. Если подоплёкой тут какая-то личная неприязнь, и т.д.
    ==
    Уважаемый коллега,
    Никакой личной неприязни не имеется, да и откуда? Но, возможно, имеется некая «эстетическая несовместимость»? И заметная разница в оценке вашего творчества? Ничего хуже вашего перевода из Верлена я не видал, но вы поставили его выше пастернаковского, не правда ли? Готов признать, что ваша точка зрения авангардна, а мне она непонятна — допустим, просто в силу косности? Это вполне возможно — вы писали это все тридцать лет назад, не правда ли? А я читаю это сейчас, в 2017, и до 70 мне осталось всего ничего — как же тут и не тяготеть к традиции?

    P.S. Бродский, помнится, проводил различие между возвышающей метафорой, и снижающей, и показывал разницу на примере: если сказать «твои глаза как небеса» — это метафора возвышающая. А «твои глаза как тормоза» — снижающая.

    Вы, уважаемый коллега, относитесь к себе самым что ни на есть возвышающим образом: сообщаете, что вы — существо хрупкое, что в стихах вы провидели конец советской власти, и делали это в дорме «мягкого сюрреализма», отважно сравниваете себя то с Маяковским, то с Бальмонтом — и не в их пользу — ну, и так далее.

    По мне — такая самоценка страдает от нехватки самоиронии 🙂

    1. Б.Тененбаум9 ноября 2017 at 18:59

      — Борис, лучше бы Вы, вместо околичностей, попытались сказать что-то содержательное о представленных стихах. Если Вы разбираетесь в этом вопросе. Чем Вам конкретно не понравились мои переводы Верлена (В моём блоге)? Кстати, вы знаете франзузский язык, чтобы об этом судить? Я знаю и читал Верлена в оригинале. Он оказал на меня влияние. А переводы Верлена на русский, на которые Вы ссылаетесь, я не читал в те годы. Верлена переводили многие, как правило, подменяя ритм на привычный русскому уху и не передавая атмосферы.

      Вы обвиняете меня в том, что я ставлю себя выше того и другого, но я этого никогда не говорил — желающие могут прочесть все мои публикации и комментарии на портале, чтобы убедиться.

      1. Дмитрий Гаранин:
        Профессия физика-теоретика требует концентрации на предмете и
        несовместима с богемным образом жизни, с гулянками и частыми
        возлияниями. Это чувство во мне всегда сидело. Сейчас я радуюсь, что
        жизнь не столкнула меня в молодости с литературными кругами и
        предохранила меня от искушения променять физику на литературу…
        ::::::::::
        Правильно радуетесь. Но и стихи требуют концентрации на предмете
        и, что бы ни говорили комментаторы, есть разница между физиком и
        лириком-поэтом, литератором.
        Самуил Кур
        Мгновенья жизни – стихокадры,
        мужам и дамам реверанс.
        Играет Блоку Авогадро
        молекул бешеный романс.
        Снимают галстуки эпохи,
        сменяв лорнет на интернет.
        И всем им памятник отгрохал
        в набросках клавишных поэт.
        —————
        A у Вас, извините, про Блока — что ?
        — — Оставьте, дорогой Дмитрий, этих глупостей — отстреливаться от нападающих на Вас анти. Никакие здесь не Анти, у всех свои маленькие теории и идеи, у каждого еврея (и антиеврея тож). Мне вот интересно, что у Вас в кандидатской диссертации по теории магнетизма (1985,МГУ)…Правда, без всякой подколодной иронии. А вообЧе, — Ваши некоторые строчки напоминают мне опыты Эдика Л. из
        сборника «Русское», — может быть — лучшего, что написал несчастный Э.Л.
        **
        И речки и холмы да-да…

        И речки и холмы да-да
        это все да
        это все да
        и речки и холмы да-да

        проходят медленно назад
        В карете шелковый шнурок
        О отведи головку вбок!
        Не видно мне красивой этой рощи!
        уже сентябрь уже листы
        и засыпающая ты
        а за каретой ветер шарф полощет.
        уже карета так тепла
        жаровню милая зажгла

        И в пределы наступающей осени
        мы влетаем. мы прошлое бросили
        холодеют черные дубы
        ты сошла
        и их листья потрогала
        спотыкаясь сказала «Ах много я
        просидела! нога затекла!»

        В этих жутких и страшных ботиночках
        на любимой прекрасной ноге
        в этих шляпах шнурках и резиночках
        я люблю тебя Боже мой — где…

        и речки и холмы да-да
        это все да
        это все да
        и речки и холмы да-да…
        ( Эдуард Лимонов Стихотворения )

  31. Какая показательная порка поэта! Лавинообразная, прямо в лучших советских традициях.
    Уважаемые читатели, вы чего так возбудились? Чего вы тут в остроумии упражняетесь? Не вы ли в конкурсе признали Д.Гаранина лучшим ЗДЕСЬ? Ну давайте лихо разоблачать, зачем там крутится ветр в овраге. Чего ему, ветру, там крутится, если по законам физики он должен дуть по руслу? И вообще пропущен слог в подгонке рифмы…
    В 1980 сколько Гаранину было? Не знаю, может 25. При этом он честно предупредил, что » Профессия физика-теоретика требует концентрации…». Опубликовал человек свои старые стихи — хобби физика, чего тут предосудительного или необычного?
    Мне кажется, автор сам спровоцировал такую реакцию, написав, прямо скажем, весьма претенциозное вступление.
    » Я приобрёл творческую свободу другим путём — за счёт отказа от распространения своих стихов…» А если бы не отказались, стихи стали бы распространятся?
    Не стали на литературный путь, не вошли в круги… — а уверены, что вас бы там приняли? Это сейчас, задень власть РФ, сразу станешь признанным в определенных кругах, независимо от рифмы. А тогда в этих кругах такие литературные гиганты обитали, что не каждое творчество признавалось запросто.
    «… могу беспрепятственно распространять свои опусы…, сам издаю свои книги, не спрашивая ничьего одобрения» — Уважаемый Дмитрий, издавать свои книги сейчас — это не признак их творческой ценности, а вопрос денег. Я, может, могу издать стотысячный тираж, а чтобы задобрить издательство, и двухсоттысячный. При этом получить ряд хвалебных рецензий в том числе и от редактора. Но разницы тиража никто не заметит, поскольку купят их только члены моей семьи, да и то не каждый.
    Как кому, а мне такая читательская реакция не понравилась независимо от моей оценки стихов.

    1. Григорий Быстрицкий
      — 2017-11-09 00:32:44(108)
      ==
      Григорий Александрович,
      Полагаю, что можно найти честный компромисс: имеет место публикация текстов, созданных в духе авангарда, и уже в силу этого недоступных пониманию косной публики. Так сказать — выставка имажинистов. Барбизонская школа. Кубизм/экспрессионизм — до того, как они стали модным понятием?
      Остается подождать искусствоведа, который объяснит народу, что же ему, народу, показали. Предлагаю А.Локшина, уж и без того помянувшего Модильяни.

      P.S. В отношении несимпатичного вступления, написанного суконной прозой, остаюсь при своем мнении.

      1. Григорию Быстрицкому: Дорогой Григорий, спасибо за Ваш пока единственный голос в мою защиту! Вместе с благодарностью, хочу Вам возразить в частности. Вы, похоже автоматически следуя нескольким критикам, зачисляете мои стихи в этой книге в откровенно слабые. А на каком основании? Обычно такие стихи имеют следующие признаки:

        Плохие рифмы
        Ритмические дефекты
        Пустота в содержании
        Банальность

        Ничего этого у меня нет. Ну кому-то не понравилось, что Блок лает! Это, может быть, эпатаж, вызывающий протест, но это не слабость. Или герой пописал не там, где читатель хотел… И вообще судить надо по лучшему. А эти люди целенаправленно ищут худшее, чтобы поставить на меня клеймо. Мне кажется, враждебность коренится в конкурсе “Поэт и склероз”, когда мой сонет конкурировал с сонетом г-на Тененбаума, который был хороший, но не по теме.

    2. Борис Маркович, я не о стихах и не о суконной прозе, которую второй раз критикую. Я о реакции. Здесь в Мастерской такое пописывают, что порой лучше вообще промолчать. А ранее творчество Гаранина, пусть даже и откровенно слабое, тем не менее, идет на фоне его современного. Это не означает, что старые стихи защищены от критики. И вообще, думаю, Дмитрий не нуждается в моем адвокатстве.
      Но этот автор не архитектор гигантских космодромов и арок в Израиле, и определенно не заслуживает радикализма кампаний в стиле «Правды».

    3. ,,,Григорий Быстрицкий 9 ноября 2017 at 0:41 |

      Не стали на литературный путь, не вошли в круги… — а уверены, что вас бы там приняли? Это сейчас, задень власть РФ, сразу станешь признанным в определенных кругах, независимо от рифмы. А тогда в этих кругах такие литературные гиганты обитали, что не каждое творчество признавалось запросто.

      — Может быть, и не приняли бы. В житейском плане, им могло бы не понравиться, что я “сижу на двух стульях”, занимаюсь физикой и не иду в сторожа, не хочу вести богемный образ жизни, выпивать с ними… В творческом плане, им могли не понравиться мои стихи, и они могли бы отбить у меня охоту их писать. Тогда я не был затвердевшим, как сейчас, а они были все лет на пять постарше и с гораздо большим опытом. И какие такие гиганты? Никто из них не достиг звёздного статуса Бродского и Евтушенко. Хорошие поэты, конечно, были. Я знаю троих, проживающих сейчас в Нью-Йорке: Геннадий Кацов, Бахыт Кенжеев и Алексей Цветков. С первыми двумя в меня хорошие отношения.Третий – тяжёлый человек.

    4. Григорий Быстрицкий
      9 ноября 2017 at 0:41

      Уважаемый Дмитрий, издавать свои книги сейчас — это не признак их творческой ценности, а вопрос денег. Я, может, могу издать стотысячный тираж, а чтобы задобрить издательство, и двухсоттысячный. При этом получить ряд хвалебных рецензий в том числе и от редактора. Но разницы тиража никто не заметит, поскольку купят их только члены моей семьи, да и то не каждый.

      – Дорогой Григорий, издание книг тиражом за деньги – это уже прошлое. Сейчас книги издаются печатью по требованию, то есть, единично после покупки экземпляра покупателем. Этот революционный способ издания книг не требует никаких затрат, если автор в состоянии подготовить прилично отформатированный файл и обложку. Кроме того, книги можно издавать в электронном виде. Таким способом я издал много собственных книг, а также книги кое-каких других авторов, под собственной маркой Arcus NY. В качестве типографии я использую lulu.com, где эти книги и продаются. Недавно я также освоил ridero.ru, издав там книгу «Между серпом и молотом». Оттуда книга сразу пошла на amazon.com и littes.ru. Вот ссылки:

      https://www.litres.ru/dmitriy-garanin/mezhdu-serpom-i-molotom-iskopaemye-stihi-1978-89/

      https://www.amazon.com/%D0%9C%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83-%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%BF%D0%BE%D0%BC-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BC-%D0%98%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B5%D0%BC%D1%8B%D0%B5-1978-89-ebook/dp/B0778PZB9D/ref=sr_1_1?ie=UTF8&qid=1510441453&sr=8-1&keywords=%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9+%D0%93%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BD

      В общефилософском плане, возможность для авторов легко издавать свои книги — явление сугубо позитивное. Теперь в оценке автора больше нельзя пользоваться чисто формальным признаком, наличием изданных книг, а нужно реально эти книги читать. Ведь даже если книги изданы в издательствах, нельзя определить, изданы ли эти книги за счёт автора или за счёт издательства. Например, я рассматривал возможность издать книги стихов в издательстве «Водолей», которое специализируется на поэзии и считается хорошим. Мне не понравилась высокая цена издания, при том, что мне не требуется корректура и форматирование. Кроме того, нет никакой гарантии, что издательство будет изданные книги продвигать. Так что я решил издаваться сам.

    5. Григорий Быстрицкий
      9 ноября 2017 at 0:41
      Мне кажется, автор сам спровоцировал такую реакцию, написав, прямо скажем, весьма претенциозное вступление.

      – Что же это получается? Я написал чистую правду во введении, без самопринижения и самоиронии, что было бы хорошо воспринято, и моментально набрасываются критики в поиске самого уязвимого, к чему можно было бы прицепиться, вместо того, чтобы искать лучшее. Стихи сразу становятся «слабыми» в введение становится «суконной прозой», хотя введение здесь чисто информативно и не претендует на статус художественной прозы, абсолютно не выпадая вниз по сравнению с общим уровнем публикаций на этом портале.

      И это ваша объективность, господа-товарищи??

  32. Вижу, что «Между серпом и молотом» вызывает большой интерес. Вот запись моего чтения «В стиле барокко» в кафе «Дядя Ваня» в Нью-Йорке: https://www.youtube.com/watch?v=GgWl0H4RnCg Интонации, особенно в начале, не выверены, поскольку первый раз читал это на публике и был озабочен тем, чтобы не забыть текст. Смотрите и слушайте!

  33. Люди! Очнитесь!!! Это же вопиющая претенциозная графомания. И вы еще пытаетесь найти что-то достойное критики в этом словестном мусоре…

  34. Господин Локшин сделал в гостевой следующую запись:

    «О стихах Гаранина
    Учитывая некоторые обстоятельства, пишу очень осторожно. А то сами знаете. Так вот, как завещал тов. Бальзак, нужно различать поэзию и поэтичность. В опубликованных стихах Гаранина поэтичность отстутствует. Там нет ни слова про любовь, осенние желтые листья, печальный лунный свет и др.
    Более того, там практически отсутствует слово «я».
    А поэзия, тем не менее, присутствует.
    Стихи не отшлифованы, много неточных рифм, но есть ощущение подлинности.
    То, что Гаранин не понят, меня не удивляет.
    Недавно встретил в фейсбуке размышления одного культурного деятеля, он убеждал публику в том, что Модильяни бездарен, а его картины – мазня».

    Прочитав эту запись, я устыдился, что не разглядел Модияльяни местного розлива и решил одолеть стихотворение Дмитршия Гаранина «Поп кадилом бил грачей по мордам..» Вот это стихотворение:

    Поп кадилом бил грачей по мордам.
    Подплывал Авроры белый след.
    Блок закончил дамы образ гордый
    И облаял сонный парапет.
    Дым кадильниц устилал ступени
    В голубые царские врата.
    Десять генеральных направлений
    Наступленья выдвинул ЦК.
    Проплывали призраком вуальным
    Сексуально-спальные тела.
    На Авроре скрежетом авральным
    Занималась новая Заря.
    И огромной крепостью надводной
    Крейсер стал в виду зелёных стен.
    Ждали сфинксы, ни на что не годны,
    Лучших, чем доселе, перемен.
    Начав его читать, я узнал, что какой-то безумный поп почему-то бил грачей кадилом по морде лица, что являлось злостным нарушением закона о защите животных. Неудивительно, что в результате этого произошло неудомённое подплытие белого следа Авроры. Я поначалу решил, что имеется в виду революционный крейсер, но, поскольку не заключённая в кавычки Аврора является зарей, я совсем запутался. И тут откуда-то взялся Блок, который решительно закончил образ какой-то дамы (как можно закончить образ, выше моего понимания, причём этот образ ко всему ещё оказался гордым), а затем взял и облаял сонный парапет. Парапет ещё можно, напрягшись, представить себе сонным, особенно если ты с бодуна, но представить себе гавкающего Блока я никак не смог. Дальше я читать не стал: завод кончился, но первые две строфы произвели на меня сильнейшее впечатление! Действительно, чистый Модильяни, ничего не скажешь!

    1. Виктор (Бруклайн)
      7 ноября 2017 at 17:23
      Господин Локшин сделал в гостевой следующую запись:
      «О стихах Гаранина
      Учитывая некоторые обстоятельства, пишу очень осторожно. А то сами знаете. Так вот, как завещал тов. Бальзак, нужно различать поэзию и поэтичность. В опубликованных стихах Гаранина поэтичность отстутствует. Там нет ни слова про любовь, осенние желтые листья, печальный лунный свет и др.
      Более того, там практически отсутствует слово «я».
      А поэзия, тем не менее, присутствует.
      Стихи не отшлифованы, много неточных рифм, но есть ощущение подлинности.
      То, что Гаранин не понят, меня не удивляет.
      Недавно встретил в фейсбуке размышления одного культурного деятеля, он убеждал публику в том, что Модильяни бездарен, а его картины – мазня».

      — Спасибо, Виктор, за публикацию здесь отзыва Локшина в Гостевой, который я без Вас бы не увидел, поскольку перестал туда заглядывать из-за занявшихся мной агрессивных анонимов, пишущих свои гадости только там в расчёте на их быстрый уход из поля зрения. Мнение Локшина мне гораздо значимей других высказанных здесь мнений, потому что он тонко разбирается в поэзии и издал прекрасную книгу стихов, которые даже оказали на меня влияние.

      Вам спасибо за то, что Вы хотя бы читаете мои стихи внимательно, стараясь найти в них слабости, в отличие от других комментаторов. Но у Вас, к сожалению, догматический подход, из-за которого Вы эти стихи оценить не можете.

  35. Если отвлечься от поэзии и посмотреть на представленную публикацию с точки зрения прозы, то можно привести неплохой пример, взятый из авторского вступления:

    «… Я … ненавидел советскую действительность всеми фибрами души за ограничение свобод и постоянное промывание мозгов марксистско-ленинскими догмами, а также за разжигание ненависти к Западу …».

    Фраза легко разнимается на две части.

    В первой, состоящей из 4-х слов, есть смысл: «Я … ненавидел советскую действительность«.
    Вторая часть: «… всеми фибрами души за ограничение свобод и постоянное промывание мозгов марксистско-ленинскими догмами, а также за разжигание ненависти к Западу …» — трафарет, выпиленный лобзиком из самой дешевой фанеры.

    Это к вопросу о Модильяни (копирайт А.Локшина).

    1. Цинандали, Модильяни,
      Мукузани, Саперави…
      Окосевшие по пьяни
      Вина сравнивать не вправе

      1. 10. БОЛЬШОЙ ПРАЗДНИК
        (подражание Галбиберу)

        Развалилась сила
        Трусость в лужу села
        Алость флагов сера

        Не сдержать веселья
        Отцвело всесилье
        Сжухло кучей сора

        Свято место сыро
        Поле битвы сиро
        Смейтесь, дети сюра!

        23 февраля 1982
        :::::::::::::::::::::::::::::::
        ПРАЗДНИЧНОЕ

        Мыла сила
        В луже маму
        Папа постучался в раму

        Алость флагов
        Съела сера
        Из ушей у камергера

        Не сдержать тебе веселья
        Отцвело твоё скучанье
        Слушай спутника мерцанье

        Свято место кучей сора
        После Поли пр’идет Сарра
        Смейся, Юра!

        После пьянки
        Место сыро
        Не от сыра

        7 ноября 2017

        1. поправка:
          Aлекс Б.
          8 ноября 2017 at 7:47 | Permalink
          10. БОЛЬШОЙ ПРАЗДНИК
          ( Дмитрий Гаранин)
          Развалилась сила
          Трусость в лужу села
          Алость флагов сера…
          :::::::::::::::::::::::::::::::
          ПРАЗДНИЧНОЕ
          (подражание Галбиберу)
          Сила мыла
          В луже маму
          Папа постучался в раму…

  36. Почувствовал родственное: «Я приобрёл творческую свободу другим путём — за счёт отказа от распространения своих стихов при сохранении работы, которой я дорожил и дорожу».
    Я тоже тогда приобрел свободу посредством молчаливой солидарности на своей кухне с «демонстрацией семерых» на Красной площади.

    1. Григорий Быстрицкий7 ноября 2017 at 14:02 | Permalink
      Почувствовал родственное: «Я приобрёл творческую свободу другим путём — за счёт отказа от распространения своих стихов при сохранении работы, которой я дорожил и дорожу».
      Я тоже тогда приобрел свободу посредством молчаливой солидарности на своей кухне с «демонстрацией семерых» на Красной площади.

      — Григорий, московские поэты того времени, с которыми я себя сравниваю в предисловии, тоже не участвовали в открыто антиправительственных акциях. То были диссиденты, совсем другие люди.

  37. Эти пара недель—просто праздник какой-то!

    Стихи замечательные, только описок много.

    /Человек выходит
    Там ночуют люди
    И храпят
    Он в лучах горящих
    Напаскудит
    И пока —
    Назад/

    Явно вместо « и храпят», там было другое, более подходящее в этих случаях « напердят».
    Это абсолютно ясно, что же ещё именно делают ночующие люди перед тем, как напоскудят?

    /Проплывали призраком вуальным
    Сексуально-спальные тела.
    На Авроре скрежетом авральным
    Занималась новая Заря./

    В слове «авральным», буква «в» явно лишняя.

    И т.д.
    Редактору —выговор!

  38. Решил вслед за Борисом Тенебаумом ознакомиться с журнальной версией поэтической книги Дмитрия Гаранина в надежде, что Борис слишком сурово отозвался об этой публикации.
    Однако вторая и третья строфы первого же стиха меня сразили наповал (там солнце колотит в замерзшие окошки и человек выходит, в лучах горящих напаскудит — и назад). Вот этот стих:

    Над просторами Сибири
    Новый день
    Бьёт четыре
    Всходит солнце над снегами
    Над плетнями деревень
    Поднимается
    В замёрзшие окошки
    Колотит
    Из открытой двери
    Пар валит
    Человек выходит
    Там ночуют люди
    И храпят
    Он в лучах горящих
    Напаскудит
    И пока —
    Назад

    И вот сижу я и ломаю голову над тем, зачем человеку нужно было напаскудить в лучах горящих, когда он мог маленько отойти в сторонку и напаскудить в тенёчке?

    1. Виктор (Бруклайн)7 ноября 2017 at 3:07
      Решил вслед за Борисом Тенебаумом ознакомиться с журнальной версией поэтической книги Дмитрия Гаранина в надежде, что Борис слишком сурово отозвался об этой публикации.
      Однако вторая и третья строфы первого же стиха меня сразили наповал (там солнце колотит в замерзшие окошки и человек выходит, в лучах горящих напаскудит — и назад). Вот этот стих:

      Над просторами Сибири
      Новый день
      Бьёт четыре
      Всходит солнце над снегами
      Над плетнями деревень
      Поднимается
      В замёрзшие окошки
      Колотит
      Из открытой двери
      Пар валит
      Человек выходит
      Там ночуют люди
      И храпят
      Он в лучах горящих
      Напаскудит
      И пока —
      Назад

      И вот сижу я и ломаю голову над тем, зачем человеку нужно было напаскудить в лучах горящих, когда он мог маленько отойти в сторонку и напаскудить в тенёчке?

      — Виктор (Бру), спасибо за попытку разобраться в моих стихах по существу! Это стихотворение — предчувствие краха советской власти. Было уже видно, к чему всё идёт, и по простой формуле я вычислил, что начнёт развалиться в середине 80-х. В 1980 году было ещё рановато. Но уже разливалась атмосфера взволнованного ожидания — у тех, кто это видел. То, что Вы не понимаете стихотворения, происходит потому, что Вы подходите с мерками реализма, а текст этот сюрреалистический. Но это не густой сюрреализм в духе Андре Бретона и других, где из подсознания путём «автоматического письма» вырывается полная фантасмагория. Это «мягкий сюр», как я его определяю — близко к реализму, но со сдвигами. Такое скорее перекликается с сюрреализмом в живописи. Вот эти-то и сдвиги Вы, ожидая плоского реалистического письма, и интерпретируете как неумелость автора. Но это ошибочная оценка. Этим конкретным стихотворением я очень доволен и не вижу в нём слабостей. Вот мой комментарий из книги «Обратный отсчёт (Arcus NY, 2013): «Как в четыре часа утра ещё рано всходить солнцу, особенно зимой в Сибири, так в 1980 году ещё рано было ожидать того, что, по моим расчётам, должно было случиться в 1985. Надо было обождать.» Интересно, почему Вы критикуете концовку стихотворения, вместо начала, и не скажете, что автор не понимает, что солнце не может всходить в 4 утра?

  39. Трудно выбрать, что же тут хуже всего — больно уж богат выбор.
    По-моему — ужасно.

    1. Б.Тененбаум7 ноября 2017 at 2:53 | Permalink
      Трудно выбрать, что же тут хуже всего — больно уж богат выбор.
      По-моему — ужасно.

      — Борис, почему Вы сразу ищете худшее, вместо того, чтобы искать лучшее, как это полагается в стихах и вообще везде? Это не по-джентльменски! Если подоплёкой тут какая-то личная неприязнь и желание отыграться за что-то, то я искренне не понимаю. Ведь я Вас на этом портале ни разу ничем не обидел!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *