Александр Кунин: Они выбирают смерть. Продолжение

 131 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Исследователи оценивают происходящее однозначно: масс-медиа способствуют распространению террористических самоубийств. Заразительность поведения суицидальных бомбистов усиливается эмоциональными картинами, предлагаемыми публике.

Они выбирают смерть

Загадка для психологов и дарвинистов

Александр Кунин

Продолжение. Начало

Эффект Вертера

Иоганн Вольфганг Гёте не думал, конечно, что именем героя его знаменитого романа «Страдания юного Вертера» психологи и медики назовут странное явление, которое сам он наблюдал с удивлением и беспокойством. Первое издание романа вышло в 1774 г. и было восторженно встречено читателями. Вскоре, однако, у некоторой части молодых людей возникло непродолимое желание во всем подражать любимому герою. «Стиляги» того времени облачились в синий фрак и желтые панталоны — «как у Вертера». Этим, однако, дело не ограничилось и наиболее экзальтированные последовали за своим героем до конца. Концом же было самоубийство: Вертер выстрелил себе в голову, прекратив тем самым длительные страдания неразделенной любви. Именно этот тип самоубийства волной прокатился по Европе. Пытаясь остановить «вертеровскую лихорадку, встревоженные власти некоторых стран решили даже запретить опасную книгу (Дания, Италия).[1]

Через 20 лет после случившегося русская литература доказала, что эффект Вертера — явление не германское и не западноевропейское, но более широкое. Сентиментальная повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза» была встречена образованной публикой с не меньшим восторгом, чем знаменитый роман Гёте в Европе. И события, которые за этим последовали, повторили немецкие, хотя и в несколько ином варианте.

Юная Лиза, привлекательная «поселянка», соблазненная и покинутая легкомысленным дворянином Эрастом, нашла свою смерть в одном из московских прудов. Именно этот «Лизин пруд» сделался притягательным местом для чувствительных барышень, которые топились в нем одна за другой.[2]

В современном мире, где книги, газеты и журналы дополнены новыми техническими средствами — радио, телевидением, интернетом — возможности для эффекта Вертера расширились многократно.

В Германии 1980-х это подтвердилось телевизионной серией «Смерть старшеклассника», в которой юноша совершает самоубийство, бросившись под поезд. Каждый фильм серии начинался повторением этого драматического эпизода. Незамедлительно последовали такого же рода «железнодорожные» самоубийства среди немецких школьников. В последующие 70 дней число покончивших с собой юношей возросло на 175% и девушек — на 167%.[3]

Серийные самоубийства побуждаются, понятное дело, не только литературными героями, но и вполне реальными, во плоти людьми. Более того, истории, основанные на реальных событиях, в 4 раза чаще вызывают эффект суицидального подражания в сравнении с художественным вымыслом. [4]

Древнегреческий историк Плутарх оставил одно из самых ранних описаний этого явления. «Непонятная и внушающая страх душевная болезнь» поразила девушек славного города Милета. Петля притягивала их с неодолимой силой и никакой надзор не мог предотвратить самоубийства. Милитянки были спасены только тогда, когда «по чьему-то мудрому совету… был принят закон — повесившихся девушек выносить на похороны через городскую площадь нагими». Самоубийства немедленно прекратились: «те, кто не колеблясь шли навстречу самому страшному — смерти и страданию, отступали перед мыслью о позоре, который ожидал их после смерти». [5]

Эффект Вертера многократно подтвержден надежной статистикой. Серии самоубийств, по данным авторитетного исследователя David Phillips, следовали после 26 из 33 сообщений о самоубийствах на первой странице Нью-Йорк Таймс между 1948 и 1967 г. Речь идет о более чем 2000 «дополнительных» смертей. Вполне понятно, что самоубийства знаменитых и широко известных личностей привлекают особенно большое число подражателей. В течение месяца после того, как было обнаружено бездыханное тело Мэрилин Монро и рядом с ним пустая упаковка снотворного «нембутал», число суицидов среди американцев увеличилось на 12%, соответствующих 197 «дополнительным» случаям смерти. [6]

В Германии, в первые 4 недели после самоубийства вратаря Robert Enke в ноябре 2009 г. число самоубийств возрасло на 130 в сравнении с обычным для этого месяца. Большинство самоубийц были мужчинами.[7]

О подражании свидетельствует не только временная связь — ряд самоубийств вслед за первым и главным, но и явное сходство многих других признаков. К следованию за оригиналом больше всего склонны именно те, кто похож на него возрастом, полом, расой и происхождением. Способ самоубийства также повторяется с закономерным постоянством.

Цепь самоубийств обычно начинается личностью, способной вызвать сочувствие публики. Ею может быть жертва социальной несправедливости или трагических обстоятельств, мученик, отвергающий компромиссы. Гётевский Вертер для современного читателя быть может слишком сентиментален и плаксив, но вполне достоин симпатии и сочувствия: умен, образован, честен, искренен, чувствителен. Душевные муки и нарастающее отчаяние на пути к самоубийству не могли не вызвать эмоциональный резонанс у тех из читателей, которым эти чувства были близки. Если считать, что среди молодых людей всегда находится некоторое число близких к самоубийству, то пример Вертера мог явиться подсказкой возможного решения.

Средства массовой информации и самоубийства

Литературных героев-самоубийц представляют публике романисты и драматурги. О реальных личностях сообщают пресса, радио и телевидение. В обоих случаях заразительность самоубийства существенно зависит от представленной картины. Сожаление, сочувствие, поиск объясняющих причин, детальное описание способа самоубийства особенно привлекают подражателей.

Всемирная Организация Здравоохранения разработала правила для журналистов, сообщающих о самоубийствах. Вот некоторые из её рекомендаций:

— Избегайте выражений, представляющих самоубийство как сенсацию или как нормальный акт или как решение проблемы.

— Не ставьте эти сообщения в разделах важнейших новостей и не повторяйте их по нескольку раз.

— Не описывайте в деталях способ самоубийства. Не сообщайте подробную информацию о месте, где произошло самоубийство.

— Избегайте кричащих заголовков.

— Будьте осторожны в использовании фотографий и видео.

— Проявляйте особую сдержанность в случаях самоубийства знаменитостей.

— Принимайте в расчет, что сами журналисты могут попасть под влияние истории самоубийства.[8]

Некоторые страны приняли свои правила для масс-медиа — от самых суровых, которые предписывают вовсе не сообщать о самоубийствах (Норвегия), до более умеренных, к примеру, не использовать фото— и видео— материалы (Турция).

Австрийские «Принципы сообщения о самоубийствах», введенные в 1987 г. сократили число суицидов и попыток самоубийства в венской подземке более чем на 80% в первые 6 месяцев. В Вене число самоубийств снизилось на 40%, а в целом по стране на 33% [9].

Наиболее плодотворным является, по-видимому, путь консультаций, сотрудничества и обучения — именно так легче всего побудить журналистов следовать необходимым правилам.[10]

Задолго до исследований и рекомендаций применялся иной подход, хоть он и не подтвержден никакой статистикой — снижение значимости самоубийства, представление его в виде действия смешного, унизительного, неэтичного, в любом случае не достойного подражания. Такой способ применили старейшины древнегреческого Милета, устраивая самоубийцам позорные похороны. Об этом же думали и те, кто оставил на деревьях вокруг «Лизиного пруда» надписи такого содержания: «Тут в воду бросилась Эрастова невеста. Топитесь, девушки, в пруду довольно места».[11]

Поэт Маяковский превзошел анонимных сочинителей циничной изобретательностью поэтического ответа на смерть Сергея Есенина:

Не откроют
нам
причин потери
ни петля,
ни ножик перочинный.
Может,
окажись
чернила в «Англетере»,
вены
резать
не было б причины.
Подражатели обрадовались:
бис!
Над собою
чуть не взвод
расправу учинил.
Почему же
увеличивать
число самоубийств?
Лучше
увеличь
изготовление чернил!

Привлекательность террора

Склонность к имитации, к подражанию — важная сторона общественной жизни людей и животных. При определенных обстоятельствах человеческое поведение, в том числе и аномальное, становятся особенно заразительным. Некоторые даже считают оправданной аналогию между социальным заражением и распространением инфекционных заболеваний.[12]

Террористические самоубийства, точно так же как и «вертеровские», нередко скапливаются «гроздьями» (clusters) в определенных местах и в определенное время. Вид теракта-самоубийства становится предметом подражания в неменьшей степени, чем при эффекте Вертера. После нападения с ножом следуют ожидать многократных атак того же типа. Автомобильные наезды, особенно с большим числом жертв, повторяются через некоторое время в той же или других странах.

Террористы-самоубийцы и масс-медиа

Можно ли думать, что меры, предлагаемые для борьбы с эффектом Вертера, будут полезны и против бомбистов-самоубийц? Журналисты, судя по всему, так не считают. Всё, что они делают, выглядит полной противоположностью правилам борьбы с подражанием. Израильские журналисты не менее активны и вездесущи чем европейские. Первое же сообщение полиции о террористическом акте с человеческими жертвами прерывает обычные программы. Телевидение и радио переходят на прямую трансляцию с места происшествия. Случившееся описывается и показывается во всех возможных деталях: взорванные автобусы, машины скорой помощи, увозящие раненных, взволнованные рассказы плачущих свидетелей, повторные сообщения полиции. Из больниц, куда поступают раненые, передают в прямом эфире интервью с врачами. Правда, израильские журналисты не показывают растерзанные тела и оторванные головы (это делают другие).

Исследователи оценивают происходящее однозначно: масс-медиа способствуют распространению террористических самоубийств. Заразительность поведения суицидальных бомбистов усиливается эмоциональными картинами, предлагаемыми публике. Есть тому многочисленные свидетельства. Вот одно из них, любопытное наивной очевидностью. Молодой палестинец в интервью репортеру Автономии выразил своё восхищение террористическим актом: «Ты видел по телевизору как евреи кричали и плакали? Я хочу стать мучеником, чтобы нагнать на евреев такой же страх и отправить их в ад».[13]

Повторные атаки самоубийц умножают сообщения в прессе, поддерживая порочный круг и создавая, по Hoffman, «симбиотические отношения» между терроризмом и масс-медия. (Там же).

Всё это вызывает понятную озабоченность и побуждает к поиску средств, способных изменить ситуацию.

«Руководство для журналистов», изданное ЮНЕСКО в 2017 г. предлагает некоторые принципы, которые могли бы дополнить рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения по предотвращению самоубийств:

— Целью терроризма является создание страха и подавленности, которые чрезмерно экзальтированная подача материала может превратить в панику и паранойю.

— Необдуманные оценки некоторых террористических актов могут обнаружить бессознательное восхищение их умелой организацией, мастерски выполненной задачей, и тем самым стать методом прославления убийц как исключительных личностей. Когда телевидение вновь и вновь повторяет сцены парижской атаки 13 ноября 2015 г. с безжалостными действиями бомбистов-самоубийц, это может усиливать преступную привлекательность террора.[14]

Рекомендации профессионалов и ясно выраженное мнение публики не остались без ответа и некоторые влиятельные представители масс-медиа сделали первые шаги. Газета Le Monde и телеканал BFM TV решили отказаться от публикации фотографий террористов, а радиостанция Europe 1 обязалась не называть в эфире их имена.[15]

Стоит ли надеяться, что соблюдение необходимых правил и разумная осторожность масс-медиа существенно повлияют на террор самоубийц?

Об этом рано судить, да и препятствий здесь немало.

Их создают прежде всего те, кто прямо заинтересован в поддержании террора. У террористических организаций достаточно средств и материальных ресурсов для прославления бомбистов-самоубийц и это важная часть их усилий по индоктринации.

Интернет позволяет без труда обмениваться всеми видами текстовых и визуальных сообщений и свободно распространять то, от чего отказались бы журналисты. Речь не идет о призывах к насилию или о подготовке террористических актов. О них следует позаботиться службам безопасности. Но как помешать распространению в социальных сетях сочувственных и полных деталей сообщений?

Молодая арабка исчезла из дома, отправив предупреждение : «Вы еще увидете меня по телевидению». Но нападение не состоялось. Полиция прочла сообщение и поняла его смысл. Предполагаемую террористку задержали до того, как она смогла предпринять что-либо.[16] Но полиция не отслеживает стиль сообщений и не может помешать проявлениям эмоций.

С эффектом Вертера боролись, как описано выше, и другим способом: дискредитацией самоубийства, лишением его романтических и героических свойств, права на сочувствие публики. Предосудительность террористических самоубийств, в которых гибнут не только сами бомбисты, но и невинные люди, очевидна, в том числе и для ряда исламских авторитетов. Но лишить эти действия привлекательности — трудная задача. Убежденные исламисты, как и все, кто заражен тоталитарной идеологией, мало чувствительны к моральным упрекам.

Но всё же и этот путь, мне кажется, не безнадежен.

26.9. 2017 г. на пропускном пункте, близком к Иерусалиму, Махмуд Ахмад эль-Джамаль, 37 лет выстрелами из пистолета убил троих и ранил одного из службы безопасности. Сам он был немедленно застрелен.

Прославление нового шахида начал Хамас, объявив, что своей гибелью эль-Джамаль доказал готовность «искупить» Иерусалим ценою крови, защитив его от всех попыток «иудизации». Израильская контрразведка разочаровала возможных подражателей заявлением на арабском, которое открывает иные причины самоубийственного поведения Махмуда. Тяжелый семейный конфликт, вызванный его недостойным поведением, побудил жену бежать в Иорданию, оставив ему четырех детей. Публикуется запись Махмуда в Facebook, где он просит прощения за страдания, причиненные жене и признает, что действовал из «глупой ревности», лишенной оснований. Чистота «героических» мотивов оказывается сомнительной.[17]

Телевидение, современное средство по распространению подражания, способно находить и впечатляющие способы дискредитации террористических самоубийств.

‏Кувейтская телекомпания Zain выпустила трехминутное музыкальное видео, взволновавшее многих. Его смотрели в YouTube 2.4 миллиона раз.[18] (Ссылка действует и сейчас).

В начале фильма мужчина средних лет монтирует «пояс самоубийцы». За кадром слышен голос девочки, обращенный к нему: «Вы заполнили кладбища телами наших детей и сделали пустыми наши школьные парты».

Террорист входит в автобус, где сидят пострадавшие от взрыва, он смотрит на их лица, покрытые кровью и пылью и защищается, громко произнося вслух выдержки из Священных текстов, но ему в ответ цитируют выдержки совсем иного смысла. Появляются жертвы предыдущих террористических актов — мужчина, пострадавший при взрыве мечети Кувейта в 2015, невеста из свадебной пары, атакованной в Аммане в 2005. «Почитай Бога любовью, любовью, а не террором», — поёт Hussain Al Jassmi, знаменитый певец Эмирата. «Будь мягок в своей вере, благороден, не жесток. Повернись лицом к своиму врагу — с миром, а не с войной».

Террорист изгоняется и преследуется выжившими, в то время как певец Al Jassmi продолжает петь: «Оставь свою бомбу, оставь бомбу, оставь бомбу и насилие ради милосердия…». Бомбист спасается бегством, падает — потный, жалкий, растерянный.[19]

Протест «изнутри» способен разрушать идеологические крепости более успешно, чем критика оппонентов. Можно ли надеяться, что у этого протеста появится достаточно последователей?

Продолжение

___

[1] Paul Marsden. Memetics and Social Contagion: Two Sides of the Same Coin? http://cfpm.org/jom-emit/1998/vol2/marsden_p.html#Levy&Nail93

[2] Н.М. Карамзин. Избранные сочинения в двух томах. М.; Л.: Художественная литература, 1964. Т. 1, с. 605—621

[3] Has the Werther effect been scientifically substantiated? http://www.dw.com/en/the-werther-effect-will-13-reasons-why-spur-suicides/a-38885688

Schmidtke A., Hafner H. Die Vermittlung von Selbst —mordmotivation und Selbst mordhandlung durch fiktive Modele. Die Folgen der Fernschserie “Tod eines Schulers”. Nervenarzt, 1986, 57, №9, 502-510.

[4] S. Stack. Media coverage as a risk factor in suicide.

[5] Плутарх. Застольные беседы. Издательство Наука, Ленинград, 1990 г.

О доблести женской.11. Милетянки. Переводчик: Боровский Я.М. http://simposium.ru/ru/node/1073

[6] Why Do They Die? Does publicity cause suicide? Jeannette DeWyze, March 31, 2005

[7] Has the Werther effect been scientifically substantiated? http://www.dw.com/en/the-werther-effect-will-13-reasons-why-spur-suicides/a-38885688

[8] Preventing Suicide. Resource for Media Professionals. World Health Organization 2008.

[9] Niederkrotenthaler T, Herberth A, Sonneck G. The «Werther-effect»: legend or reality? Neuropsychiatr. 2007; 21(4):284-90

[10] India Bohanna, Xiangdong Wang. Media Guidelines for the Responsible Reporting of Suicide. A Review of Effectiveness.

[11] Чусова М.А. http://moskva-yug.ucoz.ru/publ/2-1-0-79

[12] Paul Marsden. Memetics and Social Contagion: Two Sides of the Same Coin? http://cfpm.org/jom-emit/1998/vol2/marsden_p.html#Levy&Nail93

[13] Meytal Grimland, Alan Apter, and Ad Kerkhof. The Phenomenon of Suicide Bombing. A Review of Psychological and Nonpsychological Factors. Crisis 2006; Vol. 27(3):107–118 https://pdfs.semanticscholar.org/f5d6/b5640f9772135cb2b047c4617030d4fa6d8f.pdf

[14] Terrorism and the Media. Handbook for journalists. Published in 2017 by the United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization.

[15] Арина Макарова на сайте http://ru.rfi.fr/frantsiya/20160730-kak-nuzhno-osveshchat-terakty-mneniya-ekspertov

[16] http://www.news1.co.il/Archive/001-D-370585-00.html

[17] https://www.haaretz.co.il/news/politics/1.4470636

[18] https://www.youtube.com/watch?v=U49nOBFv508

[19] http://money.cnn.com/2017/05/29/media/ramadan-advertisement-terror-zain/index.html

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *